Свободная оценка доказательств это право суда

§ 12. Свобода оценки доказательств

Свободная оценка доказательств это право суда

Принцип свободы оценки доказательств,закрепленный в ст. 17 УПК, заключается втом, что судья, присяжные заседатели,прокурор, следователь, дознавательоценивают доказательства по своемувнутреннему убеждению, основанному насовокупности имеющихся в деледоказательств, руководствуясь при этомзаконом и совестью. При этом никакиедоказательства не имеют заранееустановленной силы.

Под оценкой доказательств понимаютмыслительную (логическую) деятельностьсубъектов уголовного процесса,осуществляющих доказывание, по определениюотносимости, допустимости, достоверностии достаточности для разрешения деладоказательств (ст. 88 УПК).

Рассматриваемый принцип, с одной стороны,предоставляет субъектам уголовногопроцесса “внутреннюю свободу”оценки доказательств, поскольку законне устанавливает обязательной дляучастников уголовного судопроизводствасилы (доказательственной значимости)тех или иных доказательств, не связываетего оценку достоверности, достаточностидоказательств какими-либо формальнымипредписаниями, не устанавливаетминимального количества доказательствдля признания тех или иных фактовдоказанными.

С другой стороны, этот принцип обеспечиваети “внешнюю свободу” оценкидоказательств указанными участникамиуголовного судопроизводства, посколькузапрещает любое вмешательство в ихоценочную деятельность извне.

Так, длясуда первой инстанции при возвращенииуголовного дела на новое судебноерассмотрение любые выводы о доказанностиобвинения, достоверности доказательств,сделанные вышестоящим судом, не будутиметь обязательного значения.

Вместе с тем “свобода” в оценкедоказательств не является абсолютной,основанной на интуиции участникауголовного судопроизводства. Законпредъявляет к свободной оценкедоказательств ряд требований.

Во-первых, внутреннее убеждение субъектовдоказывания должно быть основано “насовокупности имеющихся в деледоказательств”, т.е. оно должно иметьобъективное основание.

Это означает,что, принимая решение, основанное наопределенной оценке доказательств,субъект процесса должен обосноватьего, т.е. привести те доказательства ифакты, которые лежали в основе внутреннегоубеждения.

Только присяжные заседателиосвобождены законом от необходимостиобоснования своего вердикта.

Во-вторых, при оценке доказательствучастник процесса должен руководствоватьсязаконом, который устанавливает, например,правила допустимости доказательств(ст. 75 УПК), дает понятие доказательстваи предмета доказывания и т.д.

В-третьих, оценивая доказательства,участник процесса обязан руководствоватьсясвоей совестью – нравственным ориентиром,необходимым для разрешения уголовногодела. “Своим вопросом о виновности,- писал А.Ф.

Кони, – суд устанавливаетособый промежуток между фактом и виноюи требует, чтобы присяжные, основываясьисключительно на убеждениях своейсовести и памятуя свою великую нравственнуюответственность, наполняли этотпромежуток соображениями, в силу которыхподсудимый оказывается виновным илиневиновным.

В первом случае своимприговором присяжные признают подсудимогочеловеком, который мог властно и твердобороться с возможностью факта преступленияи вырваться из-под ига причин и побуждений,приведших его на скамью подсудимых…”.

Очевидно, что только виновностьможет устанавливаться на основе”убеждений совести”, посколькувина устанавливается на основе фактическихобстоятельств дела и доказательств.

——————————–

Кони А.Ф. Избр. соч. Т. 4. С. 220.

Принцип свободы оценки доказательствкоренным образом отличается от формальнойсистемы (теории) оценки доказательств,которая заранее определяла силу (вес,значение) каждого доказательства иколичество доказательств, необходимыхдля разрешения дела.

Роль субъектовдоказывания, согласно такой системе,сводилась к формальному подсчетупроцента достоверности, приписанногокаждому доказательству, и вынесению наэтой основе решения.

Ярким примеромтакого подхода является правило “testisunus – testis nullus” (один свидетель – несвидетель), устанавливающее необходимостьподтверждения показаний одного свидетеляпоказаниями другого, чтобы они моглибыть признаны достоверными.

Эта системаоценки доказательств была характернадля инквизиционного типа процесса ибыла отвергнута при переходе к болеедемократическим типам уголовногосудопроизводства.

Отказ от формальной системы оценкидоказательств гарантировал судуподлинную независимость в осуществленииправосудия, обеспечил самостоятельностьследователя и дознавателя в принятиирешений по уголовному делу .

——————————–

Подробнее об этом см. § 3 гл. 14учебника.

Источник: https://studfile.net/preview/6706188/page:54/

Свобода оценки доказательств

Свободная оценка доказательств это право суда

Принцип свободы оценки доказательств, закрепленный в ст. 17 УПК РФ, заключается в том, что судья, присяжные заседатели, про­курор, следователь, дознаватель оценивают доказательства по

1 Европейский Суд по правам человека. Избранные решения. Т. 2. С. 314.

своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в деле доказательств, руководствуясь при этом зако­ном и совестью. При этом никакие доказательства не имеют зара­нее установленной силы.

Под оценкой доказательств понимают мыслительную (логичес­кую) деятельность субъектов уголовного процесса, осуществляю­щих доказывание, по определению относимости, допустимости, до­стоверности и достаточности для разрешения дела доказательств (ст. 88 УПК РФ).

Рассматриваемый принцип, с одной стороны, предоставляет субъектам уголовного процесса «внутреннюю свободу» оценки до­казательств, поскольку закон не устанавливает обязательной для участников уголовного судопроизводства силы (доказательствен­ной значимости) тех или иных доказательств, не связывает его оценку достоверности, достаточности доказательств какими-либо формальными предписаниями, не устанавливает минимального ко­личества доказательств для признания тех или иных фактов дока­занными.

С другой стороны, этот принцип обеспечивает и «внешнюю сво­боду» оценки доказательств указанными участниками уголовного судопроизводства, поскольку запрещает любое вмешательство в их оценочную деятельность извне.

Так, для суда первой инстанции при возвращении уголовного дела на новое судебное рассмотрение любые выводы о доказанности обвинения, достоверности доказа­тельств, сделанные вышестоящим судом, не будут иметь обязатель­ного значения.

Вместе с тем «свобода» в оценке доказательств не является аб­солютной, основанной на интуиции участника уголовного судопро­изводства. Закон предъявляет к свободной оценке доказательств ряд требований.

Во-первых, внутреннее убеждение субъектов доказывания должно быть основано «на совокупности имеющихся в деле дока­зательств», т.е.

оно должно иметь объективное основание! Это оз­начает, что, принимая решение, основанное на определенной оцен­ке доказательств, субъект процесса должен обосновать его, т.е.

привести те доказательства и факты, которые лежали в основе внутреннего убеждения. Только присяжные заседатели освобож­дены законом от необходимости обоснования своего вердикта.

Во-вторых, при оценке доказательств участник процесса дол­жен руководствоваться законом, который устанавливает, напри­мер, правила допустимости доказательств (ст. 75 УПК РФ), дает по­нятие доказательства и предмета доказывания и т.д.

Глава 11. Принципы уголовного судопроизводства

§ 13. Язык уголовного судопроизводства

В-третьих, оценивая доказательства, участник процесса обязан руководствоваться своей совестью — нравственным ориентиром, необходимым для разрешения уголовного дела. «Своим вопросом о виновности, — писал А.Ф.

Кони, — суд устанавливает особый промежуток между фактом и виною и требует, чтобы присяжные, основываясь исключительно на убеждениях своей совести и памя­туя свою великую нравственную ответственность, наполняли этот промежуток соображениями, в силу которых подсудимый оказы­вается виновным или невиновным.

В первом случае своим приго­вором присяжные признают подсудимого человеком, который мог властно и твердо бороться с возможностью факта преступления и вырваться из-под ига причин и побуждений, приведших его на скамью подсудимых…»1.

Очевидно, что только виновность может устанавливаться на основе «убеждений совести», поскольку вина устанавливается на основе фактических обстоятельств дела и дока­зательств.

Принцип свободы оценки доказательств коренным образом от­личается от формальной системы (теории) оценки доказательств, которая заранее определяла силу (вес, значение) каждого доказа­тельства и количество доказательств, необходимых для разреше­ния дела.

Роль субъектов доказывания, согласно такой системе, сводилась к формальному подсчету процента достоверности, при­писанного каждому доказательству и вынесению на этой основе решения.

Ярким примером такого подхода является правило «testis unus — testis nullus» (один свидетель — не свидетель), устанавли­вающее необходимость подтверждения показаний одного свиде­теля показаниями другого, чтобы они могли быть признаны досто­верными.

Эта система оценки доказательств была характерна для инквизиционного типа процесса и была отвергнута при переходе к более демократическим типам уголовного судопроизводства.

Отказ от формальной системы оценки доказательств гарантиро­вал суду подлинную независимость в осуществлении правосудия, обеспечил самостоятельность следователя и дознавателя в приня­тии решений по уголовному делу2.

1 Кони А.Ф. Избр. соч. Т. 4. С. 220.

2 Подробнее об этом см. § 3 гл. 14 учебника.

§ 13. Язык уголовного судопроизводства

Согласно ч. 1 и 2 ст.

68 Конституции РФ государственным язы­ком Российской Федерации на всей ее территории является рус­ский язык, однако республики вправе устанавливать свои государ­ственные языки, которые в органах государственной власти и госу­дарственных учреждениях республик употребляются наряду с го­сударственным языком Российской Федерации. Основываясь на конституционном положении, ч. 1 ст. 18 УПК РФ формулирует принцип языка уголовного судопроизводства, согласно которому уголовное судопроизводство ведется на русском языке, а также на государственных языках входящих в Российскую Федерацию рес­публик.

В Верховном Суде РФ и военных судах производство по уголов­ным делам ведется на русском языке.

Устанавливая государственный язык, Конституция РФ гаранти­рует каждому право свободно пользоваться своим родным языком и выбирать язык общения (ч. 2 ст. 26 Конституции РФ). Поэтому не I; менее важной частью рассматриваемого принципа являются поло-' жения уголовно-процессуального законодательства, гарантирую­щие реализацию этого Права участникам уголовного судопроиз­водства.

Прежде всего, лица, не владеющие или недостаточно владею­щие языком судопроизводства, имеют право делать заявления, да­вать объяснения и показания, заявлять ходатайства, приносить I жалобы, знакомиться с материалами уголовного дела, выступать в суде йа своем родном языке или другом языке, которым они владеют.

Эти положения распространяются на любых лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве: обвиняемого, подозреваемого, по­терпевшего, гражданского истца, ответчика, их представителей, за­щитника, свидетелей и т.д.

Важной гарантией прав таких лиц является положение ч. 3 Ц ст. 18 УПК РФ, согласно которому следственные (обвинительное заключение, обвинительный акт, протокол обыска, подписка о не­выезде и т.д.) и судебные (приговор, определение и т.д.

) докумен­ты, подлежащие в силу закона обязательному вручению подозре­ваемому, обвиняемому, потерпевшему и другим участникам про-I ' цесса, должны быть переведены на родной язык соответствующего участника уголовного судопроизводства или на язык, которым он владеет.

Глава 11. Принципы уголовного судопроизводства

§ 14. Право на обжалование процессуальных действий и решений

Представляется, что лица, владеющие языком судопроизводст­ва, но желающие пользоваться родным языком, не лишаются пере­численных выше прав. Такой вывод основан на отсутствии огра­ничений на право пользоваться родным языком в Конститу­ции РФ.

Существенной гарантией рассматриваемого принципа является право вышеуказанных лиц пользоваться бесплатной помощью переводчика во всех процессуальных действиях, производимых с их участием, в том числе в судебном заседании.

Переводчиком может быть любое лицо, свободно владеющее как языком судопроизводства, так и языком, которым пользуется соответствующий участник процесса, при этом закон не требует обязательного наличия у переводчика филологического образова­ния. В случае выявления недостаточного знания указанных языков переводчик подлежит отводу.

Лица, ведущие производство по делу, в том числе присяжные заседатели обязаны владеть языком судопроизводства, поскольку недостаточное знание ими этого языка не позволит надлежаще вы­полнить возложенные на них процессуальные функции, тем более, что воспользоваться помощью переводчика в совещательной ком­нате невозможно в связи с действием правила о тайне совещания судей.

Дополнительной гарантией прав лица, не владеющего языком судопроизводства, является обязательное участие защитника в ста­дии предварительного расследования и разбирательства дела в суде.

Принцип языка уголовного судопроизводства обеспечивает конституционное положение о равенстве всех перед законом и судом, является предпосылкой реализации остальных принципов уголовного процесса, а потому его нарушение является основанием для отмены приговора и других процессуальных решений, прини­маемых по делу.

Так, отменен приговор Верховного суда Республики Татарстан по делу Ярулли­ной, осужденной за подстрекательство на умышленное убийство мужа Яруллина, в связи с нарушением требований ст.

17 УПК РСФСР, выразившимся в том, что ей вручена копия обвинительного заключения на русском языке, хотя в ходе предва­рительного следствия было установлено, что она не владеет русским языком, и решено обеспечить Яруллину переводчиком.

Аналогичные ошибки допустил Верховный суд Республики Ингушетия по делу Баракиева, Камурзоева и Борчашвили, обвиняемых в разбойных нападениях и ряде
других преступлений.

Как видно из материалов дела, Борчашвили русским языком, на котором велось судопроизводство, не владеет. Несмотря на это, копия обвинительного заключения в переводе на язык, которым Борчашвили владеет, ему не вручалась, что повлекло отмену приговора1.

§ 14. Право на обжалование процессуальных действий и решений

Право обжалования процессуальных действий (бездействия) и решений суда, прокурора, следователя, органа дознания и дознава­теля, закрепленное в ст. 19 УПК РФ, является важнейшей гаран­тией реализации своих прав участниками уголовного судопроиз­водства, обеспечивает осуществление остальных принципов уго­ловного процесса.

Конституционно-правовой основой этого принципа прежде всего выступают положения о праве каждого на судебную защиту, предусмотренные ст. 46 Конституции РФ, ст. 6 Конвенции о защи­те прав человека и гражданина.

УПК РФ предоставляет право каждому участнику уголовного судопроизводства на досудебных стадиях уголовного процесса обратиться с жалобой на процессуальное действие (бездейст­вие) прокурора, следователя, органа дознания и дознавателя к соответствующему прокурору. Если же эти действия (бездейст­вия) и решения причиняют ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства, либо ограни­чивают доступ граждан к правосудию — жалоба может быть по­дана в. суд.

Общим правилам обжалования действий и решений суда и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизвод­ство, посвящена гл. 6 УПК РФ, а механизм обжалования выне­сенных решений регулируется применительно к стадиям про­цесса.

Конституционный Суд РФ в постановлении от 23 марта 1999 г. отметил, что проверка судом тех или иных процессуальных актов предварительного расследования не должна предрешать вопросы, которые в последующем станут предметом судебного разбиратель­ства2.

Другим аспектом этого принципа является предоставление каждому осужденному право на апелляционный, кассационный и

1 ВВС. 1998. №12. С. 12.

2 ВКС. 1994. № 4.

Глава 11. Принципы уголовного судопроизводства

надзорный пересмотр приговора в порядке, установленном за­коном1.

Конституция РФ гласит: «Каждый осужденный за преступление имеет право на пересмотр приговора вышестоящим судом в поряд­ке, установленном федеральным законом…» (ч. 3 ст. 50 Конститу­ции Российской Федерации).

Право осужденного на пересмотр приговора вышестоящим судом предусмотрено ст. 2 Протокола № 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, п.

1 которой гласит: «Каждый осужденный судом за совершение уголовного преступления имеет право на то, чтобы вынесенный в отношении него приговор или определенное ему наказание были пересмотрены вышестоящей судебной инстанцией.

Осуществление этого права, включая осно­вания, на которых оно может быть осуществлено, регулируется законом».

Конституционный Суд отметил в своем постановлении от 6 июля 1998 г., что указанное право предполагает обеспечение каж­дому рассмотрение его дела в судах первой (апелляционной) ин­станций, рассмотрение же дела в суде надзорной инстанции явля­ется лишь дополнительной гарантией права на защиту2.

Европейский Суд подчеркивает, что «производство по уголов­ному делу — это единое целое», поэтому действие статьи 6 Кон­венции не прекращается с решением по делу суда первой инс­танции»3.

Рассматриваемый принцип также гарантирует осужденному право на пересмотр вступившего в законную силу приговора по его делу по вновь открывшимся и новым обстоятельствам, при наличии к тому оснований и в порядке, предусмотренном законом, как ис­ключительным формам пересмотра приговора.

1 Апелляционный пересмотр по УПК РФ предусмотрен только для мировых судей, для остальных формой пересмотра не вступившего в законную силу решения

суда первой инстанции является кассационный пересмотр.

2 ВКС. 1998. №6.

3 См.: Европейский Суд по правам человека. Избранные решения. Т. 1. С. 583.

§ 1. Назначение уголовного судопроизводства и доказательственное право 217

Предыдущая36373839404142434445464748495051Следующая

Дата добавления: 2015-09-18; просмотров: 1820; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ

ПОСМОТРЕТЬ ЁЩЕ:

Источник: https://helpiks.org/5-31735.html

Свободная оценка доказательств. Правила оценки доказательств

Свободная оценка доказательств это право суда

Оценка доказательств – мыслительная, логическая деятельность, имеющая своей целью определенный вывод, суждение об относимости, допустимости, достоверности, значении (силе) каждого доказательства и достаточности их совокупности для установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания и разрешения уголовного дела (ст. 88 УПК) .

——————————–

Следует обратить внимание на то, что в суде с участием присяжных заседателей оценку допустимости доказательств дает судья, он обязан устранять недопустимые доказательства из рассмотрения на суде и не допускать использования их для обоснования сторонами своих утверждений.

Оценку достоверности, силы и достаточности доказательств дают только присяжные заседатели на основе непосредственного исследования в суде доказательств. Их оценочные суждения формируются как в ходе судебного следствия, так и в ходе обсуждения рассмотренных доказательств в совещательной комнате.

Результат оценки ими доказательств выражается в их ответах на поставленные перед ними вопросы о доказанности события преступления, виновности обвиняемого и др.

В ст. 17 УПК сформулирован принцип “Свобода оценки доказательств”.

Он состоит в том, что: 1) судья, присяжные заседатели, а также прокурор, следователь, дознаватель оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основываясь на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью; 2) никакие доказательства не имеют заранее установленной силы.

В ст. 17 УПК субъектами оценки доказательств названы только те субъекты процесса, которые ответственны за производство по делу и правомочны принимать по делу решения.

Конечно, все участники процесса оценивают доказательства и на этой основе определяют свою позицию по отношению к обвинению (обвиняемый, его защитник, потерпевший).

Однако оценка доказательств этими субъектами не имеет правового значения в том смысле, что она не определяет содержания решения, имеющего правовое значение.

В УПК оценку доказательств регулируют две статьи. Это ст. 17, в которой выражен “принцип оценки доказательств”, и ст. 88 – “Правила оценки доказательств”. В ст. 88 указаны те свойства каждого доказательства и их совокупности, которые подлежат оценке. Однако из ранее сказанного очевидно, что принцип оценки доказательств, закрепленный в ст.

17, неприменим однозначно к разным свойствам доказательств, которые подлежат оценке, поскольку одни из свойств доказательства формализованы в законе, другие оцениваются исключительно по внутреннему убеждению. Наиболее формализованы, как это показано выше, признаки, делающие доказательства недопустимыми, что исключает оценку допустимости по внутреннему убеждению.

Правилам признания доказательств недопустимыми посвящены ч. ч. 2 – 4 ст. 88 УПК.

Оценка относимости доказательства не имеет столь определенного критерия, как запреты, выраженные в законе применительно к признанию доказательств недопустимыми. Вывод об относимости или неотносимости доказательства является результатом сопоставления содержания рассматриваемого доказательства с обстоятельством, подлежащим доказыванию (ст. 73 УПК).

Однако поскольку установление обстоятельств, необходимых для разрешения дела, достигается чаще всего через установление иных обстоятельств, так называемых промежуточных фактов, то определение относимости этих обстоятельств требует от правоприменителя его суждения о том, может ли обстоятельство иметь значение для установления какого-либо обстоятельства, имеющего значение по делу. Для определения относимости доказательств важное значение имеет понимание целей доказательственной деятельности, ее принципов и, конечно, совесть правоприменителя, не позволяющая ему занять одностороннюю позицию по делу, отвергать как не относящиеся к делу доказательства, об исследовании которых ходатайствует сторона защиты.

Оценка достоверности доказательства лишена каких-либо формальных критериев, показателей.

Здесь полностью действует принцип свободной оценки доказательств по внутреннему убеждению следователя, дознавателя, прокурора и суда, которое должно сформироваться в результате соблюдения правил собирания и проверки доказательства всеми предусмотренными законом способами.

Вывод о достоверности или недостоверности конкретного доказательства достигается путем сопоставления его с другими доказательствами по делу, поэтому только оценка доказательств в их совокупности может привести к правильному выводу. При этом действует принцип: никакие доказательства не имеют заранее установленной силы (ч. 2 ст. 17 УПК).

Достаточность совокупности доказательств оценивается в зависимости от того, какие требования к установлению тех или иных обстоятельств выдвигает закон.

Одни решения могут быть приняты, когда собранных доказательств достаточно для предположительного вывода, они дают основание полагать о наличии или возможности наступления каких-либо обстоятельств (см., например, ч. 1 ст. 97 УПК).

Применительно к другим решениям достаточность доказательств оценивается в зависимости от того, приводят ли они к убеждению в доказанности фактических обстоятельств вне всяких сомнений (например, обвинительный вердикт – п. 5 ч. 3 ст. 340 УПК, обвинительный приговор – ч. 4 ст. 302 УПК).

Предоставляя оценку доказательств только внутреннему убеждению следователя, прокурора, судьи, присяжных заседателей, закон вместе с тем предписывает определенные правила формирования этого убеждения, а для многих решений и форму выражения результатов этой оценки в принятом решении.

Это обеспечивает сочетание при оценке доказательств субъективного фактора – внутреннее убеждение – и объективного – совокупность рассмотренных доказательств.

Оценка доказательств по внутреннему убеждению именуется свободной оценкой доказательств в отличие от так называемой формальной теории доказательств, когда сила и значение доказательств формализованно определялись в законе и судьям оставалось только подсчитать, имеется ли необходимое количество доказательств для признания лица виновным.

По этой системе доказательства делились на полные и неполные, или, иначе, на совершенные и несовершенные. Одного совершенного доказательства считалось достаточно для обвинения. К таким относились: признание своей вины подсудимым, “царица доказательств”; свидетельства экспертов, совпадающие показания двух неопороченных по суду взрослых свидетелей и т.п.

Принцип свободной оценки доказательств выражен в ст. 17 УПК и характеризуется следующим.

1. Закон не предписывает, какими доказательствами должны быть установлены те или иные обстоятельства, не устанавливает заранее силы доказательств, преимущественного значения видов доказательств, количественных показателей достаточности доказательств для того или иного решения по делу.

2. Оценка доказательств производится по внутреннему убеждению, но она не может быть произвольной. В ее основе должна лежать совокупность, имеющаяся в уголовном деле, доказательств.

Если же сомнения в доказанности какого-либо обстоятельства остаются, его нельзя считать доказанным, также нельзя положить в основу своего убеждения доказательства, достоверность которых сомнительна .

3. Лицо, производящее оценку доказательств, не связано оценкой доказательств, которую дали другие лица или органы в предшествующих стадиях процесса или в пределах данной стадии.

Так, следователь оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, поэтому может не согласиться с указаниями прокурора о привлечении лица в качестве обвиняемого, об объеме обвинения и другим вопросам, перечисленным в законе (ст. 38 УПК).

Суд, оценивая доказательства, не связан выводами, сделанными в обвинительном заключении, мнениями, высказанными обвинителем или защитником в судебном заседании.

Вышестоящие суды, отменяя приговор и возвращая дело на новое рассмотрение, не могут давать указания, предрешающие убеждение судей в том числе и по оценке доказательств.

4. В ст. 17 УПК записано, что при оценке доказательств надлежит руководствоваться законом и совестью.

Регулирующая роль уголовно-процессуального закона в оценке доказательств проявляется через определение в законе задач и принципов уголовного судопроизводства; определение предмета доказывания и относимости доказательств, правил о допустимости и недопустимости доказательств, регламентации порядка собирания, проверки доказательств, требований, предъявляемых к выражению оценки доказательств в процессуальных решениях. Эти и другие нормы закона содержат правила, препятствующие формированию безотчетной, интуитивной оценки доказательств.

Закон в оценке доказательств играет различную роль. В одних случаях закон требует признать доказательство недопустимым, если нарушены определенные правила, в других закон дает только общие ориентиры для оценки доказательства (например, для оценки его относимости или оценки достаточности доказательств для вывода о доказанности вины).

Совесть как чувство нравственной ответственности за свои поступки, решения должна побуждать судей, народных и присяжных заседателей к справедливым решениям .

Совесть при формировании убеждения выступает как внутренний критерий оценки своей деятельности, как беспристрастной, справедливой. “Судья, решая дело…

должен говорить: я не могу иначе, не могу потому, что логика вещей, и внутреннее чувство, и житейская правда, и смысл закона твердо и неумолимо подсказывают мне мое решение, и против всякого другого говорит моя совесть как судьи и человека” .

5. Внутреннее убеждение как познавательный результат – это убеждение в установлении (не установлении) каких-либо фактических обстоятельств. Это убеждение должно иметь в своей основе совокупность собранных по делу доказательств, исследованных беспристрастно, объективно. Полученное знание должно быть обосновано, аргументировано.

Поэтому применительно к важнейшим решениям закон требует, чтобы в них приводились доказательства сложившегося убеждения, в них должны быть изложены содержание доказательства и мотивы, по которым оно оценено как достоверное или недостоверное; основание убеждения о доказанности (недоказанности) каких-либо обстоятельств (например, ст. ст.

305, 307 УПК) .

В психологическом аспекте внутреннее убеждение – чувство уверенности в обоснованности своих выводов об обстоятельствах дела. В этом качестве оно является важным волевым стимулом, побуждающим к практическим действиям, выражающимся, например, в решении о признании обвиняемого виновным или невиновным, в назначении обвиняемому наказания или освобождении от ответственности.

Таким образом, внутреннее убеждение как результат оценки характеризуется с разных сторон: во-первых, это знание, во-вторых, вера в правильность этого знания и, в-третьих, волевой стимул, побуждающий к определенным действиям .

Права присяжных заседателей

Присяжные заседатели, в том числе и запасные, вправе:

1) участвовать в исследовании всех обстоятельств уголовного дела, задавать через председательствующего вопросы допрашиваемым лицам, участвовать в осмотре вещественных доказательств, документов и производстве иных следственных действий;

2) просить председательствующего разъяснить нормы закона, относящиеся к уголовному делу, содержание оглашенных в суде документов и другие неясные для них вопросы и понятия;

3) вести собственные записи и пользоваться ими при подготовке в совещательной комнате ответов на поставленные перед присяжными заседателями вопросы.

Присяжные заседатели не вправе:

1) отлучаться из зала судебного заседания во время слушания уголовного дела;

2) высказывать свое мнение по рассматриваемому уголовному делу до обсуждения вопросов при вынесении вердикта;

3) общаться с лицами, не входящими в состав суда, по поводу обстоятельств рассматриваемого уголовного дела;

4) собирать сведения по уголовному делу вне судебного заседания;

5) нарушать тайну совещания и ания присяжных заседателей по поставленным перед ними вопросам.

За неявку в суд без уважительной причины присяжный заседатель может быть подвергнут денежному взысканию.

Председательствующий предупреждает присяжных заседателей о том, что в случае нарушения данных требований присяжный заседатель может быть отстранен от дальнейшего участия в рассмотрении уголовного дела по инициативе судьи или по ходатайству сторон. В этом случае отстраненный присяжный заседатель заменяется запасным.

Источник: https://cyberpedia.su/12x1155e.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.