Свидетель со стороны защиты

Обеспечение права обвиняемого на вызов и допрос свидетелей: закон и практика

Свидетель со стороны защиты

Немотивированный либо не соответствующий закону отказ судьи или суда в ходатайстве стороны защиты о вызове с целью допроса свидетелей, несомненно, является негативным моментом с позиции осуществления права обвиняемого на защиту; приводит к односторонности, необъективности и неполноте судебного следствия; нарушает принцип состязательности уголовного судопроизводства. Установление таких фактов вышестоящими судами должно расцениваться как существенное нарушение уголовно-процессуального закона и сопровождаться отменой приговоров в кассационном либо надзорном порядке.

Сидоров А.С.

Осужденный Калининским районным судом г. Тюмени по ст. 111 ч. 4 УК РФ гр-н А.

, не согласившись с приговором и определением суда кассационной инстанции об оставлении кассационной жалобы без удовлетворения, обратился с надзорной жалобой в суд надзорной инстанции и с ходатайством о принесении надзорного представления в прокуратуру Тюменской области на указанные судебные решения.

В качестве одного из мотивов своего обращения заявитель привел тот факт, что ни следователем, ни судом не были вызваны и допрошены свидетели, показания которых, по его мнению, могли бы опровергнуть версию обвинения [1].

В ответе должностного лица прокуратуры Тюменской области на ходатайство А.

о принесении надзорного представления, в частности, значится: «Принцип состязательности в уголовном судопроизводстве предоставляет сторонам равные права на предоставление доказательств суду, в том числе, вызов дополнительных свидетелей, однако обязанность обеспечения явки свидетеля в суд возлагается на сторону, заявившую ходатайство о его вызове. Поскольку о допросе свидетелей ходатайствовала сторона защиты, то она и обязана была принимать меры к обеспечению явки свидетелей в судебное заседание».

Нам трудно судить, что явилось результатом указанного толкования уголовно-процессуального закона: умышленное введение заявителя в заблуждение в надежде на его юридическую неграмотность, низкая квалификация и правовая безграмотность самого должностного лица либо еще какие-то субъективные причины, но с указанными выводами согласиться никак нельзя.

Необходимо отметить, что в статье 6 (пункт «d» части 3) Конвенции о защите прав и свобод человека и основных свобод говорится о праве обвиняемого «на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него».

Такое право обвиняемого закреплено и в ряде статей Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Так, с одной стороны, обвиняемый и его защитник имеют право представлять доказательства и заявлять ходатайства, в том числе и о вызове свидетелей (ч. 4 ст. 47, ч. 2 ст. 53 УПК РФ).

С другой – в процессе подготовки к судебному заседанию судья в постановлении о назначении заседания разрешает вопрос о вызове в судебное заседание лиц по спискам, представленным сторонами (п. 4 ч. 2 ст. 231 УПК РФ).

При этом в ходе предварительного слушания по ходатайству сторон в качестве свидетелей могут быть допрошены любые лица, которым что-либо известно об обстоятельствах производства следственных действий или изъятия и приобщения к уголовному делу документов, за исключением лиц, обладающих свидетельским иммунитетом (ч. 6 ст. 234 УПК РФ).

В подготовительной части судебного заседания председательствующий обязан опросить стороны, имеется ли у них ходатайства о вызове новых свидетелей (ч. 1 ст. 271 УПК РФ). Кроме того, суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайств о допросе в качестве свидетеля или специалиста, явившегося в суд по инициативе сторон (ст. ч. 4 ст. 271 УПК РФ).

Необходимо также иметь в виду, что при невозможности судебного разбирательства вследствие неявки в судебное заседание кого-либо из вызванных лиц суд выносит определение или постановление о его отложении на определенный срок на определенный срок.

Одновременно принимаются меры по вызову или приводу не явившихся лиц (ч. 1 ст. 253 УПК РФ).

Так, в случае неявки вызванного в суд лица обеспечение его присутствия в судебном заседании осуществляют судебные приставы на основании определения суда или постановления судьи [2].

Кроме того, требование, согласно которому участники уголовного процесса обязаны сами обеспечить явку в суд свидетелей, если бы оно все-таки включено в Уголовно-процессуальный кодекс, противоречило бы здравому смыслу.

В данном случае пришлось бы одновременно наделять защитника обвиняемого правом привода свидетелей, которым он не обладает в настоящее время.

И совсем не понятно, каким образом обвиняемый, находясь, например, под стражей, может обеспечить явку свидетелей в суд.

Таким образом, можно констатировать, что принятие мер, связанных с вызовом свидетелей по ходатайству сторон, возлагается на суды, а не на участников уголовного судопроизводства.

Казалось бы, формально право обвиняемого на вызов свидетеля, как отмечалось выше, ничем не ограничено. Но если обратить внимание на содержание ч. 6 ст.

234 УПК РФ, то можно увидеть, что «ходатайство стороны защиты о вызове свидетеля для установления алиби подсудимого подлежит удовлетворению лишь в случае, если оно заявлялось в ходе предварительного расследования и было отклонено дознавателем, следователем или прокурором.

Данное ходатайство может быть удовлетворено также в случае, если о наличии такого свидетеля становится известно после окончания предварительного расследования». Вместе с тем, анализируя это положение, хотелось бы высказать два, по нашему мнению, существенных замечания.

Во-первых, поскольку в законе указано, что удовлетворение ходатайства о вызове свидетеля для установления алиби подсудимого зависит, по сути, не от волеизъявления обвиняемого либо его защитника, а от желания либо нежелания суда или судьи, считаем необходимым замену словосочетания «может быть удовлетворено» на словосочетание «должно быть удовлетворено». Иначе право обвиняемого на вызов и допрос свидетелей не повлечет обязанности суда обеспечить это право.

Во-вторых, в своем Постановлении от 29 июня 2004 года № 13-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 7, 15, 107, 234 и 450 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы» Конституционный Суд РФ признал ч.6 ст.

234 УПК РФ не соответствующей Конституции Российской Федерации, ее статьям 45 (часть 2), 46 (часть 1) и 49 (часть 2), в той мере, в какой содержащейся в ней нормой исключается возможность удовлетворения судом ходатайства стороны защиты о вызове свидетеля для установления алиби подсудимого, если оно не заявлялось в ходе предварительного расследования и не было отклонено дознавателем, следователем, прокурором.

Возникает вопрос, как должен поступить судья, если в случае удовлетворения ходатайства стороны защиты о вызове свидетелей, которые могут подтвердить алиби обвиняемого, эти свидетели действительно подтвердят это алиби?

По нашему мнению, учитывая, что по смыслу ч. 1 ст.

237 УПК РФ запрещается направлять дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случаях существенного нарушения уголовно-процессуального закона, не устранимых в судебном производстве, если возвращение дела связано с восполнением полноты произведенного дознания или предварительного следствия [3], по всей видимости, на основании ст. 49 Конституции РФ и руководствуясь п.2 ч.1 ст. 302 УПК РФ судья должен вынести оправдательный приговор.

Вместе с тем, практика показывает, что судами первой инстанции не редко отказывается в ходатайстве обвиняемых и (или) их защитников о вызове в суд свидетелей по основаниям, не соответствующим закону.

Так, в одном из судебных заседаний по уголовному делу в отношении гражданина К., обвинявшегося в сбыте наркотических средств, было установлено, что в деле отсутствует документ, свидетельствующий о производстве досмотра либо личного обыска «покупателя» перед осуществлением проверочной закупки.

По мнению участников процесса со стороны защиты, результаты указанных действий могли свидетельствовать о том, что перед якобы имевшей место покупкой наркотиков, «покупатель» при себе таких средств заранее не имел.

В ходе допроса сотрудников милиции, осуществлявших указанное оперативно-розыскное мероприятие, было установлено, что они «забыли» составить протокол досмотра, оказавшего им содействие в выявлении и задержании сбытчика. На вопрос адвоката, защищавшего К.

, о присутствии при досмотре «понятых», допрошенные сотрудники ответили утвердительно, и назвали граждан, которые присутствовали при досмотре. В указанной ситуации обвиняемый, отрицавший факт инкриминируемого ему деяния, и его защитник заявили ходатайство о вызове и допросе в качестве свидетелей лиц, указанных оперативными сотрудниками.

Возражение государственного обвинителя на указанное ходатайство свелось лишь к тому, что «вызов дополнительных свидетелей может затянуть судебное следствие». На этом же основании, «совещаясь на месте», судья в удовлетворении ходатайства подсудимого и его защитника отказал [4].

В другом случае сотрудник прокуратуры, поддерживающий обвинение в суде, возражая на ходатайство обвиняемого и его защитника о вызове новых свидетелей, о которых стало известно в ходе судебного следствия, сослался на то, что эти свидетели до момента заявления ходатайства якобы находились в зале судебного заседания, что исключало возможность их допроса. На самом деле указанные лица в виду объективных обстоятельств просто не могли присутствовать при судебном разбирательстве дела. Однако судьей данный факт проверен не был. В удовлетворении ходатайства стороны защиты было отказано [5].

Как представляется, немотивированный либо не соответствующий закону отказ судьи или суда в ходатайстве стороны защиты о вызове с целью допроса свидетелей, несомненно, является негативным моментом с позиции осуществления права обвиняемого на защиту; приводит к односторонности, необъективности и неполноте судебного следствия; нарушает принцип состязательности уголовного судопроизводства. Установление таких фактов вышестоящими судами должно расцениваться как существенное нарушение уголовно-процессуального закона и сопровождаться отменой приговоров в кассационном либо надзорном порядке.

Литература

  1. Архив Калининского районного суда г. Тюмени, уг. дело № 22-608, 2003 г.
  2. См.: п. 9 ст. 11 Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 118-ФЗ «О судебных приставах» (с изменениями от 7 ноября 2000 г., 19 июня 2004 г); п. 5.1 «Инструкции о порядке исполнения судебными приставами распоряжений председателя суда, судьи или председательствующего в судебном заседании и взаимодействии судебных приставов с должностными лицами и гражданами при исполнении обязанностей по обеспечению порядка деятельности судов и участия в исполнительной деятельности». Утверждена приказом Министерства юстиции РФ от 3 августа 1999 г. № 226 (с изменениями от 12 января 2004 г.)
  3. Это положение еще раз подтвердил Конституционный суд РФ в своем Постановлении от 8 декабря 2003 г. № 18-П «По делу о проверке конституционности положений статей 125,219, 227, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами судов общей юрисдикции и жалобами граждан» а также Пленум Верховного суда РФ в Постановлении от 5 марта 2004 г. №1 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации».
  4. Материалы обжалования незаконных решений судов Тюменским региональным отделением Общероссийского общественного движения «За права человека», 2003 г.
  5. Архив Калининского районного суда г. Тюмени, уг. дело № 200103634/34.

: Судебная власть в России: закон, теория, практика: Материалы международной научно-практической конференции.- Тюмень: Издательство ТюмГУ, 2005; Адвокатская практика. 2006. № 3; Уголовное судопроизводство. 2008. № 2.

Источник: https://advokatsidorov.ru/pravo-obvinyaemogo-na-vyzov-svidetelej.html

Участники уголовного судопроизводства – стороны: суд, следователь, защита и обвинение

Свидетель со стороны защиты

В уголовном процессе действует установленный законодательством порядок, который устанавливает участников от стороны защиты и обвинения.

Кроме этого суд, который также является участником разбирательства, может назначать иных лиц, ранее не заявленных ходатайством от обеих сторон.

Каждый из представителей должен осуществлять определенную функцию и соответствовать действующим правовым актам и правилам, которые прописанные в процессуальном кодексе.

Участники разбирательства

УПК на основании включенных в него статей рассматривает каждую из сторон участников процесса и устанавливает действующие порядки и правила поведения при разбирательстве. У каждого из участников есть определение и конкретно назначенная законодателем функция при проведении судебного заседания.

Понятие и классификация участников судопроизводства устанавливается также по УПК. На основании действующих статей, прописанных в Кодексе, участниками такого разбирательства могут становиться все граждане, компании и государственные учреждения, зарегистрированные на территории страны.

Важно! Стоит обратить внимание на то, что появляться участники при разбирательстве могут по ходатайству каждой из сторон. Поэтому законодатель предлагает расширенный список лиц, которые могут присутствовать в судебном заседании.

Понятие и классификация участников уголовного судопроизводства определяет, что в суд конкретно по установленному разбирательству могут допускаться следующие стороны:

  • обвинение;
  • защита;
  • нейтральные лица, не имеющие отношения к определенной стороне, которые выполняют роль экспертов и т.д.

При этом данный список подразделяется на конкретных лиц с их основными обязанностями, правилами действий и функциями в конкретном разбирательстве.

Сторона обвинения

Участники уголовного судопроизводства со стороны обвинения представляются гражданами, которые имеют определенный статус, прописанный в УПК. На основании этого все лица распределяются на конкретные субъекты правоотношений, которые возникают при рассмотрении дела по существу.

Права и обязанности участников уголовного процесса согласно действующим нормативным правовым актам и постановлениям регламентируются судебным заседанием. Они должны быть в полной мере защищены и соблюдены на основании действующих статей УПК.

! Каковы сроки давности привлечения к уголовной ответственности

На стороне обвинения могут выступать:

  • Прокурор как участник уголовного разбирательства отвечает за исполнение всех установленных норм и следит за их выполнением в период проведения судебного заседания по конкретному делу. Он является активной стороной, которая имеет также статус государственного обвинителя. Прокурор должен полностью соблюдать порядок и регламент обвинения, установленного на основании действующих статей УПК.
  • Следователь как участник уголовного судопроизводства относится к правоохранительным органам, которые ведут все дела до момента передачи их государственному обвинителю. Согласно этому все материалы до судебного разбирательства находятся именно у следователя. Он же возбуждает по принятию заявление уголовное дело и проводит сбор всех необходимых по нему доказательств.
  • К участвующим со стороны обвинения относятся представители следственных органов. Данная структура отвечает за необходимый сбор информации и проведение проверок по действующему разбирательству. Также они принимают активное участие в ходе возврата обвинения прокурору для проведения сбора улик и иного типа информации для возврата дела в суд.
  • Дополнительно к стороне обвинения принадлежат дознаватели. Это представители государственных органов власти, которые занимаются тем, что проводят необходимые служебные проверки по конкретному рассматриваемому делу. Действует эта сторона на основании приказов и Закона о полиции, а также УПК.
  • К стороне основных участников разбирательства относится потерпевший. Это может быть физическое, юридическое лицо или представитель от государства. Именно данные лица имеют прямое отношение к деяниям, совершенными обвиняемым.
  • К стороне обвинения нередко относится лицо, которое самостоятельно обратилось в судебные инстанции для инициации уголовного разбирательства. Участник уголовного судопроизводства получает данный статус в результате собственного обращения. После этого суд принимает решения о передаче дела в соответствующие органы и назначает проведения заседания, где устанавливает все действующие факты и наказание. Дополнительно сюда же может быть включен гражданский истец. Данный гражданин должен обратиться в судебные инстанции с соответствующим заявлением.

Суд как участник уголовного судопроизводства рассматривает обращение лица, инициирует разбирательства по делам, в которых фигурирует причинение морального и материального вреда.

Важно! К стороне обвинения могут относиться представители граждан, имеющих статус потерпевших. Данный перечень лиц обширен. К ним могут быть отнесены как юристы от потерпевших, так и представители, в случае если данное лицо является несовершеннолетним.Участники уголовного судопроизводства

 Сторона защиты

Участники уголовного судопроизводства со стороны защиты представляются в лице граждан, которые относятся напрямую к лицу и субъекту, имеющему статус обвиняемого. Именно в отношении такой категории граждан возбуждаются дела, которые в дальнейшем, согласно правовым документам и УПК, рассматриваются в судах.

Сторона защиты состоит из следующих участников:

  • Находящиеся под подозрением. Права и обязанности участников уголовного процесса устанавливаются по УПК. Так, лицо получившее статус подозреваемого, обычно проходит досудебную следственную проверку. В этот период следователи проверяют причастность данного лица к совершенному преступлению, и если будет достаточно доказательств для инициирования разбирательства по конкурентной уголовной статье, будет подано ходатайство о смене статуса с подозреваемого на обвиняемого.
  • Получившие официальное обвинение. Суд как участник уголовного судопроизводства рассматривает установленные доказательства по обвиняемому, собранные следователем, и опрашивает по представленному прошению одной из сторон свидетелей и иных лиц, которые могут внести ясность по данному делу и предоставить необходимую информацию для подтверждения статуса обвиняемого. Если это будет доказано, то статус обвиняемого сменится на подсудимого.
  • Представители лиц, находящихся под следствием. Суд как участник уголовного судопроизводства, рассматривая дело, где фигурируют малолетние граждане, не достигшие совершеннолетнего возраста, обязан назначить ответственных лиц для представления их интересов. Назначенный ответственным представителем гражданин согласно действующему законодательству обязан присутствовать при всех разбирательствах и участвовать в ходе опроса обвиняемого по совершенному деянию.
  • Имеющие гражданский статус ответчиков. Особый вид привлекаемого к разбирательствам физического лица. В случае если он несет ответственность согласно нормам не Уголовного, а Гражданского кодекса. Главным показателем такого статуса при привлечении к ответственности является нанесение материального ущерба на определённую сумму.
  • Защитники. Основную функцию защиты в уголовном процессе осуществляют защитники. В основном согласно законодательным определениям такие статусы получают адвокаты, которые назначаются по суду, или же сам обвиняемый выбирает необходимого юриста, который будет представлять его и защищать в суде при разбирательстве. На основании заключенного договора или по назначению суда предоставляется такой гражданин, имеющий статус адвоката, осуществляющий официальную функцию защиты. Он проводит собственное расследование с целью доказать непричастность обвиняемого к инкриминируемым деяниям.

! Когда выдается постановление об отказе в возбуждении уголовного дела

Функцию защиты в ходе процесса такое лицо должно выполнять постоянно. Важным моментом является то, что как сам обвиняемый, так и адвокат могут предоставить отвод, связанный с отказом от предоставления своих услуг по защите лица.

Суд как участник уголовного судопроизводства также входит в судебную ветвь власти. Именно данный орган проводит все уголовные разбирательства между различными субъектами. Именно решением данного правового органа назначается наказание по рассматриваемому делу.

Представитель суда в лице главного судьи всесторонне рассматривает дело и предъявляемые обвинителем и защитником доказательства.

На основании этого такой независимый от каждой стороны орган выносит мотивированное решение о признании лица виновным или полностью снимает обозначенное ранее обвинение в совершении определенной категории преступления, которое выдвинул государственный обвинитель, имеющий статус прокурора.

Участники уголовного судопроизводства

Граждане вне сторон процесса

Кроме представленных выше лиц также могут быть и иные участники уголовного судопроизводства, которые могут быть назначены, но их присутствие может быть не обязательно. Обычно это люди напрямую связанные с рассматриваемым делом:

  • Участники судебного процесса, которые могут быть приглашены от каждой из сторон, часто появляются в статусе свидетелей.
  • Эксперт осуществляет действия на основе своих профессиональных навыков. Привлекается судом для составления отчёта по необходимым материалам, которые требуют профессионального рассмотрения.
  • К стороне защиты и обвинения могут быть отнесены и переводчики. Данная категория граждан предоставляется в случае, если одна из сторон не разговаривает на русском языке.

Важно! Права и обязанности участников уголовного процесса должны соблюдаться вне зависимости от статуса или категории дел. Судом и каждым из представителей сторон могут быть приглашены только те лица, которые прямо указаны в процессуальных документах.

Все участвующие в судебном процессе лица должны быть заявлены до рассмотрения самого дела. Суд должен получить списки лиц для приглашения к рассмотрению всех доказательств и при необходимости вызывать их в качестве граждан с определенными статусами по суду.

Участники уголовного судопроизводства

Вне зависимости от категории уголовного дела должны вестись протоколы и соблюдаться все процессуальные действия, прописанные в Кодексе. Нарушения такого протокола заседания обычно наказывается штрафом.

Порядок привлечения лица к ответственности может носить открытый и закрытый характер.

К рассмотрению приглашается каждая из сторон, которая в процессе разбора дела по существу предоставляет необходимые сведения для подтверждения своей правоты.

! Как правильно составить и заявить гражданский иск в уголовном процессе

Источник: https://uristi.guru/sudebnyj-protsess/uchastniki-ugolovnogo-sudoproizvodstva-storona-zashhity-obvineniya-i-sud.html

Организация защиты свидетелей

Свидетель со стороны защиты

Данная деятельность осуществляется в соответствии с Федеральным законом от 20 августа 2004 г.

№ 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства», который устанавливает систему мер государственной защиты потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства, включающую меры безопасности и меры социальной защиты указанных лиц, а также определяет основания и порядок их применения.

Кроме того, данная деятельность регламентируется постановлениями Правительства Российской Федерации от 27 октября 2006 г. № 630 «Об утверждении Правил применения отдельных мер безопасности в отношении потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства», от 21 сентября 2012 г.

№ 953 «Об утверждении Правил применения меры безопасности в виде переселения защищаемого лица на другое место жительства в отношении потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства», от 14 июля 2015 г.

№ 705 «О порядке защиты сведений об осуществлении государственной защиты, предоставления таких сведений и осуществления мер безопасности в виде обеспечения конфиденциальности сведений о защищаемом лице».

 

Для применения мер государственной защиты необходимо наличие установленных органом, принимающим решение об осуществлении государственной защиты, данных о реальной угрозе убийства участника уголовного судопроизводства, насилия над ним, уничтожения или повреждения его имущества в связи с участием в уголовном судопроизводстве.

Меры безопасности применяются на основании письменного заявления защищаемого лица или с его согласия, выраженного в письменной форме, а в отношении несовершеннолетних – на основании письменного заявления его родителей или лиц, их заменяющих, а также уполномоченных представителей органов опеки и попечительства (в случае отсутствия родителей или лиц, их заменяющих) или с их согласия, выраженного в письменной форме.

В случае если применение мер безопасности затрагивает интересы совершеннолетних членов семьи защищаемого лица и иных проживающих совместно с ним лиц, необходимо их согласие, выраженное в письменной форме, на применение мер безопасности.

Адвокат и свидетеле защиты

Свидетель со стороны защиты

Свидетель явился к следователю на допрос с адвокатом для защиты или помощи обвинению?

     Хороший адвокат имеет свидетеля на следствии по уголовному делу для защиты его прав и свобод. Одно дело иметь хорошего свидетеля защиты, другое – как правильно его допросить. Адвокат готовит свидетеля в рамках закона для оказания помощи правосудию. 

     Главный вопрос  – где его допросить свидетеля, на предварительном следствии по свежим материалам уголовного дела, когда следствие завершено, обвинение предъявлено и прокурор «потирает» руки наудачу или в суде? Ответ на этот сложный вопрос опытный адвокат дает предельно ясный.

Все зависит от понимания поставленных перед защитой задач и от значения показаний свидетеля, которые произведут на следствие или суд.

На практике возникают моменты, когда адвокат «прячет» свидетеля до «поры» до времени, в связи с тем, что зачастую свидетеля адвоката по уголовным делам могут «шантажировать» следователь или прокурор, или «стращать» процессуальные противники из числа простых граждан – на практике есть подобные случаи.  

     Вот примеры допроса свидетеля с участием адвоката на предварительном следствии и судебном заседании для сравнения. 

     Допрос свидетеля на следствии:

– адвокат участвует в допросе и может задать вопросы свидетелю только с разрешения следователя;

– следователь всегда задает свидетелю вопрос первым, адвокат только после допроса следователем;

–  следователь у себя «дома» и всегда может оказать «давление» на свидетеля «кабинетной» обстановкой и авторитетом учреждения.

     Допрос свидетеля в суде:

– адвокат сам допрашивает свидетеля и строит вопросник в зависимости от обстоятельств и момента судебного заседания;

 – адвокат получает от свидетеля ту информацию, которая ему нужна и сам контролирует ход и время допроса;

 –  адвокат первым задает свидетелю вопрос;

 –  в судебном заседании состязательность процесса. 

–  допрос, производимый  прокурором и адвокатом под контролем суда и остальных участников процесса. Ведется протокол судебного заседания, на который адвокат может внести свои замечания. 

     Из приведенного примера, видно, что преимущественнее производить допрос свидетеля в зале судебного заседания. Но и здесь можно сделать исключение. Всегда нужно допрашивать свидетеля защиты на предварительном следствии, если допрос может повлиять на прекращение уголовного дела или проведения нужной для адвоката судебной экспертизы.   Вариантов в практике адвоката много.

     Законом, п.6 ч.4 ст. 56 УПК свидетель имеет право приходить на допрос к следователю, дознавателю, прокурору или в суд с адвокатом. Свидетель может с адвокатом заключить соглашение на оказание юридических услуг и в этом случае, защитник будет присутствовать на всех следственных действиях с его участием и давать свидетелю юридические консультации по всем процессуальным действиям.   

     Необходимо знать, что свидетели наделены всеми индивидуальными правами, которые исходят из ст. 48 Конституции России и имеют право на помощь адвоката на основании действия Закона “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации”. 

     В силу этого закона адвокат свидетеля при допросе, наделяется функциями защитника свидетеля. В этом вопросе очень много нестыковок законодательства. Например, допрос свидетеля, который выступает на стороне обвинения, наверное, при этом допросе адвокат будет выступать в роли представителя.

Если производится допрос свидетеля, который через некоторое время переходит в другую категорию – подозреваемого, то следовательно адвокат будет выступать в роли защитника. Но как определить грань свидетеля обвинения или свидетеля защиты.

роль опытного адвоката по уголовным делам на первом допросе свидетеля – это определить судьбу своего клиента на будущее и на основании этого своеобразного анализа готовить свидетеля к первому допросу. 

     Первый «неправильный» допрос свидетеля без адвоката, в дальнейшем может оказаться правильным для обвинения, но затруднительным для адвоката для определения и выработки позиции по делу.

На практике так, первый допрос свидетеля следователь старается провести без адвоката, получил необходимую информацию по уголовному делу, закрепил доказательства, а потом говорит: «Ну, теперь, приглашайте адвоката и защищайтесь!». 

     Помните, что в силу ч. 5 ст. 189 УПК следователь допрашивает свидетеля с приглашенным им адвокатом, который присутствует при допросе. Необходимо четко понимать, что свидетель имеет право прийти со своим адвокатом, а не соглашаться с тем, что предложат вам на следствии.

       Не забывайте, что свидетель, который пришел к следователю без адвоката и допрошенный по протоколу допроса «свидетеля» через время будет вновь передопрошен, но по другому протоколу – «подозреваемый» и тогда вам адвокат будет просто необходим.

       Плохо одно – первый допрос прошел без надежной защиты и вам придется в будущем адвокату все уголовное дело разъяснять через «третьи руки». Так не лучше ли позаботится о хорошем адвокате до прихода к следователю. 

адвокат Водопьянов  

Источник: https://www.vodopiynov.ru/advokat-i-svidetel-zashhity

Проблемы разграничения свидетелей обвинения и защиты для целей определения порядка их допроса в суде

Свидетель со стороны защиты

Проблемы разграничения свидетелей обвинения и защиты для целей
определения порядка их допроса в суде На практике же столь рафинированные случаи встречаются нечасто, а по хозяйственным делам, очевидность принадлежности того или иного свидетеля к той или иной стороне  крайне редка.

Однако практикующим защитникам, думаю, не требуется долго объяснять важность поставленной выше процессуальной задачи для успеха дела. Ее корень произрастает из части 3 статьи 278 УПК РФ[1]. «Кому первому допрашивать?» —  вопрос не праздный.

Любого непрофессионального свидетеля, особенно впервые оказавшегося в зале суда, выбивает из колеи уже сам первичный контакт с государственным обвинителем – прокурором в синей форме с погонами. То, что нередко обвинение поддерживает очаровательная женщина, ничего существенно не меняет. Известная пословица тут отменяется.

В суде место – красит человека.

Многие, из стоящих за свидетельской кафедрой, от одного вида человека в форме просто не способны сосредоточиться, а ряд свидетелей сознательно или подсознательно желает угодить «органам». Такой свидетель готов подтвердить что угодно, лишь бы, как ему кажется, не раздражать насевшего на него прокурора.

Какая-нибудь бабушка, воспитанная на принципе «органы не ошибаются», сплошь и рядом не делает разницы между подсудимым и осужденным, а, увидев даже хорошего знакомого в «клетке», готова напридумывать «с три короба» под поощрительное кивание прокурора.

Другое дело начать допрос такого лица с ласковых вопросов адвоката, который всегда сможет вовремя напомнить свидетелю, например, о том, что обвиняется его бывший начальник, имеющий отличную деловую репутацию и авторитет среди коллектива, а потому не следует погонять ответ к соображениям обвинителя.

Если свидетель — квалифицированный специалист (не в процессуальном смысле), то в вопросе можно, например, обрисовать недопустимость обвинения с точки зрения теории, ошибки следствия в  описании механизма исполнения якобы имевшего место преступления[2].

А подобные ошибки сплошь и рядом встречаются в делах о мошенничестве, вытекающих из торговой или банковской деятельности.

В моей практике имел место случай, когда банкира обвинили в хищении средств с так называемого «активного» счета, то есть счета, на котором в банке в отличие от некредитного учреждения учитываются только долги.

Спокойное по плану защитника начало допроса возможность нужным ему образом психологически настроить свидетеля. Адвокату, задающему вопросы первым, легче добиться от свидетеля развития оправдывающих показаний, данных последним на следствии.

Но это становится практически невозможным после вопросов прокурора. Дай Бог, чтобы никто не  отказался от своих же прежних показаний, после вопросов типа: «А откуда у вас такая уверенность, что подсудимый об этом не должен был знать? Вы, что сами в этом участвовали?»

При всей важности поставленной проблемы защитники, зачастую не прилагают достаточных усилий для ее процессуального решения, а  следственная практика пошла по пути зачисления всех свидетелей, допрошенных на предварительном следствии, в свидетели обвинения. Такой подход стороны обвинения действительно позволяет «украсить» обвинительное заключение по хозяйственным делам десятками фамилий, а многостраничные выдержки из их, ничего, по сути, не доказывающих, показаний, по мнению самого следствия, да зачастую и судов, якобы придают приговору дополнительный «вес». Последнее обстоятельство является для защиты дополнительным стимулом настаивать на том, чтобы к свидетелям обвинения в обвинительном заключении относились только истинные свидетели обвинения, а остальные – к свидетелям защиты. Если подойти строго формально, то свидетель, подтвердивший, например, факт работы подсудимого в определенной организации, действительно подтвердил обвинение, ведь в обвинительном заключении этот факт зафиксирован и, строго говоря, требует доказательства. Но, дав показания о месте работы обвиняемого, свидетель подтвердил и версию защиты, состоящую в том, что подзащитный, работая в названной организации, вмененных ему преступлений не совершал, а действовал самым добросовестным образом.

Проблема? Да, нет тут никакой проблемы, и из систематического прочтения уголовно-процессуального закона, полагаю, можно вывести ясный критерий для определения кто – свидетель защиты, а кто – обвинения. Для выработки критерия дифференциации свидетелей по сторонам разделим показания всех свидетелей, которых сторона обвинения числит своими,  на обличающие и субсидиарные[3].

Различия, полагаю, состоят в том, что именно по предмету доказывания подтверждает конкретный свидетель. К обличающим показаниям, полагаю, относятся показания только тех свидетелей, которые прямо подтверждают признаки состава преступления, описанные в диспозиции соответствующей статьи. Субсидиарные показания, хотя и входят в предмет доказывания, но имеют только дополнительное значение, т.к. не могут иметь самостоятельного значения для квалификации преступления без  наличия обличающих показаний или иных доказательств. Возвращаясь к примеру с местом работы подсудимого, можно отметить, что подтверждение самого факта работы на определенном месте не является обличающим показанием для доказательства, например, статуса «специального субъекта», если при этом свидетель не подтверждает факта предоставления подсудимому конкретно перечисляемых им полномочий. Таким образом, в силу части 3 статья 14 УПК РФ, если в показаниях свидетеля имеются субсидиарные доказательства по делу, но отсутствует комплекс таких доказательств с обличающими, то, полагаю, такой свидетель должен относиться к свидетелям защиты, если  сама защита усматривает в его показаниях любые оправдательные сведения. Уточним выработанный критерий следующим образом: «К числу свидетелей обвинения  могут быть отнесены исключительно лица, дающие обличающие подсудимого показания, а также лица, дающие субсидиарные показания по предмету доказывания, при условии, что защитник не ходатайствует об отнесении последних к числу свидетелей стороны защиты». При ином толковании закона может сложиться ситуация из известного среди юристов анекдота. Этот анекдот особенно актуален по сложным хозяйственным делам. В суд передается обвинительно заключение о краже колбасы из супермаркета. Кража, по мнению следствия, подтверждается тем, что подсудимый зашел в магазин без колбасы, взял с прилавка колбасу и вышел с колбасой из магазина. Защита: «Но он же заплатил!» Обвинение: «На проведенном через месяц опознании никто из кассиров подсудимого не опознал, а колбасу подсудимый брал в магазине и затем ел на улице на глазах десятка очевидцев». Применив выработанный выше критерий относимости к данной анекдотической ситуации, устанавливаем, что у стороны обвинения вообще не остается свидетелей, потому что все имеющиеся — подтверждают сведения, относящиеся к «субсидиарным», а защита находит в них свидетельство добросовестного поведения и просит отнести на свою сторону. Уверен, что ничто в вышесказанном не ограничивает безусловных прав суда давать в приговоре свободную оценку показаниям всех свидетелей, куда бы следствие или сам суд их не отнесли. Суд свободно принимает свидетельские показания или отвергает их, выделяя из каждого обвинительные и оправдывающие сведения, а рассматриваемое нами разграничение необходимо только для исключения дискриминации стороны защиты и прекращения предоставления стороне обвинения необоснованных принципами уголовного процесса преференций в виде важного права первой допросить большинство свидетелей. Причем, следует отметить, что это право предоставляется обвинителю в условиях, когда сторона обвинения уже однажды  им воспользовалось — в период предварительного расследования. В силу ст. 56 УПК РФ следователь самостоятельно допрашивает всех свидетелей и, кроме того, он имеет право применить к ним меры процессуального принуждения (часть 2 статьи 111 УПК РФ). Сторона обвинения при этом допрашивает любого свидетеля в отсутствие защитника[4], и тем самым изначально имеет преимущество тайного «инквизиционного» допроса, закрепленное обязанностью свидетеля не разглашать его содержание третьим лицам, включая защитника.Уповать же на объективность следователя не приходится. Об  обвинительном уклоне следствия написано уже достаточно много[5].

Еще в начале XX века Н.Розин писал о психологической невозможности для следователя сохранять объективность в фактически инквизиционном процессе предварительного расследования[6]. Тем больше оснований у защиты требовать для себя равноценного права в условиях состязательного судебного процесса.

Для избежания споров сторон в суде о принадлежности свидетелей и усложнения процессуального закона разделением свидетельских показаний на «обличающие» и «субсидиарные», полагал бы правильным в противовес порядку, установленному в стадии предварительного расследования, предоставить защитнику право допрашивать первым в суде любого свидетеля.

Пока же, процессуальный закон прямо говорит об обратном. В силу части 2 статьи 274 УПК РФ первой представляет доказательства сторона обвинения и на этой стадии ею же первой в силу части 4 статьи 171 УПК РФ  допрашиваются  любые явившиеся свидетели из ее списка. Очевидно, что нахождение в Обвинительном заключении той же фамилии одновременно и в списке защиты ничего изменить не должно.Процессуальное законодательство предоставило стороне обвинения неограниченное право произвольно формировать список свидетелей обвинения, включение в который любого лица автоматически дает обвинителю  право первым задавать вопросы свидетелю при допросе последнего в судебном заседании. Итак, в рамках действующего законодательства обвинитель имеет законную возможность первым начать допрос любого свидетеля, допрошенного на предварительном следствии, несмотря на все  доводы защиты о дискриминационном характере такого положения. Таким образом, для целей обеспечения равенства сторон в состязательном уголовном процессе необходимо внести в УПК РФ изменения, направленные на ликвидацию названной незаконной преференции одной стороны, и без нее доминирующей в зале суда в силу многолетней судебной практики. В этих условиях считал бы справедливым предложить поправку в статью 278 УПК РФ и изложить первое предложение части 3 названной статьи в следующей редакции: «Первой задает вопросы свидетелю сторона защиты». Куприянов А.А. Материал был опубликован в Новой Адвокатской газете №1 18 января 2008 года.

Источник: https://pravorub.ru/articles/1385.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.