Создание преступного сообщества ук рф

Уловка-210: почему так легко попасть в тюрьму за организацию преступного сообщества

Создание преступного сообщества ук рф

Фото Елены Пальм / ИТАР-ТАСС/ Интерпресс Структура многих резонансных уголовных дел зачастую содержит одинаковый отличительный признак: следствие использует «палочку-выручалочку», гарантирующую 100-процентное заключение под стражу и множество других «бонусов», — статью 210 Уголовного кодекса РФ («Организованное преступное сообщество»)

Тенденцией последних нескольких лет стало все возрастающее давление на бизнес со стороны правоохранительных органов. Даже человеку, далекому от политики и экономики, сложно не заметить череду новостей об уголовных делах против предпринимателей. Все чаще портреты бизнесменов с обложки Forbes сменяются их же фотографиями за решеткой в зале суда. 

Нередко к уже «традиционным» для бизнеса статьям 159 УК РФ («Мошенничество») и 160 УК РФ («Растрата или Присвоение») добавляется статья 210 — «Организованное преступное сообщество». Ситуация развивается по отполированному до блеска сценарию: обязательный арест (по 210 ст. до полутора лет против обычного одного года) и требование признательных показаний с заключением досудебного соглашения.

Сама конструкция статьи в ее сегодняшней редакции позволяет втянуть в уголовный процесс не только владельцев и топ-менеджеров организаций, но и обычных сотрудников или контрагентов. А они, с учетом санкций (ч. 2 ст.

210 — до 10 лет лишения свободы) и близкого к нулю шанса на оправдание, могут дать любые необходимые следствию показания в обмен на домашний арест до суда и другие послабления.

В итоге, получив свое, следствие может исключить из окончательного решения обвинение в создании или участии в преступном сообществе.

Такая схема показала свою высокую «эффективность». Каждый год по статье 210 возбуждается несколько сотен уголовных дел. При этом, согласно данным статистики, публикуемой Судебным департаментом при Верховном суде России, с 2015 года по I полугодие 2018 года большинство лиц, которым было предъявлено обвинение по этой статье, были признаны судом виновными и осуждены.

Фигурантов громких дел, в которых «участвовала» статья 210, можно перечислять довольно долго: бизнесмен и бывший министр открытого правительства Михаил Абызов, предприниматель Дмитрий Михальченко, глава Республики Коми Вячеслав Гайзер, совладелец группы «Сумма» Зиявудин Магомедов, глава британского фонда Hermitage Capital Management Уильям Браудер и многие другие. Президент РФ не раз обращал внимание на злоупотребления с применением статьи 210, отмечая, что недопустима ситуация, когда обвиняемым по ней может стать любой рядовой сотрудник обычной организации. Видимо, в силу остроты проблемы дело не ограничилось ее публичной констатацией — были даны поручения для пресечения этой порочной практики. Жаль только, что поручения даются тем, кто сам эту ситуацию создал и извлекает из нее выгоду. Здесь возникает риск, что кардинально ничего не изменится, а уже отточенный подход будут по-прежнему использовать как инструмент рейдерства и давления на бизнес. 

Эту линию, например, можно проследить в громком деле «Тольяттиазота» — предприятия, контроль над которым миноритарные акционеры (компания «Уралхим») пытаются получить уже более 10 лет. На фоне попытки получения контроля появились обвинения в адрес бывшего менеджмента компании в хищении аммиака и организации преступного сообщества.

 Бывшее руководство якобы похитило у завода товарную продукцию, незаконно продало ее трейдеру и не заплатило налоги. Конфликт продолжается уже несколько лет. Недавно по 210-й статье был арестован председатель правления Тольяттихимбанка Александр Попов.

 По версии следователей, участие Попова в ОПС заключалось в том, что через Тольяттихимбанк завод проводил платежи за сделки, к которым теперь возникли вопросы. К самому банку никогда не было претензий при проверках Центробанка, а вот теперь внезапно появились у следствия.

Если учесть, что «Тольяттиазот» — крупнейшее химическое предприятие в России, то у него, помимо Тольяттихимбанка, есть множество других контрагентов. По логике следственных органов все они, а возможно, и работники предприятия, «вооруженные» ноутбуками и телефонами, — потенциальные участники организованного преступного сообщества.

Основной проблемой 210-й статьи являются неудачные формулировки, позволившие в отсутствие полноценного судебного контроля сформироваться искаженной судебной практике. В качестве главного признака преступного сообщества уголовный закон называет «структурированность».

Получается, что в качестве преступного сообщества можно рассматривать любую организацию, осуществляющую предпринимательскую деятельность, ведь структура есть у большинства из них.

Более того, если посмотреть на ситуацию шире, то можно прийти к выводу, что структура есть не только у юридических лиц, но и у любой семьи как социального института.

 Как известно, следствие по делу Магомедовых уже заявляло, что «организованное преступное сообщество семьи Магомедовых имеет четко выраженную иерархическую структуру». И это еще одно направление возможных злоупотреблений, когда уже семейные отношения могут рассматриваться под криминальным углом.

Общественный резонанс получают в основном громкие уголовные дела против известных бизнесменов, где есть обвинения по 210-й статье Уголовного кодекса. Но повышенная опасность этой практики состоит именно в том, что налицо тенденция все более широкого применения этой статьи как к предпринимательским делам, так и к сферам, не связанным с бизнесом.

Можно сколько угодно сетовать на злоупотребления в применении статьи 210. Но остается главный вопрос: как можно повлиять на проблему? В Думу уже внесен законопроект, в котором предлагается законодательно закрепить запрет распространять нормы этой статьи на предпринимателей. Но не получится ли, как со ст.

108 УПК РФ, которая прямо запрещает арестовывать предпринимателей по ряду составов преступлений, когда следствие «на голубом глазу» заявляет, что обвиняемый — вовсе не предприниматель? Далеко за примером ходить не надо.

Бывший вице-президент «Росгосстраха» Сергей Хачатуров находится под стражей уже более 14 месяцев под тем предлогом, что он не является предпринимателем. Не будет ли и с этой инициативой так же? 

Казалось бы, на неправомерное уголовное преследование бизнеса обращали внимание уже на самом высоком уровне. Проблема 210-й статьи была официально признана президентом страны на Петербургском международном экономическом форуме, затем эта тема была продолжена на президентской прямой линии в июне.

Тогда Владимир Путин заявил, что сегодня «под преступное сообщество можно подвести совет директоров любой организации, где кто-то из членов этой организации замечен в нарушении закона, и это, конечно, недопустимо».

Чиновники, в том числе председатель Счетной палаты Алексей Кудрин, также предложили внести поправки в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы.

Конечно, это серьезные шаги. Уверен, что решить проблему можно только активными действиями. Необходимо поднимать эту тему в профессиональных дискуссиях и на различных площадках. Полезным было бы законодательно закрепить запрет на арест в качестве меры пресечения по статье 210-й по экономическим делам. 

Но есть возможность и не ждать годы, когда это все может заработать. Уже сейчас есть примеры, когда очевидно, что налицо явное употребление закона во зло.

Даже не несправедливость, а, как сказал президент о деле Ивана Голунова, «явный произвол».

Почему прямо сегодня, как и в названном деле, не дать принципиальную оценку нарушениям, применив, в том числе кадровые меры? Такой сигнал сработал бы эффективно и в совокупности с изменением УПК и УК радикально исправил бы ситуацию.

Источник: https://www.forbes.ru/biznes/379471-ulovka-210-pochemu-tak-legko-popast-v-tyurmu-za-organizaciyu-prestupnogo-soobshchestva

Преступное сообщество – ответственность по ст.210 УК РФ

Создание преступного сообщества ук рф

14 марта 2019 года третье чтение в Государственной Думе РФ успешно прошел законопроект Владимира Путина № 645492-7, вносящий ряд изменений в Уголовный и Уголовно-процессуальный Кодексы России. Эти изменения затрагивают положения, касающиеся создания преступного сообщества.

Рассмотрим наиболее значимые моменты законопроекта.

  1. Наказания за создание преступного сообщества и участие в нем по ст.210 УК РФ значительно ужесточаются. Так, в настоящее время максимальный срок по части 1 рассматриваемой статьи – 20 лет лишения свободы, в то время как предлагается увеличить его до 25 лет. Максимальный размер штрафа предлагается поднять с 1 млн рублей до 5 млн рублей и т.д.
  2. В УК РФ появится новая статья 210.1 УК РФ – «Занятие высшего положения в преступной иерархии». В качестве наказания за данное деяние будет предусмотрено помещение в колонию на срок от 8 до 15 лет, а в роли дополнительных санкций могут выступать штраф в размере до 5 млн рублей (или в размере заработка виновного за период до 5 лет) или ограничение свободы на срок 1-2 года. Данная статья уже сейчас вызывает много споров: действующая ч. 4 ст. 210 УК РФ предусматривает ответственность за создание преступного сообщества, руководство и координация действиями членов сообщества лицом, занимающим высшее положение в преступной иерархии. После вступления в силу ст. 210.1 ответственность будет наступать за само занятие такого высшего положения, независимо от совершения каких-либо действий. По сути новая статья копирует ст. 223 УК Грузии, введённую в действие в 2005 году, которая также активно критиковалась правозащитниками с точки зрения недопустимости объективного вменения и привлечения к ответственности не за действия, а за убеждения. Между тем на практике применение данной статьи позволило руководству Грузии победить такое явление как «воры в законе», которые переплелись с правительством и мешали стране развиваться. В России также существует данный феномен, более того, именно Россия явилась прародительницей этого явления, однако вряд ли кто-то будет утверждать, что это явление оказывает серьезное влияние на жизнь и деятельность обычных граждан, и если «воровская идея» и имеет значение, то только в местах лишения свободы и среди лиц, отбывших в них наказания. А если проблема не столь масштабна, стоит ли пробовать её решать столь спорными методами. Ведь диспозиция предложенной статьи вызывает множество вопросов в части её применения: не понятно, что такое преступная иерархия и как определить, что лицо занимает в этой иерархии высшее положение, существующие разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, содержащиеся в Постановлении от 19.10.2010 года № 12, хоть и дают поверхностные разъяснения на этот счёт, однако ответов все-таки не содержат.
  3. Из ч.1 ст.210 УК РФ в отдельную ч.1.1 той же статьи будет выделена норма об участии в собрании лидеров преступного сообщества в целях совершения тяжкого или особо тяжкого преступления. В качестве основного наказания будет применяться помещение в колонию на срок от 12 до 25 лет, в качестве дополнительного – штраф в размере до 1 млн рублей и ограничение свободы на срок 1-2 года.
  4. Меняется и поправка к рассматриваемой статье, содержащая условия освобождения от уголовной ответственности. Теперь к ответственности не привлекается не только лицо, прекратившее участие в преступном сообществе, но и субъект, сообщивший о готовящемся собрании организаторов, лидеров и иных представителей сообщества, а также активно способствующий раскрытию преступлений.

Например, в декабре 2018 года Ленинский районный суд Перми вынес обвинительные приговоры руководителям и участникам преступного сообщества, занимавшимся незаконной банковской деятельностью.

В частности, сообщество осуществляло транзит денежных средств по фиктивным операциям, обналичивание, инкассацию и т.д. Руководители получили от 9,5 до 10, 5 лет лишения свободы, остальные участники – от 4,5 до 5,5 лет пребывания в исправительной колонии.

Также абсолютно все участники в качестве дополнительного наказания получили и денежные штрафы.

Увеличение количественных показателей по ст.

210 УК РФ связано с изменением подходов к ней у правоприменителей: если раньше считалось, что доказать участие в преступном сообществе, а в особенности руководство преступной организацией крайне сложно, то сейчас процесс доказывания существенно упростился, а в качестве доказательств наличия организованной группы рассматриваются законные признаки предпринимательской деятельности. Любой бизнес в наше время предполагает наличие зарегистрированного в установленном порядке хозяйственного общества, с имеющимся генеральным директором, филиалами, с заявленной в качестве основной целью извлечения прибыли. При возбуждении уголовного дела все эти особенности рассматриваются под углом характерных признаков преступного сообщества, где директор или основной бенефициар становится лидером, филиалы превращаются в структурные подразделения, сотрудники – в членов. задача правоохранителей в таких случаях – доказать совершение хотя бы одного тяжкого или особо тяжкого преступления. Показательным примером такого подхода является уголовное дело в отношении владельцев Группы компаний «Сумма» братьев Магомедовых. Между тем данный расширительный подход не является законным и приводит к необоснованным случаям привлечения к уголовной ответственности, ведь ст. 210 УК РФ предполагает приоритет преступного сообщества к тем тяжким или особо тяжким преступлениям, для совершения которых оно было создано, то есть изначально создаётся сообщество для совершения преступления или преступлений указанных категорий, и лишь потом совершается преступление, поэтому и совершение преступлений в процессе осуществления предпринимательской деятельности не должно автоматически квалифицироваться по ст. 210 УК РФ, как это происходит в настоящее время».

Как оценивать поправки об организации преступного сообщества?

Очевидно, что предложенные Владимиром Путиным поправки были связаны с чередой громких уголовных дел, возбужденных против губернаторов, министров, высокопоставленных чиновников, а также крупных бизнесменов. Однако такие радикальные изменения содержат немало негативных моментов.

  1. Ужесточение наказания по рассматриваемой статье ещё более увеличит соблазн для правоохранителей возбуждать против предпринимателей попутно еще и уголовное дело по ст.210 УК РФ. А это значит, что возможность помещения бизнесмена под стражу на период следствия будет весьма реальной: ведь квалификация действий обвиняемого по данной статье позволяет обойти запрет на заключение под стражу предпринимателей. И здесь уже не имеет значения, снимет ли суд в дальнейшем обвинение по ст.210 УК РФ или нет – цель помещения в СИЗО будет достигнута.
  2. Фактически в организации преступного сообщества можно будет обвинить любого предпринимателя, например, руководителя строительной компании, не сумевшей в кризис выполнить возложенные на нее обязательства. Этому способствует, в том числе, использование в Постановлении Пленума ВС РФ от 10 июня 2010 года № 12 термина «структурированность»: в действительности структура есть у любой организации, не только преступной, а цель извлечения финансовой выгоды (прибыли), наличие руководителя, структурных подразделений, штата сотрудников свойственны любому хозяйственному обществу.
  3. Наказание, предусмотренное ст.210 УК РФ, может быть несоразмерно совершенному деянию. Авторы законопроекта не представили обоснование целесообразности ужесточения (причем, значительного) санкций, которые и так были значительными Стоит также помнить, что данная статья вменяется всегда не одна, и приговор по данной статье всегда выносится по совокупности преступлений и как правило путём сложения, в связи с чем возможностей у суда назначить приговор с суровым наказанием предостаточно.

Отсюда делаем важный вывод: новый закон практически гарантированно станет эффективным средством давления на бизнес.

Обтекаемые формулировки закона будут «на руку» правоохранителям: в организации преступного сообщества может быть заподозрен или обвинен фактически любой предприниматель.

Таким образом, следователи вместо «резиновой» статьи о мошенничестве или в дополнение к ней теперь могут использовать статью об организации преступного сообщества, чтобы, например, поместить бизнесмена в СИЗО.

Следовательно, если правоохранители возбудили в отношении предпринимателя дело о ст.210 УК РФ, это тот случай, когда необходимость в уголовном адвокате не должна вызывать не малейших сомнений.

Специалист выяснит, действительно ли в действиях его доверителя был состав преступления, выстроит грамотную защиту, поможет избежать избрания меры пресечения, связанной с лишением свободы. Первостепенная задача адвоката – как можно скорее завершить уголовное дело (преследование) еще на досудебной стадии.

Если все же дело передано дальше, помощь адвоката в суде будет направлена на полное оправдание доверителя или максимальное смягчение наказания. Как показывает практика, опытный специалист обязательно найдет «зацепки» даже в, казалось бы, безнадежной ситуации.

Однако таких результатов удается добиться только в том случае, если адвокат по защите бизнеса начнет свою работу как можно раньше. Помните: своевременное обращение – залог того, что адвокат сможет использовать все средства для вашей защиты.

Источник: https://www.advo24.ru/publication/prestupnoe-soobshchestvo-putin-uzhestochaet-nakazanie.html

Основные проблемы квалификации преступного сообщества

Создание преступного сообщества ук рф

Общая статистика фиксирует улучшение общей криминальной и криминогенной обстановки – количество регистрируемых преступлений стабильно уменьшается. В то же время не так однозначна динамика деятельности организованных преступных групп и преступных сообществ (преступных организаций), то есть организованных преступных формирований.

Активность преступных формирований в период с 2009 года по 2011 год снизилась в 1,8 раза – с 31 643 преступлений до 17 691, а затем организованная преступная деятельность пять лет уменьшалась незначительно – до 12 581 преступления в 2016 году.

Затем показатель уверенно стремился вверх, увеличившись в 2018 г. на 3 тысячи выявленных преступлений – до 15 628.

Последовательно увеличивалось количество членов преступных сообществ (преступных организаций): в период с 2012 года по 2018 год их стало больше в два раза, соответственно – 482 и 1070.

За последние три года на фоне снижения преступности, когда количество зарегистрированных преступлений во всем мире уменьшается, в том числе и в России, наблюдался рост абсолютных показателей организованной преступности.

Также увеличилось число преступлений, совершенных организованными группами и преступными сообществами (+17,9%) и количество лиц, совершивших преступления в составе организованных групп и преступных сообществ (+4,7%).

В прошлом году по данным Главного информационного центра МВД России было возбуждено 37 уголовных дел по ст.

210 УК РФ, из которых 9 направлено в суд, 5 возвращены на дополнительное расследование, 3 прекращены за отсутствием состава преступления (2 судом и 1 прокурором) и одно дело рассмотрено Новосибирским областным судом. По этому делу члены преступного сообщества были осуждены к различным срокам лишения свободы.

Судебной коллегией Верховного Суда РФ приговор отменен и дело направлено на дополнительное расследование в связи с серьезными нарушениями законодательства, допущенными как следствием, так и судом.

Данные статистические показатели свидетельствуют о том, что в суде не подтверждается квалификация действий обвиняемых по ст. 210 УК РФ, и в настоящее время данная проблема является актуальной и требует определенных изменений в практике расследования данного вида преступлений.

Предпринимаемые правоохранительными органами меры по обеспечению неотвратимости ответственности руководителей и участников организованных преступных формирований в виду отсутствия эффективных методик уголовно-правового и криминологического предупреждения данного вида преступлений на текущий момент решаются на недостаточно высоком профессиональном уровне и не обеспечивают должного выполнения служебных задач.

По-прежнему остается дискуссионным или малоизученным широкий круг вопросов, касающийся содержания признаков состава преступления, правил квалификации, связанных с совершением преступлений, не разработан в необходимой мере понятийный аппарат, включая определение понятия преступного сообщества, остаются спорными ряд его признаков.

Не в полной мере решены вопросы оптимизации правоохранительной деятельности в части применения эффективных и действенных криминологических мер по предупреждению организованной преступности, в частности, по ликвидации источников финансирования, как одного из способов противодействия организации преступного сообщества.

Недостаточно раскрытыми и не решенными остаются вопросы особенностей причинного комплекса организации преступного сообщества, выражающиеся в различных формах содействия деятельности преступного сообщества, в частности, его финансирование.

С учетом указанных обстоятельств, способствующих развитию организованной преступной деятельности, можно говорить о необходимости переосмысления понятия и признаков преступной организации, целей ее создания, закономерностей формирования структурных связей внутри ее функционирования, и, в итоге, о необходимости выработки нового наиболее эффективного подхода к разработке и применению мер уголовно-правового и специально-криминологического характера в противодействии организации преступного сообщества.

Анализ судебной практики показывает, что квалификация действий виновных лиц, совершивших преступление в составе преступного сообщества, возможна как за совершение одного (продолжаемого), так и нескольких преступлений различной степени тяжести.

Учитывая вышеизложенное, для использования в практической деятельности представляется возможным предложить наиболее актуальную формулировку понятия преступного сообщества, под которым предлагается понимать объединение под единым руководством преступных групп, совершающих одно (продолжаемое) или несколько тяжких или особо тяжких преступлений, а также иные категории преступлений, предусмотренные статьей 15 УК РФ, с целью получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды.

Полагаю, закрепление на законодательном уровне уголовной ответственности за совершение лицом в составе преступного сообщества (организации) как тяжкого, особо тяжкого преступления, так и преступления иной степени тяжести позитивно отразится на эффективности работы правоохранительных органов и будет способствовать достижению принципа неотвратимости наказания.

Сравнительный анализ понятия «преступное сообщество» со смежными уголовно-правовыми понятиями показал, что в диспозиции статьи 205.

4 УК РФ термин террористическое сообщество раскрывается через понятие «устойчивая группа лиц», то есть организованная группа, а в диспозиции статьи 282.1 УК РФ «экстремистское сообщество» прямо называется организованной группой.

В том и другом случае законодатель отождествляет различные виды преступных организаций, которые имеют структурные и целевые отличия.

Таким образом, необходимо привести нормы Особенной части УК РФ в соответствие с системными понятиями, содержащимися в Общей части, для чего необходимо:

  • устранить имеющиеся неточности в формулировке понятия преступного сообщества, избавившись от термина «преступная организация»;
  • исключить из определения террористического сообщества (статья 205.4 УК РФ) указание на то, что оно представляет собой устойчивую группу;
  • исключить из определения экстремистского сообщества (статьи 282.1 УК РФ) указание на то, что оно представляет собой организованную группу.

Анализ объективных признаков состава организации преступного сообщества или участия в нем позволил сделать вывод о том, что признак координации преступных действий сформулирован некорректно, что дает возможность квалифицировать по части 1 статьи 210 УК РФ действия, которые направлены не только на координацию преступной деятельности отдельных криминальных структур, но и действия лица, являющегося организатором любого преступления. В связи с чем, целесообразно изменить содержание статьи 210 УК РФ и детализировать признак «координации преступной деятельности», указав на такой дополнительный критерий, как «отдельных организованных преступных групп».

Необходимо в части 1 статьи 210 УК РФ признак «создание устойчивых связей между самостоятельно действующими организованными группами» изложить перед признаком «координация преступной деятельности».

Не решен вопрос об интеллектуальной части умысла руководителя или участника преступного сообщества. Суды придерживаются позиции, согласно которой умыслом руководителей преступного сообщества охватывается совершение всех преступлений участников данной преступной группы.

В связи с чем в часть 5 статьи 35 УК РФ целесообразно слова «если они охватывались его умыслом» заменить на «если они были совершены в интересах сообщества и соответствовали его целям».

Необходимо закрепить в пункте 24 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 июня 2010 г. № 12 «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участии в нем (ней)» следующие критерии для решения вопроса о субъекте преступления, указанного в части 4 статьи 210 УК РФ:

  • установление занимаемого лицом положения в преступной иерархии;
  • статус лица может выражаться в наличии в его распоряжении денег, ценностей и иного имущества, добытых преступным путем;
  • наличие у лица международных криминальных связей.

По мнению автора для установления статуса такого лица суд может использовать один или несколько из указанных критериев, перечень которых не является исчерпывающим.

Различные вопросы совокупности преступлений возникают и при совершении иных преступлений, причем не связанных с реализацией преступных намерений сообщества.

Имеются в виду случаи квалификации содеянного по совокупности статьи 210 УК РФ и статьи 209 УК РФ, когда структурное подразделение преступного сообщества являлось бандой и выполняло общие преступные планы.

Таким образом, фактически может получиться, что, еще не совершив конкретных задуманных посягательств, участники понесут уголовную ответственность за два преступления с усеченным составом.

Также статья 209 УК РФ может применяться по совокупности со статьей 210 УК РФ в том случае, когда уже образованная и функционирующая банда войдет в состав преступного сообщества.

В таком случае все преступные деяния, совершенные бандой, в том числе ее образование, участие в ней, должны быть оценены самостоятельно с учетом хронологии преступной деятельности. В связи с изложенным в пункт 21 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 июня 2010 г.

№ 12 «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участии в нем (ней)» необходимо внести данные изменения.

Таким образом, полагаю провести работу по совершенствованию норм, касающихся преступных сообществ.

Выверенная и всесторонняя разработка уголовно-правовых норм позволит эффективно бороться с проявлениями организованной групповой преступности.

Восполнение пробела в законодательстве поможет укрепить законность и повысить эффективность деятельности правоохранительных органов и органов правосудия.

Источник: https://apni.ru/article/836-osnovnie-problemi-kvalifikatsii-prestupnogo

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.