Совершение преступления группой лиц особенности квалификации

Вопросы квалификации групповых преступлений – Адвокаты по наркотикам

Совершение преступления группой лиц особенности квалификации

Некоторые вопросы применения уголовного закона, в части квалификации деяний по признаку группой лиц, группой лиц по предварительному сговору и организованной группой

ГРУППА ЛИЦ ПО ПРЕДВАРИТЕЛЬНОМУ СГОВОРУ

В соответствии с ч. 2 ст.35 УК РФ, преступление признаётся совершённым группой лиц по предварительному сговору, если в его совершении участвовали два или более исполнителя, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления.

Соисполнительство без предварительного сговора (группа лиц, ч.1 ст. 35 УК РФ) является малораспространённой формой соучастия. Как правило, совершение преступления «группой лиц» не является квалифицирующим признаком состава преступления.

Другое дело – «группа лиц по предварительному сговору».

Нельзя не заметить, что в определении «группа лиц по предварительному сговору» содержится два отдельных признака: совершение преступления «группой лиц» и совершение преступления по «предварительному сговору».

Соответственно, для квалификации деяния как совершённого «группой лиц по предварительному сговору» недостаточно наличия лишь одного из этих признаков. Они должны присутствовать в идеальной совокупности.

Только в этом случае подобную квалификацию следует признать правильной.

По смыслу уголовного закона – предварительный сговор – соглашение (в любой форме) между будущими соучастниками преступления, достигнутое ими в любое время (до совершения деяния), о месте, времени, способе совершения преступления.

Поскольку предварительный сговор является обязательным признаком состава преступления (при данной квалификации деяния), то – его наличие или отсутствие входит в предмет доказывания (ст.73 ч.1 п.1 УПК РФ) и должно подтверждаться необходимой совокупностью допустимых (ст.

75 УПК РФ) доказательств, на основе которых суд, следователь, прокурор устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу. Исчерпывающий перечень таких доказательств установлен ст.

74 УПК РФ (показания подозреваемого, обвиняемого, показания свидетелей, потерпевшего, письменные и вещественные доказательства и др.). Соответственно, простой констатации наличия согласованных действий соучастников, при отсутствии допустимых доказательств – недостаточно. Для примера можно предложить такую ситуацию:

ищущие «приключений» молодые люди А. и Л. заметили на улице прохожего, разговаривающего по сотовому телефону. В одной руке у прохожего был большой пакет, другой рукой он держал телефон, локтем этой же руки непрочно прижимая к телу сумку – «барсетку». А.

подбежал к прохожему, ударил по сумке, отчего потерпевший её выронил, а Л., увидев это, поднял сумку с земли. Затем оба убежали вместе с похищенной сумкой. При допросах, в качестве подозреваемых и обвиняемых, оба воспользовались ст.51 Конституции РФ.

Из показаний потерпевшего следует лишь то, что грабителей было двое, и они действовали сообща.

Доказательств наличия предварительного сговора между соучастниками, при подобных обстоятельствах, нет. Однако, такие деяния органы расследования непременно квалифицируют как совершенные «группой лиц по предварительному сговору» по п. «а» ч.2 ст.161 УК РФ. Мотивируется это, как правило, количеством участников и согласованностью их действий. По мнению автора, такая позиция ошибочна.

Количество участников – объективный показатель, подтверждающий наличие признака «группы лиц» (т.е. количество соисполнителей). Согласованность действий, при отсутствии допустимых доказательств «предварительного сговора», подтверждает лишь совместное (а не каждым по отдельности) совершение деяния соучастниками (т.е. «группа лиц», ч.1 ст.35 УК РФ).

Это является обстоятельством, отягчающим индивидуальную ответственность каждого за совершение преступления (ст.63 ч.1 п. «в» УК РФ), а посему, тоже входит в предмет доказывания (п.6 ч.1 ст.73 УПК РФ), но не образует состава преступления по признаку «группой лиц по предварительному сговору».

Соответственно, квалифицировать действия каждого из соисполнителей (по вышеуказанному примеру), следует по ч.1 ст. 161 УК РФ.

На наличие предварительного сговора, кроме показаний обвиняемых (подозреваемых), свидетелей, могут указывать надлежащим образом оформленные доказательства (ст.74 УПК РФ) совместной подготовки к совершению преступления (подготовка оружия, маскировочных приспособлений, подготовка транспорта для перевозки похищенного и т.д.).

Если же допустимых доказательств наличия предварительного сговора нет, а имеются лишь признаки «группы лиц», адвокат должен ставить вопрос об исключении признака «группой лиц по предварительному сговору» из обвинения и (при отсутствии других квалифицирующих признаков соответствующей части статьи) переквалификации обвинения на менее тяжкую часть соответствующей статьи.

Рассмотрим второй признак – совершение преступление «группой лиц». Группа лиц – форма соучастия в совершении преступления, когда оно совершается двумя и более исполнителями, т.е.

подлежащими уголовной ответственности по предъявленному обвинению субъектами (вменяемыми, достигшими возраста уголовной ответственности, отвечающими другим необходимым признакам субъекта конкретного преступления ((группу лиц по должностным преступлениям, например, могут образовывать только два и более должностных лиц))), каждый из которых непосредственно исполняет объективную сторону состава преступления. Понимание этого особенно важно при группе из 2 человек. Если один из двух соучастников (два из трёх) не исполнял объективную сторону деяния, а способствовал совершению преступления иным способом (в форме пособничества, подстрекательства, организации), то признак «группа лиц» отсутствует. Соответственно, «предварительный сговор на совершение преступления» имеет юридическое значение (влияет на квалификацию деяния) только в случае наличия двух и более соисполнителей (а не любых соучастников). В соответствии с уголовным законом, не требуется дополнительной квалификации по ст.33 УК РФ всем членам устойчивой группы соучастников (а не только соисполнителей) лишь при совершении преступления организованной группой либо преступным сообществом (ч.ч.3,4 ст. 35 УК РФ), ибо все постоянные члены (данное правило не распространяется на лиц, не входящих в организованную группу, но способствовавших совершению преступления организованной группой) устойчивой организованной группы несут ответственность как исполнители независимо от фактического соучастия и ссылка на ст. 33 УК РФ для квалификации действий, например, организатора, который не исполнял объективную сторону состава преступления, не требуется. В соответствии же с ч.ч.1, 2 ст.35 УК РФ, преступление признаётся совершённым группой лиц или группой лиц по предварительному сговору, если в его совершении участвовали два или более соисполнителя.

Таким образом, проверяя правильность применения уголовного закона по признаку «группа лиц по предварительному сговору», адвокат должен обратить внимание на наличие в деянии именно соисполнительства, т.е.

непосредственного участия всех соучастников в выполнении объективной стороны преступления, поскольку, как указано выше, само по себе наличие предварительного сговора между двумя соучастниками, один из которых не выполняет объективную сторону (не является исполнителем) не является основанием для квалификации деяния по признаку «группой лиц по предварительному сговору». В таком случае, даже при наличии предварительного сговора, тот соучастник, который непосредственно не участвовал в совершении преступления, отвечает за пособничество, подстрекательство либо организацию преступления, с применением соответствующей части ст.33 УК РФ, а исполнитель – без ссылки на ст.33 УК РФ, но оба по менее тяжкой части статьи УК РФ (при отсутствии других квалифицирующих признаков), не предусматривающей признак «группа лиц по предварительному сговору».

Простым примером такой ситуации является следующая:

А., договорился с С., что окажет ему помощь в сбыте краденного цветного металла без надлежащего оформления, т.к. его (А.) брат работает в пункте приема металла. На следующий день А. и С. приехали на принадлежавшем С. легковом автомобиле на территорию садового общества. А. остался в машине, а С.

зашёл за огороженную территорию садового участка, принадлежащего потерпевшему, и путём свободного доступа похитил там ряд предметов из цветного металла на сумму 2400 рублей. После этого, А. и С. вместе с похищенным им имуществом прибыли к пункту приёма цветного металла, А. оформил сдачу-приём металла на несуществующее лицо, получил деньги, отдал С.

половину причитавшихся тому денег за сданный металл, другую половину оставив себе.

Действия А. должны квалифицироваться по ч.5 ст.33 – ч. 1 ст.158 УК РФ как пособничество в совершении кражи, поскольку он оказал С. заранее обещанное содействие в сбыте похищенного имущества. Однако, он не оказывал помощь С. в непосредственном хищении (изъятии имущества). Действия С., как непосредственного исполнителя, должны квалифицироваться по ч. 1 ст.158 УК РФ.

В то же время, при определении наличия в действиях фигуранта признаков исполнительства либо иных форм соучастия, необходимо учитывать особенности объективной стороны конкретного вида преступления.

Источник: https://konsultant228.ru/v-sude/voprosy-kvalifikacii-gruppovyh-prestupleniy/

Вопросы квалификации преступлений, совершенных в соучастии

Совершение преступления группой лиц особенности квалификации

Вопросы соучастия в преступлении являются одними из самых важных и сложных в правоприменительной деятельности органов предварительного следствия. Правоприменительная практика показывает, что в соучастии совершается очень большое количество преступлений, причем наиболее тяжких и опасных.

В понятии «соучастие в преступлении» находит отражение и закрепляется в уголовном законе специфическая преступная деятельность, что предопределяет особенности квалификации содеянного и пределы ответственности соучастников в отличие от случаев индивидуально совершаемых преступлений.

Соучастие предполагает участие нескольких (двух и более) лиц в совершении преступления. При этом,  эти лица должны обладать признаками субъекта преступления: возрастом и вменяемостью.

Другим объективным признаком соучастия является «совместность участия» двух или более лиц в совершении преступления. С данной позиций участие лица в преступлении выражается в двух внешних формах (действии или бездействии).

Соучастие в преступлении — умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении преступления. То, что соучастие — умышленная совместная преступная деятельность, свидетельствует также о возможности соучастия лишь в умышленных преступлениях.

Исходя из содержания умысла в статье 25 Уголовного кодека Российской Федерации «умышленное совместное участие» означает, во-первых, осознание каждым соучастником общественно опасного характера своего собственного поведения и общественно опасного характера поведения других соучастников, а также осознание объективной взаимосвязи своего поведения с поведением других соучастников; во-вторых, предвидение преступного результата от соединенных усилий; в-третьих, желание или сознательное допущение того, что этот результат будет, достигнут именно путем сложения усилий всех соучастников.

Уголовный закон предусматривает соучастие без предварительного сговора, соучастие по предварительному сговору, соучастие в форме организованной группы либо преступным сообществом (преступной организацией).

Соучастие без предварительного соглашения включает все случаи участия в преступлении, когда согласие в поведении соучастников возникло в процессе совершения преступления.

Согласованность в таких случаях минимальная, что предполагает знание соучастника о присоединяющемся преступном поведении другого и желание либо сознательное допущение соединения преступных усилий и вытекающего из этого преступного результата.

При этом в случаях, специально предусмотренных законом, преступление, в котором участвуют два и более соисполнителя, рассматривается как совершенное «группой лиц».

Это повышает опасность содеянного и влечет более строгое наказание на основании и в пределах, установленных в законе, то есть совершение преступления «группой лиц» (группой соисполнителей) расценивается либо как квалифицирующее обстоятельство, либо как обстоятельство, отягчающее наказание.

В ряде статей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации соучастие с предварительным сговором в качестве «группы предварительно договорившихся лиц» выступает как квалифицирующий признак (например, в кражах, грабежах). В таких случаях преступление, в котором участвуют два и более исполнителя (соисполнителя), заранее договорившихся о совместном его совершении, считается совершенным «группой лиц по предварительному сговору».

Повышение ответственности в случаях совершения преступлений группой предварительно договорившихся лиц регламентируется так же, как и при совершении преступлений группой лиц. Так, например, максимальное наказание за совершение кражи без соучастия составляет в настоящее время до 2 лет лишения свободы, а например, по краже, совершенной группой лиц по предварительного сговору до 5 лет.

Организованной группой признается устойчивая группа лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. На устойчивость этого преступного объединения указывает продолжительность его существования во времени.

Это может быть время, истекшее с момента формирования группы до момента совершения первого из числа запланированных ее участниками преступлений.

В то же время продолжительность существования такой группы во времени указывает на более высокую степень согласованности в преступном поведении ее участников по сравнению с рассмотренными выше видами соучастия.

Преступным сообществом признается сплоченная организованная группа, созданная для совершения тяжких или особо тяжких преступлений.

Признак сплоченности (помимо устойчивости) характеризует более высокую степень согласованности преступной деятельности участников-членов преступного сообщества по сравнению с организованной группой.

Устойчивость и сплоченность данного преступного формирования, его изначальная нацеленность на совершение тяжких и особо тяжких преступлений характеризуют также весьма высокую степень опасности этого вида соучастия.

Сами факты организации преступного сообщества, руководства им или его структурными подразделениями, участия в нем являются оконченными преступлениями, а организаторы, руководители и участники рассматриваемого формирования расцениваются как исполнители (соисполнители).

 Организаторы преступного сообщества, кроме того, несут ответственность за все преступления, совершенные его членами, если эти преступления входили в план преступной деятельности и охватывались их умыслом.

Совершение преступления преступным сообществом признается законом отягчающим ответственность обстоятельством и влечет более строгое наказание.

Уголовный кодекс Российской Федерации  предусматривает комплекс мер, нацеленных на борьбу с различными проявлениями соучастия в преступлении. Наряду с нормами общего характера уголовный закон предусмотрел более жесткие санкции за различные групповые проявления в конкретных статьях Особенной части.

Количество квалифицированных составов, сконструированных по признаку совершения преступления группой лиц по предварительному сговору либо организованной группой, постоянно пополняется. На данный момент таких составов более семидесяти.

За создание преступного сообщества уголовным кодексом предусмотрено наказание – лишение свободы на срок от 12 до 20 лет со штрафом до одного миллиона рублей.

Заместитель начальника ОЗО

СУ УМВД России по Рязанской области

подполковник юстиции     

А.Н.Шведчиков

Источник: https://62.xn--b1aew.xn--p1ai/press_slujba/press_reliz/item/546405/

Квалификация преступлений, совершенных в соучастии

Совершение преступления группой лиц особенности квалификации

Согласно ст. 32 УК «соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления».

При привлечении каждого из соучастников к уголовной ответственности должно быть установлено, что лицо принимало участие в совершении конкрет­ного преступления, т.е.

деяния, прямо предусмотренного в качестве преступления в Особенной части УК.

Как следует из определения соучастия, для его наличия необходимо участие в преступлении как минимум двух лиц, обладающих признаками субъекта преступле­ния.

Совершение преступления с использованием лица, не подлежащего уголовной ответственности в силу возраста (ст. 20 УК РФ) или невменяемости (ст. 21 УК РФ), не создает соучастия.

Действующее уголовное законодательство и наука уголовного права исходят из того, что соучастие возможно лишь в умышленных преступлениях при умышленном объединении усилий двух или более лиц для достижения преступного результата.

Причинение общественно опасных последствий совместными неосторожными действиями двух или более лиц в литературе полу­чило наименование неосторожного сопричинения, что в законода­тельстве в настоящее время отражения не нашло.

Квалификация преступлений, совершенных в соучастии, непосредственно связана с выяснением вопросов о формах и видах соу­частия, которые относятся к числу наиболее дискуссионных в уго­ловном праве.

При рассмотрении правил квалификации преступ­лений, совершаемых в соучастии, будем исходить из позиции, что виды соучастия выделяются в зависимости от характера выполняе­мых соучастниками функций.

К ним относится простое (соисполнительство) исложное соучастие (соучастие с распределением ролей).

В простом соучастии (соисполнительстве) в зависимости от степени согласованности действий соучастников можно выделить следующие формы соучастия: группа лиц, группа лиц по предвари­тельному сговору, организованная группа, преступное сообщество (преступная организация).

При соучастии в преступлении с распределением ролей лишь исполнитель является лицом, непосредственно совершившим пре­ступление, выполнившим его объективную сторону. Поскольку диспозиции статей Особенной части УК описаны применительно к деяниям исполнителя, при квалификации действий исполнителя не требуется ссылка на ст. 33 УК.

Другие соучастники (организатор, подстрекатель, пособник) са­ми объективную сторону преступления не выполняют, они лишь содействуют исполнителю. Поэтому для квалификации их действий и отражения выполняемых ими функций при квалификации необ­ходима ссылка на ст. 33 УК РФ.

Практика также дает более полную, чем вытекает из закона, уголовно-правовую квалификацию поведения организато­ра, подстрекателя и пособника, давая ссылку не только на ст.

33 УК, но на конкретную часть этой статьи, которая соответствует роли, выполняемой соучастником (организатор – ч. 3 ст. 33, подстрека­тель – ч. 4 ст. 33, пособник -л. 5 ст. 33 УК). Так, действия Бачкало Д.

, признанного пособником в совершении кражи, были квали­фицированы по ч. 5 ст. 33 и п. «б» ч. 3 ст. 158 УК.

Если организатор, подстрекатель или пособник одновременно является соисполнителем преступления, то его действия квалифи­цируются по статье Особенной части, предусматривающей ответст­венность за это преступление, без ссылки на ст. 33 УК.

Не все случаи совершения лицом умышленного преступления совместно с другими лицами образуют соучастие. Если в соверше­нии преступления участвовали два лица и лишь одно из них облада­ло признаками субъекта, т.е.

достигло установленного законом воз­раста ответственности за это преступление и было вменяемым, соу­частия не образуется.Как следует из п.

9 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о преступле­ниях несовершеннолетних», лицо, вовлекшее несовершеннолетне­го, не подлежащего уголовной ответственности, в совершение пре­ступления, в силу ч. 2 ст.

33 УК несет ответственность за содеянное как исполнитель путем посредственного причинения. Представляется, обозначение указанного лица как исполнителя является не вполне корректным, так как исполнитель появляется только при наличии соучастия, а соучастия в данном случае не образуется, по­добное лицо является единолично действующим субъектом пре­ступления.

Признание лица соучастником преступления предполагает осо­знание им юридически значимых признаков преступления, совер­шаемого исполнителем.

«Для решения вопроса об уголовно-право­вой квалификации действий соучастника необходимо установить, что лицо знало не только о факте совершения преступления, но и о ряде его важнейших особенностей.

В общей форме можно сказать, что это такие обстоятельства совершения преступления, которые составляют признаки состава преступления. Иными словами, все, что вменяется в вину соучастнику, должно охватываться его умыс­лом».

Признаки, осознание которых является необходимым для квалификации деяния как совершенного в соучастии, могут отно­ситься к любому элементу состава преступления (как к объекту, объективной стороне, так и к субъективной стороне и субъекту пре­ступления), являться как конструктивными, так и квалифицирую­щими (и смягчающими, и отягчающими). Так, лицо, предоставив­шее оружие для совершения убийства, может быть признано пособ­ником убийства только в том случае, если оно осознавало, что объектом преступления, которое намеревался совершить исполнитель, является именно жизнь потерпевшего, а не его, например, здоровье.

Подведем итоги сказанному и сформулируем правила квалифи­кации преступлений, совершенных в соучастии.

1. При соучастии с распределением ролей действия исполните­ля квалифицируются без ссылки на ст. 33 УК.

2. При квалификации действий организатора, подстрекателя и пособника необходима ссылка на ст. 33 УК с указанием конкретной части этой статьи, соответствующей выполняемой лицом роли.

3. Если организатор, подстрекатель или пособник одновре­менно является соисполнителем преступления, то его действия квалифицируются по статье Особенной части, предусматриваю­щей ответственность за это преступление, без ссылки на ст. 33 (ч. 3 ст. 34 УК).

4. Действия лица, использовавшего для совершения преступле­ния другое лицо, не обладающее признаками субъекта преступле­ния, квалифицируются как совершенные единолично действующим субъектом преступления.

5. Конструктивный и квалифицирующий признаки преступле­ния, совершенного исполнителем, имеющие как объективный, так и субъективный характер, учитываются при квалификации дейст­вий всех соучастников, сознанием которых они охватывались, за исключением признаков, относящихся исключительно к личности исполнителя.

6. Квалифицирующие обстоятельства, относящиеся к организа­тору, подстрекателю и пособнику, имеют значение для квалифика­ции действий лишь тех из них, к которым они относятся, и не вме­няются в вину остальным соучастникам.

7. В случае недоведения исполнителем преступления до конца по независящим от него обстоятельствам действия других соучаст­ников следует квалифицировать со ссылкой на соответствующие части ст. 33 и 30 УК.

8. Если подстрекателю не удалось вовлечь другое лицо в совер­шение преступления, его действия следует квалифицировать как приготовление к преступлению – по ч. 1 ст. 30 и соответствующей статье Особенной части УК.

9. Действия лиц, непосредственно участвовавших в совершении преступления со специальным субъектом, как правило, квалифици­руются со ссылкой на соответствующие части ст. 33 УК как дейст­вия организатора, подстрекателя или пособника.

10.При совершении преступления преступной группой не тре­буется ссылка на ч. 2 ст. 33 УК.

Если в статье Особенной части УК указано в качестве квалифицирующего признака на соответствующую форму соучастия, квалификация производится по тому пункту и части статьи, где это от­ражено.

Если статья Особенной части УК не содержит квалифицирую­щего признака, отражающего форму соучастия, квалификация про­изводится по признакам основного состава преступления.

Если в статье Особенной части УК не указана определенная форма соучастия, но предусмотрена более опасная, деяние квали­фицируется по признакам основного состава преступления.

Если в статье Особенной части УК не указана определенная форма соучастия, но предусмотрена менее опасная форма, деяние квалифицируется по тому пункту и части статьи, где отражена эта форма соучастия.

12.Если факт создания организованной группы образует при­знаки самостоятельного состава преступления (ст. 208, 209, 239 УК), содеянное подлежит квалификации по этим статьям, а в слу­чае совершения членами организованной группы преступлений, образующих самостоятельные составы, – по совокупности пре­ступлений.

13.Если создание организованной группы не предусмотрено в Особенной части УК в качестве самостоятельного состава преступ­ления, создание организованной группы следует квалифицировать как приготовление к тем преступлениям, для совершения которых она создана.

14.Факт создания преступного сообщества (преступной органи­зации) квалифицируется по ст. 210 УК РФ. Совершаемые преступ­ным сообществом иные преступления квалифицируются самостоя­тельно по совокупности со ст. 210 УК.

15.Действия лиц, не являющихся членами преступной группы, но содействовавших ее деятельности, следует квалифицировать как соучастие преступной группе по соответствующей части ст. 33 УК РФ и статье, предусматривающей ответственность за совершение преступления преступной группой.

16. Квалификация преступления, совершенного группой лиц, лишь одно из которых обладает признаками субъекта преступления, производится без использования квалифицирующего признака, от­ражающего совершение преступления преступной группой.

17. При эксцессе исполнителя действия других соучастников квалифицируются в соответствии с направленностью их умысла. Квалифицирующие признаки, отражающие совершение преступле­ния преступной группой, при этом не вменяются.

Источник: https://studopedia.ru/17_62982_kvalifikatsiya-prestupleniy-sovershennih-v-souchastii.html

Преступление, совершенное группой лиц: ошибки при квалификации

Совершение преступления группой лиц особенности квалификации

Перечень существенных нарушений

Поиск судебных ошибок при квалификации группового преступления

В этой статье расскажем о довольно часто встречающейся ошибке в квалификации групповых преступлений.

Нормативная база- 35 УК  группа лиц, по предварительному сговору, организованная группа, преступное сообщество– п.”в” ч.1 63 УК  группа лиц как отягчающее обстоятельствоОШИБКИ квалификации группы лиц в приговореИсполнитель не может быть один: ошибка при квалификации группы лицI). Ошибка с пособничествомПособничество не образует группы лиц – правило, выработанное судебной практикойПРИМЕР (дело № 127-УД 19-8)Пример – исключен квалифицирующий признак “группа лиц” по статье 228.1 УКII). Ошибка с соисполнителемСоисполнитель определен неверно, ошибка при квалификации группы лицНАКАЗАНИЕ при соучастииЧто учитывается при назначении наказания за преступления в соучастииНарушение при назначении наказания соучастникамРазные наказания для соучастников, при сопоставимых обстоятельствахСолидарное взыскание морального вредаСолидарное взыскание морального вреда – это ошибка (п.24 Пленума № 17)

Четыре типа преступных групп

Url

Дополнительная информация:

– ч.1 35 УК  два исполнителя без предварительного сговора

группа лиц без предварительного сговора   (ч.1 35 УК)

Url

Дополнительная информация:

– ч.2 35 УК  имеется предварительная договоренность до совершения

– группа лиц по предварительному сговору    (ч.2 35 УК)

Url

Дополнительная информация:

– ч.3 35 УК  организованная группа, это группа имеющая устойчивый характер

организованная группа (ч.3 35 УК)

Url

Дополнительная информация:

– ч.4 35 УК  преступное сообщество, это структурированная группа

преступное сообщество (преступная организация) (ч.4 35 УК)

Групповые преступления – это преступления, совершенные группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой и преступным сообществом (35 УК). Все эти формы – это всё группа лиц, просто с разной степенью организованности участников.

Url

Дополнительная информация:

Квалифицирующие признаки

Квалифицирующие признаки: понятие, тактика по их исключению из обвинения

Группа лиц – это квалифицирующий признак, отягчающий тяжесть преступления по многим составам.

Например, убийство – если есть группа лиц в любой форме, то ч.1 105 УК (простое убийство) превращается в ч.2 105 УК (квалифицированное убийство), которая не только является «расстрельной» статьей, но и относится к особой областной подсудности.

Поэтому «выбивание» группы лиц как квалифицирующего признака очень сильно влияет на все уголовное дело – это может повлечь не только смягчение наказания, но и переквалификацию преступления.

Известный прием защиты: при групповом преступлении один из участников всё берет на себя. При таком «раскладе» садится только он, остальные выходят из дела. Кроме того, садится он по более мягкому обвинению, не включающему группу лиц. Вопрос лишь в том, кто согласиться быть этим «героем», который будет сидеть за себя и «за того парня».

ОШИБКИ в приговорах по групповому преступлению

Исполнитель не может быть один

Ошибка квалификации, неоднократно встречающаяся в практике: суть ошибки кроется в определении группы лиц (35 УК). А именно –  в группе лиц обязательно должно быть два и более соисполнителя.

Иначе говоря –  в группе лиц не может быть один участник в роли исполнителя, а другие участники в других ролях (организатора, пособника, подстрекателя). Если исполнитель один – то всё, группы лиц нет.

Ошибка эта встречается как в простой форме, так и в форме логической ошибки:

IПособничество не образует группы лицВ судебной практике сложилось такое правило: соучастие в виде пособничества не образует квалифицирующего признака – группы лиц.Является судебной ошибкой: когда в приговоре прямо указывается, что есть группа лиц, но при этом один участник называется исполнителем, а другой пособником. Т.е. исполнитель всего один. Эту ошибку найти просто.Ищем в приговоре два условия:а) в приговоре – есть квалифицирующий признак “группа лиц”.б) в приговоре – есть исполнитель и пособник, прямо называемые в приговоре именно так. Суд признает, что по делу был только один исполнитель.Есть оба этих условия ? Значит, есть очень серьезный шанс смягчить приговор.ПРИМЕР (дело № 127-УД 19-8)Пример – исключен квалифицирующий признак “группа лиц” по статье 228.1 УК
IIСоисполнитель определен неверноБолее сложный случай: когда суд верно квалифицирует роль одного из соисполнителей, который таковым не является (его действия образуют другой состав преступления).Также ищем в приговоре два условия:а) в приговоре – есть квалифицирующий признак “группа лиц”. Это нашли.б) но вот дальше мы не видим, чтобы суд говорил о пособничестве. Нет, такой ошибки суд не делает – и называет участников (не менее двух) соисполнителями. Но это еще не значит что ошибки нет.Копнуть поглубже: надо изучить описание конкретных действий осужденного по совершению преступления. Суть логической ошибки: суд в тексте приговора расписывает детально роли участников так, что понятно – исполнитель только один, а в действия второго не соисполнительство.ИЛЛЮСТРАЦИЯПостановление Президиума Брянского областного суда от 22.08.2018 N 44У-58/2018). В данном деле по статье п.”а” ч.3 111 УК (тяжкий вред здоровью причиненный группой лиц) суд расписывает роли участников так, что видно – наносил удары, повлекшие вред, только один участник. Именно его удары и повлекли такие тяжкие последствия. Второй участник только один раз ударил и больше не бил, а первый после этого «разошелся во всю». Т.е. тот второй, он не исполнитель по статье 111 УК, хотя и назван так в приговоре. В его действиях есть состав преступления, но другого, менее опасного, он не действовал согласованно с первым участником с целью причинения тяжких телесных повреждений. Квалификация изменена с п.”а” ч.3 111 УК на ч.1 111 УК.
IIIНарушение принципа равенства при назначении наказания– также, необходимо упомянуть еще один тип ситуаций, когда при одинаковых обстоятельствах совершения преступления, при одинаковом наборе смягчающих обстоятельств – соучастникам одного преступления назначается разное наказание. Подробнее об этом можно прочитать здесь: Разные наказания для соучастников по одному делу, при сопоставимых обстоятельствах (нарушение принципа равенства).

ПРИМЕР (дело № 127-УД 19-8)

Что мы видим в приведенном ниже примере:Приговор по ст. 228.1 УК (сбыт и пересылка наркотиков) и 229.1 УК (контрабанда наркотиков).В данном примере на стадии кассации в Верховном суде удалось убрать два признака: «группа лиц по предварительному сговору» и «совершение преступления с помощью сети Интернет» даже с учетом того, что подсудимый был полностью согласен с обвинением и дело было рассмотрено в особом порядке.Это повлекло переквалификацию и смягчение наказания.Кратко – почему удалось выбить признаки:а) «Группа лиц» была исключена из обвинения, потому что она (группа лиц) возможна только в том случае, если в ней состоят два и более соисполнителя. А если один соисполнитель и один пособник – то это уже не группа лиц. Все нижестоящие суды про это «забыли». (Подробнее о поиске судебных ошибок по групповым преступлениям можно изучить здесь: Группа лиц: поиск судебных ошибок при квалификации группового преступления).б) «Использование Интернета» ушло потому, что была ошибка квалификации. Вменяемая ч.3 228.1 УК не предполагает такого признака в принципе. С очевидностью это из текста статьи не видно, нужно анализировать довод в тексте жалобы, но суть в чём: «пересылку наркотиков» посредством Интернет вменить невозможно. Сбыт – возможно, а пересылку нет.

№ 127-УД 19-8

Кассационное определение Верховного суда

(выдержка)

Действия Д. с учетом внесенных президиумом Верховного Суда Республики Крым квалифицированы по ч.5 33, п.”а” ч.2 229.

1 УК как пособничество в незаконном перемещении через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС наркотических средств, совершенном группой лиц по предварительному сговору, и по ч.5 33, п”а” ч.2 228.

1 УК как пособничество в незаконной пересылке наркотических средств, совершенной группой лиц по предварительному сговору, с использованием средств информационно телекоммуникационных сетей (включая сеть «Интернет»).

В силу ст. 35 УК, преступление:

Url

Дополнительная информация:

– ч.1 35 УК  группа лиц без предварительного сговора – два исполнителя

– признается совершенным группой лиц, если в его совершении совместно участвовали два или более исполнителя;

Url

Дополнительная информация:

– ч.2 35 УК  группа лиц по предварительному сговору – есть договоренность

а группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления. По приговору Д. осужден за контрабанду и незаконную пересылку наркотических средств, совершенные группой лиц по предварительному сговору, с одним неустановленным лицом.

Президиум Верховного Суда Республики Крым, переквалифицируя действия Д.

как пособничество в контрабанде и незаконной пересылке наркотических средств, совершенных группой лиц по предварительному сговору, не дал оценки и не принял во внимание, что данная форма соучастия в виде пособничества не образует квалифицирующего признака – группы лиц. В этой связи, действия Д. не могут быть квалифицированы как совершенные группой лиц по предварительному сговору.

Кроме того, в части незаконной пересылки наркотических средств его действия квалифицированы, как совершенные с использованием средств информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть «Интернет»). Вместе с тем, в соответствии с диспозицией ч.2 228.1 УК данный признак соотносим только с незаконным сбытом наркотических средств, в связи с чем, указанный признак не может быть ему вменен.

С учетом изложенного, поскольку вносимые изменения не требуют исследования каких-либо доказательств, прямо вытекают из описания преступных деяний, с обвинением в совершении которых согласился Д., его действия подлежат переквалификации, а наказание смягчению».

Вернуться к списку нарушений

Обратиться за консультацией

Вернуться

Источник: http://xn--80acb5ajmepe8k.xn--p1ai/2749-gruppa.html

Квалификация совершенных в соучастии преступлений

Совершение преступления группой лиц особенности квалификации

Квалификация преступления – это процесс установления тождества между фактически совершенным деянием и тем составом преступления, который описан в Особенной части УК РФ. В случае, когда речь идет о соучастии, недостаточно констатировать сам факт преступления, нужно также установить наличие обстоятельств, описанных в статьях УК, касающихся вопросов соучастия в преступлении.

Крайне важно установить форму и вид соучастия. Таким образом, под квалификацией преступлений, совершенных в соучастии, можно понимать дачу уголовно-правовой оценки фактически установленным обстоятельствам, утверждающей, что совершенное двумя или более лицами умышленное деяние содержит в себе все признаки состава преступления, предусмотренного какой-либо статьей Особенной части УК РФ.

Обратите внимание! Несмотря на то что УК РФ является основным источником уголовного права РФ и никакие другие акты не могут предусматривать уголовную ответственность за какие-либо действия, некоторые его формулировки могут показаться недостаточно конкретизированными и оставлять вопросы, что вызывает затруднения при квалификации групповых преступлений.

Для решения этих проблем правоприменитель должен обратиться к дополнительным источникам. Особенное значение имеет судебная практика. При этом речь идет о практике судов всех уровней, будь то суд общей юрисдикции, принявший решение в первой инстанции, или постановление Пленума Верховного суда РФ.

Так, значительные разъяснения по вопросам квалификации преступлений, предусмотренных ст. 209 и 210 УК (бандитизм и организация преступного сообщества соответственно), можно найти в постановлении от 10.06.2010 № 12.

Например, об ответственности несовершеннолетних участников таких организаций и возможности эксцесса исполнителей — членов таких сообществ. 

Признаки соучастия и его квалификация 

Основные признаки соучастия содержатся в его определении. Речь идет:

  • о совместной деятельности 2 и более лиц;
  • умышленном характере этой деятельности. 

С точки зрения конструкции состава преступления речь идет о субъектах преступления и объективной стороне. Их установление имеет самое большое значение для правильной квалификации. 

Особенности субъекта преступления, совершенного в соучастии 

Соучастие предполагает как минимум 2 субъектов преступления. При этом они должны удовлетворять всем требованиям, предъявляемым к ним УК, таким как:

  • достижение возраста наступления уголовной ответственности;
  • вменяемость. 

Эти 2 обстоятельства обязательно должны быть установлены. Если хотя бы одному из этих критериев одно из лиц, совершивших преступление, не соответствует, оценивать его как соучастника нельзя.

Ст. 33 УК РФ предполагает разделение соучастия на виды в зависимости от роли субъекта в совершении преступления.

Если преступление не совершено в соисполнительстве (есть иные участники, кроме исполнителей), то деяние должно квалифицироваться со ссылкой на соответствующую часть ст.

 33 УК, за исключением принятия лицом дополнительно непосредственного участия в совершении преступления (в этом случае квалификация по ст. 33 не требуется).

Если состав преступления предусматривает его совершение специальным субъектом, то при совершении его в соучастии лица, не обладающие признаками такого субъекта, могут исполнять только роли, предусмотренные чч. 3–5 ст. 33 УК РФ. 

Соучастие с несовершеннолетним 

Важно! Вовлечение несовершеннолетнего в противоправные действия само по себе квалифицируется как отдельное преступление, предусмотренное по ст. 150 УК РФ.

Но все последующие преступные действия, совершенные вовлеченным несовершеннолетним, не достигшим возраста уголовной ответственности, соучастия не образуют — исполнителем по ним признается совершеннолетний вовлекатель.

Если же несовершеннолетний достиг возраста ответственности, соучастие будет иметь место. 

Умысел как обязательное условие для квалификации соучастия 

Определение соучастия предполагает совершение только умышленных преступлений. При этом крайне важно, чтобы оба участника не только в полной мере осознавали сам факт преступности своих действий, но и оценивали преступный умысел. Иными словами, квалифицировать как соучастие можно только те действия, которые охватывались умыслом всех субъектов.

Например, если 2 лица совершают кражу из вагона железнодорожного состава с разных его концов и не действуют совместно, не знают о намерениях друг друга, говорить о соучастии нельзя. Равно как нельзя говорить о пособничестве, если лицо передает холодное оружие другому лицу, не зная о намерении последнего совершить убийство, и т. д.

Обратите внимание! Эксцесс исполнителя крайне показателен в рассматриваемом вопросе. Ст.

 36 УК предусмотрены рамки ответственности остальных соучастников преступления в случае, когда один из них в своих действиях вышел за пределы общего умысла.

В таком случае действия такого исполнителя квалифицируются по фактическому составу, а действия остальных соучастников — по общему умыслу и тому, что совершено ими.

Пример 

При наличии сговора на совершение грабежа один из соисполнителей в ходе совершения преступления достает нож и угрожает им потерпевшему.

В данном случае имеет место разбой, но угроза ножом не охватывалась общим умыслом соучастников. Таким образом, ответственность по ст.

 162 УК (разбой) несет только один из соучастников — фактически его совершивший. Остальные же привлекаются по ст. 161 УК (грабеж). 

Роль мотива и цели соучастников при квалификации преступлений 

Отдельно стоит отметить учет мотива и цели при квалификации преступлений, совершенных в соучастии. Некоторые статьи УК учитывают мотив и цель в качестве квалифицирующего признака состава преступления (например, пп. «к» и «л» ст. 105 УК РФ).

Возникает вопрос, должны ли мотив и цель быть общими для всех соучастников? Представляется, что:

  • Если мотив и цель не выступают в роли квалифицирующих признаков состава, то учитывать их отдельно при квалификации не требуется: нормы УК не предусматривают обязательной осведомленности каждого субъекта преступления о мотивах и целях своих соучастников, достаточно наличия общего умысла на совершение преступления.
  • Если же цель и мотив рассматриваются в качестве квалифицирующих признаков, будет правильным учитывать их при квалификации для каждого субъекта. Так, если один из соучастников убил жертву из корыстных побуждений, а второй подстрекал его с целью скрыть иное, ранее им совершенное преступление, их действия должны квалифицироваться отдельно. 

Форма соучастия и квалификация 

При квалификации соучастия в преступлении нужно учитывать форму соучастия, если она используется в качестве признака состава. Если часть статьи УК предусматривает более сложную форму соучастия, нежели по факту установлена следствием, то недопустимо квалифицировать деяние с использованием такого квалифицирующего признака.

Преступное сообщество — наиболее опасная форма соучастия. Создание его или его вида, банды, влечет ответственность по ст. 210 и 209 УК РФ соответственно. Пленум Верховного суда в постановлении от 10.06.

2010 № 12 разъяснил, что для правильной квалификации роли участников такого сообщества важно установить фактически занимаемое ими место в организации, возможное наличие коррупционных связей и т. д.

Для правильной квалификации необходимо выяснить роль не только руководителя такого сообщества, но и каждого конкретного обвиняемого, данные о его личности. 

Важно! С 12.04.2019 УК РФ дополнен ст. 210.1, предусматривающей ответственность за занятие высшего положения в преступной иерархии. Максимальное наказание – 15 лет лишения свободы со штрафом до 5 млн рублей. 

Правила квалификации преступлений, совершенных в соучастии

Проанализировав действующее уголовное законодательство и судебную практику, можно сформулировать следующие правила квалификации групповых преступлений:

  • ссылка на ст. 33 требуется только в случае, если лицо не выполняло функции непосредственного исполнителя преступления;
  • если статья УК предусматривает совершение преступления спецсубъектом, то лица, не обладающие признаками последнего, не могут выступать в роли исполнителя, однако могут привлекаться к ответственности со ссылкой на чч. 3–5 ст. 33 УК;
  • совершение преступления в группе с лицом, не обладающим всеми признаками субъекта преступления, не может образовывать соучастия (при условии что в преступлении участвовали двое);
  • если статья УК предусматривает какую-либо форму соучастия в качестве квалифицирующего признака, то нужно квалифицировать деяние по соответствующему пункту статьи, не делая ссылки на ст. 33 УК;
  • квалифицирующий признак «совершение группой лиц» не может применяться в случае, когда только один субъект вменяем и достиг возраста уголовной ответственности (при условии что в преступлении участвовали двое);
  • организация какой-либо формы соучастия, предусмотренной статьей УК в качестве самостоятельного преступления (банда или преступное сообщество), должна квалифицироваться по соответствующей статье, а совершенные такой группой или организацией действия квалифицируются самостоятельно;
  • в случае эксцесса исполнителя ответственность за действия, его образующие, несет только сам исполнитель, но не иные субъекты преступления, действия же остальных субъектов оцениваются на основании их умысла и фактических действий.

***

Остается сделать вывод о том, что квалификация преступлений, совершенных в соучастии, требует учета дополнительных обстоятельств, связанных с признаками соучастия как уголовно-правового явления, особенностей умысла преступника и признаков, определяющих его как субъекта преступления. 

Более полную информацию по теме вы можете найти в КонсультантПлюс.
Полный и бесплатный доступ к системе на 2 дня.

Источник: https://rusjurist.ru/ugolovnye_dela/prestupleniya/kvalifikaciya_sovershennyh_v_souchastii_prestuplenij/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.