Соучастие как уголовно правовой признак организованной преступности

Криминология

Соучастие как уголовно правовой признак организованной преступности

Среди параметров преступности, подвергшихся за последнее десятилетие наибольшей трансформации, особое место занимает рост консолидированности, объединенности действий соучастников, нашедших отражение в таком феномене конца XX столетия, как организованная преступность.

Последняя, по сути, представляет собой квинтэссенцию, крайнее выражение таких предшествующих явлений, как совершение преступлений в различных формах совместности1Арутюнов А.А. Институт соучастия: системный подход и проблемы квалификации / Под ред. В.Е. Квашиса. М., 2002. С. 3..

Совершение преступления группой лиц — одна из типичных форм преступных посягательств. Она составляет значительную долю в структуре преступности. Так, в 2004 г.

зарегистрировано 199 141 преступление, совершенное группой лиц по предварительному сговору, а их доля составила около 12,7% от общего числа всех раскрытых преступлений. Таким образом, практически каждое восьмое преступление в России совершается в группе.

Еще более серьезны показатели групповой преступности применительно к характеристике лиц, совершивших преступления. В 2004 г.

удельный вес лиц, совершивших преступления в группе, составил 26,3% (321 559 человек), из них в составе организованной группы либо преступного сообщества — 3,3% (10 713 человек)2Состояние преступности в России за 2004 год. ГИЦ МВД РФ. М., 2005. С. 26, 28..

Групповой способ совершения преступлений — это особая форма преступной деятельности, как правило, способствующая совершению более тяжких, подготовленных, а также организованных преступлений. Поэтому повышенную опасность для общества представляет преступность именно в ее групповой и организованной формах3Наземцев С.В.

Совершенствование уголовного законодательства и правоприменительной практики органов внутренних дел по борьбе с групповыми формами преступной деятельности: Автореф. дис…. к. ю. н. М.. 2000. С. 2.. Рост организованной преступности подвергает серьезной опасности общество.

По некоторым данным, в России уже сформировалась и окрепла криминальная социально-экономическая инфраструктура; количество «воров в законе» только с 1992 по 1999 г.

увеличилось с 280 до 1100; с 2000 — до более чем 8000 — количество организованных преступных групп; размеры теневой экономики превышают 30% валового внутреннего национального продукта; незаконный вывоз капиталов достигает, по некоторым экспертным оценкам, 15-20 млрд.

дол, в год; количество убийств по найму ежегодно возрастает в среднем на 50-70%; сформировался экономически влиятельный социальный слой, связанный с деятельностью организованных преступных формирований4См. подробнее: Дугинец А.С., Макиенко А.В. Организованная преступность как социальный феномен России // Российский следователь. 1999. № 4. С. 12.. А.В.

Покаместов приводит результаты собственного исследования: подразделениями по борьбе с организованной преступностью ежегодно выявляется и документируется около 40-60 «воровских сходок», на каждой из которых задерживаются десятки (а иногда и более сотни) представителей организованных групп и преступных организаций.

Однако большинство задержанных в течение ближайшего времени освобождаются, если кто-то из них и привлекается к уголовной ответственности, то не по ст. 210 УК (хотя «сходка» фактически представляет собой объединение, созданное для координации преступной деятельности в определенной отрасли или регионе, т.е.

преступное сообщество), а за другие «фоновые» преступления (преступления, за совершение которых лицо находилось в розыске, за ношение оружия, хранение наркотических средств, подделку документов и пр.). Из более чем 1 тыс. выявленных в 1999 г. «воров в законе» привлечено к уголовной ответственности 86 (из них лишь трое по ст.

209, 210 УК РФ), осуждено — 31 (из них — ни одного по ст. 209, 210 УК РФ). По информации МВД России, к 2004 г. в стране действуют около 200 «воров в законе» и около 100 организованных преступных сообществ с общим количеством участников 3,5-4 тыс. человек, которые и составляют ядро организованной преступности. По данным Департамента по борьбе с организованной преступностью МВД РФ, порядка 70 сообществ действуют в экономической сфере, остальные — в общекриминальной уголовной преступности.

Эта разновидность совершения преступлений является преобладающей для ряда форм общественно опасных посягательств в сфере экономики. По некоторым экспертным оценкам, на посягательства в сфере экономики приходится более 70% всех совершаемых преступлений членами организованных преступных структур5Литовченко О.Н.

Соучастие в организованных группах и преступных сообществах (преступных организациях): Автореф. дис…. к. ю. н. М.. 2000. С. 3.. Распространено организованное соучастие в посягательствах на личность, против интересов службы и в других преступных проявлениях.

Криминологи отмечают, что в последние годы происходит определенное смещение центра организованной преступной деятельности в область отмывания (легализации) преступных доходов, должностных преступлений, коммерческого подкупа, незаконного предоставления кредита, лжепредпринимательства, незаконного предпринимательства, незаконного изготовления или сбыта поддельных денег или ценных бумаг, контрабанды, инвестиций в недвижимость и др. По данным МВД России, более четверти организованных групп и преступных сообществ, а в экономически развитых регионах — до половины «отмывают» преступно нажитые капиталы через легальные коммерческие структуры путем приобретения недвижимости, контрольных пакетов акций предприятий, вложения средств в различные виды бизнеса (с учетом латентности этот показатель, по мнению специалистов, достигает 70%)6Состояние правопорядка в Российской Федерации и основные результаты деятельности органов внутренних дел и внутренних войск: Аналитические материалы. М., 2000. С. 8.. Представляется обоснованным суждение В.П. Ревина о том, что достижение финансовой мощи организованных групп и преступных сообществ с неизбежностью поставило вопрос о доступе к рычагам политической власти. Усиливающееся давление со стороны организаторов преступной деятельности в сфере осуществления государственной власти в последние годы переросло в стремление к прямому проникновению во власть7Уголовная политика и ее реализация в деятельности органов внутренних дел / Под ред. В.П. Ревина. М., 1999. С. 107..

Отмечается явная тенденция к росту преступности в глобальном масштабе, к расширению криминальной деятельности и совершенствованию ее организации. Совещание «Группы восьми» 2000 г.

в качестве основных сфер деятельности транснациональной организованной преступности указало торговлю и незаконное использование наркотиков, финансовые преступления, в том числе отмывание денег, коррупцию.

Особо подчеркивается необходимость борьбы с преступлениями в области высоких технологий, такими, как киберпреступления.

Помимо этих существует множество и иных сфер преступной деятельности: торговля оружием, отравляющими и ядерными материалами, изготовление и продажа различного рода фальшивых документов, торговля человеческими органами, находящимися под охраной животными и птицами, похищенными произведениями искусства и антиквариата, информационное пиратство и др. Преступная деятельность приносит колоссальные доходы. Ежегодный доход от торговли только натуральными наркотиками в среднем составляет 400 млрд. долл., от информационного пиратства — 200 млрд. долл., от фальсификации документов — 100 млрд. долл. Только криминальная деятельность транснациональной организованной преступности приносит свыше одного триллиона долларов.

Среди уголовно-правовых средств борьбы с групповой преступностью важнейшее место принадлежит институтам организованной группы и преступного сообщества (ч. 3. ч. 4 ст. 35 УК РФ), а также таким нормам Особенной части УК РФ, как ст.

208, 209, 210, которые устанавливают уголовную ответственность за организацию незаконного вооруженного формирования, бандитизм, организацию или участие в организованном преступном сообществе.

Институт соучастия в российском законодательстве является определяющим при правовой оценке деяний субъектов в составе организованных групп и преступных сообществ (преступных организаций).

Он позволяет с учетом всех законодательных признаков квалифицировать деяния, определяй» вид и размер наказания лиц, виновных в совершении преступлений в составе организованной группы или преступного сообщества (преступной организации).

Организованная группа является самостоятельной и наиболее опасной формой соучастия. Данное понятие является одним из самых сложных в институте соучастия. Уголовный кодекс в ч. 3 ст. 35 устанавливает «Преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений».

Закон определяет только два признака организованной группы: первый — ее устойчивость, второй — целью объединения лиц в группу является совершение одного или нескольких преступлений8Быков В.М. Уголовная ответственность за организацию преступного сообщества (преступной организации) // Российский следователь. 2000. № 6. С. 19..

Для понимания таких признаков организованной группы, как структурно-системное взаимодействие членов группы, распределение ролей, иерархичность внутренних связей, следует обращаться к разъяснению Пленума Верховного Суда Российской Федерации, касающегося проблем уголовно-правовой оценки бандитизма.

Признаки устойчивости организованной группы определены Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» от 17 января 1997 г. применительно к банде, которая, как указано в данном постановлении, является разновидностью организованных групп.

Это такие признаки, как стабильность состава группы, тесная взаимосвязь между ее членами, согласованность их действий, постоянство форм и методов преступной деятельности, длительность ее существования и количество совершенных преступлений.

Таким образом, для организованной группы характерна более высокая степень согласованности в преступном поведении ее участников и устойчивость связей между ними по сравнению с рассмотренными выше разновидностями соучастия. Важнейшим признаком организованной группы, характеризующим ее устойчивость, является наличие организатора или руководителя группы.

Именно организатор создает группу, осуществляя подбор соучастников, распределяет роли между ними, устанавливает дисциплину и т.п., а руководитель обеспечивает целенаправленную, спланированную и слаженную деятельность как группы в целом, так и каждого ее участника.

При этом следует отметить, что устойчивость связей между участниками организованной группы отражает не только высокую степень согласованности их поведения, но и уровень замкнутости, изолированности от общества этого преступного формирования (со своими правилами общения, субординации, дисциплины и т.п.). В соответствии с разъяснениями вышеуказанного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации устойчивость может выражаться и в тщательности подготовки одного преступления.

Л.В. Иногамова-Хегай выделяет следующие характерные для преступной организации

Источник: https://isfic.info/somkrim/lebedev57.htm

Соучастие как форма групповой преступности

Соучастие как уголовно правовой признак организованной преступности

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

37

Размещено на http://www.allbest.ru/

Размещено на http://www.allbest.ru/

Введение

Отличительным признаком нашего времени является, бесспорно, количественный рост преступности, и, следовательно, увеличение числа лиц, вовлекаемых в преступления.

Возраст преступников уменьшается, и преступность «молодеет», но самое главное заключается в том, что стремительно растет групповая и организованная преступность – наиболее опасная форма групповой преступности, выражающаяся в создании и деятельности отдельных преступных групп и преступных организаций.

Правоприменительная практика показывает, что очень большое количество преступлений (примерно одна треть) совершается в соучастии группой лиц. Уже один этот показатель является достаточным основанием не только для уголовно-правового, но и для криминологического изучения проблемы соучастия, и его форм в частности.

Институт групповой преступности является одним из самых важных и сложных в теории криминологии. И это неслучайно.

Преступная деятельность, как и всякое творчество человека, может осуществляться как в одиночку, так и группой лиц, и даже определенной организацией людей с разветвленной деятельностью, наделенных различными преступными «правами» и «обязанностями».

Значение данного института во многом определяется тем, что он, отражая в законодательстве феномен групповой преступности (в том числе организованной), является средством борьбы с ней.

В криминологии сравнительно много исследований связано с совершением преступлений группой лиц вообще, его формами и видами в частности. Тем не менее, данная проблема по настоящее время остается одной из сложнейших и наименее разработанных.

Актуальность проблемы совершения преступлений группой лиц определяется тремя факторами:

? во-первых, имеющей место тенденцией роста общего количества групповых преступлений.

Так, анализируя криминогенную ситуацию в Беларуси по данным статистики МВД усматривается, что немалую долю в ней представляет групповая, а в ее рамках наиболее опасная – организованная преступность.

Групповая преступность – весьма распространенное явление. Из года в год группой совершается значительная часть всех преступлений;

? во-вторых, стремлением законодателя в общей степени дифференцировать ответственность за преступную групповую деятельность;

? в-третьих, отсутствие в теории криминологии и уголовного права единого подхода к вопросу о формах и видах преступлений совершенных группой лиц.

Таким образом, основная цель исследования ? дать комплексный анализ групповой преступности с точки зрения криминологии.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

1) исследовать развитие теоретических воззрений по проблеме форм (видов) соучастия;

2) определить критерии разграничения групповой преступности на формы и виды, представить их комплексный анализ;

3) изучить механизм взаимодействия лиц, совершающих преступления группой лиц.

Объект исследования ? уголовно-правовые и криминологические отношения в области групповой преступности.

Предмет исследования – криминологические аспекты групповой преступности на современном этапе.

Обоснование положений, выводов и рекомендаций, содержащихся в курсовой работе, осуществлено путем комплексного применения следующих методов социально-правового исследования: историко-правового, статистического и логико-юридического.

f1.Соучастие как форма групповой преступности

1.1 Понятие соучастия и значение института соучастия в борьбе с групповой преступностью

преступление групповой законодательство уголовный

На протяжении всей историиинститут соучастия является одним из наиболее сложных и дискуссионных в учении о преступлении и преступности в целом. Такая оценка соучастия обусловлена тем, что, как и правомерная, преступная деятельность может выполняться не только одиночными субъектами, но и несколькими лицами (группами), объединяющими свои усилия.

Существо соучастия известный русский ученный Н.С. Таганцев выразил следующим образом: «…к соучастию относятся лишь те совершенно своеобразные случаи стечения преступников, в коих является солидарная ответственность всех за каждого и каждого за всех; в силу этого условия учение о соучастии и получает значение самостоятельного института» [20, с. 570].

Совершение преступлений в соучастии представляет повышенную общественную опасность. Участие нескольких лиц в подготовке, совершении преступления обеспечивает большую гарантию его исполнения, достижения преступного результата, сокрытия следов преступления.

Повышенная опасность совершения преступления в соучастии заключается и в том, что в условиях взаимной поддержки соучастников снижается влияние сдерживающих факторов поведения, эффективность самообороны потерпевшего.

В то же время возрастает возможность причинения большего физического и материального вреда, оказания более активного сопротивления при пресечении преступных действий или при задержании [28, с. 64].

Источник: https://revolution.allbest.ru/law/00455795_0.html

Преступная совместность: понятие, формы и виды

Соучастие как уголовно правовой признак организованной преступности

Москва

08 декабря 2014г.

    Институт преступной совместности – один из сложнейших в уголовном  праве.

В современной юридической литературе преступная совместность нередко рассматривается лишь в рамках соучастия, как «обязательный признак, характеризующий деятельность всех соучастников» [5, 24].

Между тем соучастие – всего лишь одна из форм преступной совместности. Преступная совместность может принимать и целый ряд иных форм, известных в уголовном праве.

    В целом преступную совместность можно определить как институт уголовного права. Нормы этого института регламентируют пределы и последствия той юридической связи, которая может иметь место между двумя и более лицами при совершении преступления.

В зависимости от особенностей уголовно-правовой характеристики и признаков преступной совместности в УК РФ, а также в теории выделяют разные ее формы.

Систему преступной совместности образуют такие ее формы, как совиновничество, соучастие, прикосновенность, посредственное причинение и сопричастность. О них пойдет речь в настоящей статье.

    Совиновничество ( sicii criminis) – элементарная форма, которую может приобретать преступная совместность. Виды совиновничества определяются положениями ст. 35 УК РФ.

К ним относятся: совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой, преступным сообществом (преступной организацией).

Совиновничество в установленных законом формах возникает при умышленном соединении преступных действий двух и более лиц при непосредственном совершении умышленного преступления. Совиновничество и его уголовно-правовые последствия учитываются нормами Общей и Особенной части УК РФ.

    В ч. 7 ст. 35 УК РФ устанавливает, что совиновничество возможно в виде совершения преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой, преступным сообществом (преступной организацией). Совершение преступления в рамках совиновничества влечет более строгое наказание. В п. «в» ч. 1 ст.

63 УК РФ совиновничество признается обстоятельством, отягчающим наказание. В Особенной части УК РФ преступная совместность в форме совиновничества учитывается в качестве квалифицирующего признака в составах многих преступлений. Примером могут служить положения п. «а» ч. 2 и п. «а» ч. 4 ст.

158 («Кража»), которыми устанавливаются уголовно-правовые последствия совершения кражи группой лиц по предварительному сговору и организованной группой, соответственно.

   Соучастие ( soocii in crimine) – более сложная,  в сравнении с совиновничеством, форма  преступной совместности. Виды соучастия устанавливаются положениями ст. 33 УК РФ. К ним, в частности, относятся: исполнение, организация, подстрекательство и пособничество.

    Соучастие предполагает разделение ролей при совершении преступления, отягощенного преступной совместностью. Главное же, что отличает соучастие от совиновничества, состоит в том, что в рамках соучастия не все лица, связанные умышленной преступной совместностью, непосредственно совершают преступление.

При соучастии преступление непосредственно совершается исполнителем (исполнителями). Особенностью соучастия как формы преступной совместности является то, что при соучастии имеет место не просто соединение, но умышленное объединение преступных действий всех участников преступления.

Нередко на практике и в научной литературе преступная совместность подменяется фактической причастностью. В отсутствие фактической причастности преступная совместность невозможна. Однако фактическая причастность соучастников не подменяет юридическую обоснованность их уголовной ответственности.

Она определяется не только с учетом фактической причастности, но и нормативных требований, установленных для преступной совместности.

   Фактическая причастность двух и более лиц к совершаемому преступлению может иметь место и в отсутствие преступной совместности в форме соучастия. При этом сама преступная совместность, в иной форме, не исключается. В таких случаях уголовная ответственность наступает на общих основаниях. Поясним это на примере.

   Допустим, И., желая убить В., подговорил П. выстрелить в В. из ружья, уверив П., что ружье заряжено холостыми патронами и цель – только напугать В. Согласно договоренности П. стреляет и убивает В. Фактически к смерти В. причастен не только П., но и И., поэтому возникает вопрос об ответственности И. за смерть В., причиненную действиями П.

В данном случае преступная совместность в форме посредственного причинения вносит новацию в квалификацию содеянного И. Так, П. виновен в неосторожном причинении смерти П. (ч. 1 ст.109 УК РФ), а И. – в убийстве П., отягощенном преступной совместностью в форме посредственного причинения. Его действия следует квалифицировать по ч. 1 ст. 105 УК РФ. И. действовал умышлено, а П.

– по неосторожности. Это исключает их соучастие и их совиновничество, но не преступную совместность в форме посредственного причинения. И. использовал для совершения преступления  П., который не подлежит ответственности за умышленное причинение смерти В. В силу ч. 2 ст. 33 УК РФ исполнителем убийства В. признается И. Что касается П.

, то он должен нести ответственность за преступление, совершенное им по неосторожности.

   Посредственное причинение – самостоятельная форма преступной совместности, которая при совершении преступления возникает между лицом, подлежащим уголовной ответственности, и лицом, уголовная ответственность которого исключается в силу возраста, невменяемости или по другим, предусмотренным уголовным законом основаниям. К числу последних, например, относятся обстоятельства, исключающие преступность деяния, – физическое или психическое принуждение (ст. 40 УК РФ), исполнение приказа или распоряжения (ст. 42 УК РФ).

    Ситуация преступной совместности в форме посредственного причинения описывается известной максимой римского права qui facit per alium facit per se («кто действует через другого – действует сам»). При посредственном причинении преступление считается совершенным именно тем, кто непосредственно преступление не совершает, а «действует через другого».

    Посредственное причинение исключает не преступную совместность как таковую, а такие ее формы, как совиновничество и соучастие.

Наличие уголовно-правового отношения (преступной совместности) между лицом, юридически совершающим преступление, и лицом, лишь используемым при совершении преступления, дополняет положения ст.

8 УК РФ по вопросу об основании уголовной ответственности с учетом преступной совместности.

Источник: https://izron.ru/articles/problemy-i-perspektivy-razvitiya-sovremennoy-yurisprudentsii-sbornik-nauchnykh-trudov-po-itogam-mezh/sektsiya-6-ugolovnoe-pravo-i-kriminologiya-ugolovno-ispolnitelnoe-pravo-spetsialnost-12-00-08/prestupnaya-sovmestnost-ponyatie-formy-i-vidy/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.