Соучастие и прикосновенность к преступлению

Прикосновенность к преступлению и ее отличие от соучастия

Соучастие и прикосновенность к преступлению

К совершенному преступлению помимо соучастников могут иметь отношение также другие лица, не участвовавшие в его совершении. Они признаются в отечественном уголовном праве прикосновенными к преступлению.

Прикосновенность – это уголовно наказуемая причастность к преступлению, не находящаяся с ним в причинной связи.

Прикосновенность отличается от соучастия тем, что поведение виновных не находится в причинной связи с преступлением, совершенным другим лицом, и существенно не способствует наступлению преступного результата.

УК РФ прямо предусматривает ответственность только за один вид прикосновенности – заранее не обещанное укрывательство особо тяжких преступлений (ст. 316 УК РФ). Недонесение о преступлении, признававшееся преступлением по УК РСФСР 1960 г., декриминализировано.

Кроме того, видом прикосновенности к преступлению является попустительство. Однако оно не предусмотрено УК РФ в качестве самостоятельного состава преступления.

Общественная опасность заранее не обещанного укрывательства состоит в том, что оно затрудняет раскрытие преступления, а попустительство является условием, способствующим его совершению.

Заранее не обещанное укрывательство – это такое укрывательство, которое не было обещано исполнителю до окончания преступления. Оно не находится в причинной связи с преступлением и этим отличается от пособничества в форме заранее обещанного укрывательства.

С объективной стороны преступления заранее не обещанное укрывательство выражается в действии, а именно: в физическом содействии преступнику в сокрытии от органов правосудия (в предоставлении убежища, где он может скрываться, в снабжении поддельным или чужим паспортом и т.д.).

Сокрытие следов преступления состоит в их уничтожении на месте преступления, в уничтожении или сокрытии предметов, имеющих на себе следы преступления, и иных действиях.

Укрывательство орудий и средств совершения преступления выражается в сокрытии или уничтожении их или изменении их внешнего вида.

Так называемое интеллектуальное укрывательство или ненаказуемо вообще, или наказуемо как самостоятельное преступление, например заведомо ложный донос (ст. 306 УК РФ), заведомо ложное показание, заключение эксперта, специалиста или неправильный перевод (ст. 307 УК РФ), совершенные с целью увода виновного от ответственности.

С субъективной стороны укрывательство характеризуется только прямым умыслом. Укрыватель осознает, во-первых, что укрывает особо тяжкое преступление и, во-вторых, общественную опасность своих действий.

Лицо может отвечать за укрывательство лишь того преступления, которое оно осознавало. Поскольку состав преступления укрывательства формальный, виновный желает совершения осуществляемых им действий.

Одним из видов укрывательства является приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем. Ответственность за данное преступление предусмотрена специальной нормой, содержащейся в ст. 175 УК РФ.

Попустительство означает непринятие мер по воспрепятствованию преступлению или его предотвращению лицом, которое имело возможность сделать это. УК РФ не содержит специальных норм об ответственности за попустительство. Предотвращение преступлений, – как правило, лишь моральный долг всех граждан.

Попустительство влечет ответственность лишь в случаях, когда оно совершено лицами, в обязанности которых входит воспрепятствование данному преступлению, и когда оно вследствие невыполнения этой обязанности образует самостоятельное преступление.

Невоспрепятствование преступлению со стороны должностных лиц, на которых возложена такая обязанность, образует злоупотребление должностными полномочиями при наличии всех признаков, присущих этому преступлению, предусмотренных ст. 285 УК РФ.

Попустительство, совершенное лицом, на которое не возложена обязанность воспрепятствовать преступлению, ненаказуемо.

С объективной стороны попустительство выражается в бездействии. Виновный не пресекает преступной деятельности сам или при посредстве других лиц или органов, хотя на него возложена такая обязанность. Попустительство не является причиной преступления и возможно только в момент его совершения.

С субъективной стороны попустительство характеризуется прямым умыслом. Лицо осознает, что не препятствует преступлению и не пресекает его, осознает, что на нем лежит такая правовая обязанность, для выполнения которой имеется реальная возможность, и желает не воспрепятствовать совершению преступного деяния.

Попустительство, заранее обещанное преступнику, становится соучастием и тогда обладает всеми признаками интеллектуального пособничества. Основанием для признания попустительства соучастием является содержащееся в ст.

33 УК РФ указание о том, что пособником считается лицо, содействовавшее совершению преступления, в частности устранением препятствий. Поэтому заранее обещанное попустительство становится соучастием в тех случаях, когда само по себе является преступным.

При этом ответственность виновного наступает по совокупности преступлений – за злоупотребление должностными полномочиями и соучастие в том преступлении, совершению которого он дал обещание не препятствовать.

От заранее не обещанного укрывательства попустительство отличается тем, что совершается только лицом, имеющим возможность предотвратить преступление. Кроме того, попустительство отличается от укрывательства тем, что последнее выражается в действии, а попустительство – в бездействии.

Источник: https://studopedia.ru/5_1424_prikosnovennost-k-prestupleniyu-i-ee-otlichie-ot-souchastiya.html

Прикосновенность к преступлению: виды, отличия от соучастия

Соучастие и прикосновенность к преступлению

К совершенному преступлению помимо соучастников могут иметь отношение также другие лица, не участвовавшие в его совершении. Они признаются в отечественном уголовном праве прикосновенными к преступлению.

Прикосновенность – это уголовно наказуемая причастность к преступлению, не находящаяся с ним в причинной связи.

Виды прикосновенности к преступлению

1) заранее не обещанное укрывательство преступления

2) недонесение о преступлении

3) попустительство преступлению

Заранее не обещанное укрывательство преступления— это постпреступная деятельность лица по сокрытию тяжкого или особо тяжкого преступления. Она может выразиться в следующих альтернативных действиях:

сокрытии лица, совершившего тяжкое или особо тяжкое преступление;

сокрытии орудий и средств совершения тяжкого или особо тяжкого преступления;

сокрытии следов тяжкого или особо тяжкого преступления либо предметов, добытых преступным путем (в результате совершения тяжкого или особо тяжкого преступления).

Укрывательство менее тяжкого преступления либо преступления, не представляющего большой общественной опасности, не влечет уголовной ответственности.

Умыслом при укрывательстве преступления охватывается осознание лицом того, что оно укрывает лицо, совершившее преступление, орудия и средства совершения преступления, следы преступления или предметы, добытые преступным путем преступление, а также осознание того, что укрываемое им преступление является тяжким или особо тяжким. При этом лицо сознает, что оно совершает заранее не обещанное укрывательство, т.е. умысел на сокрытие преступления возникает у лица уже после его совершения. Мотивы поведения лица, укрывающего преступление, на квалификацию содеянного им не влияют.

Заранее обещанное укрывательство рассматривается уголовным законом как соучастие в виде пособничества.

Недонесение о преступлении— это такое бездействие лица, которое состоит в несообщении в соответствующие органы о достоверно известном готовящемся или совершенном тяжком либо особо тяжком преступлении до момента раскрытия этого преступления.

Недонесение о преступлении может выразиться в несообщении о следующем:

1) о достоверно известном готовящемся тяжком или особо тяжком преступлении;

2) о достоверно известном совершенном особо тяжком преступлении;

3) о достоверно известном лице, совершившем особо тяжкое преступление;

4) о достоверно известном месте нахождения лица, совершившего особо

тяжкое преступление.

Умыслом при недонесении охватывается осознание лицом того, что оно, зная о готовящемся либо совершенном преступлении, не сообщает об этом в соответствующие органы, а также осознание, что преступление, о котором не сообщается, является тяжким или особо тяжким.

При этом лицо сознает, что своим бездействием оно не содействует совершению преступления, а лишь способствует его сокрытию. Уголовный закон не рассматривает заранее данное обещание не сообщать о преступлении как соучастие. В литературе мнения по этому вопросу неоднозначные.

Практика идет по пути непризнания такого поведения соучастием, хотя в условиях распространения преступлений террористической направленности такой подход не представляется оптимальным.

Субъектом недонесения является физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Не подлежат уголовной ответственности за недонесение о преступлении члены семьи и близкие родственники лица, совершившего преступление, священнослужитель, узнавший о преступлении на исповеди, а также защитник, узнавший о преступлении во время исполнения своих профессиональных обязанностей .

Попустительство— это невоспрепятствование совершению преступления лицом, обязанным в силу своего должностного положения противодействовать преступной деятельности.

Попустительство признается преступлением лишь в том случае, если имело место бездействие должностного лица, то есть умышленное вопреки интересам службы неисполнение им действий, которые оно должно было и могло совершить в силу возложенных на него служебных обязанностей .

С объективной стороны попустительство характеризуется бездействием, то есть невыполнением лицом возложенных на него обязанностей при условии, что оно имело реальную возможность воспрепятствовать совершению преступления.

Умыслом при попустительстве охватывается осознание реальной возможности совершения преступления и возможности лица, обязанного ему воспрепятствовать, осуществить это.

При этом лицо сознает, что оно своим бездействием не содействует совершению преступления.

Однако если лицо дало заранее обещание, что оно не будет препятствовать совершению преступления, такое его поведение следует рассматривать как соучастие в виде пособничества.

Субъектом попустительства является физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста, обладающее признаками должностного лица.

Прикосновенность отличается от соучастия тем, что поведение виновных не находится в причинной связи с преступлением, совершенным другим лицом, и существенно не способствует наступлению преступного результата.

29. Принципы уголовного права и их содержание

Задачи, стоящие перед уголовным правом решаются, а реализация его функций осуществляется на основе определенных исходных начал, то есть принципов уголовного права.

Под принципами уголовного права следует понимать исходные основополагающие идеи, закрепленные в нормах уголовного законодательства,которые определяют содержание и направленность уголовного права в целом, либо находят отражение в отдельных его положениях и институтах.

В уголовном праве в зависимости от характера и содержания выделяют две основные группы принципов: общие правовые принципы (на которых основываются и иные отрасли права) и специальные (отраслевые) принципы уголовного права.

Общие принципы, действуя комплексно, пронизывают все содержание уголовного права, в том числе и остальные более узкие (специальные) принципы. В институтах уголовного права одновременно могут проявляться несколько принципов.

Следует учитывать, что не принципы уголовного права непосредственно сформулированы в уголовно-правовых нормах. Ряд принципов вытекает из совокупности норм, содержания отдельных институтов и права в целом. Непосредственно в законе закреплено 5-ть принципов.

Общеправовые принципы в уголовном праве.

Из числа общеправовых принципов в уголовном законодательстве закреплены принципы законности (ст. 3 УК России), равенства граждан перед законом (ст. 4 УК России), вины ( 5 УК), справедливости (ст. 6 УК России), гуманизма (ст. 7 УК России).

В действующем УК РФ принцип законности сформулирован следующим образом: «Преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только настоящим Кодексом. Применение уголовного закона по аналогии не допускается».

Данный принцип предполагает, что борьба с преступностью, привлечение к уголовной ответственности конкретного лица, совершившего преступление, и применение к нему уголовного наказания возможны только в рамках закона и в полном соответствии с ним.

Принцип равенства– это отражение конституционного положения закреплённого в ст. 19 – «Все равны перед законом и судом».

Принцип вины (специальный принцип)- Наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

Никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление. Непосредственное правоприменительное значение принципа вины состоит в запрете объективного вменения,т.е.

в невозможности наступления уголовной ответственности лица без обязательного установления именно его персональной вины в совершении деяния, вне зависимости от факта реального существования уголовно-значимого вреда.

Принцип справедливости – а) наказание должно соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, и б) никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление.

Гуманизм уголовного права заключается, с одной стороны, в его направленности на обеспечение всемерной защиты личности, прав и свобод гражданина, общественного строя России, ее политической и экономической систем.

С другой стороны, принцип гуманизма проявляется в том, что при всей отрицательной оценке личности виновного, закон предписывает проявлять к нему уважение, внимательное отношение к его правам, а в определенных случаях – доверие и снисхождение.

Наказание и иные меры уголовно-правового воздействия, применяемые к лицам, совершивших преступление, не могут иметь своей целью причинение физических страданий или унижение человеческого достоинства.

Обобщённая характеристика принципов уголовного права позволяет выделить следующие присущие им признаки:

1) принцип уголовного права — базовое, начальное положение уголовного права, на котором покоится все остальное;

2)принцип уголовного права — обязательное для всех граждан и организаций требование в сфере борьбы с преступностью;

3) принцип уголовного права — сквозное требование, пронизывающее все институты и нормы уголовного права;

4) принцип уголовного права всегда имеет устойчивый характер и не подвержен временным изменениям обстановки даже чрезвычайного характера (военное или чрезвычайное положение, взрывной рост преступности, массовые беспорядки и пр.);

5) принцип уголовного права обязательно получает в той или иной форме юридическое выражение в уголовном законе.



Источник: https://infopedia.su/8x6c87.html

Прикосновенность к преступлению(понятие , формы и отличие от соучастия )

Соучастие и прикосновенность к преступлению

Прикосновенность— это уголовно наказуемая причастность к преступлению, не находящаяся в ним в причинной связи.

Прикосновенность отличается от соучастия тем, что поведение виновных не находится в причинной связи с преступлением, совершенным другим лицом, и не способствует существенно наступлению преступного результата.

Понятие и виды прикосновенности к преступлению. Прикосновенность к преступлению — это такая преступная деятельность, которая хотя и связана с совершением преступления, но не является соучастием в нем.

Конкретными формами прикосновенно­сти к преступлению в теории уголовного права принято считать заранее не обещанное укрывательство, недоносительство и по­пустительство.

Укрывательство— это сокрытие преступника, а равно ору­дий и средств совершения преступления, следов преступления либо предметов, добытых преступным путем

Действующее уголовное законодательство различает два вида укрывательства: заранее обещанное, относящееся к соучастию в преступлении, и заранее не обещанное, являющееся прикосновенн­остью к прёступлению (т.е. – delictum sni generis – преступление особого рода) (ст. 363).

С объективной стороны укрывательство всегда проявляется в активных действиях.

С точки зрения предмета, укрывательство может выразиться в укрытии преступника, орудий и средств совершения преступления, следов преступления. Способы укрывательства могут быть самыми разнообразными.

Так, укрыватель может предоставить преступнику убежище, транспортные средства, снабдить его одеждой, средствами маскировки; подложными документа­ми и т.д. Сокрытие следов преступления чаще всего выражается в уничтожении этих следов.

Например, стирка одежды со следа­ми крови, выпрямление вмятин, замена рабочего стекла на фаре автомашины после совершенного наезда и т.п.

Укрывательство всегда должно предполагать совершение физических действий. Следовательно, нельзя рассматривать как укрывательство случаи интеллектуального содействия преступ­нику в уклонении от ответственности, не сопровождавшегося физическим содействием (ложный донос, сообщение неверных сведений, самооговор и т.п.).

С субъективной стороны укрывательство предполагает на­личие прямого умысла, направленного на то, чтобы воспрепят­ствовать раскрытию преступления, розыску и изобличению пре­ступника.

Одним из необходимых элементов умысла при укрыватель­стве является наличие у лица достоверного осознания конкрет­ных признаков укрываемого преступления.

Если же лицо при сокрытии тяжкого преступления не осведомлено о действитель­ном его характере и ошибочно полагает, что укрывает преступ­ление, укрывательство которого не влечет уголовной ответствен­ности, то такое деяние не содержит состава уголовно наказуе­мого деяния. Так, Верховный Суд СССР признал неправильным осуждение С.

за укрывательство разбоя, т. к., скрывая предме­ты, добытые путем разбойного нападения, он считал, что эти предметы добыты в результате кражи личного имущества, со­вершенной без отягчающих обстоятельств.

В отличие от других форм прикосновенности укрывательство совершается только с прямым умыслом.

Для субъективной стороны укрывательства недостаточно одной лишь объективной направленности его действий на вос-препятствование раскрытию преступления и наказанию винов­ного. Необходимо, чтобы эта объективная направленность была обусловлена субъективным стремлением к достижению соответствующего ей вредного результата.

Так, непосредственно сам факт хранения или ношения орудия преступления не образует укрывательства, если по делу не установлено данных, свидетельствующих о том, что субъект пу­тем такого хранения или ношения преследовал своей целью ук­рытие преступления.

В юридической литературе распространено мнение, соглас­но которому рассматривается как укрывательство умышленное пользование предметами преступления.

Пользование предметами преступления — это, прежде всего, удовлетворение субъектом своих личных потребностей.

При укрывательстве предметов, добытых преступным путем, имеет­ся в виду не использование этих предметов в соответствии с их потребительскими свойствами, а непосредственно действия, направленные на перемещение с целью затруднить обнаружение либо изменение внешнего вида предметов или же физическое уничтожение, не связанное с потреблением (например, продук­тов питания).

Пользование предметами преступления несомненно пред­ставляет собой вред, поскольку оно связано с проявлениями утилитарных устремлений. В ряде случаев подобные действия влекут уголовную ответственность.

Например, если лицо, пользующееся предметами преступления, достоверно осведом­лено о признаках преступления, оно наказывается за недонесе­ние, за которое предусмотрена ответственность в уголовном за­коне, или же когда такое пользование связано с незаконным ношением или хранением оружия, взрывчатых или наркотичес­ких веществ.

Различие между укрывательством и пользованием предмета­ми преступления заключается не только в характере субъектив­ной стороны деяния, но и в объективных его признаках, посколь­ку укрывательство предметов, добытых преступным путем, дол­жно выражаться в действиях, не связанных с потреблением.

Как это вытекает из диспозиции статьи 363 УК, ответствен­ность за заранее не обещанное укрывательство наступает лишь в случаях, специально предусмотренных в законе. Перечень преступлений, укрывательство которых преследуется в уголовном порядке, является сравнительно небольшим. К их числу относятся лишь тяжкие и особо тяжкие преступления.

Примечание к ст. 363 УК предусматривает что лицо не подлежит к уголовной ответственности за заранее обещанное укрывательство преступления, совершенного его супругом (супругой) или близким родственником.

Недоносительство — это несообщение о достоверно известном готовящемся или совершенном особо тяжком преступлении орга­нам власти или другим компетентным органам (ст. 364 УК).

По сравнению с ответственностью за укрывательство, круг уголовно наказуемого недонесения является относительно уз­ким, что обусловлено сравнительно меньшей степенью его опас­ности.

С субъективной стороны недонесение заключается в бездей­ствии. В строго предусмотренных в законе случаях на гражданина возлагается правовая обязанность доводить до сведения соответствующих органов о ставшем известном ему готовящемся или совершенном преступлении.

В нарушение предписаний за­кона лицо бездействует, не предпринимает требуемых от него действий. Сообщение должно быть своевременным, т.е.

в пре­делах срока, необходимого для пресечения, если речь идет о го­товящемся преступлении или же для принятия неотложных мер к раскрытию преступления и изобличению виновных лиц, ког­да преступление уже совершено.

С субъективной стороны недонесение может быть соверше­но как с прямым, так и с косвенным умыслом.

Ответственность за недонесение может наступить за несооб­щение лишь достоверных сведений о преступлении. При этом объективная достоверность этих сведений должна быть еще под­креплена субъективной убежденностью лица в их истинности (например, в результате личного наблюдения события преступ­ления, личного восприятия признаний лица в совершении пре­ступления и т.д.)

Не подлежат уголовной ответственности за недоносительство супруг (супруга) или близкий родственник лица, совершившего преступление, а также священнослужитель за недонесение о преступлениях, совершенное лицами, доверившимся им на исповеди.

Попустительство. Нормы морали обязывают граждан не только своевременно сообщать о преступном посягательстве, но также оказывать активное противодействие с целью пресечь его совершение.

Уголовное законодательство не возлагает на граждан правовой обязанности лично противодействовать совершающемуся преступ­лению, и, следовательно, эта обязанность не выходит за рамки морали.

Попустительство как особая форма прикосновенности мо­жет иметь место только в случаях, когда на лице лежит право­вая обязанность непосредственно своим личным вмешатель­ством пресечь совершающееся посягательство на личные или коллективные интересы. Поэтому нельзя усматривать призна­ки попустительства в поведении лиц, на которых нет правовой обязанности противодействовать преступлению.

В УК нет специальной нормы, регламентирующей ответ­ственность за попустительство. Ответственность за попуститель­ство, как правило, могут нести только должностные лица, обя­занные по служебному положению предотвращать или пресе­кать преступление.

По своим объективным признакам попустительство всегда есть бездействие.

С субъективной стороны попустительство выражается в умышленном уклонении лица от исполнения своих обязанно­стей по пресечению преступления.

Должностное лицо, попустительствующее преступлению, может быть привлечено к ответственности за злоупотребление служебным положением или бездействие власти. (ст. 315 УК)

Источник: https://megaobuchalka.ru/5/31201.html

Соучастие. Прикосновенность к преступлению

Соучастие и прикосновенность к преступлению

Гораздо большее внимание в этот период уделялось институту соучастия. Соучастием в преступлении признается участие двух или более лиц в совершении преступления. Наука не выработала понятия о соучастии и соучастниках.

В тяжких преступлениях не различали степеней соучастия, и второстепенных соучастников, и отдалённых пособников так же наказывали смертной казнью, как и главных преступников.

Учение о соучастии, разработанное английской судебной практикой, исходило из принципа: «кто совершает нечто через другого, делает это сам».

Примером может служить английское решение по делу лорда Дакреса 1535 г.

Судебный отчёт так излагает его факты: «Сеньор Дакрес и прочие согласились вторгнуться в парк и охотиться там, и убить всех, кто будет им сопротивляться; и в соответствии с этим они пришли в парк, и… (столкнувшись с человеком, охранявшим его, который потребовал от них удалиться) другой его убил, в то время как сеньор находился в четверти мили от данного места, и ничего не знал об этом». Лорд Дакрес и все его сотоварищи были осуждены за тяжкое убийство и повешены. Определяющим моментом для разрешения дела послужило то, что виновные заранее согласились между собой убить всякого, кто помешает им, то есть действовали со злым предумышлением, и факт отсутствия некоторых соучастников в месте убийства не повлиял на их ответственность.

Согласно английскому прецеденту 1553 г. к трём обвиняемым, убившим из засады человека, в ходе стычки присоединился четвёртый, некто Джон Вэйн Салисбэри, являвшийся слугой одного из троих и не посвящённый заранее в их планы.

И если трое первых были осуждены за тяжкое умышленное убийство, то Салисбэри – только за простое, поскольку, как решил суд, «таковое убийство образует простое убийство, но не тяжкое, ибо он не владел злым предумышлением», вмешавшись в происходящее внезапно и по случайному стечению обстоятельств.

Средневековое право устанавливало одинаковое наказание подстрекателей и пособников и главных исполнителей, то есть степень виновности каждого из них не учитывалась. Подстрекатели и пособники, по крайней мере, в тяжких преступлениях наказывались как главные исполнители.

Например, подделка монеты рассматривалась как оскорбление величества (короля), как нарушение регалии, исключительного права, принадлежащего королю, и каралась смертной казнью.

Денежные мастера занимались незаконным изготовлением денег, мошеннически добавляли в серебро медь, олово или свинец, причиняя убыток королевской казне. За это они подвергались смертной казни путем заливания горла расплавленным металлом.

Пособники и укрыватели также подвергались квалифицированной смертной казни, как и исполнители.

Каролина по вопросу о наказании соучастников довольствовалась тем, что отсылала к совету законоведов.

«Тот, кто умышленным и опасным способом оказывает преступнику при выполнении какого-либо преступления какую-либо помощь, пособничество или содействие, как бы оно не называлось, должен быть подвергнут… уголовному наказанию, различному в различных случаях; поэтому судьи в подобных случаях должны, как установлено выше, обращаться за советом к законоведам, должно ли, принимая во внимание данные судопроизводства, назначить телесные наказания или смертную казнь» (ст. CLXXVII, 177). Подстрекатель к лжеприсяге нёс то же наказание, что и исполнитель (CVII, 107). Каролина грозила тому, кто «принесёт такую заученную ложную присягу перед судьёй или перед судом», сначала бесчестием (позорящим наказанием), а затем отсечением второго пальца правой руки. «Там, где кто-нибудь своей ложной присягой доведёт другого до уголовного наказания», наступала ответственность по принципу талиона. Дача ложных показаний упоминалась в Каролине в статье 68, которая также грозила талионом.

Повреждения и убийства в драке представляют для права особые затруднения в двояком отношении. Прежде всего, во многих случаях невозможно хотя бы с некоторой достоверностью установить, кто из участвующих причинил смерть или повреждение. С другой же стороны возможны случаи, когда наступившее последствие является результатом нескольких повреждений.

Римское право дало несколько противоречивых решений указанных трудностей. «Но если несколько лиц наносили рабу удары (от которых раб) умер, то посмотрим, отвечают ли все за убийство.

И если будет установлено, от чьего удара погиб раб, то он (нанесший этот удар) отвечает за то, что убил (по закону Аквилия); если это не обнаружено, то, как говорил Юлиан, все отвечают за то, что убили, и если иск предъявлен к одному, то другие не освобождаются… Цельс пишет, что если один нанёс смертельную рану, другой же потом убил раба, то первый преследуется по закону не как убийца, но как нанесший рану, ибо пострадавший умер от другой раны, а второй подлежит закону как убийца. Так думал Марцелл, и это вероятнее всего» (D. 9. 2. 11. § 2, 3).

Статья CXLVIII, 148 Каролины считала всех членов союза «взаимными подстрекателями» и таким образом делало всех их ответственными за всю совокупность последствия, либо наказывало само соглашение, как покушение на преступление: «Если несколько лиц помогают и содействуют друг другу с заранее обдуманным намерением и злым умыслом сообща убить кого-нибудь, то виновные должны быть подвергнуты смертной казни. Если же несколько лиц, случайно оказавшись вместе в какой-либо стычке или схватке, помогают друг к другу и кто-нибудь будет вследствие этого убит без достаточного повода, то тот из них, кто будет опознан как истинный виновник, от руки которого приключилось лишение жизни, должен быть осуждён как нанесший смертельный удар к отсечению головы мечом. Но если лишённый жизни получил опасные, заведомо смертельные удары от нескольких лиц и невозможно доказать, от чьей именно руки и удара он умер, то все наносившие, как выше указано, раны должны быть приговорены к смертной казни как нанесшие смертельные удары. Но по поводу наказания других соучастников. пособников, исполнителей, чьей рукой лишённый жизни был ранен несмертельно, а также если кто-либо при беспорядках и в драке будет лишён жизни и невозможно узнать о том, кем он был ранен, … судьи должны запросить совет у законоведов». В Каролине помощь, оказанная в момент совершения преступления, наказывалась так же, как и исполнение. Помощь, оказанная до совершения преступления, предоставлением оружия, дома, слуги наказывалась в меньшей степени, чем исполнение.

Как вид соучастия рассматривалась прикосновенность к преступлению. Прикосновенные, стоя вне преступления, только стороною касаются его, ибо оно возможно только после совершения деяния.

В праве различают три вида прикосновенности: укрывательство, попустительство или невоспрепятствование и недонесение о совершившемся преступлении.

Законодатель, руководствуясь практическими соображениями и не вдаваясь в подробности, облагал почти равными наказаниями всех, так или иначе содействовавших нарушению закона, в том числе и лиц прикосновенных по правилу: не тот лишь вор, кто крадёт, а и тот, кто краденое принимает.

Укрывательство могло быть различных видов: самого преступника, следов преступного деяния, вещей, добытых вором преступным путем. Укрывательство беглых преступников рассматривалось как соучастие в преступлении главного исполнителя и обложено одинаковым наказанием.

Заранее не обещанное укрывательство преступников и краденых вещей по ремеслу наказывалось наравне с участием в преступлении. Укрыватели наказывались одинаково, как и главные исполнители, по крайней мере, по тяжким преступлениям. Укрыватель краденых вещей уравнивался с вором и не было известно самостоятельное преступление укрывательство вещей.

Так, Саксонское зерцало устанавливало: «Кто хранит краденое или награбленное или оказывает этому помощь, и, если он будет изобличён в этом, его следует наказать, как тех (как совершивших кражу и грабёж)» (II. 13. § 6). Даже родство не исключало виновность укрывательства.

Каролина не упоминала об укрывательстве, но приводила в статье 40 в числе оснований, возбуждающих подозрение против тех, кто «помогает разбойникам или ворам», и тот случай, когда «кто-нибудь возьмёт добытое грабежом или украденное добро или часть его». Об укрывателях по ремеслу старонемецкая пословица гласила: «Укрыватель также преступен как и сам вор».

В древнерусском праве становщики и пристаносодержатели воров и разбойников всегда карались наравне с главными исполнителями: «не будь прятчиков, не было бы и воров», – говорила русская пословица.

Попустительство выражалось в невоспрепятствовании самому совершению преступного деяния; в неизвещении лица, которому грозила опасность; в недонесении властям о готовящемся преступлении. В попустительстве карается нарушение общегосударственной обязанности граждан содействовать власти в предупреждении и пресечении преступлений.

Попустительство, особенно выразившееся в недонесении о злоумышляемом преступлении, наказывались, по крайней мере, в тяжких преступлениях, или одинаковым, или чуть меньшим наказанием, с самим исполнителем.

Воспрепятствование совершению преступления, хотя бы и доносом, возводилось в обязанность, равную с обязанностью быть свидетелем, отбывать военную службу, платить налоги.

Недонесение (недоносительство) есть недонесение властям о содеянном преступлении. Недонесение по тяжким преступлениям наказывалось как оконченное преступление. Недонесение о государственном преступлении каралось смертной казнью. Например, при короле Генрихе IV во Франции в 1603 г.

был казнён королевский повар за то, что он не донёс о сделанном ему предложении отравить короля, хотя было доказано, что он это предложение отверг.

В этом отношении не делалось изъятия для ближайших родственников преступника: жены, детей, отца, матери, братьев, ибо, считалось, что замыслы преступника лучше всего известны его семье и родне.

Предыдущая15161718192021222324252627282930Следующая

Дата добавления: 2016-11-02; просмотров: 1057; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ

ПОСМОТРЕТЬ ЁЩЕ:

Источник: https://helpiks.org/8-70511.html

Соучастие в преступлении и прикосновенность к преступлению

Соучастие и прикосновенность к преступлению
  

СОДЕРЖАНИЕ 

Введение 3

1.Соучастие в преступлении и прикосновенность к преступлению 4

1.1. Объективные и субъективные признаки соучастия 7

 1.2. Прикосновенность к преступлению и ее отличие от соучастия 24

Заключение 28

Список литературы 29  

Введение

     Групповое преступление известно уголовному праву с древних времён и всегда оно рассматривалось как более опасное для общества, чем преступление, совершённое единолично. Однако, несмотря на то, что исследованию данной проблемы с середины прошлого века уделяется всё большее внимание до её разрешения, по мнению М.И. Ковалёва, так же далеко, как и полтора века назад.

     Актуальность рассмотрения данной темы определяется следующим обстоятельством. Правоприменительная практика показывает, что в соучастии совершается очень большое количество преступлений (примерно одна треть), причем наиболее тяжких и опасных. Естественно поэтому, что в обстановке сегодняшнего роста преступности в законодательстве соучастию отводится большое место.

     Целью работы является рассмотрение понятия соучастия в преступлении. Для достижения цели необходимо решить следующие задачи: изучить понятие и значение соучастия в уголовном праве, рассмотреть виды соучастников и формы соучастия, а также Основания и пределы ответственности соучастников.

1Соучастие в преступлении и прикосновенность к преступлению

     Соучастием по уголовному праву признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления. Соучастие в преступлении является особой формой преступной деятельности, когда несколько лиц объединяют свои усилия для достижения общественно опасного результата. Такое объединение возможно только в умышленном преступлении.

То обстоятельство, что неосторожное преступление может быть совершено несколькими лицами известно, но это не образует того единства действий и намерений участников, которое необходимо для соучастия. В теории уголовного права сложились две устоявшиеся конструкции соучастия.

Одна из них исходит из признания акцессорного(несамостоятельного, придаточного) характера соучастия, другая -рассматривает соучастие как самостоятельную форму преступной деятельности. В пределах каждой из этих конструкций существует целый ряд оттенков и течений.

Основополагающим принципом отечественного уголовного права является индивидуальная ответственность лица за совершенное деяние, содержащее состав преступления. Применительно к институт соучастия это означает, что основания ответственности каждого соучастника лежат не в действиях исполнителя, а в действиях совершенным им лично.

Устанавливая в Общей части наказуемость действий организаторов, подстрекателей и пособников, законодатель тем самым , при наличие определенных объективных и субъективных условий, приравнивает эти действия к действиям исполнителей. Таким образом, российское уголовное право стоит на позициях самостоятельной ответственности соучастников.

Считается также, что эта теория не исключает ответственности за чужую вину, так как не придает деятельности всех соучастников, кроме исполнителя, самостоятельного значения.

C признанием акцессорной природы соучастия связан один вывод: состав преступления выполняется непосредственным исполнителем, остальными же соучастниками сам состав преступления не выполняется, и их действия лежат за пределами состава. Именно эти выводы сторонников акцессорной природы соучастия считаются неприемлемыми.

Соучастие нельзя считать каким-то новым преступлением, неизвестным Особенной части уголовного законодательства. Любой соучастник, будь то организатор или исполнитель, подстрекатель или пособник, принимающий участие в убийстве или краже, совершает только одно из этих преступлений, но совершает его в своеобразной форме, приобретающей важное значение для определения порядка и пределов ответственности совместно действующих лиц. Совершение преступления в соучастии нескольких лиц является распространенной формой преступной деятельности.

     Совершение преступления совместными действиями двух или более лиц называется соучастием в преступлении. Статья 32 УК РФ определяет институт соучастия как «умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления».

Преступление, совершенное в соучастии, представляет, как правило, повышенную опасность: объединение усилий нескольких лиц, взаимная поддержка соучастников укрепляет их решимость и облегчает достижение преступного результата, затрудняет разоблачение преступников, создает возможность причинения большего ущерба.

Повышенная общественная опасность содеянного особенно очевидна, когда деяние совершается организованной группой.

     В действующем уголовном законодательстве имеются составы, в которых совершение преступления по предварительному сговору группой лиц предусматривается в качестве отягчающего обстоятельства, а совершение преступления организованной группой рассматривается как учиненное при особо отягчающих обстоятельствах.

     В то же время судебная практика свидетельствует, что индивидуальная роль, степень вины, стойкость преступных стремлений соучастников далеко не одинаковы.

Среди них бывают организаторы, другие активные участники совершения преступления, а нередко — лица, втянутые в преступление при случайных обстоятельствах.

Поэтому было бы несправедливо привлекать соучастников всегда к более строгой ответственности, чем лиц, совершающих подобные деяния в одиночку.

Поэтому предпосылками и условиями индивидуализации ответственности соучастников является то, что каждый соучастник отвечает за совершенное сообща преступление, но в строгом соответствии с индивидуальной ролью и степенью вины в совершенном преступлении. Этим и объясняется необходимость учета степени и характера участия каждого из соучастников в преступлении.

     В настоящем УК РФ в статье 35 дается определение понятия совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией).

В ней также устанавливается, что лицо, создавшее организованную группу либо руководившее ею, несет ответственность за организацию и руководство организованной группой, а также за все совершенные указанной группой преступления, если они охватывались его умыслом. В п. «в» ч. 1 ст.

63 УК РФ предусматривается, что совершение преступления в составе группы лиц по предварительному сговору, организованной группы или преступного сообщества (преступной организации) влечет более строгое наказание на основании и в пределах, установленных настоящим Кодексом.         

1.1. Объективные и субъективные признаки соучастия

      В российском уголовном праве при характеристике признаков соучастия их принято делить на объективные и субъективные. К объективным признакам относят – количественный (множество субъектов) и качественный (совместность их деятельности), а к субъективным – совместность умысла и его направленности при совершении умышленного преступления.

     Признак множественности субъектов означает, что в совершении преступления участвуют два или более лица.

Положения общей части УК РФ, относящиеся и к институту соучастия, носят универсальный характер и должны применяться во всех случаях, когда речь идет о групповом преступлении.

При этом совершение преступления группой лиц – не просто квалифицирующее обстоятельство, но еще и определенная форма соучастия, прямо выделенная в статье Особенной части УК РФ.

     Уголовный Кодекс РФ устанавливает два возрастных критерия привлечения к уголовной ответственности: общий критерий – с 16 лет и исключительный, в отношении ограниченного круга деяний, – с 14 лет.

Поэтому быть соучастником в преступлениях, ответственность за совершение которых установлена с 16 лет, могут быть только лица, достигшие 16 – летнего возраста; если ответственность наступает с 14 лет, то и иные соучастники могут привлекаться к ответственности по достижении этого возраста.

     Бывают случаи, когда исполнитель не может являться субъектом преступления в силу возраста (ст. 20 УК) или невменяемости (ст. 21 УК). В таком случае необходимо вести речь о так называемом опосредованном причинении.

Вред охраняемым законом отношениям в данном случае причиняется посредством использования лица, не подлежащего уголовной ответственности. То есть, данное лицо используется как орудие преступления в руках надлежащего субъекта.

При этом надлежащий субъект действует умышленно, используя лицо, не отвечающее требованиям субъекта преступления.

     Правила квалификации таких действий были определены в Постановлении № 7 Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 14 февраля 2000 г. “О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних”, пункт 9 которого гласит:

     “Необходимо иметь в виду, что совершение преступления с использованием лица, не подлежащего уголовной ответственности в силу возраста (статья 20 УК РФ) или невменяемости (статья 21 УК РФ), не создает соучастия.

Вместе с тем при совершении преступления несовершеннолетним, не подлежащим уголовной ответственности по указанным выше основаниям, лицо, вовлекшее несовершеннолетнего в совершение этого преступления, в силу части 2 статьи 33 УК РФ несет ответственность за содеянное как исполнитель путем посредственного причинения.”

     Часть 2 статьи 33 УК РФ, прямо выделяя таких лиц, признает их исполнителями, действия которых квалифицируются непосредственно по статьям Особенной части УК РФ без ссылки на ст. 33 УК РФ.

Таким образом, “посредственное причинение” полностью охватывается понятием единолично выполненного преступления, но только при том условии, что лицо, использующее другого человека, не являющегося субъектом данного преступления, сознает это.

     Признак совместности деятельности соучастников означает действия сообща, когда каждый участник своими теми или иными действиями (бездействиями) вносит свой вклад в совершение преступления.

При этом соучастники могут быть как соисполнителями, когда каждый из них одновременно или в разное время полностью или частично выполняет объективную сторону преступления, так и с распределением ролей между ними, когда объективную сторону выполняет лишь исполнитель преступления, а остальные соучастники играют роли организатора, пособника, подстрекателя.

     Установление совместности деятельности предполагает наличие трех основных элементов.

     Во-первых, – взаимообусловленности деяний двух или более лиц. Конкретное участие отдельных лиц в преступлении по своему характеру может быть различным, совершаться с разной степенью интенсивности.

Например, при убийстве группой лиц по предварительному сговору трое, имея единый умысел на лишение жизни другого человека, подвергают его избиению, но при этом один наносит всего два удара по голове, а двое других – по пять ударов каждый.

То есть, действия каждого из соучастников взаимно дополняют друг друга в направлении реализации единого умысла на совершение преступления – убийства. Как правило, с объективной стороны соучастие совершается путем активных действий.

Но вместе с тем не исключается возможность совершения преступления соучастниками и в форме бездействия. Например, когда охранник по согласованию с другими лицами не выполняет свои обязанности по охране территории и этим способствует совершению на этой территории преступления.

     Во-вторых, единого для соучастников преступного результата. Это значит, что соучастники, совершая взаимно дополняющие действия, направляют их на достижение общего для них всех результата. Случаи, когда лица участвуют в совершении одного посягательства, но при этом стремятся к достижению различных последствий, не могут расцениваться как соучастие.

     В-третьих, необходима причинная связь между деянием каждого соучастника и наступившим общим преступным результатом.

     Соучастие возможно на любой стадии совершения преступления (в процессе подготовки преступления, его начала либо в момент совершения в качестве присоединяющейся деятельности), но обязательно до его окончания – фактического прекращения посягательства на соответствующий объект.

Это вытекает из того неоспоримого обстоятельства, что только до окончания преступления можно говорить о наличии обусловливающей и причинной связи между действиями соучастников и совершенным преступлением. Данное обстоятельство является объективным основанием ответственности соучастников.

Единственным исключением в данном случае может стать ситуация, когда пособник согласно предварительной договоренности с другими соучастниками начинает выполнять свои заранее оговоренные действия после совершения преступления (обещанное сокрытие орудий преступления или лица, совершившего таковое).

Основанием для признания такого лица соучастником преступления является наличие предварительной договоренности о действиях по заранее обещанному укрывательству, как одной из форм пособничества. Понятие заранее не обещанного укрывательства находится за рамками института соучастия.

     С субъективной стороны соучастие характеризуется умышленной виной всех участников преступления: каждый субъект сознает общественно опасный характер собственного деяния и действий других соучастников (хотя бы одного), предвидит общественно опасные последствия, желает или сознательно допускает их наступления. Соучастие в неосторожном преступлении невозможно (ст. 32 УК РФ).

     Не образует соучастия действия лица, совершающего то или иное преступление с использованием заблуждения другого вменяемого лица, хотя и достигшего возраста уголовной ответственности, но не сознающего истинных намерений виновного и потому действующего по неосторожности либо невиновно. В подобной ситуации первое лицо подлежит ответственности за умышленное совершение преступления, а второе либо не несет ответственности вовсе, либо индивидуально отвечает за неосторожное причинение преступного результата.

     Субъективная сторона соучастия предполагает не только наличие умышленной вины всех соучастников в отношении совершенного преступления, но и взаимную осведомленность в том, что их желаемые (как акт свободного волеизъявления) совместные действия направлены на достижение общего преступного результата. Как неоднократно отмечал Верховный Суд, соучастие признается обоснованным в том случае, если установлено, что обвиняемый, объективно способствовавший совершению преступления, имел с непосредственным исполнителем единые намерения, общие цели и взаимную осведомленность о преступной деятельности.

Источник: https://www.freepapers.ru/49/souchastie-v-prestuplenii-i-prikosnovennost/30419.193194.list1.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.