Соотношение субъективной стороны преступления и вины

Право/5

Соотношение субъективной стороны преступления и вины

Право/5. Уголовное право икриминология

КораблеваС.Ю.

Юридическийинститут Московского государственного университета путей сообщения, Россия

Соотношение вины и иныхпризнаков субъективной стороны преступления

В уголовном праве весьма сложным является вопрос,какие элементы составляют виновное отношение лица к своему деянию и подлежатобязательному доказыванию по уголовному делу, а какие субъективные признакидолжны быть установлены лишь в конкретных случаях.

Российский законодатель в нормах уголовного законаговорит о необходимости установления вины в форме умысла или неосторожности вотношении любых общественно опасных действий и наступивших последствий (ст. 5,ст. 24 УК РФ).

Анализ статей Общей части Уголовного кодекса РФ позволяетвыделить целый перечень психических процессов, которые влияют на квалификацию всоответствующих случаях. А именно: добровольность (ст. 31 УК РФ «Добровольныйотказ от преступления», ст.

75 УК РФ «Освобождение от уголовной ответственностив связи с деятельным раскаянием»); наоборот отсутствие добровольности (ст. 40УК РФ «Физическое или психическое принуждение»); неожиданность (ст. 37 УК РФ «Необходимаяоборона»), побуждение (ст. 61 «Обстоятельства, смягчающие наказание», ст. 63 УКРФ «Обстоятельства, отягчающее наказание»).

Кроме того, описания многихсоставов в Особенной части Уголовного кодекса РФ, а также формулировкиквалифицирующих признаков содержат указания на такие субъективные признаки какмотивы, цели, эмоции (связанные с состоянием аффекта) и заведомость деяния.

Наука российского уголовного права на данныймомент использует подход, согласно которому вина, психическое отношение ксвоему деянию и его последствиям, это обязательный в любом составе, но лишьодин из ряда признаков субъективной стороны преступления, к которым такжеотносятся мотив и цель. Последние признаются независимыми факультативнымипризнаками, обязательными для установления лишь в некоторых составахпреступлений в случае, если о них упоминается в конкретной статье Особеннойчасти Уголовного кодекса. Однако подобная концепция вызывает сомнения понескольким причинам.

Во-первых, за исключением побуждений, мотивов, атакже целей и иногда эмоций, остальные психологические признаки не упоминаютсяв научной литературе даже как составляющие субъективной стороны.

При этомследует отметить, что побуждения входят в предмет интереса российской теорииуголовного права как синоним мотивов.

Но это не корректно, так как всовременной психологии побуждения – чувства и потребности, которые не могут бытьположительными или отрицательными, предшествуют формированию мотива. Мотив жеявляется предпосылкой определенного решения и его обоснования.

Во-вторых, с криминологической точки зренияопределить вину лица невозможно без знания его мотивов или целей – детерминантпреступного поведения.

Действительно «чтобы правильно судить о том, сознавалоли лицо свои поступки и их последствия или нет, надо знать, какими факторамиэти поступки были вызваны, что побудило лицо к совершению преступления, какиемотивы служили их основанием» [1]. И, например, в ст.

73Уголовно-процессуального кодекса РФ, говорящей о предмете доказывания поуголовному делу, виновность связывается не только с формой вины, но и смотивами: «При производстве по уголовному делу подлежат доказыванию: … 2)виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы».

Что же касается цели поведения, то ее следуетпризнать предпосылкой умышленной вины. Так, желание и сознательное допущениеявляются составляющими прямого и косвенного умысла соответственно (ст. 25 УКРФ).

Но одновременно желание связано со стремлением к цели, когда имеет местоясное осознание цели и мотива, вызывающего ее [5]. А сознательное допущение – это осознаниепоследствий как связанных с реализацией цели.

Следовательно, оба, желание и сознательноедопущение, входят в состав планирования общественно опасных действий (отказа отдействий) и являются вторичными к цели.

Поэтому неудивительно, что в современной теорииуголовного права авторы все чаще указывают на тесную связь вины, мотивов ицелей. Так, С. А.

Манойлова подчеркивает, что «общепризнанная градацияпризнаков субъективной стороны на обязательные (основные) и факультативные … недолжна трактоваться как основание для восприятия не закрепленных взаконодательной «формуле» субъективной стороны конкретного преступленияпризнаков как второстепенных» [6].

С. В. Дубовиченко более смело утверждает, что«цель определяет характер действий и пределы предвидения», и что «в основеинтеллектуальных моментов умышленной вины лежит смыслообразующая функциямотива». Хотя далее добавляется, что «несмотря на тесную связь цели иинтеллектуальных моментов умысла, она является самостоятельным признакомсубъективной стороны преступления» [2].

Интересно утверждение В. В. Лунеева: «Действие(бездействие), если рассматривать его в абстракции, вне правовых установлений,не только в умышленном, но и в неосторожном деянии, как правило, условноговоря, является «умышленным».

Отношение субъекта к нарушению правилбезопасности движения или любых других правил, приведшему к общественно опасными противоправным последствиям (например, к смерти потерпевшего), может бытьописано в тех же терминах вины, что и нажатие на спуск пистолета при умышленномпричинении тяжкого вреда здоровью, повлекшему смерть потерпевшего.

Сущностныеразличия заключены в соотношении мотивации и целеполагания субъекта справозначимыми признаками, обстоятельствами и последствиями» [4].

При совершении не только умышленных, но даженекоторых неосторожных преступлений мотивы и цели поведения могут иметьрешающее значение для привлечения к уголовной ответственности. Например,по-разному будет квалифицироваться неосторожное причинение смерти, если лицостреляет через дверь при защите от посягательства или с целью напугать шумящихсоседей.

Кроме того, мотивы и цели являются теми звеньями в цепи построенияобвинения, манипулирование которыми может существенно повлиять на размернаказания: «В субъективном смысле мотив лишь основание для принятия решениядействующим лицом, осознанная (или неосознанная) причина его поступка.

Вобъективном же значении (смысле) мотив оценивается обществом как доброе илизлое побуждение, как благородное или порицаемое намерение» [3].

Итак, разделение вины, мотивов и целей позволяетопределить психологическое содержание каждого из признаков и дать ихюридическую характеристику, то есть оно вызвано объективными потребностямитеории уголовного права. Соответственно, не следует отказываться от признанияих самостоятельными признаками.

Деление же субъективной стороны на обязательныйпризнак – вину и факультативные – мотивы и цели является условным, не имеющим теоретического обоснования.

Невозможнопреувеличить доказательственное значение мотивов и целей для установления вины.

Следовательно, отрицание их неразрывной связи и обязательности для установленияв каждом составе преступления, на наш взгляд, не соответствует потребностямсудебно-следственной практики.

Остальные психологические характеристики:заведомость, эмоции, добровольность, отсутствие добровольности, неожиданность, побуждения– имеют полное право входить в предмет рассмотрения теории уголовного права какфакультативные признаки субъективной стороны, обязательные для установлениялишь в ограниченном числе составов преступления.

Литература

Источник: http://www.rusnauka.com/28_PRNT_2011/Pravo/5_93880.doc.htm

Субъективная сторона преступления. Понятие и признаки вины

Соотношение субъективной стороны преступления и вины

Субъективная сторона преступления — это психическая деятельность лица, непосредственно связанная с совершением преступления. Она образует психологическое содержание преступления, поэтому является его внутренней (по отношению к объективной) стороной.

Субъективная сторона преступления характеризует процессы, протекающие в психике виновного, и непосредствен­ному восприятию органами чувств человека не поддается. Она познается только посредством анализа и оценки поведения пра­вонарушителя и обстоятельств совершения преступления.

Содер­жание субъективной стороны преступления раскрывается с помо­щью таких юридических признаков, как:

Вина как определенная форма психического отношения лица к совершаемому им общественно опасному деянию составляет ядро субъективной стороны преступления, хотя и не исчерпывает полностью ее содержания. Вина – обязательный признак любого преступления.

Мотив преступления — это побуждение, которым руково­дствовался виновный, совершая общественно опасное деяние, а цель — это конечный результат, к достижению которого он стре­мился. Эти признаки субъективной стороны преступления явля­ются факультативными.

Субъективная сторона преступления имеет важное юридиче­ское значение, вытекающее из значения состава преступления:

  1. как составная часть основания уголовной ответст­венности она отграничивает преступное поведение от непреступ­ного. Так, не является преступлением причинение общественно опасных последствий без вины, неосторожное совершение дея­ния, наказуемого лишь при наличии умысла (ст. 115 УК РФ), а также предусмотренное нормой уголовного права деяние, но со­вершенное без указанной в этой норме цели (ст. 158-162 УК РФ) или по иным мотивам, нежели указаны в законе (ст. 153-155 УК РФ);
  2. субъективная сторона преступления позволяет от­граничить друг от друга составы преступления, сходные по объек­тивным признакам. Так, преступления, предусмотренные ст. 105 и 109, различаются только по форме вины; самовольное оставле­ние части или места службы военнослужащим (ст. 337 УК РФ) отличается от дезертирства (ст. 338 УК РФ) только по содержанию цели;
  3. вид и направленность умысла, вид неосторожно­сти, характер мотивов и целей в значительной мере определяют степень общественной опасности как преступления, так и лица, его совершившего, а значит, характер ответственности и размер наказания с учетом предписаний, изложенных в ст. 61, 63 и 64 УК РФ.

Понятие и признаки вины

Принцип субъективного вменения сформулирован в ст. 5 УК РФ: «Объективное вменение, то есть уголовная ответствен­ность за невиновное причинение вреда, не допускается». Это оз­начает, что уголовной ответственности без вины быть не может, что вина является необходимой субъективной предпосылкой уго­ловной ответственности и наказания.

Вина — это психическое отношение лица к совершаемому им общественно опасному деянию, предусмотренному уголовным законом, и его последствиям. Элементами вины как психического отноше­ния являются сознание и воля, которые в своей совокупности об­разуют ее содержание. Таким образом, вина характеризуется дву­мя слагаемыми элементами:

  • интеллектуальным;
  • волевым.

Интеллектуальный элемент вины включает осознание или возможность осознания всех юридически значимых свойств со­вершаемого деяния (особенности объекта, предмета посягатель­ства, действия или бездействия, характера и тяжести вредных по­следствий и др.).

Волевой элемент вины означает отношение воли субъекта к предстоящим вредным изменениям в реальной действительно­сти в результате совершения преступления.

Различные предусмотренные законом сочетания интеллекту­ального и волевого элементов образуют две формы вины — умысел и неосторожность, описанные в ст. 25 и 26 УК РФ, относительно которых вина является родовым понятием. Признать лицо винов­ным — значит установить, что оно совершило преступление либо умышленно, либо по неосторожности.

Поскольку преступлением признается только общественно опасное деяние, то лицо, его совершившее, виновно перед обще­ством, перед государством.

Эта сторона вины раскрывается в ее социальной сущности, которую составляет проявившееся в конкретном преступлении искаженное отношение к основным цен­ностям общества.

Это отношение при умысле является отрица­тельным (так называемая антисоциальная установка), а при неос­торожности – пренебрежительным (асоциальная установка) либо недостаточно бережным (недостаточно выраженная социальная установка).

Таким образом, вина есть психическое отношение лица в форме умысла или неосторожности к совершаемому им общественно опасному деянию, в котором проявляется антисоциальная, асоциальная либо недостаточно выраженная социальная установка этого лица относительно важнейших ценностей общества.

Форма вины — это установленное уголовным законом опреде­ленное соотношение (сочетание) элементов сознания и воли со­вершающего преступление лица, которое характеризует его отно­шение к деянию. Уголовное законодательство предусматривает две формы вины:

  • умысел (прямой и косвенный, ст. 25 УК РФ);
  • неосторожность (легкомыслие и небрежность, ст. 26 УК РФ).

Форма вины в конкретных преступлениях либо указывается в диспозициях статей Особенной части УК РФ, либо подразумевается.

Во многих случаях умышленная форма вины с очевидностью вытекает из цели деяния (например, терроризм, кража, грабеж, диверсия), либо из характера описанных в законе действий (на­пример, изнасилование, клевета, получение взятки), либо из ука­зания на заведомую незаконность действий или на их злостный ха­рактер.

Юридическое значение формы вины разнообразно:

  • форма вины является субъективной границей, от­деляющей преступное поведение от непреступного;
  • форма вины нередко определяет квалификацию преступления;
  • вид умысла или вид неосторожности, не влияя на квалификацию, может служить важным критерием индивидуа­лизации уголовной ответственности и наказания;
  • форма вины в ряде случаев служит основанием за­конодательной дифференциации уголовной ответственности;
  • форма вины в сочетании со степенью общественной опасности деяния служит критерием законодательной классифи­кации преступлений;
  • форма вины предопределяет условия отбывания на­казания в виде лишения свободы.

Во-первых, форма вины является субъективной границей, от­деляющей преступное поведение от непреступного. Это проявля­ется в тех случаях, когда закон устанавливает уголовную ответст­венность только за умышленное совершение общественно опас­ного деяния (например, за причинение легкого вреда здоровью — ст. 115 УК РФ).

Во-вторых, форма вины нередко определяет квалификацию преступления. Так, форма вины служит разграничительным кри­терием квалификации убийства (ст. 105 УК РФ) и причинения смерти по неосторожности (ст. 109УК РФ), причинения тяжкоговреда здоровью (ст. 111 и 118 УК РФ), уничтожения или повреж­дения имущества (ст. 167 и 168 УК РФ).

В-третьих, форма вины в ряде случаев служит основанием за­конодательной дифференциации уголовной ответственности: одно и то же деяние наказывается значительно строже при умышлен­ном совершении, чем при неосторожной вине.

В-четвертых, вид умысла или вид неосторожности, не влияя на квалификацию, может служить важным критерием индивидуа­лизации уголовной ответственности и наказания. Преступление, по общему правилу, представляет более высокую степень опасно­сти, если оно совершено с прямым умыслом, нежели с косвен­ным, а преступное легкомыслие обычно опаснее небрежности.

В-пятых, форма вины в сочетании со степенью общественной опасности деяния служит критерием законодательной классифи­кации преступлений: в соответствии со ст. 15 УК РФ к категориям тяжких и особо тяжких относятся только умышленные преступ­ления.

В-шестых, форма вины предопределяет условия отбывания на­казания в виде лишения свободы. Согласно ст.

58 УК РФ, лица, осужденные к этому наказанию за преступления, совершенные по неосторожности, по общему правилу отбывают наказание в колониях-поселениях, а лица, осужденные за умышленные пре­ступления, — в колониях-поселениях, исправительных колониях общего, строгого или особого режима либо в тюрьме.

Источник: https://jurkom74.ru/ucheba/subektivnaya-storona-prestupleniya-ponyatie-i-priznaki-vini

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.