Соотношение между уголовным преследованием и обвинением

36. Уголовное преследование, его понятие, основания и виды. Соотношение уголовного преследования с обвинением

Соотношение между уголовным преследованием и обвинением

Уголовноепреследование -процессуальная деятельность, осуществляемаястороной обвинения в целях изобличенияподозреваемого, обвиняемого в совершениипреступления (п. 55 ст.5 УПК РФ).

Однако,законодатель в УПК РФ обозначил уголовноепреследование и как де­ятельность (п.55 ст. 5 УПК РФ), и как процессуальную функцию врамках «принципа» состязательности(ст. 15 УПКРФ).

Вместес тем представляется очевидным, что

    • процессуальная функция обвинения, как и противоположная ей функция защиты, ограничена процессуальным статусом лица или органа, ее выполняющего, а также лица, в отношении (в интересах) которого она осу­ществляется, тогда как
    • процессуальная деятельность по изобличе­нию лица, совершившего преступление, иными словами, уголов­ное преследование, осуществляется независимо от того, появилась ли на правовом горизонте фигура подозреваемого или обвиняемого или нет.

Такимобразом, уголовноепреследование представляетсобой государственно-властную, публичную,организующую процессуальную деятельностькомпетентных государственных органови должностных лиц по установлениюсобытия преступления, изобличению лицаили лиц, виновных в совершении преступления,а также по установлению иных фактическихобстоятельств дела, их юридическойоценке и вынесении соответствующихактов уголовного судопроизводства,содержащих формулировку обвинения,адресованных конкретным участникамуго­ловного судопроизводства иобоснование его перед судом.

Уголовноепреследование направлено на решениеобщих задач всего уголовногосудопроизводства ради достижения егоцели. Ис­ходным, или первичным, в данномслучае является сам факт совер­шенияпреступного деяния, позволяющийутверждать, что уголовное преследованиеначинается с момента возбужденияуголовного дела как по факту обнаружениясобытия преступления, так и в отноше­нииконкретного лица.

Какправило, уголовное преследованиеосуществляют прокурор, органы следствияи дознания.

Исходяиз вышесказанного, в уголовноепреследование как процессуальнуюдея­тельность входят:
    1. действия органов следствия и дознания, заключающиеся в собирании только обвинительных доказательств, применении принудительных мер, обеспечивающих изобличение лица и применение к нему наказания;

    2. действия органов государственного обвинения, которые на­правлены на то, чтобы обосновать перед судом предъявленное об­винение, убедить суд на основе совокупности как уличающих, так и оправдывающих доказательств в виновности обвиняемого и необ­ходимости применить к нему соответствующее наказание.

Приэтом поддержание государственногообвинения в суде является лишь со­ставнойчастью уголовного преследования.

Характерныепризнаки уголовного преследования:

    1. процессуальная деятельность (осуществляется в предусмотренных уголовно-процес­суальным законом формах);

    2. осуществляется компетентными госу­дарственными органами и должностными лицами (толь­ко они вправе и обязаны устанавливать фактические обстоятельства дела, давать им юридическую оценку и принимать соответствующие решения по делу);

    3. содержание данной деятельности заключается в принятии мер по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления, а также в вынесении со­ответствующих актов уголовного судопроизводства, адресованных конкретным участникам уголовно-процессуальной деятельности и содержащих формулировку обвинения;

    4. носит государственно-властный, публичный характер, так как обе­спечивается принудительной силой государства;

    5. является основной движущей силой уголов­ного процесса, которая организует весь процесс по конкретному уго­ловному делу и определяет содержание и направление производства по нему.

Правоприменительныечерты и стадийность уголовногопреследования

Возбуждениеи прекращение уголовного преследования

Пообщему правилу, уголовное преследование

    • начинается с момента возбуждения уголовного дела и
    • завершается с наступлением (осво­бождением от) уголовной ответственности, когда суд от имени го­сударства признает лицо виновным в совершении преступления во вступившем в силу обвинительном приговоре или невиновным в оправдательном приговоре, либо применением к указанному лицу принудительных мер медицинского характера или воспитательного воздействия.

Вместес тем, из приведенного правила относительнопрекраще­ния уголовного преследования естьисключения, а именно:

    1. прекращение уголовного дела влечет за собой одновременно пре­кращение уголовного преследования (ч. 3 ст. 24 УПК РФ); вместе с тем, уголовное дело подлежит прекращению в слу­чае прекращения уголовного преследования в отношении всех по­дозреваемых или обвиняемых, за исключением случаев установле­ния непричастности лица к совершению преступления (п. 20 ст. 5 УПК РФ);

    2. уголовное преследование прекращается при переквалификации деяния, совершенного виновным (ст. 175 УПК РФ); под переквалификацией деяния (преступления) понимается из­менение или дополнение обвинения либо прекращение уголовно­го преследования в соответствующей части выдвинутого обвинения в совершении преступления;

    3. собственно прекращение уголовного преследования (ст. 27 УПК РФ) — если основания прекращения уголовного преследова­ния относятся не ко всем подозреваемым или обвиняемым по уго­ловному делу, то следователь выносит постановление о прекраще­нии уголовного преследования в отношении конкретного лица. При этом производство по уголовному делу продолжается.

Видыуголовного преследования

ВУПК РФ (ст.20) законодатель разграничил видыуголовного преследова­ния взависимости от характера и тяжестисовершенного преступ­ления:

    • публичный (дела публичного обвинения);
    • частный (дела частного обвинения);
    • частно-публичный (дела частно-публичного обвинения).

Этивиды:

    1. обозначают определенный законом порядок процессу­альной деятельности, а значит и основные правила, последователь­ность действий и характер решений на разных стадиях уголовного судопроизводства;

    2. определяют зависимость данной процессуальной деятельности от волеизъявле­ния сторон (по степени такой зависимости выделяют три категории дел: дела публичного, частного и частно-публичного обвинения).

Публичныйпорядок уголовного преследования

Производствопо подавляющему большинству уголовныхдел осуществляется в публичном (илиобщем) порядке. При этом в большеймере про­является независимостьуголовного преследования от позициисто­рон. В случае обнаружения признаковпреступления возбуждаетсяуголовное дело и осуществляетсяуголовное преследование от именигосударства (ст.21 УПК РФ) независимо от желанияпотерпевшего.

Потерпевший,его законный представитель илипредставитель могут участвовать вуголовном преследовании об­виняемого,но самостоятельные решения по делу онипринимать не вправе (ст.22 УПК РФ).

Публичныйпорядок уголовного пресле­дованиянаиболее соответствует основным целями характеристике уголовного судопроизводства— его объективности и независимостиот частных лиц. Законодатель определяетданный порядок как об­щий (ч.3 ст. 147 УПК РФ). 

Частныйпорядок уголовного преследования

Осуществлениеуголовного преследования в частномпорядке основано на диспозитивномначале, означающем наибольшее влияниепозиции сторон на окончательное решениепо делу.

Делачастного обвинения:

    1. возбуждаются по заявлению потерпевшего, его законного представителя и представителя (по общему прави­лу – ч. 2 ст. 20 УПК РФ);

    2. прекращаются также по воле потерпевшего, примирившегося с обвиняемым.

Примирениедопускается до удаления суда всовещательную комнату для постановленияприговора, а в суде апелляционнойинстанции – до удаления суда апелляционнойинстанции в совещательную комнату длявынесения решения по делу.

Категориидел частного обвинения:

 частьюпервой,  и  частьюпервой

    • ч. 1 ст. 115 УК РФ — умышленное причинение легкого вреда здоровью;
    • ст. 116.1 УК РФ — нанесение побоев лицом, подвергнутым административному наказанию;
    • ч. 1 128.1 УК РФ — клевета;
    • ч. 1 ст. 129 УК РФ — оскорбление (утратила силу).

Частно-публичныйпорядок уголовного преследования 

Делачастно-публичного обвинения:

    1. возбуждаются только по заявлению по­терпевшего;

    2. прекращению за примирением его с обвиняемым не подлежат (примириться стороны могут лишь до вынесения поста­новления о возбуждении уголовного дела).

Еслипостановление о возбуждении уголовногодела вы­несено, уголовное преследованиепроизводится органами уголов­ногосудопроизводства в публичном порядке(ч. 3 ст. 20, ч. 2 ст. 147 УПК РФ).

Делачастно-публичного обвинения перечисленыв ч. 3ст. 20 УПК РФ. В перечень включенысоставы преступлений без отягча­ющихобстоятельств, ответственность закоторые предусмотрена УК РФ:

    • ст. 116 – побои;
    • ч. 1 ст. 131 – изнасилование;
    • ч. 1 ст. 132 – насильственные действия сексуального характера;
    • ч. 1 ст. 137 – нарушение неприкосновенности частной жизни;
    • ч. 1 ст. 138 – нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений;
    • ч. 1 ст. 139 – нарушение неприкосновенности жилища;
    • ст. 145 – необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет;
    • ч. 1 ст. 146 – нарушение авторских и смежных прав;
    • ч. 1 ст. 147 – нарушение изобретательских и патентных прав;
    • ст. 159 – 159.3 – мошенничество, в т.ч. в сфере кредитования, при получении выплат, с использованием платежных карт;
    • ст.  159.5 – мошенничество в сфере страхования;
    • ст. 159.6 – мошенничество в сфере компьютерной информации;
    • ст. 160 – присвоение или растрата;
    • ст. 165 – причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием.

Замечаниепо статьям, связанным с предпринимательскойдеятельностью (ст. 159-165)

Основныекритерии, ха­рактеризующие делачастно-публичного обвинения:

    1. объект посягательства отчуждаем, но индивидуален (интел­лектуальная собственность); либо объект носит интимный характер (половая неприкосновенность);

    2. уголовное преследование зависит от воли потерпевшего толь­ко на стадии возбуждения уголовного дела.

Изперечисленных видов отчетливоразличаются между собой только два видауголовного преследования — частный ипубличный. В уго­ловном процессе онине смешиваются и никакого нового видане об­разуют.

Частно-публичныйпорядок лишь подразумевает определен­нуюпроцессуальную границу перехода одноговида в другой. Такой границей являетсярешение о возбуждении уголовного дела.

Источник: https://studfile.net/preview/14715375/page:30/

Соотношение понятий «уголовное преследование» и «обвинение»

Соотношение между уголовным преследованием и обвинением

⇐ ПредыдущаяСтр 39 из 76Следующая ⇒

Соотношение по содержанию понятий «обвинение» и «уголовное преследование» вызывало и вызывает интерес специалистов в области уголовного процесса.

Для ряда авторов понятие «обвинение» по своему содержанию аналогично понятию «уголовное преследование» и его часто рассматривают в двух значениях: в материальном, как утверждение органа, ведущего процесс о виновности обвиняемого и в процессуальном, как функцию уголовного процесса.

М.А. Чельцов, понятие «уголовного преследования» рассматривал как всеобъемлющее, включающее не только обвинение, но все, что делает следователь и прокурор с момента возбуждения уголовного дела. В.М.

Савицкий напротив утверждал, что такой характеристикой обладает обвинение. Он писал, что «обвинение … необычайно емкая процессуальная категория.

… Исследовать обвинение – значит, исследовать пусковой механизм уголовного процесса, подвергнуть анализу самые основные, наиболее существенные его понятия».

Как видим, есть несколько решений вопроса о соотношении обвинения и уголовного преследования. В рамках одного они разводятся по началу осуществления в процессе. Уголовное преследование появляется раньше или позже обвинения, следовательно, и содержание вкладывается отличное.

Во втором – они рассматриваются как идентичные, возникающие одномоментно. В последнем случае употребление понятий «обвинение» и «уголовное преследование» в качестве синонимов вряд ли оправданно, подобное не позволяет четко разобраться в сущности изучаемого явления.

Тогда же когда обвинение рассматривается как часть деятельности по уголовному преследованию, возникает вопрос – можно ли обвинение рассматривать как функцию уголовного процесса? В таком соотношении предпочтительней как функцию видеть уголовное преследование.

Ведь часть не может быть равнозначна целому, одна функция не может быть составной частью другой.

Именно из такого понимания исходят отдельные авторы, утверждая наличие функции уголовного преследования.

Говоря об уголовном преследовании, они рассматривают его в широком смысле как поиск, установление возможно виновного и его изобличение с целью последующего привлечения к уголовной ответственности.

Это, по их мнению, описание уголовного преследования как функции, которая возникает одновременно с возникновением уголовно-процессуальных отношений. В узком – как деятельность по изобличению конкретного лица в совершении преступления.

Законодатель в УПК РФ выразил свое отношение рассматриваемых понятий.

Под обвинением в законе понимается утверждение о совершении определенным лицом деяния, запрещенного уголовным законом, выдвинутое в порядке, установленным Кодексом, а под уголовным преследованием – процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления.

Анализ содержания, которое вкладывается в эти два понятия, приводит к выводу, о том, что преследовать можно только лицо, но не любое, а обладающее процессуальным статусом подозреваемого, обвиняемого.

Подобное решение не устраивает исследователей, предпочитающих функции предварительного расследования функцию уголовного преследования, так как в этом случае им бы пришлось согласиться с тем, что до появления этих процессуальных фигур орган предварительного расследования реализует функцию расследования. З.Д. Еникеев считает, что преследуется не только лицо, совершившее преступление, но в тех случаях, когда оно неизвестно преследуется преступление. Но и это еще не предел для расширения границ уголовного преследования. Анализ высказываний С.М. Даровских позволяет сделать вывод, что о реализации уголовного преследования следует говорить и тогда, когда нет речи о совершении преступления. Она включает в уголовное преследование «кроме обвинения, еще и иные виды деятельности, например производство по делам о применении принудительных мер медицинского характера».

Вернемся к выводам, которые следуют из анализа норм УПК РФ. Второй заключается в том, что обвинение – это тезис, выдвинутый уполномоченным органом.

Тезис, формирование которого происходит в рамках уголовного преследования подозреваемого, тезис, знаменующий появление новой процессуальной фигуры – обвиняемого, тезис, который становится знаменем стороны обвинения, проносится ей через предварительное расследование, обосновывается в судебном разбирательстве, защищается в вышестоящих судебных инстанция.

Следовательно, обвинение не часть деятельности по уголовному преследованию, а то к чему стремиться уголовно-процессуальная деятельность на определенном этапе, что является результатом ее.

Таковы основные моменты, вкладываемые законодателем в содержание анализируемых понятий. Восприятие их, как нам кажется, осложняется устоявшимся стереотипом о том, что обвинение – одна из функций уголовного процесса.

Так, например, М.Т. Аширбекова, уточняя понятие «обвинение», пишет, что «обвинение – это утверждение не только того, что лицо совершило деяние, запрещенное уголовным законом, но и утверждение того, что лицо совершило это деяние виновно».

Эта позиция аналогична тем выводам, что были сделаны выше при попытке понять какое содержание вкладывает законодатель в понятия «обвинение» и «уголовное преследование». Но при попытке обосновать, что обвинение – это функция – различие между анализируемыми понятиями у нее пропадает.

Рассматривая обвинение как функцию, она пишет, что обвинение – это процессуальная деятельность по установлению виновного характера действий лица, совершившего деяние, запрещенное уголовным законом1.

Здесь уже речь не идет о том, что обвинение это утверждение, и такое понимание, по сути, не отличается от того, как она понимает уголовное преследование. Для нее – это деятельность, связанная с изобличением лица в совершении преступления.

Значит, если рассматривать обвинение как функцию – неизбежно ее отождествление с функцией уголовного преследования, если как тезис (как это делает законодатель), то тогда о функции обвинения говорить не приходиться. Тезис – это не деятельность, а то, чем деятельность завершается.

Какая деятельность, по уголовному преследованию или иная – ответ на этот вопрос будет дан ниже.

Пытаясь доказать неравнозначность функций обвинения и уголовного преследования М.Т. Аширбекова прибегает к оригинальному обоснованию.

Из ее рассуждений вытекает, что когда речь идет о делах публичного обвинения, то уголовное преследование и обвинение сливаются, а вот применительно к делам частного обвинения речи не может идти об уголовном преследовании, так как «уголовное преследование есть публично-правовая деятельность».

В первом случае, по делам публичного обвинения, слияние этих двух функций как минимум свидетельствует о том, что, возможно, существует только одна.

Во втором, соотносить по содержанию эти понятия вообще не приходиться, так как одно из них не представлено. В силу этого нам непонятно почему у этого автора понятие «обвинение» шире понятия «уголовное преследование».

И если даже допустить подобное, то включение одного содержания в другое не дает основания говорить о существовании двух функций.

⇐ Предыдущая34353637383940414243Следующая ⇒

Date: 2016-02-19; view: 4591; Нарушение авторских прав

Источник: https://mydocx.ru/10-114394.html

Соотношение обвинения с уголовным преследованием

Соотношение между уголовным преследованием и обвинением

⇐ ПредыдущаяСтр 5 из 6Следующая ⇒

Словосочетание «уголовное преследование» имеет несколько значений.

Уголовное преследование – это, прежде всего, совокупность норм уголовно-процессуального законодательства, сосредоточенных в гл. 3 УПК РФ «Уголовное преследование». Ею устанавливаются: виды уголовного преследования (ст.

20), обязанность осуществления уголовного преследования (ст. 21), право потерпевшего на участие в уголовном преследовании (ст. 22) и привлечение к уголовному преследованию по заявлению коммерческой или иной организации (ст.

23).

Однако регламентация уголовного преследования этим не исчерпывается. Нормы, его определяющие, содержатся во множестве иных статей УПК: п. 45 ст. 5, ч. 2 ст. 6, ч. 4 ст. 11, ч. 3 ст. 15, ч. 3 ст. 24, ч.

1 ст. 27, ст. 28, ч. 1 ст. 37, ч. 1 и 2 ст. 133, ч. 1 ст. 134, ч. 2 ст. 175, ч. 1 и 2 ст. 212, ч. 1,4 и 5 ст. 213, ч. 1 и 2 ст. 214, ч. 1 ст. 221, ч. 3 и 4 ст. 239, ч. 4 ст. 448, ст. 458-460,462,464,465 и др.

Об уголовном преследовании говорится в Уголовном кодексе РФ от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ (в ред. от 28 апреля 2009 г.)[24] (примечания 2 и 3 к ст. 201) и Федеральном законе от 17 ноября 1995 г. № 168-ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации»[25] (ч. 2 ст. 1, ч. 2 ст. 27, ст. 31, ч. 2 ст. 35).

В целом они образуют самостоятельный уголовно-процессуальный институт.

Уголовное преследование является одним из основных понятий, используемых в Уголовно-процессуальном кодексе. Оно отражено в п. 45 ст. 5 УПК, в соответствии с которым уголовное преследование представляет собой важнейшую уголовно-процессуальную функцию – функцию обвинения.

Законодатель ставит знак равенства между этими понятиями. Если исходить из этимологии слова «функция», уголовное преследование есть деятельность – равно работа, обязанность, круг деятельности.
[26] С учетом этого п. 55 ст.

5 УПК устанавливает, что уголовное преследование – процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления.

м этой деятельности является обвинение, т.е. утверждение о совершении определенным лицом деяния, запрещенного уголовным законом, выдвинутое в порядке, установленном Кодексом (п. 22 и 45 ст. 5 и ч. 1 ст. 20 УПК РФ).

Подтверждение тому мы находим в словосочетании «защита от обвинения» того же п. 45 ст. 5 УПК РФ и содержании ч. 1 ст. 20 «Виды уголовного преследования». Обвинение лежит в основе уголовного судопроизводства и осуществляется в ходе досудебного и судебного производства по уголовному делу (п. 56 ст. 5 УПК РФ), равно – производства по уголовному делу.

Таким образом, уголовное преследование представляет собой обвинение и, наоборот, обвинение есть уголовное преследование.

Поскольку уголовное преследование осуществляется стороной обвинения, оно представляет собой часть уголовного судопроизводства (иначе – порядка уголовного судопроизводства – ст.

1, производства по уголовному делу – ч. 1 и 2 ст. 2, ч. 1 ст. 3 и п. 56 ст. 4, 5 УПК РФ). В связи с этим представляется неверным содержащееся в УК РФ (примечания 2 и 3 к ст.

201) смешение его с уголовным судопроизводством в целом[27].

Уголовно-процессуальный закон различает: уголовное преследование и порядок уголовного преследования (ч. 1 ст. 20), возбуждение уголовного преследования и отказ от уголовного преследования (ст.

24), осуществление уголовного преследования (ст. 20,21,25 и 26) и прекращение уголовного преследования (ст. 27,28), участие в уголовном преследовании потерпевшего (ст.

22), привлечение к уголовному преследованию (ст. 23).

Под возбуждением уголовного преследования следует понимать «выдвижение обвинения» (ст. 22 УПК) посредством подачи заявления о совершении преступления определенным лицом (ст. 20,140,141,318,319 УПК).

Заявление служит поводом к началу уголовного судопроизводства и одновременно является началом уголовного преследования.

О возбуждении уголовного преследования можно судить и по возбужденному уголовному делу в отношении установленного лица, например в случае его явки с повинной.

Сообщение о преступлении, будучи направлено субъекту, осуществляющему уголовное судопроизводство, обусловливает возникновение официального, со стороны государства, уголовного преследования.

Осуществление уголовного преследования представляет собой, по сути, поддержание обвинения в порядке, предусмотренном Кодексом (ст. 22), иначе – производство по уголовному делу.

Уголовное преследование осуществляется стороной обвинения – участниками уголовного судопроизводства, выполняющими функцию обвинения (п. 45 ст. 5 УПК РФ). Ими являются следователь, руководитель следственного органа, дознаватель, частный обвинитель, потерпевший, его законный представитель и представитель, гражданский истец и его представитель (п. 47 ст. 5 УПК РФ).

УПК РФ обязанность осуществления уголовного преследования от имени государства по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения возлагает на следователя и дознавателя (ч. 1 ст. 21).

Суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты (ч. 3 ст. 15 УПК РФ).

Что касается судей, то они, так или иначе, участвуют в уголовном преследовании. Наиболее наглядно это проявляется в ходе производства по уголовным делам, подсудным мировому судье. Мировой судья обязан проверить, правильно ли по закону (ч. 5 и 6 ст. 318) составлено поданное заявление.

Если оно не отвечает требованиям, изложенным в Кодексе, мировой судья выносит постановление о возвращении заявления лицу, его подавшему. В нем предлагается привести заявление в соответствие с указанными требованиями и устанавливается для этого срок (ч. 1 ст. 319 УПК РФ).

Предложение может касаться и описания события преступления, места, времени, а также иных обстоятельств его совершения, т.е. сути обвинения.

Более того, по ходатайству стороны обвинения мировой судья вправе оказать ей содействие в собирании таких доказательств, которые не могут быть получены ею самостоятельно (ч. 2 ст. 319 УПК РФ).

Участие судей в уголовном преследовании выражается также в том, что они, входя в коллегию из трех судей судов соответствующего уровня, дают заключение о наличии признаков преступления в действиях лиц, перечисленных в ст. 448 УПК РФ.

Это заключение служит основанием для принятия решения о возбуждении уголовного дела в отношении лица, указанного в ч. 1 ст.

447 Кодекса, либо о привлечении его в качестве обвиняемого, если уголовное дело было возбуждено в отношении других лиц или по факту совершения деяния, содержащего признаки преступления (ч. 1 ст. 448 УПК РФ).

Участие потерпевшего в уголовном преследовании – это его право участвовать в уголовном преследовании обвиняемого, а по уголовным делам частного обвинения – выдвигать и поддерживать обвинение (ст. 22 УПК РФ).

Функцией, целью уголовного преследования является изобличение подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления (п. 55 ст. 5 УПК РФ).

Изобличение подозреваемого означает собирание доказательств, уличающих в совершении преступления лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело, задержанное в соответствии со ст. 91 и 92 УПК РФ, или лицо, к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения (ч. 1 ст. 46 УПК РФ).

Изобличение обвиняемого представляет собой доказывание виновности лица, в отношении которого вынесено постановление о привлечении его в качестве обвиняемого или обвинительный акт (ст. 47 УПК РФ).

Уголовное преследование предопределено сообщением о преступлении. Будучи направлено участникам уголовного судопроизводства, осуществляющим производство по уголовному делу, оно обусловливает возникновение официального, от имени государства, уголовного преследования.

Обнаружив достаточные данные, указывающие на признаки преступления, они должны «возбудить уголовное дело» и принять все предусмотренные законом меры к установлению обстоятельств, подлежащих доказыванию, к изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления (ч. 2 ст. 21 УПК РФ). Доказывание вины лица, совершившего преступление, является обязанностью органов предварительного расследования. Подозреваемый и обвиняемый не обязаны доказывать свою невиновность (ч. 2 ст. 14 УПК РФ).

Уголовное преследование включает в себя обвинение в суде (ч. 1 ст. 20 УПК РФ). Оно поддерживается в суде государственным обвинителем. Если оно находит подтверждение в судебном заседании, выносится обвинительный приговор.

При наличии жалобы или представления на приговор уголовное преследование продолжается в суде второй инстанции.

Завершается уголовное преследование вступлением приговора в законную силу.

Порядок уголовного преследования представляет собой строгое следование требованиям закона при его возбуждении и осуществлении. Он предопределяется характером и тяжестью совершенного преступления (ч. 1 ст. 20 УПК РФ), иначе – категорией преступления (ст. 15 УК РФ).

Итак, под уголовным преследованием законодатель понимает процессуальную деятельность, осуществляемую стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления. Понятие «уголовное преследование» используется в УПК РФ как понятие, идентичное обвинению как процессуальной деятельности.

Заключение

Функция обвинения в уголовном процессе большинством процессуалистов определяется как направление уголовно-процессуальной деятельности по изобличению лица, виновного в совершении преступления, а также поддержание предъявленного ему обвинения в суде.

Понятие «обвинение» определено в п.22 статьи 5 УПК РФ: «обвинение – утверждение о совершении определенным лицом деяния, запрещенного уголовным законом, выдвинутое в порядке, установленном УПК РФ».

Обвинение, в зависимости от характера и тяжести совершенного преступления, делится на три вида: публичное, частно-публичное и частное. В связи с этим принято выделять уголовные дела публичного обвинения, частно-публичного и частного обвинения.

Участники уголовного судопроизводства со стороны обвинения: прокурор, следователь, руководитель следственного органа, дознаватель, органы дознания, потерпевший, гражданский истец.

Обвинение на досудебной и судебной стадиях имеет некоторые различия. Попадая в суд, обвинение в материально-правовом смысле даже при полной неизменности сформулированного в обвинительном заключении тезиса начинает претворяться в жизнь с помощью совершенно иных, чем в стадии расследования, процессуальных средств и методов.

В уголовном процессе обвинению принадлежит чрезвычайно важная роль. Оно имеет своей целью решительно пресекать преступления, изобличать нарушителей уголовного закона, обеспечивать неотвратимость наказания виновных.

С помощью обвинительной деятельности специально на то уполномоченных органов и должностных лиц государство защищает от преступных посягательств общественный и государственный строй, права и интересы граждан, а также права и охраняемые законом интересы государственных учреждений, предприятий, кооперативных и иных общественных организаций.

Обвинение – это стержень, вокруг которого в судебном разбирательстве концентрируются усилия всех его участников. Обвинение, сформулированное в обвинительном заключении и представленное прокурором в суд, составляет основной и единственный предмет судебного исследования.

Уголовное преследование представляет собой процессуальную деятельность, осуществляемую стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления (п. 55 и 45 ст. 5, ст. 20-23 гл.

3). Оно выражается в обвинении лица в совершении преступления. Порядок уголовного преследования, а тем самым и производства по делу, зависит от характера и тяжести совершенного преступления (ч. 1 ст. 20 УПК РФ).

Понятие «уголовное преследование» используется в УПК как понятие, идентичное обвинению, как процессуальной деятельности.
⇐ Предыдущая123456Следующая ⇒

Источник: https://mylektsii.su/2-39354.html

К вопросу о соотношении сущности понятий уголовного преследования и обвинения в уголовном судопроизводстве россии

Соотношение между уголовным преследованием и обвинением

Неретин Н.Н., аспирант кафедры уголовного процесса юридического факультета ГОУ “Оренбургский государственный университет”.

Понятия “уголовное преследование” и “обвинение” в уголовном судопроизводстве относятся к числу основных.

Однако в настоящее время среди ученых-процессуалистов и практических работников не сложилось единого мнения о сущности и содержании уголовного преследования и обвинения.

Основные причины этого, как нам видится, кроются в ранее действовавшем и ныне действующем уголовно-процессуальном законодательстве.

Если мы обратимся к Уставу уголовного судопроизводства 1864 г. , то обнаружим, что в нем не было четких определений уголовного преследования и обвинения, а содержащиеся термины “судебное преследование”, “уголовное преследование”, “преследование” практически означали одно и то же .

В отношении обвинения в Уставе имелись выражения: “обвинение кого-либо в преступном деянии”, “прежде чем допросить обвиняемого, судебный следователь объявляет ему, в чем он обвиняется” и др. Известный дореволюционный ученый-процессуалист И.Я.

Фойницкий так охарактеризовал обвинение: “Понятию иска в гражданском процессе соответствует понятие обвинения в процессе уголовном. Под ним разумеется требование судебного признания принадлежащего государству права наказания в данном случае.

Иск уголовный содержанием своих требований имеет интересы карательные и направляется к суду уголовному, причем, в силу индивидуального характера, обвинение направляется на определенное лицо, относительно которого суду направляется требование об установлении его виновности и определении заслуженного наказания” .

По его мнению, начальной стадией обвинения, в соответствии с Уставом, являлся процесс возбуждения судебного преследования или уголовного иска, которое происходит в два этапа, путем вынесения двух уголовно-процессуальных актов:

Далее по тексту – Устав. Шуваткин А.В. Уголовное преследование в законодательстве и уголовно-процессуальной науке: История и современность // Проблемы развития уголовно-процессуального законодательства на современном этапе: Сборник научных статей / Под ред. С.А. Шейфера. Самара, 2002. С. 165; Мазюк Р.В. Уголовное преследование в российском уголовном судопроизводстве: Монография. Томск, 2008. С. 43.

Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. СПб., 1996. С. 3 – 7.

  1. акт предъявления обвинения в суд;
  2. акт принятия обвинения судом .

Там же. С. 10.

Из приведенных суждений И.Я. Фойницкого мы можем сделать вывод, что понятия “обвинение”, “судебное преследование”, “уголовное преследование” и “уголовный иск” он считал равнозначными. Данное мнение И.Я. Фойницкого разделяли многие ученые-процессуалисты. Так, например, С.И.

Викторский объединил уголовное преследование и обвинение в единое понятие “уголовное преследование (обвинение)”. Он полагал, что поскольку преступление прежде всего затрагивает публичные интересы, то это вызывает необходимость борьбы с ним со стороны государства.

Отсюда уголовное преследование – полномочие государства в требовании расследования уголовного дела в судебном порядке, целью которого является применение наказания .

Викторский С.И. Русский уголовный процесс: Учебное пособие. М., 1997. С. 232 – 233. В настоящее время в уголовном судопроизводстве позицию И.Я. Фойницкого и С.И. Викторского разделяют и современные исследователи проблемы уголовного преследования и обвинения.

Так, известный ученый-процессуалист М.С. Строгович, так же как и С.И.

Викторский, объединял понятия “обвинение” и “уголовное преследование” и утверждал, что “в уголовном процессе существуют три основные уголовно-процессуальные функции:

  1. обвинение (уголовное преследование);
  2. защита;
  3. разрешение дела” .

Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Том 1. М., 1968. С. 189.

Понятие “обвинение”, по его мнению, имеет четыре значения. В первом значении обвинение как уголовно-процессуальная функция (обвинительная деятельность) – это деятельность органа или лица, обвиняющего определенное лицо в совершении преступления.

Второе значение обвинения, полагал он, состоит в том, что под обвинением подразумевается деятельность обвинителя, выступающего в суде стороной обвинения. В третьем значении обвинение – это утверждение о виновности обвиняемого в совершенном преступлении. Под четвертым значением понятия обвинения М.С.

Строгович понимал сторону обвинения, обвинителя выступающего в суде .

Там же. С. 190 – 192.

Если подвести краткий итог вышесказанному, то очевидно, что понятию “обвинение” придаются различные значения.

Так, обвинение – это и уголовное преследование, и уголовный иск (требование к суду установить виновность определенного лица в совершении преступления и определить ему наказание), и предмет обвинения (обвинительный тезис), и сторона обвинения, и уголовно-процессуальная функция. Но правильно ли будет, если одно и то же понятие будет называться разными терминами? Мы в нашей статье думаем, что нет.

Справедливое суждение по данному поводу высказали Н.С. Алексеев, В.Г. Даев, Л.Д. Кокорев. Они утверждают, что вряд ли есть необходимость в употреблении разных терминов по отношению к одному и тому же понятию . В связи с этим заслуживает поддержки позиция П.М. Давыдова.

Он использует термин “обвинение” в одном значении – как доказанное и закрепленное в процессуальном документе и направленное на реализацию уголовной ответственности утверждение следователя, дознавателя, прокурора о совершении преступления данным лицом. Данный взгляд на обвинение разделяет Н.А. Якубович.

Он считает, что “обвинение на предварительном следствии представляет собой вменение в вину конкретному лицу совершенного преступления” .

Алексеев Н.С., Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса. Воронеж, 1990. С. 122.
Якубович Н.А. Понятие обвинения и основания привлечения лица в качестве обвиняемого // Необоснованное обвинение и реабилитация в уголовном процессе. М., 1995. С. 3.
В УПК РСФСР 1960 г. отсутствовало определение обвинения. В УПК РФ оно имеется и изложено, на наш взгляд, практически в трактовке, предложенной П.М. Давыдовым: “Обвинение – утверждение о совершении определенным лицом деяния, запрещенного уголовным законом, выдвинутое в порядке, установленном настоящим Кодексом” (п. 22 ст. 5 УПК).

Именно о таком обвинении говорится во многих статьях УПК. Например, в ч. 1 ст. 172 УПК закреплено: “…

обвинение должно быть предъявлено лицу не позднее трех суток со дня вынесения постановления о привлечении его в качестве обвиняемого”, ст. 27 УПК устанавливает основания прекращения уголовного преследования.

В качестве одного из оснований закреплено “наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению”.

В п. 55 ст. 5 УПК закреплено понятие уголовного преследования. Уголовное преследование – процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления. Отсюда мы можем увидеть, что именно под уголовным преследованием, а не под обвинением законодатель понимает определенную уголовно-процессуальную функцию.

В процессе осуществления уголовного преследования обвинение формируется, а затем формулируется в определенном процессуальном документе. Именно от такого обвинения обвиняемый в дальнейшем защищается как лично, так и с помощью защитника.

Законодательное утверждение того, что обвинение формируется именно на досудебной стадии уголовного судопроизводства, подтверждается Постановлением Конституционного Суда . В п. 2.

2 Постановления говорится: “Именно в досудебном производстве происходит формирование обвинения, которое впоследствии становится предметом судебного разбирательства и определяет его предметы”.

Постановление Конституционного Суда от 8 декабря 2003 г. “По делу о проверке конституционности положений ст. 125, 219, 227, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами судов общей юрисдикции и жалобами граждан” // Сборник постановлений Конституционного Суда Российской Федерации. М., 2005. С. 125.Относительно деятельности прокурора в суде можно сказать, что в соответствии с УПК данная деятельность является уголовным преследованием. Она заключается в поддержании от имени государства обвинения, о котором говорится в п. 22 ст. 5 УПК.

Поддержание прокурором государственного обвинения в суде – это продолжение уголовного преследования, заключающегося в деятельности по доказыванию обвинения, предъявленного обвиняемому на досудебной стадии уголовного судопроизводства. В соответствии с ч. 2 ст.

14 УПК бремя доказывания обвинения лежит на обвинителе, а сущность и содержание доказывания определяются главой 11 УПК. В ч. 7 ст.

246 УПК закреплено, что если в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель придет к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленного подсудимому обвинения, то он вправе отказаться от обвинения.

Казалось бы, введение в УПК отличающихся друг от друга понятий уголовного преследования и обвинения должно было четко их разграничить, устранить их синонимичное толкование. Но этого, по нашему мнению, не произошло.

Нормы УПК содержат положения, позволяющие толковать обвинение и уголовное преследование в одном и том же значении. Так, в п. 45 ст. 5 УПК говорится о “функции обвинения (уголовного преследования)”, в ч. 2 ст. 15 УПК говорится о функции обвинения.

Следовательно, мы можем сделать вывод, что под обвинением понимается определенная деятельность, что противоречит положениям п. 22 ст. 5 УПК.

Нам представляется очевидным, что законодательное устранение противоречия, содержащегося в УПК, будет способствовать правильному пониманию сущности и содержания как обвинения, так и уголовного преследования.

Источник: https://WiseLawyer.ru/poleznoe/29785-voprosu-sootnoshenii-sushhnosti-ponyatij-ugolovnogo-presledovaniya-obvineniya

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.