Сокрытие преступления следователем

Если следователь скрывает преступление

Сокрытие преступления следователем

В нашей стране сложилась парадоксальная ситуация. Я говорю о порядке расследования должностных преступлений совершенных сотрудниками СК РФ. Согласно действующему УПК РФ, расследование или даже просто проведение проверки в отношении данной категории лиц отнесено к их же подследственности.
Говоря проще — если должностное преступление совершил к примеру следователь СК РФ, то проводить проверку в его отношении будет его коллега из соседнего кабинета (по признаку территориальности), а то и из одного кабинета. К примеру такая ситуация сложилась у меня в СО по Адмиралтейскому району ГСУ СК РФ по Санкт-Петербургу. Мной была подано заявление о совершении преступления. При осмотре происшествия сотрудниками милиции были изъяты материальные ценности — около 10 компьютеров и другие мелочи. В последствии, с материалами проверки эти ценности поступили в СО по Адмиралтейскому району ГСУ СК РФ по Санкт-Петербургу следователю Большакову, который успешно вынес постановление об отказе в возбуждения уголовного дела, а вот материальные ценности просто испарились. Нет дела — нет компьютеров. В последствии отказ в возбуждении уголовного дела был отменен и даже не раз, а четыре раза подряд за 11 месяцев, и в конце концов уголовное дело было возбуждено. Но что как ни странно не привело к появлению компьютеров в нем. Странно да?

Источник: https://s-spravki.ru/prestupleniya/esli-sledovatel-skryvaet-prestuplenie.html

Развод застал врасплох?Тревожат Споры о детях?

Сокрытие преступления следователем

                              УКРЫВАТЕЛЬСТВО  ПРЕСТУПЛЕНИЙ (12 часть)

Из материалов уголовного дела видно, что как до, так и после допроса  Распутина от 28 августа 2009 года он  не признавал себя виновным в совершении инкриминируемых ему преступлений, что в совокупности с иными доказательствами свидетельствует об искусственном характере «признаний» Распутина, сделанных 28 августа 2009 года, под влиянием обмана со стороны органа уголовного преследования Амурской области.

Поскольку «явка с повинной» от 20 августа 2009 года оказалась ложной, а телесные повреждения у Распутина – реальными, не вызывает сомнения обязанность официальных властей в проведении тщательного расследования обстоятельств, предшествовавших и сопутствовавших указанным событиям.

Вместо того, чтобы официально извиниться перед Распутиным за допущенную ошибку, а также обусловленные и сопряженные с нею серьезные нарушения законности, выразившиеся в незаконных задержаниях, арестах, организации избиения, шантаже, угрозах, искусственном создании доказательств вины Распутина в убийстве двух несовершеннолетних, и принять меры к заглаживаю причиненного вреда, органы уголовного преследования Амурской области, имея целью не допустить распространение Распутиным порочащей их информации о применении незаконных методов дознания и предварительного следствия, и, соответственно, привлечение к уголовной ответственности виновных должностных лиц, а также о несамостоятельности российских судов, заведомо необоснованно вставших на сторону органа уголовного преследования и санкционировавших арест Распутина, не нашли ничего более подходящего как организовать привлечение Распутина к уголовной ответственности за другое инициированное ими «преступление», не проверяемое и не подтверждающееся никакими доказательствами, кроме организованных и спровоцированных следователем Губой Е.В. фантазий несовершеннолетних девочек, и обеспечить его осуждение к лишению свободы в качестве способа укрывательства собственных преступлений.

В то время как следователь Губа Е.В.

и члены следственно-оперативной группы сначала тщетно собирали «доказательства виновности» Распутина в  «двойном» убийстве, инициировали его ложные (несуществующие) преступления, фальсифицировали доказательства, а затем путем применения недозволенных методов ведения дознания сумели «расколоть» его на признание в совершении преступлении, которое он не совершал, другие следователи тщательно укрывали реальные преступления сотрудников органа уголовного преследования Амурской области, совершенные против Распутина, вынося заведомо необоснованные постановления об отказе в возбуждении уголовного дела.

Так, следователь СУ СК РФ по Амурской области Кузьмин Р.Г. вопреки принципу законности умышленно не сделал объективного, всестороннего и полного исследования обстоятельств избиения Распутина, составляющих (наряду с другими фактами) предмет проверки в порядке, предусмотренном статьями 144 и 145 УПК РФ.

Так, согласно постановлению от 6 сентября 2009 года причинение Распутину телесных повреждений и написание им явки с повинной имело место 20 августа 2009 года в ИВС при УВД по г.Благовещенску Амурской области. Однако в постановлении отсутствует обязательный при таких обстоятельствах анализ причин названных событий, а также вывод следователя о наличии-отсутствии причинной связи между ними.

Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 6 сентября 2009 года вообще не содержит вывод следователя относительно лиц, избивших Распутина.

Следователь Кузьмин Р.Г.

с легкостью воспринял доводы агентов органа уголовного преследования (сокамерников Распутина) о том, что они его не били и телесных повреждений на нем не видели, а также собственноручные «объяснения» Распутина, полученные неустановленными лицами при неустановленных обстоятельствах в ИВС УВД г.Благовещенска о том, что он случайно потерял равновесие и случайно при падении получил телесные повреждения.

В то время как должностные лица органов уголовного преследования, имея целью не допустить освобождение Распутина из-под стражи, собирали «доказательства виновности» Распутина в новом преступлении, следователь Кузьмин Р.Г. укрыл реальные преступления лиц, избивших Распутина.

Вынесение следователем Кузьминым Р.Г. заведомо необоснованного постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, исказившего многие существенные обстоятельства происшедшего, а также не содержащее существенной уголовно-процессуально значимой информации о лицах, избивших Распутина, преследует цель сокрыть это преступление от регистрации и расследования.

Поскольку осужденный Распутин в последнем слове недвусмысленно указал на применение к нему недозволенных методов ведения дознания и предварительного следствия, в результате  которых им была написана явка с повинной о совершении особо тяжкого преступления, а суд проигнорировал эту уголовно-процессуально значимую информацию, следует считать, что следователь Кузьмин Р.Г. своим постановлением от 6 сентября 2009 года достиг цели – обеспечил процессуальное укрывательство избиения заявителя неустановленными лицами.

Аналогичным образом следователь Кузьмин Р.Г. укрыл преступления «правоохранителей» Амурской области, составив заведомо необоснованное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 14 сентября 2009 года.

В этом же направлении действовал и следователь по особо важным делам следственного отдела Следственного комитета Российской Федерации по Дальневосточному федеральному округу Рудь Д.В., вынесший заведомо необоснованное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 22 марта 2010 года.

При этом следует подчеркнуть, что следствие в полной мере осознавало голословный характер выдвинутых против Распутина обвинений, ничтожность и несостоятельность доказательственной базы, поэтому 14 сентября 2009 года были заведомо необоснованно, без достаточных оснований, возбуждены еще 2   уголовных дела – явно для количества (подстраховки), которые представляют собой  плод больного воображения следователей и явную попытку уйти от ответственности за   совершенные в отношении Распутина преступления.

Таким образом, с момента установления настоящего преступника по делу об убийстве несовершеннолетних Волковой В.А. и Тебиевой Е.Р.   следствие недвусмысленно разворачивается в двух направлениях:

1. попытка искусственным (обманным) путем склонить Распутина к самооговору;

2. укрывательство совершенных в отношении Распутина преступлений.

В постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела от 22 марта 2010 года следователь, имея целью укрыть совершенные должностными лицами органов уголовного преследования Амурской области преступления против конституционных прав и  законных интересов Распутина, умышленно не отразил существенные для дела обстоятельства или исказил их содержание в пользу лиц, совершивших должностные и иные преступления.

Так, из постановления видно, что следователь Рудь Д.В. достоверно знал о необоснованности ранее принятых другими следователями процессуальных решений об отказе в возбуждении уголовного дела по фактам причинения Распутину телесных повреждений и написания им при «расколе» явки с повинной, но умышленно завуалировал обстоятельства принятия этих решений.

Следователь заведомо поверхностно и неполно проверил факты, указывающие против должностных лиц органов уголовного преследования Амурской области, совершивших злоупотребления служебными полномочиями или превысившими их, умышленно не определил причинную связь между уголовно-процессуально значимыми событиями, составляющими предмет процессуальной проверки по данному материалу, и не сделал обоснованные выводы о наличии-отсутствии причинной связи между упомянутыми в постановлении должностными злоупотреблениями, получением Распутиным телесных повреждений, его «явкой с повинной» в убийстве, которого он не совершал, и обоснованностью всех ранее принятых по делу процессуальных решений.

Источник: https://guvd-nso.ucoz.com/index/ukryvatelstvo_prestuuplenij/0-56

Заявление о массовом укрывательстве уголовных преступлений сотрудниками правоохранительных органов. обсуждение на liveinternet – российский сервис онлайн-дневников

Сокрытие преступления следователем

Кроме того, исходя из положений ФЗ «О противодействии коррупции» от 25.12.2008 г. №273-ФЗ, если должностное лицо действует или бездействует в интересах определённой группы лиц, то оно попадает в поле подозрения в причастности к коррупции. И доказывание получения этим лицом определённой выгоды не требуется

У меня имеется приговор Октябрьского районного суда г.Кирова от 16 декабря 2008 года вынесенный в отношении Собина В.А, Важенина К.В, Угрюмова А.В в котором отражено, что сотрудник Кировского УФСКН Дыба Д.

Ю при проведении оперативно-розыскных мероприятий в отношении Собина, Угрюмова, Важенина, угощал наркотиками девушку, которая помогала приобретать ему наркотики. Таким образом, оперативник Дыба Д.Ю сбыл наркотики Абдиловой К.Н дважды 18 и 21 марта 2008 года. Эти факты содержаться и в материалах уголовного дела, Абдилова К.

Н на суде подтвердила, что дыба дважды угощал ее наркотиками. Сам Дыба на суде не отрицал, что угостил Абдилову наркотиками в целях нерассекречивания. Подтвердил это и его начальник, оперативник Гусев. Судебное заседание было открытым, поэтому это слышали все присутствующие.

Суд отразил слова оперативника в приговоре, счел их допустимыми, положил в основу приговора. Приговор вступил в законную силу, на сегодняшний день не отменен.

3 ноября 2011 года я подала в СО по Октябрьскому р-ну г.Кирова заявление о преступлении, просила привлечь оперативника дыбу Д.Ю к уголовной ответственности предусмотренной ст. 228.1.

И тут началось нечто.

Следователь СО по Октябрьскому району г.Кирова Курчаков А.Б проводил по моему заявлению доследственную проверку № 1284. В ходе этой проверки следователь Курчаков вопреки ст. 90 УПК РФ не принял обстоятельства установленные приговор суда без дополнительной проверки, а провел проверку сам.

Курчаков переопросил свидетелей Дыбу, Гусева, Абдилову и они дали новые показания. Теперь они говорят, что оперативник Дыба Д.Ю Абдилову К.Н наркотиками не угощал, а она взяла сама, только потом передала наркотики дыбе Д.Ю.

Следователь Курчаков не хочет брать во внимание тот факт, что эти свидетели уже опрашивались в суде и были предупреждены об ответственности за дачу ложных показаний. Суд счел их показания достоверными и положил их в основу приговора. Но следователь Курчаков решил пересмотреть приговор видимо в порядке надзора, что является незаконным.

Взяв новые показания за основу Курчаков единолично сделал вывод, какие показания достоверные, а какие нет и выбрав последние показания вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении оперативника Кировского ФСКН Дыбы Д.Ю

Я подала жалобу на действия/бездействия следователя Курчакова, в своих жалобах я указывала, что следователь Курчаков проводит доследственную проверку незаконно, просила проверить соблюдение следователем Курчаковым процессуальных сроков. Просила отменить незаконное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Никаких вменяемых ответов я от руководства СО по Октябрьскому району г.Кирова по моим жалобам я не получила. Я направила руководителю СО заявлениение о преступлении следователя Курчакова А.

Б, а именно, что он укрывает преступление оперативников Кировского ФСКН, не возбуждает дело по фактам, отраженным в приговоре суда, проводит незаконную доследственную проверку.

Следователь Курчаков покрывает преступление Дыбы, потому что сам ранее занимался расследованием дел связанных с незаконным оборотом наркотиков, сл-но с сотрудниками Кировского ФСКН был коллегами.

Мое заявление о преступлении следователя Курчакова не было рассмотрено в установленном законом порядке, было самовольно переделано с заявления о преступлении в обращение заместителем СО по Октябрьскому р-ну Корчемкиным. От руководителя СО по Октябрьскому району г.Кирова Женихова я не получила ни одного ответа.

Все отписки отправлены заместителем Корчемкиным. Все это делалось с той целью, чтобы я не могла жаловаться в Следственный комитет по Кировской области, потому что оттуда все мои жалобы спускались вновь к руководителю СО по Октябрьскому р-ну Женихову, так как ранее им не рассматривались. Таким образом СО по Октябрьскому р-ну перекрывал мне возможность обжалования вышестоящему руководству.

1 декабря 2011 года я обратилась в Октябрьский районный суд г.Кирова с жалобой в порядке ст. 125 УПК РФ на незаконные действия/бездействия следователя Курчакова и обжаловала незаконное постановление об отказе в ВУД от 10 ноября 2011 года.

В суде выяснилось, что постановление об отказе в ВУД от 10.11.2011 года было отменено руководителем СО по Октябрьскому р-ну еще 17 ноября 2011 года. Помощник прокурора Октябрьского р-на Лучинина С.В вопреки тому, что она должна в суде стоять на стороне закона стояла на стороне СО по Октябрьскому р-ну г. Кирова.

Она заявила, что производство по моей жалобе необходимо прекратить, так как отсутствует предмет рассмотрения жалобы, а именно что постановление об отказе в ВУД отменено руководителем СО по Октябрьскому р-ну. Вопреки постановлению пленума Верховного суда РФ от 10 февраля 2009 г.

N 1 О ПРАКТИКЕ РАССМОТРЕНИЯ СУДАМИ ЖАЛОБ В ПОРЯДКЕ СТАТЬИ 125 УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, где судам было разъяснено, что помимо самого постановления необходимо рассматривать и незаконные действия/бездействия следователя, которые могли повлечь нарушение прав заявителей, также было разъяснено судам, что прекращать производство по жалобе можно лишь в том случае, когда жалоба удовлетворена прокуратурой или следствием по доводам заявителя, прокуратура отстаивала позицию, что производство по жалобе нужно прекратить. Игнорируя мои доводы и постановление пленума ВС РФ, судья Копылова вынесла незаконное решение и прекратила производство по моей жалобе. Стоит отметить, что постановление руководителя СО по Октябрьскому району об отмене постановления в возбуждении уголовного дела в суде представлено мне не было. Я его до сих пор так и не получила.

Я подала кассационную жалобу на решение судьи Октябрьского суда Копыловой в Областной суд Кировской области.

В заседании присутствовал прокурор Черемисинов Е.Н, который вообще ввел судебную коллегию по уголовным делам в заблуждение. Он в суде заявил, что постановление об отказе в ВУД отменено по моим доводам и сейчас проводиться проверка, поэтому предмет жалобы отсутствует. Это просто уже циничная ложь прокурора Черемисинова в суде.

Заседание проходило 20 декабря 2011 года и прокурор Черемисинов не мог не знать, что уже существует новый отказ следователя Курчакова об отказе в ВУД от 2 декабря 2011 года и он точно такой же как первый. Постановление об отказе в ВУД не отменялось по моим доводам, а по причине неполноты проверки, мои же доводы совершенно иные.

Само постановление СО об отмене постановления об отказе в ВУД опять не было в суде представлено.

В надежде, что это коррупционное покрывательство смогут прекратить в следственном управлении по Кировской области я обратилась с заявлением о преступлении, а именно о факте укрывательства преступлений следователе Курчаковым и его непосредственными руководителями Жениховым и Корчемкиным.

Заявление о преступлении было зарегистрировано 4 декабря 2011 года в отделении полиции №1 г.Кирова и мне был вручен талон уведомление.

Далее из отдела полиции заявление о преступлении было передано по последственности в СО по Октябрьскому р-ну где опять его незаконно заместитель СО по Октябрьскому р-ну Корчемкин переделал в обращение и послал в следственное управление по Кировской области.

Следственное управление опять же вопреки установленным законом срокам никакого процессуального решения по моему заявлению не вынесла и меня никак не уведомила. На мои вопросы о судьбе моего заявления мне просто отвечают: Ждите.

Я неоднократно обращалось с жалобами в прокуратуру Октябрьского р-на г.

Кирова, просила принять меры прокурорского реагирования на незаконные действия СО по Октябрьскому р-ну, просила проверить соблюдены ли процессуальные сроки в ходе доследственной проверки по моему заявлению, просила дать правовую оценку действиям следователя Курчакова и оперативников Кировского ФСКН, но все тщетно.

Мои обращения либо игнорируются вовсе, либо на них идут стандартные отписки, что если я не согласна с приговором Октябрьского районного суда от 16 декабря, то могу его обжаловать в порядке надзора. Под всеми этими ответами стоит подпись заместителя прокурора Октябрьского р-на г.Кирова Тупицина.

Как я понимаю мои обращения и жалобы он даже не читает, потому что я везде пишу, что есть приговор Октябрьского районного суда г.Кирова от 16 декабря 2008 года, который имеет силу преюдиции, что там отражены факты совершения оперативником преступления предусмотренного ст. 228.1 УК РФ, что следователь Курчаков игнорирует приговор суда. А мне пишут о моем несогласии с приговором.

Укрывательство преступлений является само по себе преступлением. Сотрудники правоохранительных органов, которые в нарушение УПК пишут отписки вместо возбуждения уголовных дел и выдачи постановлений, должны быть уволены и привлечены к ответственности.

Серия сообщений “Коррупция”:
Часть 1 – Не пустили на выборы и не дали проатьЧасть 2 – ЗАЯВЛЕНИЕ О МАССОВОМ УКРЫВАТЕЛЬСТВЕ УГОЛОВНЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ СОТРУДНИКАМИ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ

Часть 3 – Иск к СО по Октябрьскому р-ну г.Кирова и к СУ СК РФ по Кировской области

Источник: https://www.liveinternet.ru/users/mad_world_jules/post198884520

О сокрытии преступлений следственным комитетом рф ..

Сокрытие преступления следователем
?

irwi99 (irwi99) wrote,
2016-03-15 22:42:00 irwi99
irwi99
2016-03-15 22:42:00 Categories: https://www..com/groups/1500327533591710/permalink/1571587066465756/Попалась тут на глаза статья в “Ежедневные новости. Подмосковье сегодня” (за 15.02.2016г.

) о работе ГСУ СК России по Московской области в 2015 году “Раскрыли 4000 преступлений. Следственный Комитет подвёл 2015 года по Подмосковью” (фото статьи – ниже).

Кто не в “теме”, того, возможно, текст статьи обнадёжит, – стали подмосковные сыщики СК России, вроде как, судя по тексту статьи, эффективнее работать, больше “раскрывать” уголовных преступлений, относящихся к их компетенции, больше доводить дел до суда и так далее.

Но те, кто в “теме”, знают прекрасно, что в статье не отражено главное, – сколько сотрудниками ГСУ СК России по Московской области сокрыто от учёта и расследования в установленном законом (УПК РФ) порядке сообщений о преступлениях, благодаря заведомо незаконному разрешению председателя СК России А.И.

Бастрыкина не соблюдать подчинёнными ему сотрудниками требования УПК РФ при рассмотрении сообщений о преступлениях, а именно, – не регистрировать эти сообщения о преступлениях как сообщения о преступлениях, не проводить по ним проверки в установленном законом (УПК РФ) порядке и в установленный законом (УПК РФ) срок! Это я о пункте 20 приказа №72 СК России от 11.

10.2012 г. с изменениями и дополнениями, который гласит следующее:

“20. Заявления и обращения, которые не содержат сведений об обстоятельствах, указывающих на признаки преступления, не подлежат регистрации в книге и не требуют процессуальной проверки в порядке, предусмотренном статьями 144, 145 УПК.В связи с этим не подлежат регистрации в книге заявления и обращения, в которых заявители выражают несогласие с решениями, принятыми судьями, прокурорами, руководителями следственных органов, следователями или иными сотрудниками следственных органов, высказывают предположение о совершении обжалуемыми действиями указанных лиц должностного преступления и ставят вопрос о привлечении этих лиц к уголовной ответственности, не сообщая конкретных данных о признаках преступления.

В случае поступления указанного заявления, обращения от гражданина лично дежурному следователю, следователю, руководителю следственного органа в ходе личного приема оно подлежит обязательному принятию под роспись соответствующего должностного лица, при этом талон-уведомление заявителю не выдается.

Заявителю дается разъяснение о том, что проверка законности и обоснованности решений, принятых должностными лицами при реализации имеющихся у них полномочий, осуществляется по правилам, установленным соответствующим процессуальным законодательством, и не может подменяться инициированием уголовного преследования в отношении должностных лиц, их принявших.Такие заявления, обращения регистрируются как входящие документы и рассматриваются в порядке, установленном статьей 124 УПК или Федеральным законом от 02.05.2006 N 59-ФЗ “О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации”, а также соответствующими организационно-распорядительными документами Следственного комитета. Заявители письменно уведомляются руководителем следственного органа Следственного комитета или его заместителем о принятом решении с разъяснением им права и порядка его обжалования. В ответе также указываются конкретные обстоятельства, подтверждающие отсутствие предусмотренных УПК оснований для проведения соответствующей процессуальной проверки.

В ответе на заявление, обращение, в котором заявителем высказывается предположение о неправосудности судебного решения, заявителю разъясняется право на его обжалование в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, а заявление, обращение направляется в вышестоящий судебный орган или органы прокуратуры”.

К чему приводит заведомо незаконное применение пункта 20 этого подзаконного акта СК России?!

Ни к чему иному, как к массовому сокрытию сотрудниками СК России от учёта и расследования сообщений о преступлениях не только в Московской области, но и по всей России в целом, что провоцирует рост преступности, в связи с тем, что совершаемые преступные деяния, подведомственные СК России, в основном, не пресекаются, т.к. не регистрируются как сообщения о преступлениях, по ним сотрудники СК России не проводят предусмотренные законом (УПК РФ) проверки, процессуальные действия,в том числе, – незамедлительные, а также оперативно-розыскные мероприятия в рамках ФЗ РФ “Об оперативно-розыскной деятельности”.

Фактически всё отдаётся на “откуп” следователю, – захочет он “увидеть” “признаки преступления”, – будет работать. Не захочет, – не “увидит”. И удивляться не приходится, – не “видят” и всё тут! Хотя повод и основания возбуждения уголовного дела, – не “признаки преступления”, а обстоятельства, чётко прописанные в ст.140 УПК РФ! Но А.В.Бастрыкин же у нас “в гимназиях не обучался” (с)…

Особенно грустно читать в тексте пункта 20 приказа №72 СК России от 11.10.2012 г.

о том, что “Такие заявления, обращения регистрируются как входящие документы и рассматриваются в порядке, установленном статьей 124 УПК или Федеральным законом от 02.05.

2006 N 59-ФЗ “О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации”, а также соответствующими организационно-распорядительными документами Следственного комитета”, хотя:

1) если сообщение о преступлении не зарегистрировано как сообщение о преступлении, то невозможно признать законным уголовный порядок рассмотрения его в рамках уголовного судопроизводства, как минимум, хотя председатель СК России “разрешает” противоправно это делать;2) ст.1 (часть 2) ФЗ РФ “О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации” прямо запрещает рассматривать сообщение о преступлении в ином порядке, как кроме как в порядке, установленном УПК РФ;3) подзаконные акты, в том числе, – организационно-распорядительные документы Следственного комитета России, не могут противоречить требованиям федерального закона.Однако, “законность” вышеупомянутой ахинеи председателя Следственного Комитета России признал неоднократно суд, в том числе, – Верховный Суд РФ, – это к вопросу об уровне правосознания российских судей, в том числе, – судей высшего суда страны!

Хотя, с учётом того, что пункт 20 приказа №72 СК России от 11.10.2012г. фактически предоставил индульгенцию судьям на совершение ими преступлений, удивляться этому не приходится.

Так что,- повода для особой радости не вижу по итогам прочтения статьи…

Андрей Массагетов,
председатель РОПБО МО “КОМИТЕТ ОБЩЕСТВЕННОГО КОНТРОЛЯ”

deception, police, милиция, обман, полиция

Источник: https://irwi99.livejournal.com/1729987.html

Укрывательство преступлений (ст.316 УК РФ)

Сокрытие преступления следователем

Родовой объект (разд. Х) – ОО по осуществлению государственной власти и её защите.

Видовой объект (гл. 31) – ОО, обеспечивающие специфический вид государственной деятельности суда и органов, содействующих ему, по реализации целей и задач правосудия.

Непосредственный объект – ОО, складывающиеся в связи с раскрытием преступления и изобличением лица, виновного в его совершении.

Объективная сторонаданного состава преступления характеризуется заранее не обещанным сокрытием особо тяжких преступлений.

Укрывательство совершается только путем действий и представляет собой сокрытие преступника, средств или орудий совершения преступления, следов преступления либо предметов, добытых преступным путем, а равно приобретение и сбыт таких предметов.

Укрывательство преступника — это сокрытие лица, совершившего преступление (предоставление убежища или транспортного средства, изменение его внешнего вида, снабжение подложным или чужим паспортом).

Под укрывательством средств или орудий совершения преступления понимается либо их сокрытие (перенос в другое место, припрятывание и т.п.), либо их уничтожение или изменение внешнего вида.

Сокрытие следов преступления означает их уничтожение (н-р, замывание крови на месте преступления, ремонт автомобиля после наезда и т.п.).

С целью укрывательства преступления предметы, добытые преступным путем, могут быть либо сокрыты, либо реализованы.

Ответственность по ст. 316 УК наступает лишь в случае физического укрывательства преступления. Так называемое интеллектуальное сокрытие не охватывается составом рассматриваемого преступления.

Заранее не обещанным укрывательством признается обещание укрывательства, сделанное после окончания преступления. Умысел на сокрытие преступления возникает после его совершения.

Если же укрывательство преступника, средств или орудий совершения преступления, следов преступления либо предметов, заведомо добытых преступным путем, а также приобретение или сбыт таких предметов было обещано заранее, т.е. до или во время совершения преступления, то оно, согласно ст. 33 УК, образует соучастие в преступлении и признается видом пособничества.

Укрывательство преступления, а также приобретение или сбыт предметов, заведомо добытых преступным путем, могут быть признаны соучастием и тогда, когда исполнитель по другим причинам, н-р, в силу систематического их совершения, заранее, т.е. до начала преступления, рассчитывал на подобное содействие.

Состав преступления относится к формальному виду и считается оконченным с момента совершения действий по сокрытию особо тяжкого преступления.

Субъективная сторонахарактеризуется умышленной формой вины в виде прямого умысла.

Субъект– общий, т.е. физическое, вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет.

Согласно примечанию к ст. 316 УК, лицо не подлежит уголовной ответственности за заранее не обещанное укрывательство преступления, совершенного его супругом или близким родственником (родителями, детьми, усыновителями, усыновленными, родными братьями и сестрами, дедом, бабкой, внуком).

ВОПРОСЫ УПП 1-21 НЕ ОТОБРАЖАЮТСЯ В МОЕЙ ПРОГРАММЕ, СМОТРИ ОТДЕЛЬНЫЙ ФАЙЛ

9) Понятие и система следственных действий.

В науке следственные действия иногда понимаются по-разному, тем более что УПК РФ в ст. 5 не дает соответствующего определения, там лишь говорится, что процессуальное действие – это следственное, судебное или иное действие, предусмотренное УПК РФ.

Тем самым очевидно, что следственные действия представляют собой разновидность процессуальных действий, которые следует отделять от так называемых «иных процессуальных действий».

Большинство ученых справедливо видят особое значение следственных действий в том, что благодаря их исключительным признакам именно они, по сути, должны являться основным способом доказывания.

Поэтому целевой критерий – направленность на получение доказательств – является основным критерием для отделения следственных действий от иных процессуальных действий.

К сожалению, в этом смысле в УПК РФ допущена терминологическая неточность, о чем выше уже говорилось3 . Так, в ч. 1 ст. 86 сказано, что собирание доказательств осуществляется путем производства не только следственных, но и иных процессуальных действий, предусмотренных УПК РФ. Это послужило основанием для дальнейшего размывания границ между следственными и иными процессуальными действиями.

В чем же заключаются сущностные особенности (признаки) следственных действий?

1. Следственные действия должны являться инструментом особых субъектов уголовно-процессуальных отношений, выполняющих публичные функции и обладающие властными полномочиям (следователи, дознаватели, судьи).

2. Перечень следственных действий должен быть исчерпывающим и относительно компактным.

3. Для следственных действий требуется установление строгой, проверенной временем, процессуальной формы, обеспечивающей достоверность получаемых результатов – доказательств.

Из всего сказанного складывается определение следственных действий – это перечисленные в уголовно-процессуальном законе процессуальные действия специально уполномоченных государством объективных, беспристрастных, компетентных субъектов уголовно-процессуальных отношений, направленные на собирание доказательств и осуществляемые в строго регламентированной законом процессуальной форме.

Говоря о системе, сначала воспримем подход, выбранный самим УПК, потом приведем одну из множества классификация, имеющихся в литературе.

В УПК РФ нет отдельной статьи, в которой были бы перечислены все следственные действия, однако можно утверждать, что их перечень в уголовно-процессуальном законе является исчерпывающим. На это указывает называние глав УПК РФ (24–27), посвященных следственным действиям. Общий список следственных действий по действующему УПК –13.

Что касается распределения этих следственных действий по главам УПК, то представляется, что законодатель исключительно для целей кодификации выбрал такой критерий, как сущность их процессуальной формы (некие системообразующие общие признаки).

Так, в гл. 24 сгруппированы три следственных действия: осмотр, освидетельствование, следственный эксперимент. Можно предположить, что их объединяет процедурная сущность – наблюдение процесса и фиксация результата.

В гл. 25 расположились пять следственных действий: обыск, выемка, наложение ареста на почтово-телеграфные отправления, контроль и запись переговоров, получение информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами. Общее для них, по всей видимости, – поиск материальных или нематериальных объектов (информации).

В гл. 26 законодатель объединил четыре следственных действия: допрос, очная ставка, опознание, проверка показаний. Главное для их процессуальной формы, как представляется, – это то, что все они в той или иной мере связаны с беседой, т.е. «вербальным контактом» двух или более лиц.

Отдельное место, гл. 27, законодатель отвел производству судебной экспертизы.

В то же время необходимо отметить, что у многих из названных 13 видов следственных действий есть свои разновидности (например, различают осмотр документов, предметов, жилища, помещений, местности, трупов).

Выбрав в качестве критерия классификации процедуру принятия решения о производстве следственного действия можно выделить следующие виды сл. действий:

1) следственные действия, которые не требуют специального процессуального письменного решения для их производства (к таковым относятся допрос, очная ставка и др.);

2) следственные действия, которые осуществляются по постановлению лица, их производящего (к таковым относятся выемка, экспертиза и др.); к этой группе относятся те следственные действия, которые могут совершаться лишь при наличии установленных законом оснований – именно данные основания необходимо обосновать в постановлении;

3) следственные действия, которые ограничивают конституционные права граждан, а потому осуществляются лишь по постановлению суда в связи с соответствующим ходатайством органа расследования (к таковым относятся осмотр жилища без согласия хозяев и др.)



Источник: https://infopedia.su/20x7538.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.