Соисполнительство ук

Понятие и признаки соучастия в преступлении – Уголовное право (общая часть)

Соисполнительство ук

Соучастие в уголовном праве в современном мире встречается довольно часто. Как показывает практика, в большинстве случаев преступление тщательно планируется, и в его разработке принимает участие куда больше людей, чем исполняет.

Чтобы предотвратить подобные ситуации, являющиеся общественно опасными, государство внедряет ответственность для всех граждан, тем или иным образом задействованных в совершении преступления. Рассмотрим, какие существуют формы соучастия в уголовном праве.

Понятие соучастия в преступлении

Ситуации, когда преступление совершается несколькими особами довольно часто встречаются на практике.

Как правило, один из нарушителей будет выступать в качестве исполнителя, а других квалифицируют согласно законодательной базе как соучастники.

Ввиду этого большое значение получает институт соучастия в преступлении, регулируемый Уголовным кодексом России. Именно здесь указывается понятие соучастия в преступлении, и даются его основные характеристики.

При определении степени ответственности всех лиц, которые признаны причастными к правонарушению, в расчет принимается их непосредственное участие в преступлении, а также выполняемые ими действия.

Данное правило обозначено в ст.34 УК РФ. Наибольшее внимание будет уделено пользователю, которого признали организатором.

Его степень ответственности станет более строгой, чем у исполнителя и прочих соучастников.

Впрочем, на практике проявляется совершенно иная ситуация.

Многие специалисты в уголовном праве акцентируют внимание на ответственности исполнителя, считая его ключевой фигурой в совершенном преступлении, тем самым, дополняя понятие соучастия соответствующими характеристиками.

Конечно же, если действия исполнителя повлекли тяжелые последствия (например, при квартирной краже пострадал собственник помещений), его наказание будет ужесточено. Но во всех иных ситуациях первенство все же надлежит отдать организатору.

В любом случае, законодательная база нашей страны составлена таким образом, чтобы преступники несли адекватное наказание за совершенные проступки. Потому главенствующую роль все же отдают положениям ст.

34 УК РФ, где прямо указано, что степень наказания будет складываться из нескольких параметров, в число которых входит степень участия нарушителя в противоправной деятельности, выполняемые им действия и многое другое.

Понятия, признаки и значение соучастия в преступлении будет зависеть от трактовки.

На основании норм ст. 32 УК РФ, можно сделать вывод, что соучастие в преступлении является противоправным действием, обладающим рядом специфических особенностей. Так, это умышленное совместное (двух и более пользователей) решение совершения преступления. Понятия и признаки соучастия будут тесно взаимосвязаны между собой.

Закон выделяет следующие признаки соучастия в преступлении:

  • объективные признаки – участие нескольких человек;
  • субъективные признаки – вина в форме умысла, причинно-следственная связь, которую четко можно отследить анализируя действия и последствия.

Соучастие в преступлении характеризуется наличием объективных и субъективных признаков. Объективные признаки сочетают в себе ряд особенных характеристик, среди которых:

  1. Подтвержденный факт, что в совершении противоправного проступка принимало участие более 2-х особ. Обозначенный признак проявит, какое количество граждан участвует в преступлении, и то, что все они являются вменяемыми, то есть идут на нарушение, осознавая свои действия и возможные последствия. Впрочем, если в составе группы имеется малолетний, или же человек с ограниченной дееспособностью, данный признак будет отсутствовать.
  2. Преступление совершается благодаря совместным действиям и усилиям нескольких пользователей. Данный признак проявляется в том, что результат преступной деятельности становится общим для всех участников (понятие и значение соучастия полностью совпадаю). Впрочем, указанный признак далеко не всегда может присутствовать. Так, если в противоправном проступке участвует несовершеннолетний, или же каждый из преступников действует исключительно в своих интересах, принцип использован не будет.

Что касается субъективной стороны вопроса, то основополагающим признаком соучастия в преступлении будет умышленная вина.

Следовательно, каждый пользователь осознает, что предпринятые или планируемые мероприятия (ограбление, покушение на убийство и т.д.) носят противоправный характер и влекут за собой обязательное наказание.

Тем не менее, несмотря на это они объединяются в группу, имеющую общую цель. Отметим, что умысел может быть, как косвенным, так и прямым.

Следовательно, соучастием будет признано непосредственное участие в процессе, так и присоединение к нему в дальнейшем (если свидетель нарушения встает на сторону преступников и покрывает их).

К примеру, в ситуации, когда двое решили ограбить квартиру и один взламывает замок, а второй следит за тем, чтобы никто не увидел их, речь идет о соучастии. Но если один человек открыл дверь в чужую квартиру и убежал, по какой-то причине, а другой проходя, увидел открытую дверь, и украл из квартиры вещь, то это будут два разных преступления, а никак не соучастие.

Так, понятие признаков и значения соучастия в преступлении можно легко разобрать в теории права. Субъектом преступления считаемся вменяемый человек, который осознает свои действия и способен реально оценить их результат. При соучастии таких людей должно быть не меньше двух. Если же один из них признан судом невменяемым, то преступление будет квалифицироваться, как совершенное одним лицом.

Интеллектуальный признак умысла будет содержать в себе:

  • предвидение возможных последствий, имеющих негативную характеристику по отношению к самим преступникам;
  • осознание всех признаков, что совершенные действия несут общественно опасный характер;
  • понимание, что все лица, тем или иным образом, задействованные в противоправном проступке, совершают потенциально опасные действия для общественного порядка.

Ключевой особенностью субъективного признака также выступает тот факт, что планируемое (или совершенное) нарушение происходит при участии нескольких особ, которые осознают противоправность всех своих действий, и поступают абсолютно свободно совместно с другими лицами-соискателями. Исключение будет только в ситуации, когда один из преступников является физически или психически неполноценным, и обладает частичным или полным отсутствием дееспособности.

Исходя из всего вышесказанного, можно сделать вывод, что говорить о соучастии можно при наличии следующих факторов:

  • пользователи преодолели возрастной ценз в 18 лет;
  • все участники преступного сговора достигли возраста уголовной ответственности;
  • в правонарушении принимает участие от 2 и более лиц;
  • все пользователи признаны вменяемыми, и они осознавали свои действия.

Влияние соучастия на наказание, ответственность

Совиновность рассматривается в качестве более тяжкого вида преступности по сравнению с деяниями лиц, совершающих злодейства в одиночку.

Отмечается, что основа сопричастности не просто объединение усилий нескольких виновников, а сложение их возможностей для придания поступкам нового уровня. При таком подходе к преступлению, в большинстве случаев возможно причинение более тяжких последствий.

При этом есть и иное мнение. Некоторые юристы считают, что сопричастность не может являться обстоятельством для смягчения или отягчения ответственности. Также она не может служить в качестве квалифицирующего признака. В таком случае утверждение о том, что сопричастность – причина повышения общественной опасности, не верно.

На практике факт совместного совершения правонарушения не влечёт дополнительных оснований для преследования. Применяются общие принципы российского уголовного права. То есть привлечение происходит в общем порядке, при наличии в поступках человека состава преступления.

По своей роли в преступлении соучастники делятся на:

  • организатора;
  • подстрекателя;
  • пособника;
  • исполнителя.

Каждый из подельников несёт бремя ответственности согласно своему положению в криминальной иерархии.

Источник: https://system-bryansk.ru/uk/formy-souchastiya.html

Понятие соучастия в уголовном преступлении: определение, признаки и формы соучастия

Соисполнительство ук

Уголовные преступления, характеризующиеся участием двух и более лиц, которые заранее подготовили план правонарушения, признаются преступлениями с соучастием.

Данная категория уголовного законодательства является неоднозначной и может по-разному трактоваться в тех моментах, которые не закрепляются в УК РФ, например, соучастие по неосторожности.

Вследствие этого важно иметь представление об определении данного понятия и его признаках.

1. Определение соучастия в уголовном законодательстве 2. Признаки соучастия в уголовном законодательстве 3. Формы соучастия в уголовном законодательстве

Законодательно предусмотрено следующее понятие соучастия в уголовном преступлении ― это определенные ситуации, когда было совершено противоправное действие группой людей. Также законодатель Российской Федерации предусматривает понятие соучастия, под которым подразумевается намеренное участие двух и более лиц в осуществлении уголовного деяния.

Данный вопрос регулируется УК РФ. Также признается, что соучастие в преступлении увеличивает опасность для общества. Исходя из этой причины, соучастие является отягощающим обстоятельством, что закреплено в ст. 63 УК РФ.

Обратите внимание

Участие различных граждан в уголовном деянии оценивается по-разному. Зачастую оценка уровня вины кардинально отличается, разделяясь на организаторов деяния, исполнителей и граждан, которые участвовали в преступлении по воле случая.

Все участники уголовного противоправного деяния могут осуществлять свои действия на основании различных причин и целей, которые не всегда являются одинаковыми или похожими. В случае, когда в документальном раскрытии противоправного деяния не раскрываются мотивы злоумышленников, цели правонарушения не оказывают отягощающего эффекта при вынесении судебного вердикта.

В случае, когда уголовное законодательство нарушается по неосторожности, факт соучастия не признается. Также  соучастие не признается, когда гражданин содействует преступлению, не осознавая этого.

Открытым вопросом остается связь организатора и прочих исполнителей. Некоторые судьи признают соучастие, даже когда связи мотивов всех участников преступления нет. Другие остаются при мнении, что в таком случае соучастие исключено. Данное разногласие может приводить к различной оценки тяжести преступления и признания факта соучастия как такового.

Признаки соучастия в уголовном законодательстве

Признаки делятся на субъективные и объективные. Если в составе правонарушения отсутствует хотя бы один из нижеперечисленных признаков, то соучастие не признается.

К объективным признакам относят:

  • осуществление правонарушения группой лиц, которые признаны виновными. Соучастие не признается, если в правонарушении принимало участи лицо, которое не достигло совершеннолетия или признано недееспособным.
  • соучастие проявляет себя в общей направленности преступной группы граждан, цели которых направлены на совместное правонарушение или итоговый результат, который запрещен уголовным кодексом. Также не признаются соучастием параллельные не согласованные действия людей, которые преследуют одну цель. Например, одновременный факт воровства из одного магазина разными людьми, которые не были в заговоре, не считается соучастием в правонарушении;
  • существует общий результат, нарушающий уголовное право страны, который является следствием совместного направленного действия участников заговора. В правонарушениях со стандартным составом нужно выявить причину действий, которые привели к деянию, которое противоречит уголовному законодательству. В правонарушениях с материальным составом также нужно устанавливать причину.

К субъективным признакам относят:

  • информированность всех участников нарушения об участии других в том же деянии. В случае, когда в осуществлении преступления исполнителю оказывают помощь без ведома и согласия соисполнителей, это не признается соучастием. Обязательным фактором является наличие информированности обоих сторон и согласованность их действий;
  • одинаковая направленность преступления. Т.е. результат, который достигается по итогу, должен быть стремлением всех сторон нарушения. При этом мотивы и побуждающие факторы могут разниться, что не является противоречием соучастию.

Также соучастием может быть признано отсутствие действий в определенных обстоятельствах.

Важный факт

В уголовном кодексе соучастие в преступлении по неосторожности не закреплено. Это значит, что РФ признает соучастие по неосторожности только в исключительных случаях сугубо по решению конкретного судьи.

Формы соучастия в уголовном законодательстве

Данный вопрос является открытым в уголовном праве. Так, большинство юристов сходится во мнении, что формы соучастия классифицируются следующим образом:

  • стандартное соучастие (без заговора), с заговором;
  • соучастие, в котором организатор распределяет роли относительно различных функций преступления и частей плана;
  • группа лиц признана виновной в совершении уголовного преступления, между членами которой установлена субъективная взаимосвязь;
  • сложная схема соучастия, с заранее созданным планом, продуманным ходом действия и общей структурой исполнения.

Исходя из форм, определяют виды соучастия:

  • соисполнительство, которое подразумевает правонарушение без вычленения отдельным лицам определенных функций;
  • соучастие.

В соучастии выделяют:

  • организатора ― гражданина, который проектирует будущее преступление, выбирает людей для исполнения необходимых функций и обеспечивает условия для совершения деяния;
  • исполнителя ― гражданин, который фактически исполняет заданную организатором цель по осуществлению отдельных этапов преступления;
  • провокатора ― гражданина, который провоцирует других граждан к исполнению задуманного посредством угроз или взяток.
  • помощника ― гражданина, который участвует в правонарушении посредством указаний, добычи информации и т.д.

Виды крайне важны для определения конкретного наказания за уголовное правонарушение, т.к. во втором случае организатору грозит значительно более серьезное наказание, чем в первом случае любому из участников процесса нарушения.

(174 голос., 4,45 из 5)
Загрузка…

Источник: https://pravo.moe/opredelenie-souchastiya-v-ugolovnom-zakonodatelstve/

Уголовно-правовая оценка соучастия в преступных нарушениях должностных полномочий

Соисполнительство ук

05 июня 2018

Юрист АБ “Забейда и партнеры” Дмитрий Данилов написал статью для журнала Уголовное право, в которой рассматриваются различные случаи преступного нарушения служебных полномочий, совершенного двумя и более должностными лицами, и предлагаются варианты их квалификации. Статья размещена в СПС “КонсультантПлюс”. Предлагаем ее вашему вниманию.

УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ОЦЕНКА СОУЧАСТИЯ

В ПРЕСТУПНЫХ НАРУШЕНИЯХ ДОЛЖНОСТНЫХ ПОЛНОМОЧИЙ

Д.О. ДАНИЛОВ

Статья рекомендована для опубликования доктором юридических наук, профессором П.С. Яни.

Данилов Дмитрий Олегович, студент 1-го курса магистратуры юридического факультета Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова.

В статье анализируются проблемы квалификации совместного совершения злоупотребления должностными полномочиями или превышения должностных полномочий. Автор приводит различные случаи преступного нарушения служебных полномочий, совершенного двумя и более должностными лицами, и предлагает варианты их квалификации.

Ключевые слова: соучастие в преступлении, злоупотребление должностными полномочиями, превышение должностных полномочий.

Criminal Assessment of Accomplice in Criminal Violations of Office Duties

D.O. Danilov

Danilov Dmitry Olegovich, 1st Grade Magistrate Student, Faculty of Law, Lomonosov Moscow State University.

The problems of complicity in abuse of office or excess of authority are analyzed in the article. The Author cites various cases of official misdemeanors, which was committed by two or more officials, and offers options for their qualification.

Key words: complicity in a crime, abuse of office, excess of authority.

Сложности уголовно-правовой оценки совместного превышения должностных полномочий или злоупотребления должностными полномочиями, обусловленные особенностями их объективной стороны, в науке исследованы недостаточно.

Основные вопросы заключаются в следующем: при каких обстоятельствах возможно соучастие в должностных преступлениях и в каком виде (форме)? Анализ практики рассмотрения уголовных дел свидетельствует об отсутствии единства в понимании данных проблем.

Схожие деяния судами квалифицировались и как самостоятельные преступления, и с указанием их группового характера, и, наконец, как негрупповое соучастие. Ранее автором настоящей статьи совместно с С.В. Чубраковым была выработана определенная позиция по указанной проблеме, которую в данной работе автор предполагает развить.

На уровне практикообразующих судебных актов существует лишь одно правило квалификации соучастия в должностных преступлениях. Оно содержится в абз. 2 п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г.

N 19 “О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий” и состоит в том, что должностное лицо, совершившее умышленное преступление, предусмотренное ст. 285 УК РФ или ст.

286 УК РФ, во исполнение заведомо для него незаконного приказа или распоряжения несет уголовную ответственность на общих основаниях.

При этом действия вышестоящего должностного лица, издавшего такой приказ или распоряжение, следует рассматривать при наличии к тому оснований как подстрекательство к совершению преступления или организацию этого преступления и квалифицировать по соответствующей статье Особенной части УК РФ со ссылкой на ч. 3 или ч. 4 ст. 33 УК РФ.

Вместе с тем суды по некоторым уголовным делам квалифицировали совершенные при указанных обстоятельствах действия обоих должностных лиц как исполнительские по ст. ст. 285 или 286 УК РФ.

Несмотря на противоречие данного подхода приведенному разъяснению, правоприменитель, по всей видимости, считает, что раз должностное лицо отдает незаконное распоряжение, обязательное для исполнения подчиненным, то оно так или иначе нарушает свои служебные полномочия.

При таком подходе для отражения совместности преступных действий суды вынуждены использовать конструкцию не соучастия с юридическим распределением ролей (ч. 3 ст. 34 УК РФ), а группового преступления (ст.

35 УК РФ), поскольку, как неоднократно отмечал Верховный Суд РФ, группа в любых ее формах (ч. ч. 1- 4 ст. 35 УК РФ) возможна только при участии двух и более соисполнителей.

Статьи 285 и 286 УК РФ не предусматривают такого квалифицирующего признака, как совершение преступлений группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой.

Учитывая руководящие разъяснения по схожему вопросу, суды часто признают совершение преступления в группе в качестве отягчающего обстоятельства (п. “в” ч. 1 ст.

63 УК РФ) за совместно совершенное деяние при должностных преступлениях.

Нередко при рассмотрении уголовных дел сторона защиты считает неправильным вменение обсуждаемого отягчающего обстоятельства при квалификации по ст. ст. 285 и 286 УК РФ, поскольку, по ее мнению, они не предусматривают ответственности за совершение этих деяний в группе.

Суды чаще всего этот довод признают несостоятельным, отмечая, что действия осужденных носили совместный и согласованный характер, и ссылаясь на ч. 2 ст. 34 УК РФ, согласно которой соисполнители отвечают по статье Особенной части УК РФ за преступление, совершенное ими совместно, без ссылки на ст.

33 УК РФ. Кировский районный суд г. Томска по одному из таких дел отметил, что подсудимые совершили преступление, предусмотренное ч. 2 ст.

286 УК РФ, группой лиц по предварительному сговору, поскольку каждый из них выполнил объективную сторону этого преступления(здесь и далее выделено мной. – Д.Д.).

П., являясь главой муниципального образования, предложил противозаконную схему обеспечения древесиной организаций одного из районов Томской области, а Т., занимая должность начальника Департамента развития предпринимательства и реального сектора экономики Томской области, его в этом поддержал. В последующем каждый выполнял четко определенную роль. П.

превышая свои полномочия, давал указания главному лесничему об отводе деляны, далее объем древесины на отведенной деляне сообщался представителям поселений, которые на основании указаний П. готовили заявки, содержащие просьбу о покупке древесины. После этого П.

направлял пакет документов в Департамент развития предпринимательства и реального сектора экономики Томской области, где Т., заведомо зная об их недостоверности, превышая свои полномочия, принимал решение о проведении аукциона с целью продажи права на заключение договора купли-продажи лесных насаждений.

Действия осужденных, как указал суд, повлекли существенное нарушение охраняемых законом интересов общества и государства, выразившиеся в незаконном выбытии леса из федеральной собственности.

Однако данное деяние вряд ли можно квалифицировать в качестве группового – невозможно участвовать в его объективной стороне двум и более лицам по следующим причинам.

Понимая любое преступное нарушение должностных полномочий как незаконное их использование или превышение, мы, как правило, отмечаем его индивидуальный характер. Это следует прежде всего из сущности самих служебных полномочий. Одним из их признаков, как отмечает П.Е.

Федоров, является персонифицированность , т.е. принадлежность конкретных служебных прав и обязанностей конкретному должностному лицу. На это указывает и законодатель, употребляя в диспозициях ст. ст. 285 и 286 УК РФ притяжательные местоимения “свои” или “его”.

И именно поэтому криминалисты отмечают, что “свое служебное положение может использовать только лицо, которое им обладает, и никто другой”, а свои обязанности, определяемые должностными полномочиями, для каждого лица являются индивидуальными.

Приведенный подход отражен и в судебной практике.

Cудебная коллегия по уголовным делам Московского областного суда отметила, что при злоупотреблении должностными полномочиями виновный действует (либо бездействует) всегда в пределах своей компетенции. Московский городской суд, рассматривая дело в кассационном порядке, указал, что преступление, предусмотренное ст. 286 УК РФ, подразумевает индивидуальную ответственность должностного лица.

Квалификация многосубъектного должностного преступления как группового означает возможность соисполнительства (совместного выполнения объективной стороны преступления) некоего должностного лица в злоупотреблении или превышении должностных полномочий другого, и наоборот.

Возвращаясь к приведенному делу, зададим резонный вопрос: как начальник Департамента развития предпринимательства и реального сектора экономики Томской области может превысить полномочия главы муниципального образования, а последний – превысить полномочия первого, если они у каждого из них свои и разные?! Должностное лицо может превысить или злоупотребить только своими полномочиями, но никак не быть соисполнителем в нарушении чужих полномочий – полномочий другого лица.

Судебная коллегия по уголовным делам Томского областного суда посчитала вышеприведенный довод несостоятельным. По ее мнению, вменение группы обусловлено характером совершенного преступления, так как действия П.

, инициировавшего подачу заявок на участие в аукционах, в которых содержались заведомо недостоверные сведения о потребностях муниципального образования в лесоматериалах, имели бы половинчатый характер в достижении преступного результата, если бы осужденным Т.

со своей стороны данные документы не принимались к производству и не издавались распоряжения о выставлении лесных насаждений на аукционы по продаже права на заключение договоров купли-продажи.

Используя в своем решении слово “половинчатый”, судебная коллегия фактически отметила отсутствие причинной связи между действиями П. и наступившим вредом, ведь очевидно, что лес выбыл не из-за заявок, содержащих заведомо ложные сведения, а П.

не обладал какими-либо полномочиями по заключению договоров купли-продажи лесных насаждений или контролю за их исполнением. Но все-таки суд признал его соисполнителем этого преступления.

Можно сказать, что этот вывод соответствует позиции Пленума Верховного Суда РФ о том, что под непосредственным участием в преступлении понимаются и такие действия, которые не были направлены на наступление общественно опасных последствий, как, например, при убийстве или хищениях.

Тем не менее по делам о должностных преступлениях судам надлежит выяснять и указывать в приговоре, находится ли наступивший вред в причинной связи с допущенным должностным лицом нарушением своих служебных полномочий. Действия П. по разработке плана совершения преступления и направлению заявок, т.е.

созданию условий для совершения преступления, состоят в причинной связи с деянием Т., а не, повторимся, с указанными общественно опасными последствиями, что характерно для “негруппового” соучастника (ч. ч. 3- 5 ст. 33 УК РФ). Следовательно, П., как представляется, выступил организатором этого преступления, а не его соисполнителем.

Описание подобных (полагаем, подготовительных) преступных действий должностного лица через конструкцию соучастия с юридическим распределением ролей (ч. 3 ст.

34 УК РФ), на наш взгляд, точнее отражает их обусловливающую связь с наступившим вредом, поэтому следует поддержать те судебные решения, в которых отстаиваемая нами позиция находит свое подтверждение.

Однако такая квалификация возможна в тех случаях, когда общественно опасные последствия явились следствием действий не всех должностных лиц, а только части либо одного из виновных. Если деяния каждого лица повлекли собственный преступный вред, то их уголовно-правовая оценка должна быть иной.

К. и С., преследуя цель изъятия специализированной техники, передали ее в распоряжение Администрации городского поселения для последующего временного пользования ИП. С.

заключил договор и непосредственно осуществлял действия по изъятию 13 единиц спецтехники у ООО и передаче ее ИП. После этого К. дополнительно издал распоряжение о передаче своему сыну автомашины, на основании этого распоряжения автомашина была передана ИП.

Суд квалифицировал действия С. по ч. 1 ст. 285 УК РФ, а К. – по ч. 2 ст. 285 УК РФ, указав, что они совершили их в группе.

Анализ решения показывает, что осужденные, хотя и преследовали общую цель, совершили разные действия, которые повлекли разные общественно опасные последствия. Каждый из них исполнял свою часть одного фактического деяния, но не участвовал в действиях другого должностного лица.

То есть каждый из виновных совершил отдельное злоупотребление предоставленными ему полномочиями, а в квалификации оказалось отражено, что соисполнительство имело место в двух злоупотреблениях должностных полномочий.

Повторим, что нельзя признать возможность соучастия в двух и более самостоятельных преступлениях, когда закон (что отмечает и высшая судебная инстанция) говорит лишь о совместном участии в преступлении(ст. 32 УК РФ), т.е. в одном и общем деянии.

Соответственно, действующее уголовное законодательство формально не позволяет признать этот и аналогичные случаи совершения должностных преступлений соучастием. Так же как, например, совместное применение насилия к военнослужащему его непосредственным начальником и сослуживцем, у которого с потерпевшим нет отношений подчиненности.

Источник: https://www.zabeyda.ru/analytics_one_27.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.