Смешанная вина в уголовном праве

Российское уголовное право

Смешанная вина в уголовном праве

В процессе совершения преступления может быть неоднородное психическое отношение к совершаемым действиям и его последствиям. Такое неоднозначное проявление психики к действию и ряду его последствий в литературе называют двойной (сложной или смешанной) формой вины.

По этой проблеме на страницах журнала «Советская юстиция» в конце 60-х, а потом в конце 70-х гг. была развернута дискуссия о том, имеется ли вообще в природе двойная (смешанная) форма вины.

Одни отвечали и отвечают на этот вопрос отрицательно, а другие, которых становится все больше, — положительно.

УК РФ 1996 г. фактически занял вторую позицию, которая отражена в ст. 27.

Двойная форма вины показывает, что законодатель предусмотрел в Особенной части УК нормы, как бы совмещающие два преступления, в которых наблюдается различное психическое отношение к деянию (преступлению) и последствиям (тоже преступлению).

При этом «вторая вина» допустима лишь по отношению к отдельным общественно опасным последствиям. Но это не две самостоятельные формы вины, а промежуточное психическое формирование, которое производно от умысла и неосторожности, но не сводится к ним.

Закон подчеркивает: «Если в результате совершения умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, которые по закону влекут более строгое наказание и которые не охватывались умыслом лица, уголовная ответственность за такие преступления наступает в случае, если лицо предвидело возможность их наступления, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение, или в случае, если лицо не предвидело, но должно было и могло предвидеть возможность наступления этих последствий. В целом такое преступление признается совершенным умышленно».

Двойная вина характеризуется сочетанием умысла и неосторожности и в силу этого она не укладывается в рамки одной традиционной формы вины. В данной форме вины специфические интеллектуальные и волевые критерии и составляющие их моменты психики. Интеллектуальный критерий двойной формы вины проявляется:

  1. в сознании общественной опасности совершаемых действий;
  2. в осознании их уголовной противоправности;
  3. в предвидении неизбежности или возможности наступления ближайших, непосредственно связанных с действием последствий;
  4. в предвидении возможности или непредвидении наступления отдельных побочных последствий.

Волевой критерий характеризуют следующие моменты:

  1. желание или
  2. сознательное допущение предвидимых ближайших непосредственных последствий от совершаемых действий и
  3. активное нежелание наступления возможных отдаленных последствий (при легкомыслии) либо вообще отсутствие волевого отношения (при небрежности).

Наглядным примером преступлений, совершаемых с двойной формой вины, является ч. 4 ст. 111 УК РФ.

В данном составе имеется умысел на причинение тяжкого вреда здоровью, однако наступившая смерть потерпевшего не охватывалась намерениями виновного, он не желал и не допускал ее, но в то же время мог предвидеть возможность наступления смерти, но самонадеянно рассчитывал на ее ненаступление, либо вообще не предвидел такого исхода, хотя должен был и мог его предвидеть.

Законодатель как бы предусмотрел в данной норме идеальную совокупность преступления: с одной стороны — умышленное причинение вреда здоровью, а с другой — причинение смерти по неосторожности. Однако благодаря двойной форме вины мы говорим о едином преступлении. Это подчеркивает и законодатель.

Именно специфическое психическое отношение к деянию и последствиям в нашем примере позволяет законодателю предусматривать более суровые меры воздействия, нежели совмещение санкций по ч. 1 ст. 111 и ч. 1 ст. 109 УК РФ.

С учетом специфики проявления психического в преступлениях, совершаемых с двойной формой вины, но отношению к отдельным последствиям невозможны стадии приготовления и покушения, а равно и соучастие в нем.

В уголовно-правовой литературе наряду с двойной формой вины выделяют и смешанную форму вины. Она, к сожалению, не описана законодателем в УК, но, как нам представляется, имеет место в действительности.

Суть ее заключается в том, что в некоторых составах предусматривается совокупность правонарушения, например, совершение умышленно административного или дисциплинарного проступка, и преступления — причинения от этих действий преступного результата по неосторожности.

Например, умышленно нарушаются правила дорожного движения, что повлекло последствие уголовного-правового характера, поэтому и к ним имеется психическое отношение в форме неосторожной вины, предусмотренной уголовным законом.

В целом такие преступления считаются неосторожными, поскольку умысел по отношению к нарушителю специальных правил находится в рамках, например, дисциплинарного проступка. Примерами таких преступлений, совершаемых со смешанной формой вины, являются составы преступлений, предусмотренные ст. 143, 217, 218, 219, 220, 263, 264 УК РФ и др.

В интересах законности конструкцию смешанной формы вины необходимо отразить в Уголовном кодексе, тем более что практика уже учитывает эту психическую неоднородность.

Источник: https://isfic.info/koms/criml47.htm

Смешанная форма вины

Смешанная вина в уголовном праве

1. Согласно ст. 23 УК вина может быть выражена только в форме умысла или неосторожности. При этом одни преступления могут быть только умышленными (кража – ст. 185), вторые – только неосторожными (служебная небрежность – ст. 367), третьи – как умышленными, так и неосторожными (убийств-статьи 115, 119).

Тем не менее наука криминального права на основании анализа некоторых статей Особой части УК разработала понятие смешанной формы вины (иногда ее называют сложной, или двойной, формой вины).

Смешанная форма вины представляет собой разное психическое отношение лица в форме умысла и неосторожности к разным объективным признакам одного и того же преступления.

При смешанной форме вины относительно одних признаков состава преступления имеет место умысел (прямой или косвенный), относительно других – неосторожность (преступная самоуверенность или преступная небрежность).

2. Вопрос о смешанной форме вины возникает в тех составах преступления, в которых объективная сторона по своему характеру есть сложной. Поскольку содержание вины определяется психическим отношением лица не только к объекту, а и к объективной стороне конкретного преступления, то вина должна отображать сложный характер объективных признаков конкретного состава преступления.

Можно выделить две группы преступлений со смешанной формой вины.

Первая – это преступления, в которых действие, которые представляет собой нарушение каких-нибудь правил безопасности, само по себе, в отрыве от следствий є административным или дисциплинарным правонарушением, и только наступление общественно опасных следствий, причинно связанных с действием, делает все содеянное преступлением.

К таким преступлениям принадлежат, например, нарушение требований законодательства об охране труда, если оно послужило причиной гибели людей или другие тяжелые следствия (ч. 2 ст.

271); нарушение правил безопасности дорожного движения или эксплуатации транспорта лицом, которое руководит транспортным средством, если такие действия послужили причиной смерти пострадавшего или причинили тяжелое телесное повреждение (ч. 2 ст.

286); нарушение действующих на транспорте правил, которые убезпечують движение, если это послужило причиной гибели людей или другие тяжелые следствия (ст. 291); незаконная перевозка на воздушному судные взрывных или легковоспламеняющихся веществ, которое послужило причиной гибели людей или другие тяжелые следствия (ч. 2 ст. 269), и др. В этих преступлениях нарушения правил может быть как умышленным, так и неосторожным, но отношение к следствиям выражается только в неосторожности: преступной самоуверенности или преступной небрежности. Поэтому, когда виновный поднимает правила преднамеренно, и имеет место смешанная форма вины: относительно действия – умысел, а относительно следствий – неосторожность.

Во второй группе преступлений сложность объективной стороны заключается в том, что предусмотренное законом умышленное действие спричиняє два разных следствий: первый (ближайший) является обязательным признаком объективной стороны, второй (отдаленный) – квалифицирующим признаком, В этих преступлениях согласно закону относительно действия и относительно первого, обязательного следствия субъективная сторона выражается в умысле (прямому или косвенному), а относительно второго (квалифицированного) следствия – только в неосторожности (преступной самоуверенности или преступной небрежности). К таким преступлениям принадлежат, например, умышленное уничтожение или повреждение имущества, которое послужило причиной гибели людей или другие тяжелые следствия (ч. 2 ст. 194); умисне тяжелое телесное повреждение, которое послужило причиной смерти пострадавшего (ч. 2 ст. 121); угон или увлечения железнодорожного подвижного состава, воздушного, морского или речного судна, если эти действия послужили причиной гибели людей или другие тяжелые следствия (ч. 3 ст. 278) и др. Так, если проанализировать субъективную сторону умышленного тяжелого телесного повреждения, которое послужило причиной смерти пострадавшего (ч. 2 ст. 121), то относительно действия (например, удара ножом) и причинение тяжелого телесного повреждения у виновного может быть только умысел (прямой или косвенный), а относительно второго следствия – смерти пострадавшего – лишь неосторожность (преступная самоуверенность или преступная небрежность).

3. При наличии смешанной формы вины следует решить вопрос о том, которым в целому есть преступление, содеянное виновным, – умышленным или неосторожным. Это имеет важное практическое значение.

Например, согласно статей 14 и 15 УК только в умышленных преступлениях возможные приготовления и покушение; согласно ст. 26 обязательным признаком соучастия является умышленное участие в умышленных преступлениях.

Под рецидивом как наиболее опасным видом множественности понимается совершение нового умышленного преступления лицом, которое имеет судимость за умышленное преступление (ст. 34).

Поэтому при смешанной форме вины необходимо определить, к каким преступлениям – умышленных или неосторожных – следует отнести содеянное преступление. Решение этого вопроса зависит от того, какой объективный признак конкретного состава преступления есть важнейшей для признания действия преступлением и оценки степени его общественной опасности.

В первой группе преступлений со смешанной формой вины, в которых действие само по себе не является преступлением, а становится им только при условии, что оно послужило причиной тяжелые следствий, решающее значение имеет неосторожное отношение к этим следствиям. Именно оно и определяет отнесение этих преступлений в целому к неосторожным.

Во второй группе преступлений, где относительно действия и ближайшего (обязательного) следствия предполагается умысел (прямой или косвенный), а относительно отдаленного – неосторожность, преступление в целому признается умышленным, так как именно умышленное отношение к действию и ближайшего следствия определяет направленность преступления, его общественную опасность.

4. Значение смешанной формы вины заключается в том, что она дает возможность: 1) конкретизировать степень общественной опасности преступления; 2) определить правильную квалификацию; 3) отмежевать близкие за объективными признаками составы преступлений.

Так, причинение тяжелых телесных повреждений, вследствие которых настала смерть, будет квалифицироваться как умышленное убийство (ст.

115), если относительно телесного повреждения и смерти был умысел; если же и относительно телесного повреждения, и смерти была неосторожность, то лицо будет отвечать за неосторожное убийство (ст. 119).

Лишь при наличии умысла относительно тяжелых телесных повреждений, а относительно смерти – неосторожности будет иметь место состав преступления, предусмотренный ч. 2 ст. 121 – умышленные тяжелые телесные повреждения, которые послужили причиной смерти.

Источник: https://yurist-online.com/uslugi/yuristam/literatura/krim_pravo/046.php

Двойная» и «смешанная» формы вины

Смешанная вина в уголовном праве

В соответствии со ст. 24 УК РФ каждое конкретное преступление может быть совершено или умышленно или по неосторожности.

Однако в ст.27 УК РФ установлена ответственность за преступление, совершенное с двумя формами вины.

Согласно этой статьи «если в результате совершения умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, которые по закону влекут более строгое наказание и которые не охватывались умыслом лица, уголовная ответственность за такие последствия наступает только в случае, если лицо предвидело возможность наступления, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение, или в случае, если лицо не предвидело, но должно и могло предвидеть возможность наступления этих последствий. В целом такое преступление признается совершенным умышленно».

Многие криминалисты, например, М.Д. Шаргородский, П.С. Дагель, Н.И. Загородников и другие признавали существование «двойной» формы вины .[92]

Некоторые авторы ее отрицатели – Н.Ф. Кузнецова, Г.А. Кригер и другие.

Причем многие авторы, не затрудняя себя аргументацией, именовали ее в одних случаях «сложной», в других «смешанной»», «составной», а иногда и «двойной» формой вины.[93]

На наш взгляд, необходимо различать «двойную» и «смешанную» формы вины, т.к. они по своей сущности не тождественны.

Надо по смыслу и содержанию закона определять, какое психическое отношение у виновного должно быть к деянию и последствиям основного состава и какое – к признакам квалифицированного состава.

Обратимся к примеру. И. признан виновным в том, что он, будучи в нетрезвом состоянии, в гостях у Б. затеял ссору со своей женой Ш.

, во время которой нанес ей удар вилкой в живот, причинив тяжкий вред здоровью, от которого Ш. на следующий день вечером скончалась в больнице. Смерть Ш. наступила в результате ранения аорты.

Материалами дела не доказано, что И. имел намерение убить жену, поэтому он был осужден по ч.4 ст. 111 УК РФ.

Анализируя содержание содеянного, можно сделать вывод, что тяжкий вред здоровью, повлекший за собой смерть потерпевшей, представляет собой как бы два самостоятельных преступления ( умышленное преступление против здоровья и неосторожное преступление против жизни), однако, в силу их взаимосвязи объединенных законодателем в одном составе преступления, предусмотрен ч.4 ст.111 УК РФ

Таким образом, субъективная сторона содеянного характеризуется умышленной формой вины в отношении причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего и неосторожной формой вины в отношении наступившей смерти.

Составы преступлений с двойной формой вины по существу представляют собой технический прием объединения в одном «сложном» составе двух самостоятельных преступлений, одно из которых совершается умышленно, а другое, выступающее в качестве квалифицирующего признака, – по неосторожности.[94]

В целом преступление с «двойной» формой вины признается умышленным.

Таким образом, двойная форма вины включает одно психическое отношение лица (в форме умысла) к деянию и ближайшему последствию основного состава преступления и другое психическое отношение (в форме неосторожности) к отдаленному последствию, являющемуся квалифицирующим признаком данного состава преступления.

На практике встречаются преступления, когда в одном основном составе психическое отношение лица состоит из умышленной вины к действию и неосторожной вины к последствию.[95]

Такая «смешанная» форма вины встречается, например, в неосторожных преступлениях, связанных с нарушением специальных правил.

Так, водитель автомашины «Жигули» Ш.

, имея стаж вождения менее двух лет, пытался на скорости 90 км/час обогнать впереди идущую автомашину, выехал на полосу встречного движения и, завершая обгон, сбил идущего по краю проезжей части дороги пешехода, причинив ему тяжкий вред здоровью. Правила дорожного движения разрешают такой категории водителей двигаться со скоростью, не превышающей 70 км/час.

Если мы проанализируем субъективную сторону (вину) в содеянном, то увидим, что он умышленно (лучше сказать – осознанно) совершил деяние – превысил скорость, неправильно совершал обгон, и по неосторожности причинил последствия – сбил человека (ч.2 ст.264 УК РФ).

Таким образом, в действиях водителя «наблюдается» одно психическое отношение (в форме умысла) к нарушению Правил дорожного движения и другое психическое отношение (в форме неосторожности) к наступившим последствиям, то есть имеется сочетание в одном основном составе преступления признаков умысла и признаков неосторожности.

Концепция смешанной формы вины не противоречит действующему законодательству и основана на реальных фактах.[96]

В основе уголовной ответственности неосторожных преступлений лежит прежде всего деяние (в данном примере поведения водителя, нарушившего правила движения), с учетом причиненного вреда.

Субъективная сторона этих преступлений не может ограничиваться психическим отношением к преступным последствиям, оно обязательно включает и отношение к деянию – нарушению правил. Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 6 октября 1970 г.

, «О судебной практике по делам об автотранспортных преступлениях» (с последующими изменениями и дополнениями) не отрицал необходимости определения психического отношения лица к нарушению правил безопасности движения. В п.

5 этого постановления сказано: «… субъективную сторону этих деяний определяет неосторожное отношение лица к возможности наступления общественно опасных последствий при нарушении им правил…», а в п. 10 указано: «Если водитель не был виновен в преступном нарушении указанных правил …». Тем самым, Пленум Верховного Суда СССР подчеркивал общественную опасность психического отношения лица к деянию.

Исходя из изложенного, можно определить, что смешанная форма вины – это сочетание в основном составе преступления признаков умысла по отношению к деянию и неосторожности по отношению к общественно опасным последствиям основного состава преступления.

Источник: https://studopedia.ru/3_51327_dvoynaya-i-smeshannaya-formi-vini.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.