Следователь это полиция или нет

Мвд и следственный комитет разница

Следователь это полиция или нет

В чем разница между работой следователя в МВД и в Следственном комитете?

В категориях расследуемых дел, определяемых ст. 151 УПК РФ

В соответствии со ст. 151 УПК РФ

1. Предварительное расследование производится следователями и дознавателями.

2. Предварительное следствие производится:

1) следователями Следственного комитета Российской Федерации – по уголовным делам:

а) о преступлениях, предусмотренных статьями 105 – 110, 111 частью четвертой, 120, 126, 127 частями второй и третьей, 127.1 частями второй и третьей, 127.2 частями второй и третьей, 128, 131 – 149, 170.1, 171.2, 172.1, 185 – 185.

6, 194 частями третьей и четвертой, 198 – 199.2, 201, 204, 205 – 205.2, 205.3, 205.4, 205.5, 208 – 212.1, 215, 215.1, 216 – 217.2, 227, 235.1, 237, 238, 238.1, 239, 240.1, 242.

2, 246 – 249, 250 частями второй и третьей, 251 частями второй и третьей, 252 частями второй и третьей, 254 частями второй и третьей, 255, 258.1 частями второй и третьей, 263, 263.1, 269, 270, 271, 271.1, 279, 282 – 282.3, 284.

1, 285 – 293, 294 частями второй и третьей, 295, 296, 298.1 – 305, 317, 318, 320, 321, 327.2, 328, 330.1, 330.2, 332 – 354.1 и 356 – 360 Уголовного кодекса Российской Федерации;

б) о преступлениях, совершенных лицами, указанными в статье 447 настоящего Кодекса, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 7 части третьей настоящей статьи, а также о преступлениях, совершенных в отношении указанных лиц в связи с их профессиональной деятельностью;

в) о преступлениях, совершенных должностными лицами Следственного комитета Российской Федерации, органов федеральной службы безопасности, Службы внешней разведки Российской Федерации, Федеральной службы охраны Российской Федерации, органов внутренних дел Российской Федерации, учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, таможенных органов Российской Федерации, военнослужащими и гражданами, проходящими военные сборы, лицами гражданского персонала Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов в связи с исполнением ими своих служебных обязанностей или совершенных в расположении части, соединения, учреждения, гарнизона, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 7 части третьей настоящей статьи, а также о преступлениях, совершенных в отношении указанных лиц в связи с их служебной деятельностью;

г) о тяжких и особо тяжких преступлениях, совершенных несовершеннолетними и в отношении несовершеннолетних;

2) следователями органов федеральной службы безопасности – по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных статьями 189, 200.1 частью второй, 205, 205.1, 205.2, 205.3, 205.4, 205.5, 208, 211, 217.1, 226.1, 229.1, 275 – 281, 283, 283.1, 284, 322 частью третьей, 322.1 частью второй, 323 частью второй, 355 и 359 Уголовного кодекса Российской Федерации;

3) следователями органов внутренних дел Российской Федерации – по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных статьями 111 частями первой – третьей, 113, 114, 117 частями второй и третьей, 122 частями третьей и четвертой, 123 частью третьей, 124, 127.1, 127.

2, 150 частями второй и третьей, 151 частями второй и третьей, 158 частями второй – четвертой, 159 частями второй – четвертой, 159.1 частями второй – четвертой, 159.2 частями второй – четвертой, 159.3 частями второй – четвертой, 159.4 частями второй и третьей, 159.5 частями второй – четвертой, 159.

6 частями второй – четвертой, 160 частями второй – четвертой, 161 частями второй и третьей, 162, 163 частями второй и третьей, 164, 165 частью второй, 166 частями второй – четвертой, 167 частью второй, 169, 171 частью второй, 171.1 частями второй, четвертой и шестой, 172, 173.1, 173.2, 174, 174.

1, 175 частью третьей, 176, 178, 179, 180 частью третьей, 181 частью второй, 183, 184, 186, 187, 191, 191.1 частью третьей, 192, 193, 193.1, 195 – 197, 200.1 частью второй, 200.2, 201, 202, 205, 206, 207 частью второй, 208 – 210, 212.1, 213 частями второй и третьей, 215.2, 215.3, 217.

1, 219 частями второй и третьей, 220 частями второй и третьей, 221 частями второй и третьей, 222 частями второй и третьей, 222.1 частями второй и третьей, 223 частями второй и третьей, 223.1, 225 – 227, 228 частями второй и третьей, 228.1, 228.4, 229.1, 234 частями второй и третьей, 235, 236, 240 частями второй и третьей, 241 частями второй и третьей, 242.

1, 243 частью второй, 243.2 частью третьей, 243.3 частью второй, 259, 260 частями второй и третьей, 261 частями третьей и четвертой, 264, 266 частями второй и третьей, 267, 268 частями второй и третьей, 272 – 274, 304, 313 частями второй и третьей, 322.1 частью второй, 325.1 частью второй, 327 частью второй, 327.1 частями второй и четвертой и 330 частью второй Уголовного кодекса Российской Федерации;

5) следователями органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ – по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных статьями 226.

1 (в части, касающейся контрабанды сильнодействующих или ядовитых веществ), 228 частями второй и третьей, 228.1, 228.4, 229, 229.

1, 230 частями второй и третьей, 231 частью второй, 232 частями второй и третьей, 234 частями второй и третьей и 234.1 частями второй и третьей Уголовного кодекса Российской Федерации.

Источник: https://lawsexpert.ru/mvd-i-sledstvennyj-komitet-raznica/

Уголовное дело на разных стадиях: в полиции, в зале суда и в голове судьи

Следователь это полиция или нет

Институт проблем правоприменения при поддержке фонда Алексея Кудрина представил очередной доклад о проблемах российского уголовного делопроизводства, по которому в ближайшее время составят и проект реформы. В нем анализируется ход уголовного дела по всем инстанциям.

От поступления сообщения о факте преступления до принятия решения судом – от МВД до СКР, Генпрокуратуры и системы судов общей юрисдикции.

ИПП выяснил, что в этой цепочке действий есть несколько ключевых, выглядящих совершенно абсурдно моментов, от которых часто зависит не только конечный исход дела, но и то, насколько тяжело придется человеку, попавшему в поле зрения правоохранительных органов. Именно на такие моменты Slon обращает внимание читателя.

Данные ИПП собирались в течение трех лет (2009–2012) посредством интервьюирования участников уголовного процесса, анализа текстов ведомственных приказов, а также материалов статистики.

В основе исследования – изучение «стандартных дел», которые в стране возбуждаются десятками и даже сотнями тысяч в год.

Резонансные дела проживают все-таки несколько другую жизнь, хотя по последним шумным процессам, например Pussy Riot, заметно, что и в их отношении система работает очень шаблонно. 

Главных героев в уголовном процессе три – это подозреваемый, потерпевший и работник правоохранительных органов. Этому третьему, независимо от того, в каком именно ведомстве он работает, очень тяжело. Причем чем хуже ему, тем больше проблем возникает и у подозреваемого, и даже у потерпевшего. 

Возбуждение уголовного дела О самом преступлении правоохранители узнают разными способами: это может быть простой звонок в полицию, заявление потерпевшего, материалы различных проверок (если, к примеру, речь идет об экономических преступлениях) или рапорт полицейского. Если речь идет о звонке, заявлении или рапорте полицейского, который выявил преступление, то дело должно возбуждаться немедленно. Но на практике так происходит далеко не всегда. Дело в том, что при возбуждении уголовного дела следователь должен не только определиться с тем, что именно нужно расследовать, но и назвать конкретный состав преступления (часть и пункт при наличии статьи УК). По установившейся практике, возбуждая уголовное дело, следователь согласовывает текст постановления (квалификацию) со своим начальником и в подавляющем большинстве случаев (кроме самых тривиальных ситуаций) с помощником или заместителем прокурора. Однако здесь есть довольно большая региональная вариация. В некоторых регионах прокуратура практически полностью отказалась от неформального согласования следственных документов, в других же согласуются практически все решения следователя (можно вспомнить Северо-Кавказские регионы). Кроме того, дополнительные барьеры возникают на пути следователя при расследовании тяжкого преступления. В этом случае большое число должностных лиц будет согласовывать необходимые документы, а значит, возрастет вероятность дальнейшего давления этих людей на процесс.
Все решается до следствия При возбуждении уголовного дела обязательна доследственная проверка. Формально на нее отводится три дня. После этого руководитель органа дознания или следственного органа может продлить этот срок до десяти дней. На практике, по экспертным оценкам, все дела рассматриваются в течение как минимум десяти дней, кроме самых очевидных или резонансных, где невозбужденное уголовное дело становится поводом для обвинений следствия в бездействии (такие ситуации чаще характерны для дел, которые ведет Следственный комитет). Если в деле есть необходимость «производства документальных проверок, ревизий, исследований документов, предметов, трупов», то руководитель следственного органа (для следователя) или прокурор (для дознавателя) могут продлить срок рассмотрения до тридцати суток. Здесь нужно понимать, что это смещает следственные действия на формально более ранний этап процесса: то, что, в сущности, должно было бы происходить в рамках следствия, происходит на этапе доследственной проверки.
Следователь может отказаться от уголовного дела Неформально в ходе доследственной проверки следователь оценивает вот какие вещи: Шанс установить виновного. Это решение, как правило, принимается в контакте с оперативными службами. Если такого шанса нет или он мал, то следователь сразу задается вопросом, есть ли шанс отказать в возбуждении уголовного дела (об этом ниже), если же такой шанс есть, то происходит переход дальше. Судебная перспектива. Объем усилий и сроки, которые потребуются для адекватного расследования дела. Задача следователя – не превысить установленные процессуальные сроки (желательно два месяца) и не принять в производство такое уголовное дело, работа по которому отнимет все его время (у следователя, как правило, в производстве одновременно находятся несколько уголовных дел). На основании этих параметров следователь решает, «устраивает» его дело или нет. Те дела, которые «не устраивают», подлежат устранению. Как правило, речь идет о преступлениях, по которым можно отрицать либо факт преступления, либо наличие преступной составляющей (соответственно события и состава преступления). Чаще всего это происходит с такими преступлениями, как нанесение телесных повреждений средней тяжести или грабежи. В этих случаях срабатывают примерно такие критерии: потерпевший должен быть единственным, кто может что-то сообщить о преступлении. Материальные свидетельства должны быть подвергаемы сомнению (например, гематома на затылке и легкое сотрясение мозга может быть получено как в результате нападения, так и совершенно самостоятельно). Показания потерпевшего должны нейтрализовываться показаниям того, кого он обвиняет (он меня ударил / я его не бил, он сам упал; свидетелей нет). Поскольку найти какие-либо доказательства того факта, что преступление имело место, кроме слов потерпевшего, затруднительно, по таким делам по мере возможности выносятся постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Роль играет социальный статус потерпевшего и (при наличии) потенциального обвиняемого. Особенно часто такие постановления (основанные на отрицании факта) выносятся по делам, в которых обвиняемым мог бы оказаться сотрудник правоохранительных органов. Здесь достаточно вспомнить то, как долго не выплывала история с ОВД «Дальнее».
Если гопник, то можно пытать В том, чтобы лицо с официальным статусом подозреваемого (и с перспективой на обвинение) появилось в кратчайшие сроки после возбуждения уголовного дела, заинтересован и следователь, и оперативник. Так у оперативника проставляется в статистической карточке +1 к раскрытию – главному показателю его работы, а у следователя уменьшается риск работы вхолостую: когда подозреваемый установлен, а основная информация об обстоятельствах преступления, потенциально оформляемая в виде доказательств, уже собрана, то увеличиваются шансы на то, что дело будет иметь «процессуальную перспективу». Результатом такой заинтересованности часто бывает физическое воздействие, которое считается вполне приемлемым в этой профессиональной среде, если оно применяется к лицу, которое, по мнению следствия, на самом деле и виновно. Явно негативное отношение к применению силы в полицейской среде возникает только по фактам намеренной фальсификации уголовного дела и только в тех случаях, когда фигурант не рассматривается сотрудниками правоохранительных органов как преступный элемент (наркоман, гопник), изоляция которого считается благом в любом случае. Таким образом, практика жестких методов поддерживается на уровне общей культуры да еще и усугубляется ограниченностью доступа адвоката к лицу, не являющемуся еще ни подозреваемым, ни обвиняемым по возбужденному уголовному делу.
Почему протокол судебного заседанияведется не так, как следовало бы Протокол судебного заседания – это основное доказательство, которое создается судом. Формально его значение очень высоко; все, что происходило в суде, должно быть отражено в протоколе судебного заседания. Все выводы суда должны опираться на протокол судебного заседания. Однако в отличие от протоколов следственных действий, которые подписываются всеми участниками, в том числе с правом дополнять и делать уточнения, протокол судебного заседания изготавливается без участия сторон и подписывается только секретарем и судьей. Поэтому возражения в протокол судебного заседания внести затруднительно, потому что единственным критерием для определения состоятельности возражений является субъективное восприятие судьи, и его выводы нельзя обжаловать, так как никто из вышестоящих судей не может знать, что именно происходило в процессе. Переход на видео-, (аудио) фиксацию всего судебного заседания изменил бы ситуацию, однако до настоящего момента ничего в этом направлении не решено (за исключением случаев, когда к делу приковано внимание журналистов). Любой участник имеет право вести аудиозапись, но нет безусловных механизмов к тому, чтобы эта аудиозапись признавалась как доказательство. Существует даже особая формулировка «произведено не в рамках процессуальной формы», позволяющая игнорировать видео- и аудиосвидетельства. Суд старается принимать только те решения, которые не позволили бы усомниться в качестве работы органов предварительного следствия. Поэтому оправдательные приговоры так редки. В случае если есть сомнения в доказанности вины, большой популярностью пользуются такие суррогаты оправдания, как назначение условного наказания, назначение минимально возможного по данной статье наказания или исключение некоторых эпизодов. Суд, по сути, включен в цепочку правоохранительных органов (что не так уж сложно при том, что судьи зачастую – бывшие работники прокуратуры). И хотя такой подход совершенно не совпадает с ожиданиями общества, судьи охотно поддерживают эту порочную традицию.
Лучше совершать «редкие» преступления Дела, возбужденные по «редким» статьям УК, дают большую вероятность выйти оправданным. Нельзя однозначно утверждать, что более значимо – редкая статья или социальный статус. Указанные характеристики накладываются друг на друга. С одной стороны, «белый воротничок» является маргинальной категорией среди общего потока подсудимых, и поэтому он имеет больше шансов на оправдание. Статистика показывает, что если дело было возбуждено по одной из ниже перечисленных статей УК, то шансы быть оправданным очень высоки. Так, за нарушение правил охраны труда (статья 143 УК) только 0,05% обвиняемых были осуждены, за получение взятки (статья 290 УК) – 0,25% , за преступления против интересов службы в органах власти и местного самоуправления – 0,53% , а за коммерческий подкуп (статья 204 УК) – 0,05%. С другой стороны, есть редкие категории преступлений (частота менее одной десятой процента), которые не могут быть отнесены к беловоротничковой или должностной преступности, но которые демонстрируют аномально высокую долю оправданий. Это статьи 208–210 УК (бандитизм, организация незаконных вооруженных формирований) – 0,08% дел по этой статье закончились обвинительным приговором.Еще лучше обстоит дело с экстремизмом (статьи 280, 282, 282.1–2 УК): только в 0,02% от всех дел по этим составам суд признает вину. С этой точки зрения обвинительный приговор в отношении Pussy Riot также был прогнозируемым. Хотя хулиганство и достаточно редкая статья (0,2% от всех дел), но она относится к общеуголовной преступности, и доля оправданных по ней составляет всего 0,73%. В том случае, если дело относится к разряду типичных, суд ограничен в праве выбора. Обвинительный приговор запрограммирован. Степень давления на суд со стороны всей правоохранительной системы можно увидеть, сопоставив долю оправданий по делам, по которым проводилось предварительное следствие, по ним мы имеем 0,26% оправданных, а по тем делам (это только дела частного обвинения), по которым не проводилось предварительного расследования, – 29,4% признанных невиновными.
Обжаловать нельзя и оправдать Сложность, которая ждет сторону защиты в случае неудачи на стадии обжалования приговора, в том, что суды вышестоящей инстанции очень ограничены во времени. В среднем на каждое уголовное дело приходится 10–20 минут. Часто этого недостаточно для полноценного разбирательства. Поэтому, во-первых, судьи стараются ускорить рассмотрение «простых» дел (а их они определяют на глазок), чтобы более обстоятельно разобрать сложные ситуации. А во-вторых, неизбежно возникает такая ситуация, при которой решение принимается до выхода в судебное заседание. Это означает, что суд выходит в заседание со сформировавшимся убеждением, и речи о непредвзятости вовсе не идет.

ИПП объясняет, что в результате всех этих недоразумений (Slon выбрал только некоторые из них) решение, которое должно приниматься на выходе, принимается на входе.

Так вина де-факто устанавливается прокуратурой (суд никого не оправдывает, следовательно, вопросом вины не занимается). Доказуемость вины определяется не по результатам следствия, а в его начале – на стадии привлечения к уголовной ответственности.

Оперативник отвечает не за то, что предоставил не «потенциального» обвиняемого, а за то, что привел настоящего «злодея», и в ходе дальнейшей работы поменять своего мнения уже не может.

Следователь отвечает за то, что дело пройдет в суде, и в ходе следствия уже не может прекратить дело за недоказанностью. А судья же всего лишь подтверждает компетентность правоохранительных органов.

Источник: https://republic.ru/posts/l/846948

Убийце следователя Шишкиной дали 14 лет: жуткие смски, равнодушие полиции – МК

Следователь это полиция или нет

Приговор по резонансному делу об убийстве следователя по особо важным делам управления МВД на транспорте по Центральному федеральному округу Евгении Шишкиной вынес 17 ноября Мособлсуд.

Исполнитель преступления, бывший студент питерского медицинского вуза Абдулазиз Абдулазизов, приговорен к 14 годам колонии строгого режима.

Однако главной фигурой в деле стал Ярослав Сумбаев – экстрадированный из Грузии лидер хакерской группировки, промышлявшей аферами с авиа и железнодорожными билетами.

Евгения Шишкина руководила расследованием дела против кибермошенников, за что и получила сначала угрозы и сгоревший автомобиль, а потом и пулю.

Напомним, убийство старшего следователя по особо важным делам Евгении Шишкиной произошло 10 октября 2018 года. Ранним утром неизвестный практически в упор расстрелял женщину во дворе ее собственного дома и скрылся.

Злоумышленника удалось быстро задержать. Им оказался 18-летний студент первого курса Санкт-Петербургского медико-социального университета Абдулазиз Абдулазизов.

Следом полицейские задержали его близкого друга, 17-летнего Кирилла Грунского.

Правда, поначалу стрелок начал выкручиваться и строить версии в стиле «колумбайн»: якобы убийство он совершил под воздействием компьютерных игр-шутеров и, получив задание застрелить человека, толком не понял, в реальности он действует или продолжает играть. Однако потом решил сотрудничать со следствием, дал признательные показания и рассказал, что заработать криминалом ему предложил Грунский.

Как следует из приговора, мозгом операции по устранению Евгении Шишкиной был именно Кирилл. Что удивительно – он на год младше Абдулазизова, а на момент убийства и вовсе был несовершеннолетним и учился в школе. Но в криминальном мире был уже своим в доску.

Подрабатывал наркокурьером в Интернет-магазине в так называемом деркнете – «темном» сегменте всемирной паутины. Владельцем магазина был некто Мигель Моралес.

Впоследствии сыщики установят, что за этим псевдонимом скрывался Ярослав Сумбаев – главный фигурант уголовного дела о многомиллионном мошенничестве с авиа- и жедезнодорожными билетами, которое вела Евгения Шишкина.

Пока сыщикам удалось раскрутить лишь малую часть грандиозной аферы. Осуждены только трое из предполагаемых 29 участников банды: Максим Матюшев, Андрей Жданов и Кирилл Калабухов.

Дотошная дама-следователь изрядно портила жизнь лидеру хакерской банды, который в то время был в бегах и отсиживался в Грузии. Как ранее писал «МК», в 2019 году Сумбаев все же был экстрадирован в Россию и помещен под арест.

Своей причастности ни к группировке, ни тем более к убийству Шишкиной он не признал и даже отрицал на суде, что он – это он.

Сейчас дело в отношении Ярослава Сумбаева выделено в отдельное производство, по нему ведется предварительное расследование.

Как прозвучало в приговоре, «решить проблему» с Шишкиной Сумбаев пытался еще в начале 2018 года. Но тогда убийство сорвалось, следователь смогла убежать от преступника и запереться в квартире.

В в отместку злоумышленники подожгли новый темно-бордовый «Лексус», принадлежавший Шишкиной. А после этого Сумбаев начал забрасывать ее смс-сообщениями с угрозами.

Часть переписки легла в приговор по делу против Абдулазизова:

«Коллеги говорят, вы теперь злая ходите, слюна брызжет».

«А вы неразговорчивая. Это даже к лучшему. Значит, все по делу было сделано».

«Наверное, теперь на работу опаздываете, взяточница».

«Зачем твоему сыну телескопическая дубинка? Если ему сломать ноги, она ему не понадобится».

Вторую попытку разобраться с Шишкиной лидер хакеров предпринял в сентябре того же 2018 года.

Из показаний Кирилла Грунского следует, что его босс по магазину наркотиков Мигель Моралес написал ему в мессенджер с предложением убить некую женщину в Москве за два биткоина, точнее, миллион рублей.

Грунский, который в сети жил под ником «White chocolate» (белый шоколад), согласился. Моралес (Сумбаев) выслал ему все данные жертвы: фамилию-имя-отчество, ИНН, адрес, марки и номера двух автомобилей семьи Шишкиных.

Но Грунский в силу возраста без разрешения взрослых ехать на «дело» в Москву не мог. Тогда он вызвал на встречу на баскетбольной площадке своего приятеля Абдулазизова. Тот недолго думая согласился выполнить грязную работу. Правда, ни Грунский, ни Абдулазизов не знали, кем работает Евгения Шишкина.

Более того, Кирилл показывал «Абдулу» фотографии сгоревшего «Лексуса» и заявлял, что раз такое сошло членам банды с рук, то и за убийство им ничего не будет. Своего шефа Моралеса Грунский почти боготворил: называл его человеком богатым и серьезным, со статусом и связями в криминальном мире.

Друзья стали готовиться к преступлению.

– 20 сентября 2018 года Абдулазизов в универсаме в Санкт-Петербурге приобрел куртку, спортивные брюки. В аптеке купил медицинские маски и перчатки, – зачитала данные из дела судья Наталья Валикова,

Пистолет помог раздобыть организатор убийства. Оружие гангстерам досталось самодельное, переделанное из частей сигнального и пистолета Макарова. Пули боевые, 9 миллиметров. Стоило оружие 35 тысяч рублей. Пистолет другие члены группировки для исполнителя заказа спрятали в тайнике: зарыли в землю в лесу в Блашихе.

24 сентября Абдулазизов приехал в поселок Архангельское под Красногорском, где жила Шишкина, и начал изучать ее маршруты, наличие рядом камер видеонаблюдения. Для проверки боеготовности пистолета отстрелял из него семь пуль в ближайшей лесополосе. Жил все это время в хостелах, почти каждый день меняя локацию.

Изначально убийство было запланировано на 9 октября. Но Шишкина вышла из дома с мужем. Абдулазизов испугался, позвонил Грунскому, но тот приказным тоном велел исполнить работу на следующий день.

Тем же вечером «Абдул» вновь пришел к дому Шишкиной. Предварительно он переоделся в кустах рядом с ближайшим рестораном. Правда, перчатки решил не надевать, а вместо медицинской маски закрыл лицо белой майкой.

В маске, по признанию Абдулазизова, ему было жарко и тяжело дышать.

Стрелку пришлось всю ночь караулить свою жертву в подъезде. Причем его видели заходившие в дом девушки. Одна из них заподозрила неладное и даже вызвала полицию. Но наряд так и не приехал. Еще одна жительница подъезда спросила, что он здесь делает и кого ждет. Молодой человек смутился и сказал, что «ждет Игоря», показав пальцем на квартиру, в которой много лет уже никто не живет.

В итоге, когда рано утром Шишкина вышла из подъезда с дамской сумочкой и двумя пакетами, юноша догнал ее.Шишкина резко развернулась, закричала и ударила убийцу сумкой. Тот упал, ударился локтем, но второй рукой схватился за пистолет и выстрелил в живот следователю. Затем встал, подошел к еще живой женщине, добил ее контрольным сквозным выстрелом в шею и убежал. 

По цепочке улик следователи вышли на заказчика громкого убийства. Деньги киллер получил от своего приятеля Кирилла Грунского. Друзья решили поделить миллион рублей почти по-братски: 600 тысяч Абдулу и 400 – Кириллу.

Эти средства Грунский получил на биткоин-кошелек и потом раскидал по разным банковским картам.

Фотографии этих карт, номера кошельков и схемы с маршрутами Шишкиной детективы обнаружили дома у матери Ярослава Сумбаева в Астрахани. 

Какова судьба «Моралеса» – Сумбаева, пока вопрос. А вот судьбе Абдулазиза Абдулазизова не позавидуешь. Суд назначил ему 14 лет колонии строгого режима.

После освобождения киллеру придется еще год соблюдать жесткие ограничения: не покидать регион проживания, дважды в месяц отчитываться в уголовно-исполнительной инспекции.

Из трех миллионов рублей, которые потребовали родные Евгении Шишкиной в качестве компенсации морального вреда, суд удовлетворил один миллион рублей. Расхода на погребение и услуги адвоката потерпевших – 200 тысяч рублей – Абдулазизов возместил добровольно.

Опубликован в газете “Московский комсомолец” №28418 от 18 ноября 2020

Заголовок в газете: К убийце следователя не приехала полиция

Источник: https://www.mk.ru/incident/2020/11/17/ubiyce-sledovatelya-shishkinoy-dali-14-let-zhutkie-smski-ravnodushie-policii.html

Работа следователем: плюсы, минусы и особенности

Следователь это полиция или нет

Следователь – это сотрудник таких силовых структур как МВД, ФСБ и прокуратура.

В ходе своей деятельности следователи возбуждают уголовные дела, участвуют в допросах, очных ставках и следственных экспериментах, принимают участие в судебном рассмотрении уголовных дел и при необходимости обжалуют принятые судом решения.

Многие молодые люди после окончания юридических факультетов устраиваются в следственные органы. Каковы недостатки и преимущества профессии следователь?

Плюсы

После окончания ВУЗов для многих выпускников становится очевиден тот  факт, что знания законов недостаточно, самое главное полученная практика, а работа следователем помогает быстро разобраться в том, что собой представляет уголовное право и как правильно применять нормы уголовного законодательства.

Работа следователя очень интересна – после получения материалов уголовного производства, он принимает решение возбуждать уголовное дело или нет. В ходе расследования следователь устраивает допросы обвиняемого и свидетелей, собирает дополнительные доказательства, участвует в судебном рассмотрении уголовного дела на всех его стадиях – апелляции и кассации.

Устроиться работать в следственные органы можно и без трудового стажа, что очень важно для выпускников ВУЗов, которые не могут найти работу, так как большинство фирм требуют, чтобы рабочий стаж был не менее 3 лет.

Работа следователем позволяет завести полезные знакомства в МВД, прокуратуре и в суде, а такие связи никогда не будут лишними и помогут в сложных жизненных ситуациях.

Самое главное преимущество работы следователем – это ее предназначение, а именно борьба с преступностью.

Благодаря работе следственных органов преступники получают справедливое наказание, уровень преступности становится меньше, что гарантирует безопасность на улицах и поддержание правопорядка.

Борясь с криминалом, следователи защищают общество от насильников, убийц, воров и грабителей.

Работа в следственных органах весьма престижна и хорошо оплачиваема. Государственная служба гарантирует стабильную заработную плату и соблюдение всех социальных гарантий.

  Так как она открывает большие перспективы, с продвижением по карьерной лестнице полномочий становится больше, растет размер заработной платы, которая увеличивается за счет премий и различных выплат.

Кроме того, следователям полагается предоставлять служебное жилье и нередко транспорт.

Минусы профессии

Главным недостатком профессии является ненормированный рабочий день. Вызвать следователя, если произошло убийство (а происходит оно в основном в вечернее или ночное время) могут ночью, даже если он в этот день не дежурит.

Следователи, заступая на круглосуточное дежурство, должны быть готовы, что они могут работать без отдыха, так как следственные действия имеют строгую последовательность, которую нельзя нарушать, к тому же следствие должно проводиться в сжатые сроки, потому времени чаще всего не хватает.

Недостатком трудоустройства в следственные органы является и большая загруженность, нередко один следователь ведет более 20 дел.

Минусом работы данной профессии является и контингент, с которым приходится работать. Следователям приходится допрашивать убийц и насильников, среди которых немало рецидивистов, которые являются аморальными и беспринципными индивидами, с которыми в обычной жизни человек бы избегал общения.

Работа следователем очень ответственная, потому нередко работники данной сферы редко появляются дома. Желая работать в следственных органах, следует быть готовыми к тому, что эта работа очень опасна.

В любой момент на следователя могут напасть или угрожать ему с целью сокрытия доказательств по уголовному делу.

Работа сложна не только физически, так как выдержать ненормированный график работы под силу не каждому, а и морально, так как приходится сталкиваться с чужим горем и смертью, а также агрессивным и подчас несправедливым отношением к своей профессии.

Выводы

Работа следователя очень интересная, так как помимо оформления документов, она предусматривает проведение и участие в различных следственных мероприятиях, сотрудничество с судами, прокуратурой и другими силовыми и правоохранительными структурами.

Работать в следствии экономически выгодно и престижно, со временем можно продвинуться по службе и построить успешную карьеру не только в правоохранительных, но и судебных органах, прокуратуре или адвокатуре.

Вместе с тем работая следователем, следует быть готовым к тому, что рабочий день может затянуться, поскольку из-за сжатых сроков следствия и высокой загруженности нередко приходится свое личное время тратить на выполнение должностных обязанностей.

Источник: https://plusiminusi.ru/rabota-sledovatelem-plyusy-minusy-i-osobennosti/

Чем отличается опер от следователя: отличия и особенности

Следователь это полиция или нет

Очень часто в фильмах и книгах приходится встречать фразы и выражения типа: « Следователь уголовного розыска Петров закрыл это дело», или «Никому не двигаться — я следователь Иванов!», или «А это наш лучший сыщик — следователь Смирнов», и прочие «перлы», вызывающие у действующих оперативных сотрудников приступы безудержного смеха.

Действительно, между понятиями «опер» и «следователь» и всем, что связано с профессиональной деятельностью этих категорий сотрудников МВД, существует большая разница.

Однако, создатели третьесортных сериалов, заполонивших в последнее время телевизионный эфир, не слишком вдумываются в этот вопрос.

В результате «на-гора» выдаются приносящие доход, но совершенно не имеющие никакого сходства с реальностью, «продукты», которые вводят в заблуждение и без того малограмотных в юридическом плане зрителей.

Официальные отличия

Официальное отличие между оперуполномоченным и следователем заключается в их процессуальном положении. Оперуполномоченный — это сотрудник подразделения полиции по оперативной работе (а в соответствии с УПК РФ — сотрудник органа дознания), основной задачей которого является осуществление оперативно-розыскной деятельности (ОРД).

ОРД осуществляется гласно и негласно. Результаты ОРД предоставляются следователю, дознавателю, прокурору или в суд в установленном порядке. Если следователь или дознаватель посчитает нужным, то результаты ОРД могут быть рассмотрены в качестве доказательства по уголовному делу или в качестве основания для возбуждения нового уголовного дела.

Оперуполномоченный исполняет поручения следователя по возбужденному уголовному делу, направленные на установление значимых по делу обстоятельств.

Следователь — процессуально независимое лицо. Это также сотрудник МВД, но не сотрудник полиции. Да-да, все верно — в полиции нет следователей! (весьма распространен киноляп — «следак» в милицейском или полицейском мундире).

Следователь возбуждает, расследует, приостанавливает, направляет прокурору или прекращает (а не «открывает», «ведет», «закрывает») уголовные дела. Следователь осуществляет следственные действия (осмотр места происшествия (ОМП) допрос, обыск, очная ставка и т. д.

) и процессуальные действия (например, избрание меры пресечения, ознакомление обвиняемого с уголовным делом и другие).

Таким образом, в уголовном процессе следователь является главнее опера. Про опера как такового даже нет упоминаний в УПК. Но все вопросы выявления и раскрытия преступлений возложены на оперуполномоченного.

Следователь осуществляет производство по уголовным делам, опер — по делам оперативного учета.

Следователь официально является сотрудник МВД, но не сотрудник полиции (у оперов погоны с красными просветами, у следователей — с синими).

Неофициальные отличия

О неофициальных отличиях можно спросить как у следователя, так и у опера. Ответы будут немного отличаться.

Следователь скажет в приватном разговоре, что опер — это в основном юридически неграмотный, ленивый и бесполезный сотрудник, что если бы не следователь — ни одно уголовное дело не было бы раскрыто.

Пока опер болтается в рабочее время неизвестно где и постоянно забывает принести следователю рапорт об исполнении поручения по уголовному делу, следователь вызывает и допрашивает людей, осматривает вещественные доказательства, следит за сроком расследования, формирует и сшивает уголовное дело, готовит его для представления прокурору, заполняет множество бумаг.

В общем, следователь скажет, что на нем только все и держится.

Если с таким же вопросом обратиться к оперу, то можно будет услышать, что следователь — кабинетный работник, который, как правило, в шесть вечера уже дома, и в субботу-воскресенье свободное время проводит с семьей, и на ОМП часто выезжает вместо следователя только опер (закон позволяет так делать, вот следаки и отлынивают всячески от выезда на ОМП). У опера свободного времени очень мало. Поэтому семейная жизнь оперативного работника почти всегда не складывается так, как хотелось бы ему самому и семье.

Преступника вычисляет, находит и задерживает опер, а не следователь. Засада, задержание, «раскол» преступника — все это работа опера. Подавляющая часть совершаемых преступлений раскрывается именно операми. Непосредственный контакт с преступником очень часто оборачивается для опера причинением вреда здоровью или обвинениями в превышении должностных полномочий.

Тесное общение с представителями криминального мира является также источником многочисленных коррупционных соблазнов. И поэтому «на вшивость» опер проверяется гораздо чаще следователя.

За опером неустанно наблюдают представители службы собственной безопасности. Презумпция невиновности, случись чего — это не для опера. Виновен по умолчанию.

И начальству так спокойнее, попавшего в непонятную ситуацию опера очень быстро уволят, чтобы не отвечать за некачественное воспитание личного состава.

Следователь общается с подозреваемым, обвиняемым, который уже обезврежен, не представляет опасности.

А после беготни по грязным подворотням опер обязан еще заниматься бесконечными и бессмысленными бумагами, количество которых превышает бумагооборот следователя как минимум вдвое. Все успеть нереально.

Поэтому у каждого настоящего опера постоянно имеется хотя бы одно неснятое дисциплинарное взыскание.

Источник: https://vchemraznica.ru/chem-otlichaetsya-oper-ot-sledovatelya-otlichiya-i-osobennosti/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.