Система принципов уголовно исполнительного права

Уголовно-исполнительное право в вопросах и ответах

Система принципов уголовно исполнительного права

Принцип — это исходная, фундаментальная основа чего-либо, основополагающее, определяющее положение. Принцип права есть руководящее начало, основополагающая идея права, исходный базис для построения его норм и институтов. Принципы права выступают в качестве системообразующих факторов, они обеспечивают единство отрасли права и всей правовой системы.

По широте действия принципы права подразделяются на общеправовые, межотраслевые и отраслевые. Система принципов уголовно-исполнительного права закреплена в ст. 8 УИК РФ. Из них общеправовыми являются принципы: законности, гуманизма, демократизма, равенства осужденных перед законом.

К межотраслевым относится принцип дифференциации и индивидуализации исполнения наказания. Отраслевыми, т. е.

специфическими для уголовно-исполнительного права, являются принцип рационального применения мер принуждения, средств исправления осужденных и стимулирования их правопослушного поведения и принцип соединения наказания с исправительным воздействием.

Следует отметить, что общеправовые и межотраслевые принципы, включенные в систему принципов уголовно-исполнительного права, не теряют свой статус и функции, но приобретают свое специфическое выражение, обусловленное спецификой уголовно-исполнительных правоотношений.

В ст. 8 УИК РФ принципы уголовно-исполнительного права только сформулированы и в отличие от УК РФ их содержание не раскрывается. Поэтому принципы уголовно-исполнительного права имеют только доктринальное толкование.

Принцип законности является и важнейшим принципом права, и признаком (принципом построения) правового государства.

Данный принцип предполагает, во-первых, верховенство (приоритет) закона при исполнении наказаний и применении средств исправительного воздействия, во-вторых, он означает, что процесс исполнения (отбывания) должен строиться на строгом соблюдении законов всеми субъектами уголовно-исполнительных правоотношений.

Принцип законности находит свою реализацию во многих статьях УИК РФ: ст. 4 (нормативные правовые акты органов исполнительной власти должны основываться на федеральном законе), ч. 1 ст. 10 (Российская Федерация обеспечивает законность применения средств исправления осужденных), ч. 2 ст.

10 (ограничение прав и свобод осужденных устанавливается только федеральным законом), ч. 3 ст. 11 (осужденные обязаны выполнять только законные требования администрации учреждений и органов, исполняющих наказания), ч. 2 ст.

12 (меры принуждения к осужденным могут быть применены не иначе как на основании закона) и т.д.

Принцип гуманизма также является конституционным, он закреплен в ст. 21 Конституции РФ: «Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления. Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию».

Этот принцип в отношении осужденных конкретизируется в ст. 7 УК РФ (наказание не может иметь целью причинение физических страданий или унижение человеческого достоинства), ч. 2 ст.

12 УИК РФ (осужденные не должны подвергаться жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или взысканию), ч. 3 ст.

12 УИК РФ (осужденные независимо от их согласия не могут быть подвергнуты медицинским или иным опытам, которые ставят под угрозу их жизнь и здоровье).

Принцип гуманизма находит свое выражение также в тех положениях уголовно-исполнительного законодательства, которые устанавливают более льготные условия содержания для отдельных категорий: женщин, особенно беременных и кормящих матерей (ч. 5 ст. 88, п. «а» ч. 1 ст. 90, ч. 1, 5 и 6 ст. 99, ст. 100, ч. 7 ст. 117 УИК РФ); несовершеннолетних (п. «а» ч. 1 ст. 90, ч.

1 ст. 1,5 и 6 ст. 99,133,134 УЖ РФ); инвалидов первой или второй группы (ч. 6 ст. 88, ч. 2 ст. 90, ч. 5 и 6 ст. 99, ч. 7 ст. 117 УИК РФ); больных (ч. 6 ст. 88, ч. 2 ст. 90, ч. 1, 5 и 6 ст. 99, ч. 5 ст. 118 УИК РФ). Таким образом, принцип гуманизма означает построение исполнения наказания на основе уважения человеческого достоинства и заботе о благе человека.

Принцип демократизма (народовластия) выражается в том, что, во-первых, хотя сфера исполнения наказаний относится к предмету ведения Российской Федерации, закон предоставляет достаточно прав субъектам Федерации и органам местного самоуправления в отношении расположенных на их территории учреждений и органов, исполняющих наказания: как в организации процесса исполнения наказания (ч. 3 ст. 25, ч. 1 ст. 39, ч. 3 ст. 47, ч. 1 ст. 50, ч. 4 ст. 88 УИК РФ), так и в контроле за их деятельностью (ст. 19, п. «а» ч. 1 ст. 24 УИК РФ).

Во-вторых, хотя исполнение наказаний является исключительной прерогативой государства, уголовно-исполнительное законодательство считает необходимым участие общественности в деятельности учреждений и органов, исполняющих наказания, по исправлению осужденных: общественное воздействие является одним из средств исправления осужденных (ч. 2 ст. 9 УИК РФ), общественные объединения принимают участие в исправлении осужденных (ч. 1 ст. 23 УИК РФ), общественные объединения могут осуществлять контроль за деятельностью учреждений и органов, исполняющих наказания (ч. 2 ст. 23, п. «д» ч. 1 ст. 24 УИК РФ). Для воспитательных колоний предусмотрены и конкретные организационные формы участия общественности в деятельности исправительного учреждения — попечительские советы и родительские комитеты (ст. 142 УИК РФ).

Демократизм выражается также в том, что, хотя деятельность исправительного учреждения подчинена принципу единоначалия, многие важные решения принимаются коллегиально, в том числе с участием общественности: к примеру, перевод осужденных из одних условий отбывания наказания в другие производится по решению комиссии исправительного учреждения (ч. 3 ст. 87 УИК РФ); осужденный признается злостным нарушителем режима постановлением начальника по представлению администрации исправительного учреждения (ч. 4 ст. 116 УИК РФ).

Принцип равенства осужденных перед законом является производным от конституционного принципа равенства, закрепленного в ч. 1 ст. 19 Конституции РФ: «Все равны перед законом и судом».

Данный принцип уголовно-исполнительного закона запрещает дискриминацию осужденных по признакам пола, национальности, языка, принадлежности к общественным объединениям и т. д. Отражением этого принципа можно считать и положение ч. 4 ст.

111 УИК РФ о том, что члены самодеятельных организаций осужденных не пользуются дополнительными льготами.

Понятие равенства (как и понятие справедливости) включает две стороны — уравнительную и распределительную. Поэтому предоставление наиболее незащищенным категориям осужденных (несовершеннолетним, больным) каких-либо преимуществ (льгот) не является нарушением принципа равенства, как и предоставление поощрений положительно характеризующимся осужденным.

Принцип равенства осужденных перед законом означает не общее равенство всех осужденных, а их равенство именно перед законом. На уровне же закона устанавливается определенное неравенство осужденных в зависимости от обстоятельств, указанных выше, и в целях повышения защищенности определенных категорий лиц, но не за счет умаления прав осужденных других категорий.

Принцип дифференциации и индивидуализации исполнений наказания является межотраслевым, в уголовном праве ему соответствует принцип дифференциации и индивидуализации уголовной ответственности и наказания.

Данный принцип означает, что при исполнении наказания к осужденным применяется разный объем правоограничений (кары) в зависимости от пола, возраста, категории совершенного преступления, формы вины, прошлой преступной деятельности (дифференциация), а также с учетом личности и поведения осужденного в период отбывания наказания (индивидуализация).

Дифференциация исполнения наказания осуществляется в отношении определенных групп осужденных, выделенных по отдельным признакам или их совокупности. Индивидуализация в отношении конкретного осужденного. Этот принцип не универсален, он действует в отношении не всех наказаний.

При исполнении лишения свободы, в частности, он реализуется в нормах о распределении осужденных к лишению свободы по видам исправительных учреждений (ст. 58 УК РФ, ст. 74 УИК РФ), об изменении вида исправительного учреждения (ст. 78 УИК РФ), о применении мер поощрения и взыскания (ст.

ИЗ, 115, 134, 136, УИК РФ) и других.

Принцип рационального применения мер принуждения, средств исправления осужденных и стимулирования их правопослушного поведения предполагает, что в стимулировании правопослушного поведения осужденных равно необходимы и убеждение, и принуждение, но важно их рациональное сочетание: следует не только экономить репрессию, но и не допускать необоснованных поощрений и поблажек осужденным.

В этих целях УИК РФ подробно регулирует порядок применения мер поощрения и взыскания, признания осужденного злостным нарушителем режима, определяет круг должностных лиц, имеющих право применять конкретные меры поощрения и взыскания (ст. 114, 116,117,119,135,137,138 УИК РФ). При этом все же предпочтение отдается методу убеждения, о чем свидетельствует разветвленная система поощрительных норм в УИК РФ (об этом подробнее будет говориться в следующем параграфе).

Рациональность применения мер принуждения и средств исправления предполагает и обязательный учет характера и степени общественной опасности совершенного преступления, личности осужденного и его поведения (ч. 3 ст. 9 УИК РФ).

В этом аспекте данный принцип близок с принципом дифференциации и индивидуализации исполнения наказания, но здесь уже следует говорить о дифференциации и индивидуализации не наказания, а применения средств исправительного воздействия.

Принцип соединения наказания с исправительным воздействием предполагает, что, поскольку целью применения наказания является не только предупреждение преступлений, но и исправление осужденных, то процесс исполнения наказания должен сопровождаться применением средств исправительного воздействия (труд, обучение, воспитательная работа), образуя тем самым единый карательно-воспитательный процесс.

Этот принцип весьма важный, но не универсальный, он действует только в отношении срочных (отбываемых) наказаний. Исполнение наказаний в виде штрафа, лишения специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград, смертной казни, применения средств исправительного воздействия не предусматривает.

Объем и характер применяемых средств исправительного воздействия зависят также от вида срочного наказания. В ч. 3 ст. 9 УИК РФ говорится, что средства исправления применяются с учетом вида наказания.

Например, в отношении осужденных к лишению права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью применяется только воспитательная работа (ч. 3 ст. 33 УИК РФ).

В полном объеме все средства исправительного воздействия применяются только в отношении лиц, лишенных свободы.

Источник: https://isfic.info/samet/funt05.htm

Принципы уголовно-исполнительного права: их понятие, значение, система и виды. Формы закрепления уголовно-исполнительных принципов в законе

Система принципов уголовно исполнительного права

В ч. 2 ст. 2 Уголовно-исполнительного кодекса РФ указано, что уголовно-исполнительным законодательством Российской Феде­рации, помимо прочего, «устанавливаются общие положения и принципы исполнения наказаний и применения иных мер уголов­но-правового характера, предусмотренных Уголовным кодексом Российской Федерации».

Ст. 8 УИК РФ устанавливает, что уголовно-исполнительное законодательство Российской Федерации основывается на принципах

    • законности,
    • гуманизма,
    • демократизма,
    • равенства осужденных перед законом,
    • дифференциации и индивидуализации исполнения наказаний,
    • рационального применения мер принуждения, средств исправления осужденных и стимулирования их правопослушного поведения,
    • соединения наказания с исправительным воздействием.

Содержа­ние самих принципов, в отличие от указанных в УК РФ принципов уголовного права, Уголовно-исполнительный кодекс не раскрывает.

Большинство авторов при определении понятия принципа исходят из об­щетеоретического его толкования как «основной (руководящей) идеи», «руководящего положения», «исходного начала», «основно­го свойства», «определяющего требования» и т.д.

Хотя при этом обычно констатируется, что принципы права и его отдельных отраслей в конечном счете носят объективный характер, такой подход не может не порождать немало споров в юридической лите­ратуре, какие же из «руководящих идей» все же являются принци­пами.

И здесь не исчерпаны возможности системного подхода. Общая теория систем нередко интерпретирует принцип как «отношение, от которого зависят все другие отношения системы».

С таких позиций принципы (и прежде всего — отраслевые) не идентичны целям, задачам, функциям, методам.

Хотя и последние могут выступать и закрепляться в зако­не в качестве «руководящих идей», их роль не идентична роли пра­вовых принципов.

Значение принципов уголовно-исполнительного права

Принципы, помимо прочего, являются в отрас­ли ее непосредственными системообразующими элементами и факторами в том смысле, что при соответствующей цели, необхо­димости и возможности правового регулирования они образуют системность (целостность, единство и целенаправленность дейст­вия) той совокупности институтов, которая используется для рег­ламентации конкретной сферы общественных отношений.

Принципы как своего рода «несущая конструкция», благодаря которой обеспечивается целостность всех нормативно-право­вых основ исполнения уголовных наказаний и реализации иных мер уголовно-правового характера.

Трудно переоценить роль принципов в нормотворческой деятель­ности как необходимой предпосылке правового регулирования. Хотя их нельзя в собственном смысле слова считать принципами право­творчества, принципы уголовно-исполнительного права определяют направления, перспективы, сферы и границы последнего.

Принципы уголовно-исполнительного права важны для пра­вильного понимания конкретных институтов и норм данной отрас­ли права, для их толкования, в том числе при помощи аналогии права и аналогии закона, что, в отличие от уголовного права, при­менительно к уголовно-исполнительному праву не запрещено.

Наконец, они значимы для обеспечения конкретных форм вза­имодействия внутри российских основ исполнения уголовных наказаний с международными актами.

Некоторые из них также именуются «принципами» (например, принятые в 1990 г.

Генераль­ной Ассамблеей ООН «Основные принципы обращения с заклю­ченными» или «Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме», ут­вержденный ГА ООН в декабре 1988 г.).

Методологически правильно рассматривать приведен­ные в ст.

8 УИК руководящие положения не только в качестве принципов уголовно-исполнительного законодательства, но и бо­лее широко — как принципы уголовно-исполнительного правово­го регулирования.

Вместе с тем их требования должны учитывать­ся и при издании новых, отмене или изменении существующих уголовно-исполнительных предписаний законодательного или подзаконного уровня.

Виды принципов уголовно-исполнительного права

В общей теории права принято классифицировать принципы по широте их действия на

    • общеправовые,
    • межотраслевые,
    • отраслевые и
    • принципы отдельных институтов той или иной правовой отрасли.

Анализ ст.

8 УИК приводит к выводу, что во всяком случае такие предусмотренные ею руководящие положения, как «законность», «гуманизм», «демократизм», — это общеправовые принципы в уголовно-исполнительном праве, хотя со специфиче­ским их содержанием и формами реализации. Что касается иных содержащихся в ст. 8 принципов, то они, по замыслу законодателя, должны составлять систему отрас­левых принципов уголовно-исполнительного права.

Общеправовые принципы уголовно-исполнительного права

К общеправовым принципам уголовно-исполнительного права, судя по содержанию ст. 8 УИК, следует отнести

    1. законность,
    2. гуманизм,
    3. демократизм.

Принцип законности в уголовно-исполнительном праве

Первым среди рассматриваемых общеправовых принципов в ст. 8 УИК указан принцип законности. Как и иные упомянутые в данной статье общеправовые принципы, принцип законности относится к числу конституционных, и его наиболее общее содержание определя­ется ст. 15 Конституции России.

Она, в частности, указывает, что за­коны и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции. Органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граж­дане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы (ч. 2 ст. 15).

Принцип законности отражен и в це­лом ряде других статей Конституции, в частности, — в ч. 3 ст.

55, оп­ределяющей, что «права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это не­обходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравствен­ности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства».

принципа законности в уголовно-исполнительном праве различными авторами понимается по-разному с различной степенью конкретизации его требований (от верховенства закона в числе источников уголовно-исполнительного права до соответствия закону порядка освобождения осужденных от наказания).

Спра­ведливо отмечаются такие основные черты законности, как все­общность, единство, верховенство Конституции и федеральных за­конов, неотвратимость реализации законности, недопустимость противопоставления законности и целесообразности, неразрыв­ность законности и правовой культуры и другие.

В свете сказанного выше о сфере распространения принципов уголовно-исполнительного права понятно, что сформулирован­ный в ст.

8 принцип законности как принцип уголовно-исполни­тельного законодательства выступает принципом всей системы (механизма) уголовно-исполнительного правового регулирования, охватывая его стадии (этапы): от создания (принятия) закона до фактической деятельности по исполнению (отбыванию) уголов­ных наказаний и иных мер уголовно-правового характера, предус­мотренных Уголовно-исполнительным кодексом.

С этих позиций принцип законности предполагает:

    • соответствие законов в области исполнения наказаний Конституции, федеральным конституци­онным законам;
    • верховенство законов среди источников уголовно-исполни­тельного права (недопустимость принятия противоречащих федеральному закону подзаконных нормативных правовых актов по вопросам исполнения наказаний, а в случае противоречия — их своевременное изменение или отмену);
    • соответствие закону правоприменительных (индивидуальных правовых) актов в области исполнения наказаний с точки зрения компетенции принимающих их учреждений, органов и должностных лиц, оснований, порядка, содержания, формы актов и юриди­ческих последствий их принятия;
    • соответствие закону фактической деятельности субъектов уголовно-исполнительных правоотношений, причем как специфических или основных (государство в лице учреждений, органов, должностные лица и иные сотрудники и осужденные), так и неспецифических (родственники осужденных, адвокаты, иные лица, общественные объединения, муниципальные органы и т.д.), недопустимость коррупции;
    • законность средств обеспечения законности, в частности со стороны тех субъектов, которые предусмотрены ст. 19-24 УИК РФ.

В сфере исполнения уголовных наказаний и реализации иных мер уголовно-правового характера принцип законности приобре­тает особое значение, поскольку эта деятельность по реализации государственного принуждения осуществляется в строго регламен­тированных формах и границах и в относительно большей степени чревата нарушением прав и законных интересов осужденных.

Принцип гуманизма в уголовно-исполнительном праве

С таких позиций соблюдение законности является неотъемле­мым условием реализации другого рассмотренного ниже принципа — принципа гуманизма.

Последний, как известно, включает в себя запрет пыток и другого жестокого, бесчеловечного и унижающего человеческое достоинство обращения и наказания. Устанавливая такой запрет на международном уровне, Конвенция ООН против пыток от 10 декабря 1984 г.

не включает в определение пытки «боль или страдания, которые возникают лишь в результате законных санкций, неотделимы от этих санкций или вызываются случайно».

Важно и то, что исполнение наказания, преследуя, помимо про­чего, формирование у осужденных уважительного отношения к «нормам, правилам и традициям человеческого общежития» (ст. 9 УИК), само по себе морально оправдано только в режиме законно­сти. В принятом в 1979 г.

Генеральной Ассамблеей ООН Кодексе поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка под­черкивается, что «правительства не могут ожидать от граждан со­блюдения ими правопорядка, если они не могут или не хотят обес­печивать соблюдение законности их собственными должностными лицами и в рамках их собственных учреждений».

Принцип гуманизма в уголовно-исполнительном праве также имеет прочную конституционную основу. В ст. 2 Конституции ус­тановлено, что «человек, его права и свободы являются высшей ценностью». Идея гуманизма пронизывает ряд общепризнанных международных актов, которые в соответствии с ч. 4 ст.

15 Конституции являются составной частью правовой системы России. В ст. 10 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г. говорится, что «все лица, лишенные свободы, имеют права на гу­манное обращение и уважение достоинства, присущего человечес­кой личности».

Гуманизм лежит в основе большого числа автори­тетных международных документов об обращении с осужденными.

принципа гуманизма, как и иных принципов уго­ловно-исполнительного права, в законе специально не определя­ется. Вместе с тем в ч. 2 ст. 12 УИК («Основные права осужден­ных») указано, что осужденные не должны подвергаться жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или взыс­канию.

В Уголовном кодексе (ст. 7) принцип гуманизма раскрывается следующим образом: «1. Уголовное законодательство Российской Федерации обеспечивает безопасность человека. 2.

Наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, не могут иметь своей целью причи­нения физических страданий или унижение человеческого досто­инства».

Такая трактовка гума­низма основана на «двусторонней» концепции гуманизма, согласно которой гуманизм име­ет два аспекта:
    1. обеспечение безопасности общества от преступ­ных посягательств;
    2. обеспечение прав человека, совершившего преступление.

Тем самым гуманизм одной стороной обращен к пре­ступнику, а другой — к обществу, в том числе — к потерпевшим от преступления.

Для правильного понимания принципа гума­низма категория «человеческое достоинство» является определяю­щей. При этом нужно иметь в виду, что понятия «достоинство че­ловека» и «достоинство личности» по сути не равнозначны.

Источник: https://jurkom74.ru/ucheba/printsipi-ugolovno-ispolnitelnogo-prava-ich-ponyatie-znachenie-sistema-i-vidi-formi-zakrepleniya-ugolovno-ispolnitelnich-printsipov-v-zakone

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.