Сбыт группой лиц по предварительному сговору

Вопросы квалификации групповых преступлений – Адвокаты по наркотикам

Сбыт группой лиц по предварительному сговору

Некоторые вопросы применения уголовного закона, в части квалификации деяний по признаку группой лиц, группой лиц по предварительному сговору и организованной группой

ГРУППА ЛИЦ ПО ПРЕДВАРИТЕЛЬНОМУ СГОВОРУ

В соответствии с ч. 2 ст.35 УК РФ, преступление признаётся совершённым группой лиц по предварительному сговору, если в его совершении участвовали два или более исполнителя, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления.

Соисполнительство без предварительного сговора (группа лиц, ч.1 ст. 35 УК РФ) является малораспространённой формой соучастия. Как правило, совершение преступления «группой лиц» не является квалифицирующим признаком состава преступления.

Другое дело – «группа лиц по предварительному сговору».

Нельзя не заметить, что в определении «группа лиц по предварительному сговору» содержится два отдельных признака: совершение преступления «группой лиц» и совершение преступления по «предварительному сговору».

Соответственно, для квалификации деяния как совершённого «группой лиц по предварительному сговору» недостаточно наличия лишь одного из этих признаков. Они должны присутствовать в идеальной совокупности.

Только в этом случае подобную квалификацию следует признать правильной.

По смыслу уголовного закона – предварительный сговор – соглашение (в любой форме) между будущими соучастниками преступления, достигнутое ими в любое время (до совершения деяния), о месте, времени, способе совершения преступления.

Поскольку предварительный сговор является обязательным признаком состава преступления (при данной квалификации деяния), то – его наличие или отсутствие входит в предмет доказывания (ст.73 ч.1 п.1 УПК РФ) и должно подтверждаться необходимой совокупностью допустимых (ст.

75 УПК РФ) доказательств, на основе которых суд, следователь, прокурор устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу. Исчерпывающий перечень таких доказательств установлен ст.

74 УПК РФ (показания подозреваемого, обвиняемого, показания свидетелей, потерпевшего, письменные и вещественные доказательства и др.). Соответственно, простой констатации наличия согласованных действий соучастников, при отсутствии допустимых доказательств – недостаточно. Для примера можно предложить такую ситуацию:

ищущие «приключений» молодые люди А. и Л. заметили на улице прохожего, разговаривающего по сотовому телефону. В одной руке у прохожего был большой пакет, другой рукой он держал телефон, локтем этой же руки непрочно прижимая к телу сумку – «барсетку». А.

подбежал к прохожему, ударил по сумке, отчего потерпевший её выронил, а Л., увидев это, поднял сумку с земли. Затем оба убежали вместе с похищенной сумкой. При допросах, в качестве подозреваемых и обвиняемых, оба воспользовались ст.51 Конституции РФ.

Из показаний потерпевшего следует лишь то, что грабителей было двое, и они действовали сообща.

Доказательств наличия предварительного сговора между соучастниками, при подобных обстоятельствах, нет. Однако, такие деяния органы расследования непременно квалифицируют как совершенные «группой лиц по предварительному сговору» по п. «а» ч.2 ст.161 УК РФ. Мотивируется это, как правило, количеством участников и согласованностью их действий. По мнению автора, такая позиция ошибочна.

Количество участников – объективный показатель, подтверждающий наличие признака «группы лиц» (т.е. количество соисполнителей). Согласованность действий, при отсутствии допустимых доказательств «предварительного сговора», подтверждает лишь совместное (а не каждым по отдельности) совершение деяния соучастниками (т.е. «группа лиц», ч.1 ст.35 УК РФ).

Это является обстоятельством, отягчающим индивидуальную ответственность каждого за совершение преступления (ст.63 ч.1 п. «в» УК РФ), а посему, тоже входит в предмет доказывания (п.6 ч.1 ст.73 УПК РФ), но не образует состава преступления по признаку «группой лиц по предварительному сговору».

Соответственно, квалифицировать действия каждого из соисполнителей (по вышеуказанному примеру), следует по ч.1 ст. 161 УК РФ.

На наличие предварительного сговора, кроме показаний обвиняемых (подозреваемых), свидетелей, могут указывать надлежащим образом оформленные доказательства (ст.74 УПК РФ) совместной подготовки к совершению преступления (подготовка оружия, маскировочных приспособлений, подготовка транспорта для перевозки похищенного и т.д.).

Если же допустимых доказательств наличия предварительного сговора нет, а имеются лишь признаки «группы лиц», адвокат должен ставить вопрос об исключении признака «группой лиц по предварительному сговору» из обвинения и (при отсутствии других квалифицирующих признаков соответствующей части статьи) переквалификации обвинения на менее тяжкую часть соответствующей статьи.

Рассмотрим второй признак – совершение преступление «группой лиц». Группа лиц – форма соучастия в совершении преступления, когда оно совершается двумя и более исполнителями, т.е.

подлежащими уголовной ответственности по предъявленному обвинению субъектами (вменяемыми, достигшими возраста уголовной ответственности, отвечающими другим необходимым признакам субъекта конкретного преступления ((группу лиц по должностным преступлениям, например, могут образовывать только два и более должностных лиц))), каждый из которых непосредственно исполняет объективную сторону состава преступления. Понимание этого особенно важно при группе из 2 человек. Если один из двух соучастников (два из трёх) не исполнял объективную сторону деяния, а способствовал совершению преступления иным способом (в форме пособничества, подстрекательства, организации), то признак «группа лиц» отсутствует. Соответственно, «предварительный сговор на совершение преступления» имеет юридическое значение (влияет на квалификацию деяния) только в случае наличия двух и более соисполнителей (а не любых соучастников). В соответствии с уголовным законом, не требуется дополнительной квалификации по ст.33 УК РФ всем членам устойчивой группы соучастников (а не только соисполнителей) лишь при совершении преступления организованной группой либо преступным сообществом (ч.ч.3,4 ст. 35 УК РФ), ибо все постоянные члены (данное правило не распространяется на лиц, не входящих в организованную группу, но способствовавших совершению преступления организованной группой) устойчивой организованной группы несут ответственность как исполнители независимо от фактического соучастия и ссылка на ст. 33 УК РФ для квалификации действий, например, организатора, который не исполнял объективную сторону состава преступления, не требуется. В соответствии же с ч.ч.1, 2 ст.35 УК РФ, преступление признаётся совершённым группой лиц или группой лиц по предварительному сговору, если в его совершении участвовали два или более соисполнителя.

Таким образом, проверяя правильность применения уголовного закона по признаку «группа лиц по предварительному сговору», адвокат должен обратить внимание на наличие в деянии именно соисполнительства, т.е.

непосредственного участия всех соучастников в выполнении объективной стороны преступления, поскольку, как указано выше, само по себе наличие предварительного сговора между двумя соучастниками, один из которых не выполняет объективную сторону (не является исполнителем) не является основанием для квалификации деяния по признаку «группой лиц по предварительному сговору». В таком случае, даже при наличии предварительного сговора, тот соучастник, который непосредственно не участвовал в совершении преступления, отвечает за пособничество, подстрекательство либо организацию преступления, с применением соответствующей части ст.33 УК РФ, а исполнитель – без ссылки на ст.33 УК РФ, но оба по менее тяжкой части статьи УК РФ (при отсутствии других квалифицирующих признаков), не предусматривающей признак «группа лиц по предварительному сговору».

Простым примером такой ситуации является следующая:

А., договорился с С., что окажет ему помощь в сбыте краденного цветного металла без надлежащего оформления, т.к. его (А.) брат работает в пункте приема металла. На следующий день А. и С. приехали на принадлежавшем С. легковом автомобиле на территорию садового общества. А. остался в машине, а С.

зашёл за огороженную территорию садового участка, принадлежащего потерпевшему, и путём свободного доступа похитил там ряд предметов из цветного металла на сумму 2400 рублей. После этого, А. и С. вместе с похищенным им имуществом прибыли к пункту приёма цветного металла, А. оформил сдачу-приём металла на несуществующее лицо, получил деньги, отдал С.

половину причитавшихся тому денег за сданный металл, другую половину оставив себе.

Действия А. должны квалифицироваться по ч.5 ст.33 – ч. 1 ст.158 УК РФ как пособничество в совершении кражи, поскольку он оказал С. заранее обещанное содействие в сбыте похищенного имущества. Однако, он не оказывал помощь С. в непосредственном хищении (изъятии имущества). Действия С., как непосредственного исполнителя, должны квалифицироваться по ч. 1 ст.158 УК РФ.

В то же время, при определении наличия в действиях фигуранта признаков исполнительства либо иных форм соучастия, необходимо учитывать особенности объективной стороны конкретного вида преступления.

Источник: https://konsultant228.ru/v-sude/voprosy-kvalifikacii-gruppovyh-prestupleniy/

Рядом – значит вместе, вместе – значит сговор. Особенности защиты по ст. 228.1 УК РФ сбыта наркотических средств, группой лиц по предварительному сговору. Переквалификация на ч. 1 ст. 228 УК РФ

Сбыт группой лиц по предварительному сговору

В 2013 году ко мне обратилась за помощью женщина, чей сын находился под стражей, а его уголовное дело уже было передано в Никулинский районный суд г. Москвы.

Со слов матери, сыну вменялось в вину попытки сбыта наркотических средств – героин, по двум эпизодам, но мать считала, что сын хоть  и употребляет запрещенные вещества, но ни о какой продаже речи быть не может.

Пояснила, что приобретение и хранение он признаёт полностью, а сбыт наркотических средств отрицает.

Интересуюсь, был ли защитник у подсудимого по соглашению, оказывается защитника, пригласил следователь в порядке ст. 51 УПК РФ. Защищает или ведет дела сей «защитник», это конечно громко сказано, просто становится очевидцем того, как расправляются хищники с обессиленной жертвой.

Это даже не дикая природа – джунгли, там ещё есть шанс быть несъеденным, скорее – это охота на животных в зоопарке, находящихся в вольере. Всё предсказуемо, никакой интриги, финал известен.

У родственников появляется иллюзия защиты, у следователя, и группы лиц оперативного сопровождения ФСКН, уже на яву развязаны руки, для всяких безобразий,  выполнения ведомственных показателей и направления дела в суд, предъявляя обвинение на «полную катушку, да еще и с запасом».

Вот так и работает система, по данной схеме, уже долгие годы, ну а жертвой системы оказывается сам обвиняемый, статус которого, плавно переходит из обвиняемого,  даже не в подсудимого, а уже я бы сказал в обреченного, правда он об этом пока еще не знает, не знают и его  родственники, поскольку «правила игры» были навязаны сами игроками, осознание того, что не ведающих людей надули, обычных обывателей, не имеющих отношение к «правоохранительной системе»,  приходит через некоторое время, уже после провозглашения приговора.

Высокие психические механизмы защиты, не дают возможности поверить в реальность происходящего, а то, что они, родственники подсудимого, услышали в зале суда на оглашении приговора, это или сюрреализм зазеркалья или фокусы массового гипноза или неведомого еще чего-то, но не реальность уж точно.

Вернёмся к делу. С матерью подсудимого, я заключил соглашение на защиту её сына в Никулинском районном суде г. Москвы. Веселое название суда, ассоциирующее с великим клоуном и приподнятым настроением, но обывателям сего учреждения отнюдь не до веселья.

Никулинский, так Никулинский, пусть ассоциации из очень далекого детства, когда отец меня водил в цирк на Цветном бульваре, посмотреть на живого классика юмора, будут располагать к неунывающему оптимизму и поднимать боевой дух.

Ознакомившись с материалами дела прихожу к выводу, что обвинение моему подзащитному практически было натянуто, множество нюансов, так и не стало предметом исследования. 

П. обвинялся в покушении на незаконный сбыт наркотических средств в крупном размере, группой лиц по предварительному сговору, и приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств, в крупном размере, группой лиц по предварительному сговору.

Роль моего доверителя (П.А.В.) якобы заключалась в осуществление контроля за окружающей обстановкой — обеспечение безопасности.

Как именно обеспечивалась безопасность? Ходил рядом и озирался по сторонам. Всё! Видимо, П.А.В. так сильно озирался, что всем участникам ОРМ сразу стало понятно — обеспечивает безопасность.

При этом предварительное следствие вовсе не смущал тот факт, что П.А.В. был наркозависимым и сам же купил за 1000 рублей у этого же торговца чек для собственного употребления, часть которого, он в тот же день употребил совместно с приятелем Г., а часть, оставил про запас, чтобы потом «поправиться».

Однако, следствие, а затем уже и суд с ослиным упрямством это обстоятельство, и найденный чек в его вещах, оценили как приготовление к преступлению, а именно, к сбыту.

Короче говоря, чтобы уж не мелочиться, вменили на двоих, и что было предметом купли-продажи между продавцом и покупателем, в ходе оперативного эксперимента, и что было в карманах и сумках обоих подозреваемых по общему весу и по количеству чеков.

Следствие пошло по незамысловатой схеме, если рядом – значит вместе, если вместе значит – сговор. Предположение обвинения в сговоре было поставлено как свершившийся факт.

Один из трех задержанных в тот день — Г. (являющийся также наркозависимым) стал впоследствии проходить свидетелем по делу. Позиция моей защиты заключалась в том, чтобы разорвать этот надуманный сговор, с разрывом сговора ломалась вся обвинительная часть сбыта, как по первому, так и по второму эпизоду деяния.

Что характерно для постановления о привлечении в качестве обвиняемого, следователь так намудрил с общим весом героина, а также с общим количеством пакетиков, найденных у обоих фигурантов, что в итоге при элементарных арифметических действиях, подсчета по граммам и количеству пакетиков, выходила полная несуразица.

Куда делись два пакета и почему вес не совпадает, одному Богу известно, ну может быть еще кому-то из смертных. Само обвинение, напоминает бред наркомана, причем, этот же самый героин, который вменили моему подзащитному в попытке сбыть провокатору, по первому эпизоду, повторно вменяют в вину по второму эпизоду как приготовление к сбыту в общей массе найденного у обоих фигурантов.

Складывалось впечатление что, кто писал всю эту несуразицу сам не прочь употребить стимуляторы. Умозаключения о том, что П.А.В., являющийся наркозависимым, приобрел наркотики у С.К.К., часть сразу же употребил со знакомым Г., а оставшуюся часть, которая ему самому жизненно необходима, якобы готовился кому-то сбыть — противоречат  здравому смыслу.

Личностные изменения наркомана настолько велики, что он за свой наркотик родину продаст, об этом поведает любой мало мальски знающий врач-нарколог. Какая может быть «разведка», если мой подзащитный, практически был если не в «отключке», то близко к этому, поскольку перебрал с фармакологией и заблудился, в буквальном смысле, в месте совершения сделки «продавца» с «покупателем».

Поскольку мой подзащитный находился уже на дне ситуации, меня уже ничего не сдерживало, следовало оттолкнуться от этого дна, чтобы потом всплыть на поверхность.

Ситуацию по делу, была выровнена защитой во время судебного следствия, именно в мелочах таились ключи к правосудию.

В процессе судебного следствия пришлось «выбивать» буквально по крупицам показания свидетелей-полицейских в части обвинения в том, что не доказано, а также выводить на «чистую воду» свидетеля Г., давать развернутые показания моему подзащитному, в том числе, исправлять ранее данные на предварительном следствии показания.

Допрашивал осторожно провокатора-свидетеля, данные которого засекретили. Дело рассматривалось судьей Комаровой. В ходе допроса Председательствующая судья задавала такие вопросы, которые в других судах задавали лишь государственные обвинители и снимались судом.

Но в этом процессе судья превзошла гособвинителя, поскольку сам гособвинитель ни ХХХ не знал по существу обвинения.

Уже под занавес данной баталии, когда развязка должна была произойти в считанные дни, на спасение ситуации с этим бредовым обвинением, вместо юниоров-помощников старлеев и капитанов (кто не знает звания: старший лейтенант – юрист, капитан – старший юрист),  уже стал выходить в процесс заместитель прокурора — советник юстиции (подполковник).

Тем лучше, думаю, помощникам не нужно будет советоваться с шефом по телефону, шеф будет принимать решение на месте по ситуации.  По ходатайству гособвинения были приглашены дополнительные свидетели обвинения, свидетели были допрошены, во время моего допроса, их ценность как источников информации, скатилась на «нет».

Из неофициальных источников получаю информацию, что один эпизод по сбыту желают оставить, другой исключить. Однако меня картина не радует, поставил сверхзадачу — доказать неправомерность обвинения по двум эпизодам сбыта. Защита признает, приобретение и хранение, без цели сбыта по ч.1 ст. 228 УК РФ — это законное обвинение.

Все, исследовать больше нечего. Объявляются прения.

В прения выходим без подготовки, я специально не просил для этого время, поскольку мне есть чего сказать и оценить доказательства на относимость, допустимость, достоверность.

А как же гособвинитель? Он то что будет в прениях объяснять, куча обвинительных доказательств и как правило косвенных, и все мимо в судебном следствии, по содержанию, они пустые. Речь гособвинителя меня поразила своим объемом и краткостью,  ст.ст. 30 ч. 3, 228.1 ч. 2 п. «а, б»; ст.ст. 30 ч. 1, 228.1 ч. 2 п. «а, б» УК РФ в отношении моего подзащитного доказана полностью!!! И все….

Больше ничего. Чем доказана, какими доказательствами??? Словно обвинитель во время следствия не в зале находился и не участвовал в деле, а был или в другом процессе, или в коридоре сидел. Гособвинитель попросил назначить наказание от души —  9 лет 6 месяцев колонии строгого режима, с учетом не снятой и не погашенной ранее судимости.

Мизансцена такая: мать моего подзащитного обливается слезами, судья потупив голову смотрит вниз, у меня родилось подозрение, что судье неудобно как-то. Гособвинитель смотрит на меня, ждёт что же я буду объяснять суду. Мне удалось не применять ненормативную лексику при исследовании доказательств в противовес мнению обвинения.

Особую роль отвел, так называемым обвинительным доказательствам, при их оценке данной мной, судья пыталась сдержать мои негодования, по поводу оценки их гособвинителем, а вернее отсутствие оценки и оставление квалификации в неизменном виде.
Провозглашение приговора. Квалификация по  ст.ст. 30 ч. 3, 228.1 ч. 2 п. «а, б»; ст.ст. 30 ч.1, 228.1 ч. 2 п.

«а, б» УК РФ остается неизменной, однако, срок наказания согласно приговора назначается 6 лет 6 месяцев строгого режима.

Разница 3 года. Если квалификацию не трогать очень даже не плохо, (причем в редакции УК РФ 2010 года, до усиления) можно сказать — зер гут. После провозглашения приговора возникает другая дилемма. После весенних изменений в УПК РФ весной прошлого года, поменялись правила игры в обжаловании, и сейчас уже суды не связаны с позицией суда первой инстанции о наименее тяжком наказании и могут апелляционным определением  назначить наказание выше, чем суд первой инстанции. Обжаловать? Ой, ой, ой с направлением апелляционной жалобы в момент возникнет апелляционное представление прокурора на мягкость наказания, железное правило прокуратуры. Принимаю решение в апелляцию не ходить, бессмысленно, глупо и опасно. На этом первый этап битвы закончился. Не обжаловать приговор в апелляционной инстанции, это не значит отказаться от обжалования вообще. После вступления приговора в силу, минуя минное поле в апелляции, приступил к обжалованию в суде кассационной инстанции, хуже не сделаю, а улучшить ситуацию постараюсь. Что и сделал. В кассационной жалобе описана вся моя позиция по делу. На сайте Мосгорсуда отследил её движение, моим делом заинтересовались и истребовали из районного суда. Позже мне позвонили на мобильный телефон и сообщили, что мою жалобу приняли и назначили дату рассмотрения в Президиуме Мосгорсуда. Первый приход в Президиум — отложили на две недели, решили повнимательнее исследовать. Замечательно, я только За. Ну а 13 декабря 20013 года, в составе Председателя Мосгорсуда, Егоровой О.А. она же Председатель Президиума, пришлось отстаивать свою жалобу. Объяснял как мог свою позицию.

Итог:  

  • по ст. 30 ч.3, 228.1 ч. 2 п. «а, б» УК РФ –оправдание
  • по ст. 30 ч.1, 228.1 ч.2 п. «а, б» УК РФ – переквалификация на ч.1 ст. 228 УК РФ

Общий итог: 2 года 6 месяцев колонии общего режима, с учетом ранее назначенного условного наказания по другому делу. Результатом доволен.

Правосудие в нашей стране все же случается, в это надо только верить.

Источник: https://pravorub.ru/cases/36456.html

Что грозит за преступления, предусмотренные ч. 3 ст. 30 ч. 1 ст. 228.1 УК РФ и ч. 3 ст. 228.1 УК РФ?

Сбыт группой лиц по предварительному сговору

Ст.228.1 ч.1; ст. 30 ч.3, ст.228.1 ч.3 как это расшифровывается , какое наказание грозит?

Адвокат Лебедев З.С.

Добрый день! Согласно ч.1 ст.228.

1 Уголовного кодекса, незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные сбыт или пересылка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, —наказываются лишением свободы на срок от четырех до восьми лет с ограничением свободы на срок до одного года либо без такового.Согласно ч.3 ст.30 Уголовного кодекса, покушением на преступление признаются умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.Согласно ч.3 ст.66 Уголовного кодекса, срок или размер наказания за покушение на преступление не может превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса за оконченное преступление.Согласно ч.3 ст.228.1 Уголовного кодекса, незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные сбыт или пересылка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, совершенные:а) группой лиц по предварительному сговору;б) в значительном размере, —наказываются лишением свободы на срок от восьми до пятнадцати лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.Согласно ст.69 Уголовного кодекса, при совокупности преступлений наказание назначается отдельно за каждое совершенное преступление.Если все преступления, совершенные по совокупности, являются преступлениями небольшой или средней тяжести, либо приготовлением к тяжкому или особо тяжкому преступлению, либо покушением на тяжкое или особо тяжкое преступление, окончательное наказание назначается путем поглощения менее строгого наказания более строгим либо путем частичного или полного сложения назначенных наказаний. При этом окончательное наказание не может превышать более чем наполовину максимальный срок или размер наказания, предусмотренного за наиболее тяжкое из совершенных преступлений.Если хотя бы одно из преступлений, совершенных по совокупности, является тяжким или особо тяжким преступлением, то окончательное наказание назначается путем частичного или полного сложения наказаний. При этом окончательное наказание в виде лишения свободы не может превышать более чем наполовину максимальный срок наказания в виде лишения свободы, предусмотренный за наиболее тяжкое из совершенных преступлений.При совокупности преступлений к основным видам наказаний могут быть присоединены дополнительные виды наказаний. Окончательное дополнительное наказание при частичном или полном сложении наказаний не может превышать максимального срока или размера, предусмотренного для данного вида наказания Общей частью настоящего Кодекса.По тем же правилам назначается наказание, если после вынесения судом приговора по делу будет установлено, что осужденный виновен еще и в другом преступлении, совершенном им до вынесения приговора суда по первому делу. В этом случае в окончательное наказание засчитывается наказание, отбытое по первому приговору суда.Согласно ст.15 Уголовного кодекса, в зависимости от характера и степени общественной опасности деяния, предусмотренные настоящим Кодексом, подразделяются на преступления небольшой тяжести, преступления средней тяжести, тяжкие преступления и особо тяжкие преступления.Преступлениями небольшой тяжести признаются умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, не превышает трех лет лишения свободы.Преступлениями средней тяжести признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, не превышает пяти лет лишения свободы, и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, превышает три года лишения свободы.Тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, не превышает десяти лет лишения свободы.Особо тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых настоящим Кодексом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше десяти лет или более строгое наказание.С учетом фактических обстоятельств преступления и степени его общественной опасности суд вправе при наличии смягчающих наказание обстоятельств и при отсутствии отягчающих наказание обстоятельств изменить категорию преступления на менее тяжкую, но не более чем на одну категорию преступления при условии, что за совершение преступления, указанного в части третьей настоящей статьи, осужденному назначено наказание, не превышающее трех лет лишения свободы, или другое более мягкое наказание; за совершение преступления, указанного в части четвертой настоящей статьи, осужденному назначено наказание, не превышающее пяти лет лишения свободы, или другое более мягкое наказание; за совершение преступления, указанного в части пятой настоящей статьи, осужденному назначено наказание, не превышающее семи лет лишения свободы.С учетом фактических обстоятельств преступления и степени его общественной опасности суд вправе при наличии смягчающих наказание обстоятельств и при отсутствии отягчающих наказание обстоятельств изменить категорию преступления на менее тяжкую, но не более чем на одну категорию преступления при условии, что за совершение преступления, указанного в части третьей настоящей статьи, осужденному назначено наказание, не превышающее трех лет лишения свободы, или другое более мягкое наказание; за совершение преступления, указанного в части четвертой настоящей статьи, осужденному назначено наказание, не превышающее пяти лет лишения свободы, или другое более мягкое наказание; за совершение преступления, указанного в части пятой настоящей статьи, осужденному назначено наказание, не превышающее семи лет лишения свободы.

Таким образом, максимальный срок наказания за преступление, предусмотренное ч.1 ст.228.1 Уголовного кодекса, составляет 8 лет лишения свободы, за приготовление к преступлени, предусмотренному ч.3 ст.228.1 Уголовного кодекса, составляет 11 лет 4 месяца лишния свободы. Максимальный срок за оба преступления составит 22 ода 5 месяцев лишения свобды, однако итоговый размер наказания будет зависеть от смягчающих и отягчающих обстоятельств.

С уважением, адвокат Захар Лебедев, партнер адвокатского бюро «Антонов и партнеры».

Остались вопросы к адвокату?
Задайте их прямо сейчас здесь, или позвоните нам по телефонам в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71  (круглосуточно), или приходите к нам в офис на консультацию (по предварительной записи)!

Источник: https://pravo163.ru/chto-grozit-za-prestupleniya-predusmotrennye-ch-3-st-30-ch-1-st-228-1-uk-rf-i-ch-3-st-228-1-uk-rf/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.