Самоуправство судебная практика

Проблемы уголовной ответственности за самоуправство (ст.330 УК РФ) (стр. 7 )

Самоуправство судебная практика

Следует отметить, что исходя из конструкции диспозиции ст.330 УК РФ, обязательным признаком состава самоуправства является потерпевший. В качестве потерпевшего при самоуправстве уголовный закон называет как гражданина, так и организацию, оспаривающих правомерность совершенных самоуправных действий.

При этом, как отмечает в своей работе , потерпевшим в самоуправстве может быть только обязанный субъект. Оказание воздействия на третьих лиц в целях получения удовлетворения своего интереса находится за рамками самоуправства и подлежит самостоятельной квалификации136.

Подобную позицию занимает 137, а также , указывая, что для состава самоуправства имеет значение оспаривание действий виновного только со стороны обязанного лица, чье право было нарушено138.

Аналогичный подход прослеживается и в судебной практике. Так, суд отменил приговор К. В. и Н. в части осуждения по ч.2 ст.

330 УК РФ на основании того, что передача матерью денег за долги сына, дабы прекратить применяемое к нему насилие, само по себе не образует состав самоуправства при отсутствии предъявления к ней соответствующих требований и применения насилия139.

Соответственно, даже факт причинения матери, как не обязанному в рассматриваемой ситуации лицу, существенного вреда не делает ее потерпевшей от самоуправства и не образует состав ч.2 ст.330 УК РФ. В свою очередь, это позволяет сделать вывод о том, что не всякое лицо, которому причинен вред самовольными действиями, является потерпевшим от самоуправства.

Таким образом, можно выделить следующие характеристики субъективных признаков самоуправства, имеющих важное значение для отграничения самоуправства от смежных составов: общий субъект и «специальный» потерпевший – обязанное лицо; умышленная форма вины и обусловленность поведения преимущественно восстановлением нарушенных прав.

§5. Дифференциация уголовной ответственности за самоуправство: квалифицированный состав

В УК 1996г. впервые была произведена дифференциация уголовной ответственности за самоуправство посредством введения квалифицированного состава (ч.2 ст.330 УК РФ) – насильственного самоуправства.

Введение признака самоуправства, совершенного с применением насилия или с угрозой его применения, будучи следствием реакции законодателя на практические реалии, в то же время породило трудности его применения и дискуссии в научной среде, обусловленные неоднозначностью толкования ч.2 ст.330 УК РФ и ее соотношением с основным составом самоуправства.

Правила законодательной техники предполагают, что квалифицированный состав включает в себя все признаки основного состава, дополненного обстоятельствами, усиливающими характер и степень общественной опасности преступления. Следовательно, состав ч.2 ст.330 УК РФ будет наличествовать в случае совершения самовольного деяния, причинившего существенный вред (ч.1 ст.330 УК РФ), с применением насилия или угрозой его применения.

Используемая законодателем формулировка ч.2 ст.

330 УК РФ позволяет сделать вывод о том, что к квалифицирующему признаку самоуправства относится как применение насилия, не опасного для жизни и здоровья, так и насилие, опасное для жизни и здоровья, а равно угрозы применения обозначенных видов насилия соответственно. При этом, системный анализ ст.

330 УК РФ и составов, предусматривающих ответственность за насильственные преступления140, свидетельствует о том, что угроза применения насилия при самоуправстве охватывает всякую угрозу, включая угрозу убийством, и применение любого насилия, вплоть до насилия, повлекшего причинение вреда здоровью средней тяжести.

Соответственно, дополнительной квалификации при вменении ч.2 ст.330 УК РФ по ст.112,115,116 и 119 УК РФ не требуется; в случае же причинения самоуправными действиями тяжкого вреда здоровью либо смерти содеянное подлежит дополнительной квалификации по соответствующим статьям.

Стоит отметить, что необходимость дополнительной квалификации насильственного самоуправства и тяжких преступлений против жизни и здоровья (ст.111 и ст.105 УК РФ) не вызывает проблем на практике141. Однако, трудности при соотношении ч.2 ст.

330 УК РФ и иных насильственных преступлений на практике возникают. Так, суд указал на ошибочность квалификации действия осужденных, в процессе самоуправства угрожающих потерпевшему убийством, как совокупность самостоятельных преступлений, предусмотренных ст. 330 ч. 2 и 119 УК РФ.

Свой вывод о том, что угроза убийством в процессе самоуправства полностью охватывается ст. 330 ч.2 УК РФ, суд основывал, помимо соотношения санкций соответствующих преступлений, тем, что угроза насилия в ч.2 ст.

330 УК РФ не конкретизирована, ввиду чего угроза может быть любой, в том числе угрозой убийством, представляющую собой лишь разновидность насилия142.

Соответственно, анализ положений ст.

330 УК РФ свидетельствует о том, что последствия в виде причинения любого физического вреда отнесены законодателем к квалифицирующему признаку и, соответственно, в понятие существенного вреда как последствия основного состава включены быть не могут.

Однако, нередко причинение физических последствий практикой учитывается при оценке существенности вреда. Так, суд указал, что существенный вред, причиненный потерпевшему Д. самовольными действиями Б. и О., выразился в физических и моральных страданиях143.

Следует отметить, что на практике, как правило, не возникает трудностей квалификации насильственного самоуправства, повлекшего наряду с вредом здоровью последствия в виде причинения имущественного вреда, причинения вреда иным (жилищным, трудовым и т. д.) законным правам и интересам. Так, по ч.2 ст.330 УК РФ были квалифицированы действия А.

, напавшего на потерпевшего вследствие неисполнения последним договорных обязательств, причинив последнему имущественный ущерб и физический вред144.

В то же время, неизбежные квалификационные проблемы возникают в ситуациях, когда при самоуправстве было применено насилие, причинившее физический вред, однако, иного характерного вреда, который мог бы быть отнесен к существенному, самовольные действия не повлекли.

С одной стороны, факт применения насилия, причинившего физический вред, требует квалификации содеянного по ч.2 ст.330, но, в то же время, отсутствие последствий в виде «типичного» существенного вреда, являющихся обязательным признаком основного состава,  квалифицировать подобным образом не позволяют.

Обозначенные  проблемы, как справедливо отмечают исследователи145, обусловлены несоблюдением должным образом правил законодательной техники при конструировании квалифицированного состава. В частности, используемые законодателем формулировки ч.2 ст.

330 УК РФ, являются свидетельством нарушения правил типовой степени общественной опасности при конструировании квалифицирующего признака как по отношению к его собственному внутреннему содержанию, так и в соотношении с положениями ч.1 ст.330 УК РФ. Кроме того, квалифицирующий признак ч.2 ст.

330 УК РФ, предусматривая качественно иную характеристику потенциального вреда, по сути выполняет непредназначенную ему роль разграничения административно и уголовно наказуемого самоуправства, так как в его системном толковании причинение потерпевшему любого физического либо морального (психофизического) вреда, вызванного применением насилия или угрозой такового, исключает квалификацию содеянного в качестве административного самоуправства.

Выявленные несовершенства юридической техники ст.330 УК РФ послужили причиной формирования различных теоретических и практических путей разрешения сложившейся ситуации.

Так, например, многие авторы, используя общность формулировки «существенный вред», при толковании последствий в рамках основного состава относят к существенному вреду, в том числе, и последствия в виде физического вреда146.

Однако, какой именно объем физического вреда: только побои, легкий вред или вред здоровью любой степени тяжести, по их мнению, подлежит включению в понятие «существенный вред», в большинстве своем остается неясным.

Следуя указанному подходу, применение насилия и, как следствие, причинение потерпевшему физического вреда является достаточным основанием для квалификации содеянного по ч.2 ст.330 УК РФ.

В свете рассматриваемой проблемы интересной представляется позиция судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ, обозначенная в следующем деле147.

Так, ВС РФ, рассматривая аналогичную проблемной ситуацию148, анализируя оценочную категорию существенного вреда указал, что «по смыслу уголовного закона, вред может быть разнообразным, то есть не только имущественным, но и физическим».

При этом, устанавливая обоснованность квалификации действий виновного по ч.2 ст.330 УК РФ, ВС РФ указал, что существенный вред для потерпевшего выразился в опасении за свою жизнь и здоровье, вызванном высказанными в его адрес угрозами применения насилия.

Представляется, что в данной ситуации причиненный существенный вред фактически выразился не во вреде физическом, а во вреде моральном, который и был признан судом существенным.

Аналогичный подход в качестве одного из возможных выходов из ситуации, созданной недостаточно выверенными формулировками квалифицированного состава, предлагает в свой работе 149: учитывать в качестве существенного вреда при насильственном самоуправстве моральный (психофизический) вред, испытываемые потерпевшим нравственные страдания.

В целом указанная позиция представляется вполне обоснованной и заслуживающей внимания: включение морального вреда в категорию существенного наряду с другими рассмотренными ранее его разновидностями не противоречит сущности вероятных последствий самоуправства.

В то же время, видится, что признание в качестве существенного при самоуправстве только причиненного насилием (или его угрозой) морального вреда при отсутствии иных последствий содержит в себе недостаточную степень общественной опасности для оценки такого деяния в качестве квалифицированного, обладающего повышенной степенью общественной опасности, состава самоуправства. Кроме того, в подобной ситуации имеет место использование факта применения насилия для установления признаков как основного (моральный вред), так и квалифицированного состава (физический вред), что нарушает рассмотренные правила установления уголовно-правового запрета и дезавуирует чистоту квалификации.

Источник: https://pandia.ru/text/80/517/5088-7.php

Постановление Верховного Суда РФ от 26 сентября 2014 г. N 4-АД14-4 Суд оставил без изменения ранее принятые судебные решения, поскольку факт совершения заявителем административного правонарушения, выразившегося в самоуправстве, подтверждается собранными по делу доказательствами

Самоуправство судебная практика

Судья Верховного Суда Российской Федерации Меркулов В.П.,

рассмотрев жалобу с дополнениями Дулеевой В.А. на постановление мирового судьи судебного участка № 2 Балашихинского судебного района Московской области от 7 февраля 2014 г., решение судьи Балашихинского городского суда Московской области от 18 марта 2014 г.

и постановление заместителя председателя Московского областного суда от 30 апреля 2014 г., вынесенные в отношении Дулеевой В.А. по делу об административном правонарушении, предусмотренном статьей 19.

1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, установил:

постановлением мирового судьи судебного участка № 2 Балашихинского судебного района Московской области от 7 февраля 2014 г., оставленным без изменения решением судьи Балашихинского городского суда Московской области от 18 марта 2014 г.

и постановлением заместителя председателя Московского областного суда от 30 апреля 2014 г., Дулеева В.А. признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного статьей 19.

1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и подвергнута административному наказанию в виде административного штрафа в размере 100 рублей.

В жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, Дулеева В.А. просит отменить постановление мирового судьи судебного участка № 2 Балашихинского судебного района Московской области от 7 февраля 2014 г.

, решение судьи Балашихинского городского суда Московской области от 18 марта 2014 г. и постановление заместителя председателя Московского областного суда от 30 апреля 2014 г., вынесенные в отношении ее по делу об административном правонарушении, предусмотренном статьей 19.

1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, считая их незаконными.

Изучение материалов дела об административном правонарушении и доводов жалобы с дополнениями свидетельствует об отсутствии оснований для ее удовлетворения.

В соответствии со статьей 19.

1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях самоуправство, то есть самовольное, вопреки установленному федеральным законом или иным нормативным правовым актом порядку осуществление своего действительного или предполагаемого права, не причинившее существенного вреда гражданам или юридическим лицам, влечет предупреждение или наложение административного штрафа на граждан в размере от ста до трехсот рублей; на должностных лиц – от трехсот до пятисот рублей.

Согласно части 3 статьи 209 Гражданского кодекса Российской Федерации владение, пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами в той мере, в какой их оборот допускается законом (статья 129), осуществляются их собственником свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов других лиц.

В силу частей 1 и 2 статьи 264 Гражданского кодекса Российской Федерации земельные участки могут предоставляться их собственниками другим лицам на условиях и в порядке, которые предусмотрены гражданским и земельным законодательством.

Лицо, не являющееся собственником земельного участка, осуществляет принадлежащие ему права владения и пользования участком на условиях и в пределах, установленных законом или договором с собственником.

Как усматривается из материалов дела, 13 января 2014 г. в ходе проведенной проверки было установлено, что Дулеева В.А. осуществляет владение и пользование земельным участком № … в СНТ «…» г.

 Балашихи, перегородив при этом предназначенную для водоотведения ливне стоковую канаву, расположенную на землях общего пользования СНТ «…

», и ограничив тем самым доступ к ней, в том числе для осуществления прочистки.

Факт совершения Дулеевой В.А. административного правонарушения, предусмотренного статьей 19.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, подтверждается собранными по делу доказательствами, а именно: протоколом об административном правонарушении (л.д. 1), заявлением и объяснениями председателя правления СНТ «…» Захарова В.В. (л.д.

 6, 7), копией свидетельства на право собственности на землю, из которого усматривается, что земельный участок № 136 с трех сторон граничит с землями садового товарищества «…» (л.д. 12-14), фотоматериалами (л.д. 33-48) и иными материалами дела, которым была дана оценка на предмет допустимости, достоверности, достаточности в соответствии с требованиями статьи 26.

11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Таким образом, мировой судья правомерно признал Дулееву В.А. виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного статьей 19.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

В ходе рассмотрения данного дела об административном правонарушении в соответствии с требованиями статьи 24.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях были всесторонне, полно, объективно и своевременно выяснены обстоятельства совершенного административного правонарушения. Так, в силу требований статьи 26.

1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях установлены: наличие события административного правонарушения, лицо, осуществляющее самоуправство, виновность указанного лица в совершении административного правонарушения, иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, а также причины и условия совершения административного правонарушения.

Вопреки доводам жалобы, основания для освобождения Дулеевой В.А. от административной ответственности отсутствуют. Указание в жалобе на то, что доступ к ливне стоковой канаве, расположенной на землях общего пользования СЫТ «…», ограничен Дулеевой В.А.

для защиты ее земельного участка от проникновения посторонних лиц, а также от противоправных действий других членов СНТ «…», не исключает наличия в ее действиях объективной стороны состава административного правонарушения, предусмотренного статьей 19.

1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. Доводы жалобы с дополнениями о нарушениях прав Дулеевой В.А. и требований природоохранного законодательства ее соседями и председателем правления СНТ «…» Захаровым В.В.

объективного подтверждения в материалах дела не находят.

Постановление о привлечении Дулеевой В.А. к административной ответственности вынесено мировым судьей с соблюдением срока давности привлечения к административной ответственности, установленного частью 1 статьи 4.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях для данной категории дел.

Административное наказание назначено Дулеевой В.А. в пределах санкции статьи 19.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Нарушений норм материального и процессуального права, влекущих отмену состоявшихся по делу судебных постановлений, в ходе производства по настоящему делу допущено не было.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 30.13 и 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, судья Верховного Суда Российской Федерации постановил:

постановление мирового судьи судебного участка № 2 Балашихинского судебного района Московской области от 7 февраля 2014 г., решение судьи Балашихинского городского суда Московской области от 18 марта 2014 г.

и постановление заместителя председателя Московского областного суда от 30 апреля 2014 г., вынесенные в отношении Дулеевой В.А. по делу об административном правонарушении, предусмотренном статьей 19.

1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, оставить без изменения, жалобу с дополнениями Дулеевой В.А. – без удовлетворения.

Судья Верховного Суда Российской Федерации В.П. Меркулов

Ст. 19.1 КоАП РФ устанавливает административную ответственность за самоуправство, т. е.

самовольное, вопреки установленному федеральным законом или иным нормативным правовым актом порядку осуществление своего действительного или предполагаемого права, не причинившее существенного вреда гражданам или юрлицам. Наказание – предупреждение или штраф (для граждан – от 100 до 300 руб., для должностных лиц – от 300 до 500 руб.).

Судья Верховного Суда РФ пришел к выводу, что гражданка была правомерно оштрафована по ст. 19.1 КоАП РФ за самоуправство.

Как следует из материалов дела, она владеет и пользуется земельным участком в садовом некоммерческом товарищества (СНТ). При этом гражданка перегородила предназначенную для водоотведения ливне-стоковую канаву, расположенную на землях общего пользования СНТ, ограничив тем самым доступ к ней, в т. ч. для осуществления прочистки.

Согласно ГК РФ владение, пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами в той мере, в какой их оборот допускается законом, осуществляются их собственником свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов других лиц. Лицо, не являющееся собственником земельного участка, осуществляет принадлежащие ему права владения и пользования участком на условиях и в пределах, установленных законом или договором с собственником.

Гражданка ссылалась на то, что доступ к ливне-стоковой канаве, расположенной на землях общего пользования СНТ, ограничен ею для защиты ее земельного участка от проникновения посторонних лиц, а также от противоправных действий других членов СНТ. Но это не исключает наличия в ее действиях состава административного правонарушения, предусмотренного ст. 19.1 КоАП РФ.

Источник: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/70664738/

Самоуправство ст 330 ук РФ судебная практика – Юридический справочник

Самоуправство судебная практика

В списке преступлений, рассматриваемых в Уголовном кодексе, самоуправство занимает особое место. В ст. 330 УК описывается ответственность за самовольные неправомерные действия, в результате которых причиняется вред гражданам или организациям.

Обязательным признаком состава данного преступления считается самовольный характер таких действий.

Субъективная сторона понятия о самоуправстве предполагает умысел — виновный считает себя вправе претендовать на некие права, которые оспариваются другими, при этом осуществляет действия по восстановлению своих прав незаконными методами.

Сложности с оценкой преступлений о самоуправстве

Накопленная судебная практика по использованию уголовной статьи 330 демонстрирует разночтения этой нормы, сложности в области квалификации преступления и правоприменительных действий.

Проблема состоит в том, что трудно определить грань, отделяющую самозащиту гражданского права от самоуправных действий и злоупотребления правом. Очень часто самоуправство перекликается с кражей.

Основные причины сложностей в оценке состава преступлений о самоуправстве возникают из-за размытой формулировки диспозиции статьи, где не раскрыта суть самоуправства в полной мере.

В юридической науке по изучению состава самоуправства практически не проводятся исследования. Отсутствует методика по правильному установлению вреда при самоуправстве, его рассматривают в каждом отдельном случае, опираясь на мнение судьи.

Существующее понятие о самоуправстве ввиду размытости допускает квалифицировать по статье 330 множество умышленных деяний, совершенных вопреки закону.

Если вдуматься, то в исках по делам об убийстве, о краже или изнасиловании существуют все признаки понятия о самоуправстве: правомерность преступных действий оспаривает пострадавшая сторона, деяния совершены вопреки закону, причиненный ущерб существенный. Но очевидно, что такой подход к делам не верен.

Все это следствие неудачной формулировки диспозиции статьи. Разночтения этой нормы ярко проявляются в судебной практике Благовещенского суда: Гражданин А. изъял у гражданина С.

мобильный телефон, вытащив его из чехла, висевшего на поясе потерпевшего. Таким образом, гражданин А. пытался принудить гражданина С. к возврату долга.

Предварительное следствие оценивало данный поступок, как грабеж, суд изменил формулировку на самоуправство.

Оспаривание права по делам о самоуправстве

Очередной проблемой, мешающей эффективному применению статьи 330 УК, считается «оспаривание» правомерности деяний субъекта, осуществляющего самовольное изъятие чужой собственности. «Оспаривание» является обязательным признаком объективной стороны при квалификации данного преступления. Как должно быть выражено «оспаривание»? Судебные органы не дают однозначного ответа на этот вопрос.

Встречается такое определение «оспаривания» — это заявление пострадавшей стороны о нарушении действительных или предполагаемых прав самоуправными действиями другой стороны. Другие юристы считают такую трактовку несовершенной.

Исходя из этого определения «оспаривания», следует, что при отсутствии заявления от потерпевшего, ему нельзя рассчитывать на защиту своих прав, так как уголовная ответственность виновного наступает после подачи заявления потерпевшей стороной.

Некоторые юристы считают, что термин «оспаривание» следует заменить. Рекомендуют нейтральные  понятие, например, «согласие» или «одобрение».

Пояснения Верховного Суда

Правоведы считают, что правоохранительные структуры излишне строги в мелочах, особенно по делам с применением ст.330 УК. Верховному суду после одного примечательного прецедента пришлось пояснять судебным вершителям, какое наказание применять к мелкому самоуправству.

В судебных обзорах высшая судебная инстанция вынуждена постоянно повторять, как судьям следует вникать в суть по делам о самоуправных деяниях, как распознавать несущественные проступки, формально подпадающие под уголовное преступление.

В аналогичных статьях о посягательствах на собственность такие четкие грани определены. Отличие самоуправства от таких статей состоит в том, что виновник восстанавливает свои права насильственным способом, самовольно и в обход закона.

Судебная практика по самоуправным делам

Накопленный опыт применения статьи о самоуправстве свидетельствует, что очень часто допускаются ошибки при квалификации самоуправных действий в судах и на предварительных следствиях.

Главным объектом преступления по ст.330 считаются интересы граждан или организаций, которым причинен вред, а также законный порядок претворения прав. Объективная сторона нормы рассматривает самовольные действия с точки зрения их правомерности при оспаривании потерпевшими, которым нанесен вред.

По делам, где фигурируют органы по местному самоуправлению, требующим произвести  снос самовольной постройки, также можно усмотреть признаки состава самоуправства.

Местные органы призваны решать вопросы о нарушении строительных норм, создающих угрозу для жизни граждан.

Рассматривая такие дела в определенном ракурсе, и исходя из последствий в случае причинения существенного вреда, самострой тоже можно квалифицировать по статье 330 УК.

Самовольные противоправные действия многообразны, но зачастую они касаются имущественной стороны. Например, когда действия по возврату долга совершаются с нарушением законного порядка. Материальный состав самоуправства отражен в диспозиции и указывает на существенность причиненного вреда. Именно этот признак отличает его от административного правонарушения по ст.19.1 АП.

Например, примечательно выглядит дело о самоуправстве муниципальных органов власти. При подаче иска размер ущерба был завышен, что меняло квалификацию преступления. Судом было установлено, что на момент совершения преступления произошло уменьшение кадастровой стоимости земельного участка . Хотя в иске указывалась сумма, которая фигурировала на момент заключения сделки.

Источник: http://allelets48.ru/samoupravstvo-st-330-uk-rf-sudebnaya-praktika/

Приговор по статье 330 УК РФ (Самоуправство)

Самоуправство судебная практика

Приговор Тушинского районного суда г. Москвы по части 1 статьи 330 УК РФ «Самоуправство».

ПРИГОВОР

Именем Российской Федерации

Москва                                                                                                               08 августа 2017 года

Судья Тушинского районного суда г. Москвы Л.Н.Н.,

При секретаре Г.А.Д.,

С участием государственного обвинителя, помощника прокурора Тушинской межрайонной прокуратуры г. Москвы Д.А.И.,

Подсудимых Б.Э.И., Т.С.С.,

Защитников – адвокатов П.А.Ю. (в защиту Б.Э.И.) и Т.С.С. (в защиту Т.С.С.),

Рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела

по обвинению Б.Э. И., *, ранее не судимого,

Т. С. С., *, ранее не судимого,

Каждого, в совершении преступления, предусмотренного   ч. 1 ст. 330 УК РФ,

У С Т А Н О В И Л:

Б.Э. И., Т. С. С., каждый, совершили самоуправство, то есть самовольное, вопреки установленном законом порядка совершения каких- либо действий, правомерность которых оспаривается гражданином, если такими действиями причинен существенный вред.

Б.Э.И., Т.С.С., каждый, имея преступный умысел, направленный на самовольное вопреки установленных законом норм по взысканию долговых обязательств, выражающихся в обосновании передачи Б.Э.И., Т.С.С.,  потерпевшим Ф. А.А. денежных средств за выполненную работу, понимая, что Б.Э.И., Т.С.С. будут нарушены права Ф.А.А., гарантированные ст.

21 Конституции Российской Федерации, предусматривающей, что «никто должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому обращению или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию» и ст.

22 Конституции Российской Федерации предусматривающей что «каждый имеет право на свободу и личную прикосновенность», осознавая общественную опасность, предвидя неизбежность наступления общественно-опасных последствий в виде причинения существенного и морального вреда потерпевшему, и желая их наступления, преступил к реализации своего преступного умысла, и реализации которого в неустановленное следствием время и месте вступил в преступный сговор с Т. С.С., то есть действовали группой лиц по предварительному сговору. Реализуя единый преступный умысел, он Б.Э.И., совместно с Т. С.С., 16 января 2017 года, точное время следствием не установлено, находясь на неохраняемой стоянке, расположенной по адресу: г. Москва, Пятницкое шоссе, д. 48, имея второй комплект ключей от автомобиля «Ford Mercury grand Marquis LS», ранее переданный ему Ф.А.А. подошли к автомобилю марки «Ford Mercury grand Marquis I S», белого цвета, государственный регистрационный номер *, 1991 года выпуска, VIN *, стоимостью 180 000 рублей, принадлежащему Ф.А.А. После чего используя имеющийся ключ открыли двери автомашины и сели в салон. Затем Т.С.С. который сел за руль автомобиля, вставил ключ в замок зажигания и управляя данным автомобилем совместно с Б.Э.И. перегнали его,  без цели хищения, к д. 2 по Ангелову переулку в г. Москве, то есть совершили самоуправство, то есть самовольное, вопреки установленному законом порядку совершения каких-либо действий, правомерность которых оспаривается гражданином, если такими действиями причинен существенный вред. Затем в продолжение единого умысла направились в г. Зеленоград, где встретились с бывшим владельцем автомобиля Р.С.Л. и заключили с им договор купли-продажи от 11 декабря 2016 года на автомобиль «FORD Mercury grand larquis LS» согласно которому Б.Э.И. стал являться владельцем вышеуказанного автомобиля. После чего, Б.Э.И., совместно с Т.С.С. вернулись к ранее оставленному около д. 2 по Ангеловому переулку г. Москвы вышеуказанному автомобилю откуда перегнали его в Московскую область, Звездный городок, а именно, совершили самоуправство, то есть самовольное, вопреки установленному законом порядок совершения каких-либо действий, правомерность которых оспаривается гражданином, если такими действиями причинен существенный вред.

Таким образом, Б.Э.И., совместно с Т.С.С. совершили самоуправные действия, которыми потерпевшему Ф.А.А. причинен существенный вред, выразившийся в завладении принадлежащего потерпевшему автомобиля «Ford Mercury grand Marquis LS», даго цвета, государственный регистрационный номер *, 1991 года выпуска, VIN *, то есть в нарушении права па неприкосновенность личности и частной собственности.

Подсудимые Б.Э.И., Т. С.С., каждый, ходатайствовали об особом порядке производства по данному делу: данное ходатайство было заявлено ими в ходе выполнения требований ст. 217 УПК РФ, поддержано в судебном заседании после консультации с адвокатами П.А.Ю., Аверьяновым А.С. Предъявленное обвинение Б.Э.И., Т.С.С.

, каждому, понятно, с предъявленным обвинением подсудимые Б.Э.И., Т. С.С., каждый, согласны.  Последствия постановления приговора без проведения судебного разбирательства Б.Э.И., Т. С.С., каждому, разъяснены и понятны. Порядок обжалования приговора, вынесенного при особом порядке рассмотрения дела, также Б.Э.И., Т.С.С., каждому, разъяснен. Подсудимые Б.Э.И., Т. С.С.

, каждый, просят суд о рассмотрении дела в особом порядке.

Адвокат П.А.Ю. просит дело по обвинению Б.Э.И., рассмотреть в особом порядке, при назначении наказания Б. Э.И., адвокат просит учесть признание вины, раскаяние в содеянном, о котором подсудимый заявил суду, а также наличие на иждивении двоих несовершеннолетних детей.

Адвокат А.А.С. просит дело по обвинению Т.С. С., рассмотреть в особом порядке, при назначении наказания Т.С.С., адвокат просит учесть признание вины, раскаяние в содеянном, о котором подсудимый заявил в суд, а также наличие на иждивении несовершеннолетнего ребенка.

Потерпевший Ф.А.А. просит суд о рассмотрении уголовного дела в его отсутствие, не возражает против рассмотрения уголовного дела в особом порядке уголовного судопроизводства, настаивает на строгом наказании подсудимых.

Государственный обвинитель считает возможным рассмотреть дело по обвинению Б.Э.И., Т.С.С., каждого, в особом порядке.

Препятствий для рассмотрения дела по обвинению Б.Э.И., Т. С.С., каждого, в особом порядке суд не усматривает. Вина Б.Э.И., Т.С.С., каждого, в содеянном доказана материалами дела.

Суд квалифицирует действия Б.Э.И., Т.С.С., каждого, по ч. 1 ст. 330 УК РФ как самоуправство, то есть самовольное, вопреки установленном законом порядка совершения каких- либо действий, правомерность которых оспаривается гражданином, если такими действиями причинен существенный вред.

Изучение данных о личности подсудимого Б.Э.И. показало, что ранее он не судим, на учете в НД, ПНД не состоит, женат, имеет двоих малолетних детей, по месту жительства характеризуется формально. Б.Э.И. показал суду, что работает, представил суду документы, подтверждающие семейное положение, наличие детей.

Изучение данных о личности подсудимого Т.С.С. показало, что ранее он не судим, на учетах в ПНД, НД не состоит, женат, имеет на иждивении несовершеннолетнего ребенка, по месту жительства характеризуется формально. Т.С.С. показал суду, что работает, представил суду документы, подтверждающие семейное положение, наличие детей, факт трудоустройства, положительно характеризуется по месту работы.

Суд находит смягчающими наказание Б.Э.И., Т. С.С., каждому, обстоятельства, а именно, признание, раскаяние в содеянном (ч. 2 ст. 61 УК РФ), о котором Б.Э.И., Т.С.С., каждый, заявили в судебном заседании, а также наличие на малолетних детей (п. «Г» ч. 1 ст. 61 УК РФ).

Отягчающих обстоятельств судом не установлено.

При назначении вида наказания суд учитывает данные о личности подсудимых Б.Э.И., Т. С.С., степень и характер общественной опасности совершенного ими преступления, смягчающие наказание обстоятельства, конкретные обстоятельства совершения преступления, приходит к выводу, что действенной мерой наказания явятся исправительные работы.

Оснований для изменения категории преступления, совершенного Б.Э.И., Т. С.С., на менее тяжкую, в соответствии с ч. 6 ст. 15 УК РФ в редакции ФЗ-420 от 07 декабря 2011 года, суд, учитывая конкретные обстоятельства по делу, не усматривает.

Гражданский иск не заявлен.

Учитывая вышеизложенное, руководствуясь ст.  316 УПК РФ, суд

П Р И Г О В О Р И Л:

 Признать Б. Э. И. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 330 УК РФ, и назначить наказание в виде исправительных работ сроком на один год, с удержанием 10% из заработка ежемесячно в доход государства.

Меру пресечения – в виде подписки о невыезде – осужденному Б.Э.И.  оставить без изменения до вступления приговора в законную силу.

Признать Т.С. С. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 330 УК РФ, и назначить наказание в виде исправительных работ сроком на один год, с удержанием 10% из заработка ежемесячно в доход государства.

Меру пресечения – в виде подписки о невыезде – осужденному Т.С.С. оставить без изменения до вступления приговора в законную силу.

В порядке ст. 91, ст. 92 УПК РФ Б.Э.И., Т.С.С. не задерживались, под стражей не содержались.

Вещественные доказательства:

—  автомобиль марки «Ford Mercury grand Marquis LS», даго цвета, г.р.з. *,  переданный на ответственное хранение потерпевшему Ф.А.А., —  оставить у потерпевшего Ф. А.А. по принадлежности,

— паспорт транспортного средства *, свидетельство о регистрации транспортного средства *, договор купли – продажи от 11 декабря 2016 года, договор купли – продажи от 12 декабря 2016 года, которые хранятся в материалах уголовного дела, —  хранить при материалах уголовного дела.

От взыскания судебных издержек, осужденных Б.Э.И., Т.С.С.  освободить, поскольку уголовное дело рассмотрено в особом порядке уголовного судопроизводства.

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД в судебную коллегию по уголовным делам в течение ДЕСЯТИ суток со дня его провозглашения.

В соответствии с ч. 3 ст. 309 УПК РФ в случае обжалования приговора, осужденный в указанный срок вправе ходатайствовать о своем участии при рассмотрении дела судом апелляционной инстанции, о чем должен указать в своей жалобе.

В соответствии со ст. 317 УПК РФ приговор, постановленный в соответствии со статьей 316 Уголовно-процессуального Кодекса РФ, не может быть обжалован в апелляционном порядке по основанию, предусмотренному пунктом 1 статьи 389.15 Уголовно-процессуального Кодекса РФ.

Адвокаты по уголовным делам Московской городской коллегии адвокатов оказывают юридическую помощь подозреваемым, обвиняемым и подсудимым по уголовным делам, связанным с самоуправством. Также мы оказываем правовую поддержку потерпевшим от преступных действий.

Источник: https://advokat15ak.ru/%D0%BF%D1%80%D0%B8%D0%B3%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%80-%D0%BF%D0%BE-%D1%81%D1%82%D0%B0%D1%82%D1%8C%D0%B5-330-%D1%83%D0%BA-%D1%80%D1%84-%D1%81%D0%B0%D0%BC%D0%BE%D1%83%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%B2%D1%81%D1%82/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.