Реальный принцип действия уголовного закона

Действие уголовного закона во времени и в пространстве

Реальный принцип действия уголовного закона

Преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения преступления. Действующим является уголовный закон, вступивший в силу в установленном порядке, если не истек срок его действия либо он не отменен и не изменен другим законом.

Порядок вступления в силу закона определяется ФЗ от 14 июля 1994 г. «О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания».

В соответствии с ним федеральные законы:

  • подлежат официальному опубликованию в течение 7 дней после дня их подписания Президентом РФ в «Парламентской газете», «Российской газете» или «Собрании законодательства Российской Федерации»;
  • вступают в силу по истечении 10 дней после дня их официального опубликования, если самими законами или актами палат не установлен другой порядок вступления их в силу.

Уголовный закон прекращает действие в результате:

  • его отмены;
  • замены другим законом;
  • истечения срока, указанного в самом законе;
  • изменения условий и обстоятельств, обусловивших принятие данного закона;
  • признания Конституционным судом РФ неконституционным.

Особенности действия уголовного закона во времени:

  1. если новый закон влечет усиление ответственности, то по всем правоотношениям, возникшим до его издания, применяется старый, отмененный закон;
  2. уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, т.е.

    распространяется на лиц, совершивших соответствующее деяние до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание,  но имеющих судимость;

  3. уголовный закон, устанавливающий преступность деяния, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет.

УК РФ гласит: “Временем совершения преступления признается время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий” (ч. 2 ст. 9 УК).

Юридическим основанием такого решения является то, что субъективное отношение виновного к своим поступкам связано с законом, существовавшим во время совершения действия (бездействия).

Признание временем совершения преступления времени совершения действий исключает привлечение к ответственности лица, совершившего действия в период, когда они не признавались преступными, если последствия наступили после вступления в силу нового закона, криминализировавшего это деяние. Соответственно исключается квалификация действий виновного по новому закону, предусмотревшему более строгое наказание, если действия были совершены до принятия нового закона.

Так, если ранение с целью убийства из ревности было нанесено в декабре 1996 г., а смерть наступила в январе 1997 г., то временем совершения преступления следует считать декабрь 1996 г. и действия виновного квалифицировать по ст. 103 УК РСФСР (наказание: лишение свободы от 3 до 10 лет), а не по ч. 1 ст. 105 УК РФ (наказание: лишение свободы от 6 до 15 лет).

Положение о том, что временем совершения преступления признается время совершения действия, отличается универсальностью. Не все составы преступления включают в себя в качестве обязательного признака наступление последствий.

Подобный признак отсутствует в формальных составах, объективная сторона которых заключается лишь в совершении действий или в бездействии (например, ст. 125 УК – оставление в опасности), в усеченных составах, момент окончания преступления в которых перенесен на более раннюю, чем наступление последствий, стадию (например, ст.

162 УК – разбой). Между тем никакое преступление невозможно без совершения определенных действий или без факта бездействия.

Понятие времени совершения преступления

Время совершения преступления как определенный временной промежуток довольно редко упоминается в действующем УК как обязательный признак объективной стороны. Так, в ст. 106 УК предусмотрена ответственность за убийство матерью новорожденного ребенка во время родов или сразу же после родов.

В ст. 331 УК, определяющей понятие преступления против военной службы, говорится об этих преступлениях, совершенных в военное время (ч. 3). Ответственность за насильственные действия в отношении начальника наступает при совершении таких действий во время исполнения им обязанностей военной службы (ст. 334 УК).

В некоторых случаях время выступает в качестве квалифицирующего признака. Так, наказание за самовольное оставление части или места службы более строгое в зависимости от срока отсутствия (ч. 3 и 4 ст. 337 УК).

Как факультативный признак объективной стороны преступления время совершения общественно опасного деяния может оказывать влияние на степень опасности посягательства, и тогда оно учитывается при индивидуализации наказания.

Так, для квалификации кражи безразлично, в какое время она совершена. Однако совершение хулиганских действий во время проведения массовых мероприятий повышает степень опасности хулиганских проявлений и должно быть учтено при индивидуализации наказания.

Действие уголовного закона в пространстве

При решении вопросов, связанных с действием уголовного закона в пространстве, следует иметь в виду, что местом совершения преступления по общему правилу признается место совершения общественно опасного действия независимо от места наступления последствий.

Это означает, что территория России будет местом совершения преступления, если хотя бы один из системы волевых физических актов, образующих действие как признак объективной стороны преступления, совершен на территории России, определяемой в соответствии с ч. ч. 1 – 3 ст. 11 УК.

В дополнение к этому общему правилу, Россия будет местом совершения преступления:

  • в случае, если последствия наступили на территории России, а само по себе общественно опасное действие совершено в ином месте;
  • в преступлении с двумя обязательными действиями, если хотя бы одно из составляющих преступление действий совершено на территории России;
  • если в ходе совершения длящегося или продолжаемого преступления лицо окажется на территории России и совершаемое им деяние предусматривается действующим уголовным законодательством России;
  • в соучастии, если исполнитель совершил деяние или соучастники совершили свои действия на территории России.

В случае признания местом совершения преступления территории Российской Федерации применению подлежит основной принцип действия уголовного закона в пространстве – территориальный принцип, сформулированный в ч. 1 ст. 11 УК.

В соответствии с данным принципом уголовная юрисдикция Российской Федерации на ее территории безусловна, т.е.

к уголовной ответственности по российскому уголовному закону привлекается любое лицо независимо от его гражданства, совершившее преступление, предусмотренное российским уголовным законом, на территории России.

Территория РФ устанавливается ее государственной границей. Уголовная юрисдикция осуществляется также в отношении лиц, совершивших преступления на континентальном шельфе и в 200-мильной исключительной экономической зоне.

Военно-морские корабли и военно-воздушные суда обладают экстерриториальностью. Независимо от их местонахождения, преступления, совершенные на указанных судах, подпадают под действие уголовного закона России.

На гражданских морских и воздушных судах уголовный закон РФ действует лишь в случае, если они находятся на территории России, а также в международном воздушном пространстве или международных водах.

В уголовном законе закреплен дипломатический иммунитет. Члены дипломатического персонала (послы, посланники, советники, атташе и др.) пользуются личной неприкосновенностью и иммунитетом от уголовной юрисдикции.

В соответствии с ч. 4 ст. 11 УК вопрос об уголовной ответственности дипломатических представителей иностранных государств и иных граждан, которые пользуются иммунитетом, в случае совершения этими лицами преступления на территории России разрешается в соответствии с нормами международного права.

Согласно Венской конвенции о дипломатических сношениях от 18 апреля 1961 г. и Венской конвенции о консульских сношениях от 24 апреля 1963 г.

, а также согласно иным международно-правовым актам, определяющим статус международных организаций и их сотрудников, и двусторонним международным соглашениям лица, пользующиеся иммунитетом в соответствии с этими документами, обладают абсолютным иммунитетом от уголовной юрисдикции России; к уголовной ответственности по российскому уголовному законодательству они могут быть привлечены, лишь если на то будет дано определенно выраженное согласие государства, гражданами которого указанные лица являются.

В случае совершения преступления вне пределов России (ст. 12 УК РФ) лицо тем не менее может быть привлечено к уголовной ответственности по российскому законодательству на основе дополнительных трех принципов действия уголовного закона в пространстве:

Условия применения принципа гражданства:

    • гражданская принадлежность лица, совершившего преступление;
    • факт совершения такими лицами за пределами территории России преступления против интересов, охраняемых уголовным законодательством России, т.е. любого преступления, предусмотренного УК;
    • отсутствие в отношении этих лиц по данному преступлению решения суда иностранного государства, т.е. вступившего в законную силу окончательного решения или об осуждении, или об оправдании (применению российского уголовного закона в равной мере препятствует как решение об осуждении указанных лиц, так и решение об их оправдании).

Под действие УК РФ РФ подпадают и преступления, совершенные российскими военнослужащими воинских частей, дислоцирующихся за пределами России.

Условия применения реального принципа:

    • гражданская принадлежность лица, совершившего преступление (на основании реального принципа уголовной ответственности могут подлежать только иностранные граждане и лица без гражданства, не проживающие постоянно в России);
    • предусмотренность совершенного ими деяния российским уголовным законом;
    • факт совершения такими лицами за пределами территории России преступления против интересов России, гражданина России или постоянно проживающего в России лица без гражданства, т.е. любого преступления, предусмотренного УК ;
    • отсутствие факта осуждения таких лиц в иностранном государстве, т.е. вступившего в законную силу окончательного решения об осуждении (вместе с тем привлечению к уголовной ответственности по российскому законодательству указанных лиц в соответствии с ч. 1 ст. 50 Конституции РФ препятствует не только их осуждение в иностранном государстве, но и оправдание).

3) универсального принципа.

Условия применения универсального принципа:

    • гражданская принадлежность лица, совершившего преступление (на основании универсального принципа уголовной ответственности могут подлежать только иностранные граждане и лица без гражданства, не проживающие постоянно в России);
    • предусмотренность совершенного ими деяния российским уголовным законом;
    • факт совершения такими лицами за пределами территории России преступления, которое Россия может преследовать в соответствии с международными договорами, участницей которых она является, или иным документом международного характера, содержащим обязательства, признаваемые РФ, в сфере уголовного права, применяя национальное уголовное законодательство и независимо от того, против интересов какого государства такое преступление направлено;
    • отсутствие факта осуждения таких лиц в иностранном государстве, т.е. вступившего в законную силу окончательного решения об осуждении (вместе с тем привлечению к уголовной ответственности по российскому законодательству указанных лиц в соответствии с ч. 1 ст. 50 Конституции РФ препятствует не только их осуждение в иностранном государстве, но и оправдание).

Выдача (экстрадиция) лиц, совершивших преступление, — это передача преступника другому государству для судебного разбирательства или приведения в исполнение вынесенного приговора, осуществляемая согласно международным договорам и национальному уголовному и уголовно-процессуальному законодательству. Она возможна только в случае совершения преступления, а не какого-либо иного правонарушения. Условия и порядок выдачи регламентируются национальным (внутригосударственным) законодательством и международными договорами. Гражданин РФ не может быть выдан другому государству.

Исключением из международных договоров о выдаче преступников является право убежища. В России не допускается выдача другим государствам лиц, преследуемых за политические убеждения.

Место совершения преступления – это описанная в законе конкретная территория (сухопутная, водная или воздушная), на которой совершается преступление.

Место совершения преступления может влиять на квалификацию деяния, если оно включено законодателем в уголовно-правовую норму в качестве обязательного признака конкретного состава преступления.

Например, нарушение правил безопасности на взрывоопасных объектах или во взрывоопасных цехах (ст. 217 УК). О местах захоронения говорится в ст. 244 УК (надругательство над телами умерших), местах или миграционных путях к ним – в ст. 256 УК (незаконная добыча водных животных и растений) и т.п.

В некоторых случаях особенности места совершения преступления, влияющие на степень опасности деяния, признаются законодателем квалифицирующими признаками.

Так, одним из квалифицирующих признаков загрязнения вод законодатель называет совершение этого преступления на территории заповедника или заказника, либо в зоне экологического бедствия, или в зоне чрезвычайной экологической ситуации (ч. 2 ст. 250 УК).

В остальных случаях место совершения преступления является факультативным признаком, влияющим на степень опасности деяния, что учитывается судом при выборе вида и размера наказания.

При квалификации хищений либо вымогательства наркотических средств или психотропных веществ (ст. 229 УК) место совершения преступления безразлично. Однако хищение этих веществ или средств, например, из больницы, повышает степень опасности данного преступления, что и должен будет учесть суд при индивидуализации наказания.

Источник: https://jurkom74.ru/ucheba/deystvie-ugolovnogo-zakona-vo-vremeni-i-v-prostranstve

Реальный принцип действия уголовного закона в пространстве и преступления, совершаемые посредством глобальной сети Интернет

Реальный принцип действия уголовного закона

Библиографическая ссылка на статью:
Комаров А.А. Реальный принцип действия уголовного закона в пространстве и преступления, совершаемые посредством глобальной сети Интернет // Гуманитарные научные исследования. 2016. № 11 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2016/11/17097 (дата обращения: 17.09.2020).

Затрагивая проблему действия национального уголовного закона в глобальной компьютерной сети Интернет, мы невольно примеряем на неё экстратерриториальные принципы действия уголовного закона с тем условием, что реального физического пространства у «виртуальной реальности» нет, а наднациональный характер и как следствие трансграничность – имеется.

В соответствии с отечественным уголовным правом реальный принцип имеет исключительно экстратеррриториальное действие, что даёт надежду на возможность адаптации его к Интернет. Вместе с тем и у него (как показало наше исследование) имеются отдельные недостатки по отношению к компьютерным преступлениям.

Основным постулатом принципа является возможность распространения действия норм национального уголовного закона на любые правонарушения им предусмотренные, где бы и кем бы они не совершались, в том однако случае, если они посягают на интересы этого государства. Возможно потому в уголовном праве Германии, где этот принцип закреплён наиболее широко, он называется «Staatsschutzprinzip» – принцип защиты государственных интересов[1, C. 414].

Однако мы полагаем, что это несколько более узкое толкование положений реального принципа, который в доктрине уголовного права имеет наименование: Realschutzprinzip (prinzipe de realite, prinzipe de defense).

Термин «реальность» исходя из смысла трудов зарубежных юристов конца XIX – начала XX века можно понимать двояко: как насущность в необходимости защиты государственных интересов от посягательств извне (со стороны других государств), так и реальность в плане исполнительной юрисдикции государства – т.е.

распространение такой защиты в тех пределах за его границами, что возможны для конкретного государства.

Однако в подобной трактовке есть изначальный недостаток. Защищая интересы государства экстратерриториально реальный принцип «забывает» об аналогичных интересах своих граждан, юридических и общества[2, C. 24]. В отношении последнего можно сказать, что государство как таковое учреждается в интересах последнего и во многом их интересы должны совпадать. Но на практике это не всегда верно.

Если обращаться к тому условию, что мы наблюдаем демократическое государство, то оно несомненно отражает (либо должно отражать) интересы большинства. Не совсем очевидна ситуация с тоталитарными, авторитарными государствами. Де факто они «не обязаны» отражать интересы своего народа.

Соответственно реальный принцип в юридической повседневности может быть низведён до теоретической формулы обосновывающей контуры правого вмешательства в дела иного государства без достаточных на то оснований. В советской юридической литературе много написано по этому поводу[3, C. 47].

Однако справедливости ради первенство стоит отдать немецкому юристу Фредерику Шварце (Friedrich Oskar Schwarze), отрицавшему возможность его существования в немецком уголовном праве как теоретически малообоснованного[4, C. 31].

Мы в свою очередь полагаем, что реальный принцип можно обратить на пользу тем образом, что акцент в алгоритме действия уголовного закона переносится с территорий, персоналий на правоохраняемый объект.

Однако в отличие от того же универсального принципа он имеет не всеобщий (наднациональный) характер, а частный – национальный.

Если рассматривать всю правовую систему государства как его порождение (что вполне очевидно в теории позитивного права), то любое посягательство на национальный правопорядок образует посягательство на интересы конкретного государства.

Единственно, что не каждое государство (в целях нашего исследования) имеет нормы устанавливающие ответственность за компьютерные преступления, тем самым обезоруживая себя. Более того, даже имеющие оные не способны поспевать за постоянно меняющимися информационно-коммуникативными технологиями и вновь возникающими видами преступной деятельности в части совершенствования уголовного законодательства.

Однако это проблема уголовного права вообще, а не только оснований для его экстратерриториального действия[5, C. 27].

Итак, в первую очередь стоит расширить пределы действия реального принципа. От сугубо принципа защиты интересов государства к принципу защиты национальных правоохраняемых интересов.

Не стоит даже пытаться расширительно толковать интересы государства, как включающие (подразумевающие) интересы отдельных лиц (потерпевших) граждан РФ или потерпевших – юридических лиц.

В таком случае возникает коллизия между пассивным персональным принципом (по умолчанию защищающим индивидов конкретного государства) и реальным. Предмет интереса последнего – это национальный правопорядок в целом из чего и следует исходить в своих суждениях.

Во-вторых, в случае употребления концепции реального принципа стоит отказаться от категории места совершения преступления. Для реального принципа оно не существенно.

В рассуждениях отдельных юристов оно может быть использовано для разграничения сфер действия территориального принципа и рассматриваемого нами[6, C. 235].

Однако было бы разумнее отказаться от территориального принципа вовсе, коль скоро мы говорим о возможности употребления реального, когда в рамках государственных границ второй свободно заменяет первый.

Сложности с реализацией исследуемого принципа возникают экстратерриториально, поскольку не всякое государство согласно с тем, чтобы на его территории действовал инородный национальный правопорядок. Смеем заметить, что территориальный принцип вовсе лишён возможности как либо действовать за пределами государственных границ.

Другое дело, когда заходит речь об Интернет. Встаёт вопрос о применимом праве, т.е. фактически какими нормами руководствоваться в глобальной сети. В рамках частноправовых отношений данный вопрос более-менее систематизирован[7, C. 89]. Достаточно обратиться к разделу VI отечественного Гражданского кодекса.

К сожалению, когда речь заходит о диспозитивности, мы не можем до конца доверять принципам цивильного права. Всё-таки уголовное право призвано обслуживать публичные правоотношения. Но задуматься о симбиозе отдельных законоположений стоит, поскольку применимое право в отношении договорных отношений и особенно вреда проистекающего из внедоговорных (ст.

1219 ГК РФ) может оказаться весьма ценным.

Между тем на международно-правовой арене недостаточно предпосылок для формирования универсальной юрисдикции. США, являясь родоначальниками Интернет, в последующем устранились от его национального регулирования, тем самым исключив для себя возможность реальной юрисдикции по отношению к правонарушениям совершаемых посредством глобальной сети.

Прочие страны пошли по альтернативному пути. Китай попытался ограничить Интернет в национальных границах тем самым, создав предпосылки для реализации территориального принципа.

Страны Европейского союза остановились на полпути по созданию универсальной юрисдикции на безе Конвенции СЕ «О киберпреступности», 2001 года, которую ратифицировали на данный момент только 49 стран.

Поэтому в случае с реальным принципом остаётся решить только один сущностный вопрос: какое из государств сможет обеспечить неотвратимость наказания преступников за транснациональные компьютерные преступления по своему национальному уголовному закону? На первый взгляд это кажется нереализуемой задачей.

Особенно для Российской Федерации, не обладающей приоритетом в развитии информационно-коммуникативных технологий, недостаточно авторитетной для повсеместного выявления компьютерных преступников и их наказания.

Но с другой стороны, меры по введению в действие постулатов реального принципа могли бы заключаться в системной деятельности: ограничении возможностей для иностранных граждан по совершению компьютерных преступлений в отношении россиян; а с другой преследования оставшихся виновных вне зависимости от национальности по российским законам.

В подобном случае действительно может сработать известная любому криминологу аксиома: выгоднее предупреждать преступления, чем наказывать за их совершение.

В последние году геополитическая обстановка складывается таким образом, что наше государство вынуждено действовать на многих «фронтах» самостоятельно, без поддержки своих зарубежных партнёров. Именно в подобной односторонности и состоит смысл реального принципа.

Подтверждение тому мы видим даже в законотворческих инициативах отдельных депутатов[8, C. 461]. Более того, они складываются в системную практику. Читателю весьма интересно будет проследить в работе А.Р.

Каюмовой и за практическим воплощением данного принципа на примере ряда уголовных дел, возбужденных в отношении граждан Украины [9, С. 40].

Таким образом, благодаря внешним обстоятельствам складываются объективные условия для совершенствования положений реального принципа в российском уголовном законодательстве, придания ему нового статуса и распространения на преступления, совершаемые посредством глобальной компьютерной сети Интернет.

Библиографический список

  1. Брашнина О.А. Зарубежный опыт квалификации специальных видов хищений // Проблемы правового обеспечения безопасности личности, общества и государства. Сб. статей по мат. ежегодн. межд. науч.-практ. конф. – Новосибирск: НГТУ, 2015. – С. 413-418.
  2. Крупницкая В.И. К вопросу об обеспечении потерпевшим доступа к правосудию // Администратор суда. – 2009. – № 1. – С. 23-26.
  3. Блум М.И. Действие советского уголовного закона в пространстве. – Рига, 1974. – 263 с.
  4. Schwarze F.   Der   Wirkungskreis   des   Strafgesetzes   betreffs   der Zeit,  des  Raumes  und  der  Personen.  Handbuch  des  deutschen  Strafrechts  in Einzelbeiträgen, herausgegeben von Fr. Holtzendorf. Bd. 2. – Berlin, 1871. – S. 31.
  5. Российское уголовное право. Общая и особенная части. Учебник. В 3 томах. Под ред. Н.А. Лопашенко. – 2-е изд., испр. и доп. – Том. 3. Особенная часть. – Сер. Уголовное право. – Москва: Юрлитинформ, 2014. – 664 с.
  6. Чемеринский К.В. Понятие, значение и функции принципов уголовного законодательства // Международное научное издание Современные фундаментальные и прикладные исследования. – 2014. – № 1 (12). – С. 233-236.
  7. Дорожинская Е.А. Гражданско-правовое регулирование интеллектуальной собственности: учеб. пособие. – Новосибирск: Рос. акад. гос. службы при Президенте Рос. Федерации, Сиб. акад. гос. службы., 2004. – 109 с.
  8. Крупницкая В.И., Розумань И.В. Уголовная политика государства в сфере противодействия экстремизму // Проблемы правового обеспечения безопасности личности, общества и государства. Сб. статей по матер. ежегодной международной научно-практической конференции. – Новосибирск: НГТУ, 2015. – С. 459-466.
  9. Каюмова А. Р. О соотношении юрисдикционных принципов защиты и универсальности в расследовании уголовных дел на Украине //Евразийский юридический журнал. – 2014. – № 9. – С. 40-42.

Количество просмотров публикации: Please wait

автора «Комаров Антон Анатольевич»

Источник: http://human.snauka.ru/2016/11/17097

Реальный принцип действия уголовного закона в пространстве

Реальный принцип действия уголовного закона

Реальный. Заключается в том, что государство распространяет действие своего уголовного закона на преступления, совершенные иностранными гражданами за пределами данного государства, но если эти преступления посягают на интересы и самого государства и его граждан.

Статья 12. Действие уголовного закона в отношении лиц, совершивших преступление вне пределов Российской Федерации

3.

Иностранные граждане и лица без гражданства, не проживающие постоянно в Российской Федерации, совершившие преступление вне пределов Российской Федерации, подлежат уголовной ответственности по настоящему Кодексу в случаях, если преступление направлено против интересов Российской Федерации либо гражданина Российской Федерации или постоянно проживающего в Российской Федерации лица без гражданства, а также в случаях, предусмотренных международным договором Российской Федерации, если иностранные граждане и лица без гражданства, не проживающие постоянно в Российской Федерации, не были осуждены в иностранном государстве и привлекаются к уголовной ответственности на территории Российской Федерации.

Универсальный принцип действия уголовного закона в пространстве.

Универсальный. Ч. 1 ст. 13. Лицо привлекается любыми гос-вами по своему законодательству, независимо от того, где совершено преступление и гражданином какой страны оно является. Применение данного принципа связано с совершением международного преступления. Универсальный принцип действует в том случае, когда лицо :

ü является иностранцем

ü лицом без граждан на территории РФ

ü Преступление совершено за пределами РФ

ü Преступление является международным или носит международный характер

ü Лицо не привлекалось к ответственности по законам места совершения преступления.

Статья 13. Выдача лиц, совершивших преступление

1. Граждане Российской Федерации, совершившие преступление на территории иностранного государства, не подлежат выдаче этому государству.

2. Иностранные граждане и лица без гражданства, совершившие преступление вне пределов Российской Федерации и находящиеся на территории Российской Федерации, могут быть выданы иностранному государству для привлечения к уголовной ответственности или отбывания наказания в соответствии с международным договором Российской Федерации.

Статья 12. Действие уголовного закона в отношении лиц, совершивших преступление вне пределов Российской Федерации

1. Граждане Российской Федерации и постоянно проживающие в Российской Федерации лица без гражданства, совершившие вне пределов Российской Федерации преступление против интересов, охраняемых настоящим Кодексом, подлежат уголовной ответственности в соответствии с настоящим Кодексом, если в отношении этих лиц по данному преступлению не имеется решения суда иностранного государства.

3.

Иностранные граждане и лица без гражданства, не проживающие постоянно в Российской Федерации, совершившие преступление вне пределов Российской Федерации, подлежат уголовной ответственности по настоящему Кодексу в случаях, если преступление направлено против интересов Российской Федерации либо гражданина Российской Федерации или постоянно проживающего в Российской Федерации лица без гражданства, а также в случаях, предусмотренных международным договором Российской Федерации, если иностранные граждане и лица без гражданства, не проживающие постоянно в Российской Федерации, не были осуждены в иностранном государстве и привлекаются к уголовной ответственности на территории Российской Федерации.

Покровительственный принцип действия уголовного закона в пространстве.

Покровительственный принцип. Одни называют исключением из территориального принципа, другие – из универсального. Военнослужащие РФ частей, которые дислоцируются за переделами РФ, несут уголовную ответственность по уголовному кодексу РФ.

Статья 12. Действие уголовного закона в отношении лиц, совершивших преступление вне пределов Российской Федерации

2. Военнослужащие воинских частей Российской Федерации, дислоцирующихся за пределами Российской Федерации, за преступления, совершенные на территории иностранного государства, несут уголовную ответственность по настоящему Кодексу, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации.

Выдача лиц, совершивших преступление. Право политического убежища.

Статья 13. Выдача лиц, совершивших преступление

1. Граждане Российской Федерации, совершившие преступление на территории иностранного государства, не подлежат выдаче этому государству.

2. Иностранные граждане и лица без гражданства, совершившие преступление вне пределов Российской Федерации и находящиеся на территории Российской Федерации, могут быть выданы иностранному государству для привлечения к уголовной ответственности или отбывания наказания в соответствии с международным договором Российской Федерации.

Проблема выдачи преступников относится к международному, а не национальному законодательству.

Экстрадиция – передача лиц, совершивших преступление одним государством, на территории которого они находятся, другому государству, на территории которого было совершено преступление, либо гражданином которого они являются.

Нормативными основами экстрадиции являются многосторонние соглашения по борьбе с отдельным видами преступлений.

Разновидности экстрадиции:

1) Для привлечения к уголовной ответственности.

2) Для исполнения наказания.

Международные договоры устанавливают условия, при которых выдача не производится:

1) Не выдаются собственные граждане.

2) Не подлежат выдаче политических преступников. Им предоставляется право политического убежища.

3) В выдаче может быть отказано, если преступление было совершено на территории запрашиваемого государства.

4) Не выдается лицо, в отношении которого на территории запрашиваемой стороны вступил в законную силу приговор или постановление о прекращении производства по делу.

5) В выдаче отказывается, если по законодательству запрашиваемой стороны уголовное преследование невозможно вследствие истечения срока давности или по иному законному основанию.

В случае отказа государство обязано проводить уголовное преследование в соответствии с собственным законодательством.

Юридическим основанием для выдачи (исполнения наказания) служит приговор, вынесенный судом запрашиваемого государства в отношении гражданина, запрашивающего государства.

Кроме того, и в том и другом государстве, данное преступление должно быть наказуемо и наказание должно быть в виде лишения свободы.

Передача осужденного возможна только после вступления приговора в законную силу, наказание отбывается на основании приговора иностранного государства, причем в отношении лица, переданного для этого государства, наступают те же правовые последствия, что и для лиц, осужденных в этом государстве.

Право убежища – это право суверенного государства провозгласить своим законом и осуществлять предоставление лицам, преследуемым в других государствах, правом проживания на своей территории без привлечения их уголовной ответственности.

Выделяют 3 формы убежища:

1) Территориальное. Предоставление защиты на территории другой страны.

2) Религиозное. Укрытие в местах религиозного культа.

3) Дипломатическое. Оказание покровительства в здании посольств, консульств.

Международным правом признается только территориальное убежище.

Право на политическое убежище утрачивается в следующем случае:

1) Лица обвиняются в совершении преступления против мира и безопасности человечества.

2) Лица, обязательная выдача которых предусмотрено в международно-правовых документах по борьбе с отдельными видами преступлений.

3) Уголовные преступники, подпадающие под перечень договоров о выдаче.

Рекомендуемые страницы:

Источник: https://lektsia.com/5x69f3.html

Действие уголовного закона в пространстве

Реальный принцип действия уголовного закона

Определение 1

Действие уголовного закона в пространстве – это применение уголовного закона в определенной сфере и в отношении конкретных лиц, совершивших противоправное действие.

Уголовный закон действует в пространстве на основе пяти принципов, указанных в ст. 11, 12 УК, а именно на:

  • территориальном принципе;
  • принципе гражданства;
  • универсальном принципе;
  • специальном принципе;
  • реальном принципе.

Характеристика основных принципов действия уголовного закона в пространстве

Территориальный принцип. Действие УЗ также, как и УК одинаково распространяется по всей территорию РФ – на сухопутное, водное, воздушное пространства. К территории России относятся все военные воздушные, морские, речные суда, принадлежащие государству.

Гражданский транспорт также является территорией РФ, но в случае совершения уголовного преступления на борту этого транспорта, то ответственность наступает, законодательству государства на территории находится судно.

Если такой транспорт находится на нейтральной территории, ответственность наступает по УК РФ.

Принцип гражданства. Суть принципа заключается в том, что российские граждане и постоянно проживающие лица в России, совершившие уголовное преступление, подлежат уголовной ответственности в соответствии с УК РФ, если в отношении обвиняемых лиц по данному преступлению не существует решения иностранного суда.

Чтобы привлечь лицо к уголовной ответственности необходимо, чтобы общественно опасное деяние, совершенное лицом, признавалось преступлением по УК РФ.

Существование обвинительного или оправдательного приговора иностранного суда в отношении гражданина РФ или постоянно проживающего лица без гражданства за совершенное деяние вне границ государства, означает невозможность привлечения его к уголовной ответственности по УК РФ за это же деяние после его возвращения в Россию.

Лицо без гражданства, постоянно проживающее в Российской Федерации – это лицо, имеющее вид на жительство, которое выдается на пять лет. Количество продлений данного срока не ограничено (ст. 8 ГК РФ).

Лицо, имеющее двойное гражданство при совершении преступления вне границ государств своего гражданства, призывается к ответственности по международному принципу «эффективного гражданства», по которому применяется закон государства, в котором гражданин и его семья постоянно проживают, работают и имеют недвижимое имущество.

Принцип специального режима. Данный принцип касается исключительно военнослужащих, находящихся за пределами РФ, которые на территории иностранного государства совершили преступление, призываются к ответственности по УК РФ, исключением является существование международных соглашений.

Действие специального принципа распространяется только на преступления следующих категорий:

  • против военной службы;
  • уголовных, совершенных против военнослужащих или иных граждан России на территории воинских частей.

Замечание 1

За все остальные преступления военнослужащие несут ответственность по уголовному законодательству страны пребывания.

Реальный принцип.

Основания действия закона заключается в том, что все иностранные граждане, не имеющие разрешение на временное жительство в РФ, совершившие уголовное преступление, направленное против интересов РФ, призываются к уголовной ответственности по УК, не зависимо на территории какого государства было совершено преступление.

Преступления, направленные против интересов РФ – это все виды противоправных деяний, направленных против российских граждан и организаций. Временно проживающие лица — это лица без гражданства, не проживающие постоянно в РФ, т.е. лица, получившие разрешение на временное (не более трех лет) проживание в Российской территории.

Универсальный принцип.

Согласно УК, для иностранных граждан, временно проживающих на территории Российской Федерации, уголовная ответственность наступает в случае совершения преступления за территориальными границами РФ, предусмотренными международным договором в отсутствии судебного разбирательства на территории иностранного государства, лица привлекаются к уголовной ответственности на территории Федерации.

Международные обязательства Российской Федерации по борьбе с особыми преступлениями являются основанием для формирования этого принципа.

К особым преступлениям относятся:

  • угон воздушного судна;
  • геноцид;
  • терроризм;
  • фальшивомонетничество;
  • незаконные действия с наркотическими средствами и т. п.

Подобные преступления называют конвенционными преступлениями, так как участники определенных международных организаций обязаны способствовать противодействию подобным преступлениям, предусматривать в национальном законодательстве установление уголовной ответственности за совершение таких деяний.

Универсальный принцип способствует развитию совместной борьбы, координированию единого направления в противодействии особым преступлениям. В пространстве данный принцип имеет приоритет над другими принципами.

Универсальный принцип вступает в действие только тогда, когда преступное лицо не было осуждено в другом государстве, что является главным условием реализации принципа возможного повторного осуждения лица за то же преступление.

Экстрадиция

В международном праве установлены нормы, согласно которым собственные граждане не должны выдаваться по просьбе государства, где было совершено противоправное деяние.

Гражданин Российской Федерации, совершивший уголовное преступление на территории любого другого государства, не будет выдан этому государству для уголовного преследования. Уголовным Кодексом РФ (ч. 1 ст.

) установлено суверенное право наказывать своих граждан за преступления по законам своего государства (исходя из принципа гражданства) независимо от того, на территории какой страны было совершено преступление.

Определение 2

Экстрадиция – это институт выдачи преступника, заключающийся в передаче лица, совершившего уголовное преступление, страной, в которой оно находится, государству, которое запрашивает его выдачу.

Запрашивать выдачу преступного лица может государство, чьим гражданином он является либо на территории которого совершено противоправное деяние. Согласно международным договорам запрашивать выдачу преступного лица могут государства, имеющие право на выдачу, предусмотренное в указанных договорах.

Выдача преступника может осуществляется на основании международных договоров с РФ, в которых предусмотрены правила и обязанности сторон по требованию этих государств выдавать друг другу лиц, которые находятся на территории другого государства.

Отказ от выдачи преступного лица, имеющего иностранное гражданство, которое в своем государстве подвергается преследованию за деятельность, направленную на защиту прав и свобод человека, либо за научную, творческую, прогрессивную общественно-политическую деятельность, могут рассчитывать на политическое убежище.

Источник: https://spravochnick.ru/pravo_i_yurisprudenciya/deystvie_ugolovnogo_zakona_v_prostranstve/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.