Реализация принципов уголовного процесса в судебном разбирательстве

Принципы уголовного процесса

Реализация принципов уголовного процесса в судебном разбирательстве

Стоит прочитать соответствующую главу учебника

Принципы уголовного процесса – основные начала или закономерности уголовно-процессуального права и деятельности по применению его норм.

Принцип закрепляется в законе, и это не любое, а основное правило, отражающее сущность уголовного процесса.

Если следователь, дознаватель, прокурор или суд в своей деятельности нарушает эти принципы, то данная деятельность не может считаться уголовно-процессуальной.

По месту назначения принципы делятся на судоустройственные или организационные и функциональные (состязательность).

Есть межотраслевые принципы, которые характерны для всех отраслей права и отраслевой, характерные только для отраслевых процессов (право на защиту в УП).

Основные принципы уголовного процесса закреплены в гл.2 УПК. Принципы также есть в главе «общие условия судебного разбирательства».

Следующие системы принципов:

– Законность

– Осуществление правосудия только судом

– Уважение чести и достоинства личности

– Неприкосновенность личности

– Охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном процессе

– Неприкосновенность жилища

– Тайна переписки, телефонных и иных переговоров

– Презумпция невиновности

– Состязательность сторон

– Обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту

– Принцип свободы оценки доказательств

– Принцип национального языка судопроизводства

– Право на обжалование процессуальных действий и решений

– Непосредственность и устность судебного разбирательства

– Гласность судебного разбирательства

– Неизменность состава суда

– Принцип публичности уголовного судопроизводства

Принцип законность закреплен в ст.7 УПК, в соответствии с которым порядок судопроизводства в РФ определен УПК, основанным на Конституции РФ. УПК обладает приоритетом по отношению к другим федеральным законам и нормативно-правовым актам. В случае несоответствия положения закона и подзаконных НПА, действует положение закона, и наоборот – выше ФКЗ и Конституция, например.

В соответствии с этим принципом, доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения. Раскрывая этот принцип, законодатель говорит, что решения дознавателя, следователя, прокурора и суда должны быть законными, обоснованными и мотивированными.

Мотивировка означает обоснование решения с ссылками на положение закона и на материалы дела.

Принцип осуществления правосудия только судом – ст. 8 УПК. Это Конституционный принцип (ст.18 Конституции РФ). Суды – система судов, закрепленная в законе «о судебной системе».

Создание внесудебных органов для осуществления правосудия приводит к нарушению и иных демократических принципов и может привести к массовой репрессии.

Как подсудимый, таки потерпевший имеет право на рассмотрение дела тем судом и тем судьей, к подсудности которого оно отнесено уголовно-процессуальным законом.

Для реализации этого принципа в УПК предусмотрены правила о подсудности, в основе которого лежат территориальный, предметный и родовой признаки. Недопустимости является изменение подсудности уголовных дел во внепроцессуальной форме и в отсутствии прямо указанных в законе оснований и условий изменений подсудности.

Персональный принцип подсудности – определяется личность лица, привлекаемого к уголовной ответственности (дела в отношении военнослужащих рассматриваются в военных судах, а также дела Верховного Суда по первой инстанции – преступления депутатов госдумы и прочее).

В силу территориального принципа, суду подсудны преступления, по месту совершения преступления. В соответствии с предметным или родовым признаком подсудности, дела распределяются между судами различных звеньев (мировой суд, федеральный районный суд, суды субъекта РФ). Преимущество имеет персональный признак подсудности.

Если дело рассмотрено в незаконном составе суда, то такое решение должно быть признано незаконным.

Принцип презумпции невиновности (ст. 14). Обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в установленном законе порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

Подозреваемый и обвиняемый не должны доказывать свою невиновность, а бремя доказывания его вины лежит на стороне обвинения. Этот принцип закреплен в статье 49 Конституции, в статье 11 Всеобщей декларации прав человека и в ст. 6 о Защите прав человека и основных свобод, а также в ст.

14 международного пакта о гражданских и политических правах. Этот принцип имеет значение для деятельности судов всех инстанций.

Правило о том, что обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность, означает:

1. Обвиняемый не может быть понужден к даче показаний.

2. Признание обвиняемым вины может быть положено в основу обвинения, если его вина подтверждается иными собранными по делу доказательствами.

3. Отказ обвиняемого от участия в доказывании не означает признания им вины и не влечет за собой негативные последствия в части признания виновным и назначения наказания.

Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого. Неустранимыми сомнения признаются в тех случаях, когда собранные по делу доказательства не позволяют сделать однозначный вывод о виновности или невиновности обвиняемого, а предоставленные законом средства и способы собирания доказательств исчерпаны.

Принцип состязательности сторон – ст. 15 УПК. Принцип состязательности предполагает построение судопроизводства, при котором функция правосудия или разрешения дела, осуществляемая судом, отделена от функции спорящих между судом сторон.

Задача суда в том, чтобы обеспечить сторонам равные возможности для отстаивания своих позиций. Суд не вправе принимать на себя функции сторон. Он не является органом, осуществляющим уголовное преследование.

У него отсутствуют в силу принципа состязательности функции обвинительного характера.

Стороны не обязаны во что бы то ни стало осуществлять свои функции (функцию обвинения и защиты). Это выражается в том, что в случае безосновательности обвинения и не подтверждении его в суде, государственный обвинитель обязан отказаться от обвинения (ст. 246 УПК). При этом суд связан позицией государственного обвинителя и обязан прекратить производство по уголовному делу.

Наиболее полно принцип состязательности реализуется в судебных стадиях уголовного процесса. На стадии предварительного расследования присутствуют лишь элементы состязательности, заключающиеся в допуске защитника (реализации его прав) на ранних этапах предварительного расследования. Защитник наделен некоторыми правами по собиранию и представлению доказательств со стороны защиты,

Принцип свободы оценки доказательств – статья 17 УПК. Принцип свободной оценки доказательств, по внутреннему убеждению дознавателя, следователя, прокурора, судом, а также иными участниками процесса, исключает использование правил формальной оценки доказательств и обеспечивает независимость должностных лиц при принятии процессуальных решений.

Внутреннее убеждение представляет собой уверенность лиц, принимающих уголовно-процессуальные решения, с точки зрения допустимости, относимости, достоверности и достаточности доказательств, достоверности выводов, которые следуют из совокупности этих доказательств.

Должностные лица руководствуются при этом предписаниями закона, которые определяют порядок получения, фиксации и проверки доказательств.

Принцип публичности – его нет во 2 главе УПК. Обратим внимание на ст. 20 УПК.

В зависимости от тяжести совершенного преступления, его вида и характера, уголовное преследование осуществляется в трех видах или формах:

1. Публичное обвинение

2. Частно-публичное обвинение

3. Частное обвинение

Подавляющее большинство составов преступления преследуется в публичном порядке. В частно-публичном порядке преследуется лишь несколько составов преступления: коммерческий подкуп, нарушение авторских прав, изнасилование без квалифицирующих признаков.

Примерами дел частного обвинения являются такие составы преступления, как оскорбление, клевета, побои, причинение легкого вреда здоровью. Принцип публичности и принцип гласности – разные вещи.

Разница между ними заключается в порядке возбуждения и прекращения уголовных дел.

Дела частного обвинения возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, подлежат обязательному прекращению в случае примирения потерпевшего с подсудимым.

Дела частно-публичного обвинения возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, прекращение же дел частно-публичного обвинения не зависит от воли потерпевшего.

Дела публичного обвинения возбуждаются и прекращаются вне зависимости от воли потерпевшего.

Принцип публичности является антиподом принципа диспозитивности в праве. Принцип диспозитивности предусматривает широкие возможности для реализации воли сторон, их широкую инициативу. В уголовном процессе присутствуют лишь элементы диспозитивности.

Они выражаются в нормах, регулирующих судопроизводство у мирового судьи, по делам частного обвинения. Примером диспозитивности является положение ст.

23 УПК, которая касается порядка привлечения к уголовному преследованию по заявлению коммерческой или иной организации.

Принцип национального языка уголовного судопроизводства – 18 статья УПК. Судопроизводство в РФ ведется на русском языке или на языке республики, входящей в состав РФ. Только на русском языке уголовное судопроизводство ведется в Верховном Суде РФ и во всей системе военных судов.

Участники процесса, не владеющие языком судопроизводства, вправе пользоваться бесплатными услугами переводчика, получать процессуальные документы, перечисленные в УПК, в переводе на родной язык.

Нарушения положений УПК, вытекающих из этого принципа, являются существенными и влекут за собой отмену приговора или иного принятого судом решения.

Принцип права обжалования процессуальных действий и решений – ст. 19 УПК. Также закреплен в ст. 46 Конституции РФ – каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. В соответствии со ст.

19, действия или бездействия дознавателя, следователя, руководителя следственного органа, прокурора могут быть обжалованы в суд.

Помимо судебного обжалования, существует ещё порядок обжалования действий (бездействий) прокурору в рамках выполняемой им функции прокурорского надзора за следствием и дознанием, а также действия/бездействия следователя и процессуальные решения следователя могут быть обжалованы руководителю следственного органа в рамках выполняемой им функции ведомственного контроля. Возможно одновременное обжалования в рамках ведомственного контроля, прокурорского надзора, судебного контроля. Глава, посвященная порядку обжалования действия и решений должностных лиц и суда, 16 в УПК. Статья со 123 по 127 включительно.

Источник: https://studopedia.ru/2_72101_printsipi-ugolovnogo-protsessa.html

Курс уголовного процесса

Реализация принципов уголовного процесса в судебном разбирательстве

Значение для судебного разбирательства принципа состязательности и равноправия сторон. Несмотря на то, что принцип состязательности в ст. 15 УПК РФ проектировался как действующий на всех стадиях процесса, полностью состязательным можно назвать лишь судебное разбирательств, так как только в нем можно обнаружить все признаки данного принципа, а именно:

  • функции обвинения, защиты и разрешения дела строго разделены между различными участниками процесса, при этом в отличие, например, от стадии подготовки к судебному заседанию участие обеих сторон в процессе обязательно1Единственное исключение – заочное рассмотрение дела по обвинению в преступлении небольшой или средней тяжести, если обвиняемый ходатайствует о рассмотрении дела в его отсутствие и добровольно не пользуется помощью защитника.;
  • участники процесса, выполняющие функции обвинения и защиты, занимают положение процессуально равноправных сторон перед судом (ст. 244 УПК РФ). данной статьи настолько важно, что процитируем его: «В судебном заседании стороны обвинения и защиты пользуются равными правами на заявление отводов и ходатайств, представление доказательств, участие в их исследовании, выступление в судебных прениях, представление суду письменных формулировок по вопросам, указанным в пунктах 1-6 части первой статьи 299 настоящего Кодекса, на рассмотрение иных вопросов, возникающих в ходе судебного разбирательства».

В досудебных стадиях процесса, как отмечалось, у участников процесса таких прав не было.

Равное положение сторон обвинения и защиты перед судом можно рассматривать и как проявление презумпции невиновности. Именно потому, что государство относится к подсудимому как к невиновному, и возможно наделить его равными правами с представителем государства – прокурором. Равноправие сторон перед судом имеет не только правовое, но и нравственное содержание.

Рассмотрим положение основных участников судебного разбирательства подробнее.

Роль суда в судебном разбирательстве. Как уже говорилось, дело рассматривается законным составом суда, который может быть единоличным либо состоять из одного судьи и 12 присяжных заседателей или трех судей-профессионалов.

В первых двух случаях судья и будет председательствующим по делу. В последнем случае председательствующим является один из судей.

Полномочия судей, входящих в коллегию, применительно к разрешению дела одинаковы.

Однако председательствующий судья наделяется также рядом организационных полномочий: он руководит судебным заседанием, обеспечивает соблюдение распорядка судебного заседания, разъясняет всем участникам судебного разбирательства их права и обязанности, порядок их осуществления, а также знакомит с регламентом судебного заседания (ст. 243 УПК РФ).

Принципы независимости судей и условие непосредственности судебного разбирательства определяют требование неизменности состава суда. Это означает, что дело должно быть рассмотрено одним и тем же судьей или составом суда до конца.

Если по предусмотренным федеральным законом основаниям судья или присяжный заседатель покидают процесс (например, вследствие болезни, исключительных семейных обстоятельств, удовлетворения ходатайства об отводе или самоотвода), то разбирательство дела начинается сначала (ст.

242 УПК РФ)2Применительно к суду с участием присяжных заседателей следует учитывать наличие запасных присяжных. Разбирательство начнется сначала, если выбывших комплектных заседателей уже некем будет заменить..

УПК РФ не предусматривает возможность передачи полномочий председательствующего судьи от одного судьи данного судебного состава к другому.

Роль суда в исследовании доказательств по делу в настоящее время определяется законодателем как весьма пассивная. Если ч. 2 ст. 243 УПК РСФСР 1960 г.

устанавливала, что «председательствующий руководит судебным заседанием, принимая все предусмотренные настоящим Кодексом меры к всестороннему, полному и объективному исследованию обстоятельств дела и установлению истины, устраняя из судебного разбирательства все, не имеющее отношения к делу, и обеспечивая воспитательное воздействие судебного процесса», то ст. 243 УПК РФ ограничивается указанием на то, что председательствующий «принимает все предусмотренные настоящим Кодексом меры по обеспечению состязательности и равноправия сторон». Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав (ч. 3 ст. 15 УПК РФ).

С одной стороны, в судебном разбирательстве суд не определяет порядок исследования доказательств (ст. 274), не вправе по собственной инициативе огласить показания подсудимого, данные в ходе производства предварительного расследования или в суде (ч. 1 ст. 276 УПК РФ), нет указаний на право суда по собственной инициативе вызывать свидетелей (ч. 3 ст.

278 УПК РФ) и осматривать вещественные доказательства (ч. 1 ст. 284 УПК РФ), ограничены возможности суда огласить показания свидетеля и потерпевшего, данные в ходе производства предварительного расследования или в суде (ч. 2 ст. 281 УПК РФ).

Возможность отмены приговора суда в апелляционном порядке в связи с односторонностью или неполнотой судебного следствия исключена (ст. 38915 УПК РФ).

С другой стороны, ч. 1 ст. 86 УПК РФ закрепила право суда собирать доказательства. Помимо того, закон прямо предусматривает право суда по собственной инициативе назначать судебную экспертизу (ч. 1 ст.

283 УПК РФ), оглашать протоколы следственных действий и иные документы (ч. 1 ст. 285 УПК РФ), возобновлять судебное следствие при сообщении о новых для дела обстоятельствах в ходе прений сторон (ст.

294 УПК РФ) и др.

Все указанные нормы следует толковать с учетом правовых позиций Конституционного Суда РФ. Показательно, что эти позиции с течением времени менялись. В своих ранних постановлениях суд пришел к выводу, что процессуальная активность суда всегда имеет обвинительную направленность и поэтому недопустима3Постановление Конституционного Суда РФ от 20 апреля 1999 г.

№ 7-П «По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 3 части первой статьи 232, части четвертой статьи 248 и части первой статьи 258 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с запросами Иркутского районного суда Иркутской области и Советского районного суда города Нижний Новгород» // СЗ РФ. 1999. № 17. Ст. 2205.

Однако в дальнейшем в ряде определений суд признал, что процессуальная активность суда, ограниченная пределами судебного разбирательства, конституционным нормам не противоречит4 Определения Конституционного Суда РФ от 23 января 2001 г. №21-0 «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Якурина Константина Андреевича на нарушение его конституционных прав ч. 4 ст.

276 УПК РСФСР»; от 6 марта 2003 г. № 104-О «Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Бокситогорского городского суда Ленинградской области о проверке конституционности части первой статьи 86 УПК РФ; от 20 ноября 2003 г. №451-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб гражданина Беккера Сергея Вадимовича на нарушение его конституционных прав положениями ст.

86, 87, 235, 252, 253, 283 и 307 УПК РФ (СПС «Гарант»), Показательно, что ни одно из этих определений официально не опубликовано..

Данная позиция получила закрепление в Постановлении от 8 декабря 2003 г., в котором признано, что «суд как орган правосудия призван обеспечивать в судебном разбирательстве соблюдение требований, необходимых для вынесения правосудного, т.е.

законного, обоснованного и справедливого решения по делу, и принимать меры к устранению препятствующих этому обстоятельств, а значит, он должен быть наделен уголовно-процессуальным законом соответствующими полномочиями»5Постановление Конституционного Суда РФ от 8 декабря 2003 г. № 18-П «По делу о проверке конституционности положений статей 125, 219, 227, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 Уголовно-процессуального кодекса РФ в связи с запросами судов обшей юрисдикции и жалобами граждан» // СЗ РФ. 2003. № 51. Ст. 5026..

В обоснование своих позиций Конституционный Суд РФ указал следующее. Права участникам процесса даются для осуществления ими их процессуальных функций. Суду права даются для осуществления функции разрешения дела.

Ее осуществление предполагает необходимость исследования всех обстоятельств дела в рамках предъявленного подсудимому обвинения, нужных для вынесения законного, обоснованного и справедливого приговора. Поэтому суд вправе собирать доказательства по собственной инициативе.

Это право не противоречит принципу состязательности сторон, поскольку его использование не придает полученным судом доказательствам какой-то особой силы по сравнению с доказательствами, полученными сторонами.

Стороны имеют возможность возражать против действий суда, комментировать их, оспаривать полученные судом доказательства.

Таким образом, положения УПК РФ в их конституционно-правовом смысле не обрекают суд на пассивное положение в уголовном процессе.

Приведенные позиции Конституционного Суда РФ, по сути, совершенно правильны.

Однако проблема заключается в том, что законодатель, ориентируясь на трактовку принципа состязательности в ранних решениях Конституционного Суда, уже отвел суду место беспристрастного пассивного «арбитра» состязания сторон, поэтому реализация судом своих полномочий в активном порядке не сопровождается надлежащим нормативным регулированием, что недопустимо.

В науке уголовного процесса еще со времен Судебной реформы 1864 г. активность суда рассматривается как обязательный компонент принципа состязательности.

В Объяснительной записке к Уставу уголовного судопроизводства подчеркивалось, что «начало судебного состязания участвующих в деле лиц не исключает самодеятельности суда в уголовном судопроизводстве и не обязывает его решать дела только по тем данным, которые предъявлены сторонами, но требует единственно того, чтобы по всем сведениям, относящимся к делу, сторонам предоставлена была возможность судебного состязания». Наука советского уголовного процесса занимала аналогичную позицию.

Ни Конвенция о защите прав человека и основных свобод, ни решения Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) не предопределяют пассивность суда при рассмотрении дела.

Ученые-процессуалисты отмечают, что «Европейский Суд, толкуя принцип состязательности, равно как и принцип объективности и беспристрастности суда, в целой серии решений ни разу не упомянул о том, что указанные принципы предполагают пассивную роль суда в установлении истины по делу»6См: Алексеева Л.Б.

Право на справедливое судебное разбирательство: реализация в УПК РФ общепризнанных принципов и норм международного права: Дис…. д-ра юрид. наук. М., 2003. С. 34..

Напротив, в ряде решений ЕСПЧ указывается, что обнаружение фактов нарушений прав, защищаемых Конвенцией, должно влечь тщательное и эффективное расследование. Создать условия для проведения такого расследования – обязанность государства. Она вытекает из положений ст. 13 Конвенции во взаимосвязи с п.

1 ст. 6, гарантирующих право на эффективное средство правовой защиты и на справедливое судебное разбирательство уголовных дел как одно из таких средств.

Эффективность судебного разбирательства зависит как от всестороннего, полного и объективного предварительного расследования, так и от построения судебного следствия, призванного обеспечить достоверное установление всех обстоятельств дела под руководством и с участием независимого и беспристрастного суда7Постановления ЕСПЧ от 18 декабря 1996 г. по делу «Аксой (Aksoy) против Турции», § 98 // Европейский суд по правам человека: Избранные решения. В 2 т. Т. 2. М., 2000. С. 354; от 19 февраля 1998 г. по делу «Кайя (Кауа) против Турции», § 107 //Там же. С. 488; от 21 февраля 1975 г. по делу «Голдер (Golder) против Соединенного Королевства», § 33 // Там же. Т. 1. С. 43; от 9 октября 1979 г. по делу «Эйри (Airey) против Ирландии», § 35 // Там же. С. 278..

  • Статус стороны обвинения
  • Статус стороны защиты

Источник: https://isfic.info/ugpro1/prockurs56.htm

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.