Реабилитирующим основанием прекращения уголовного дела является

Прекращение уголовного преследования из-за декриминализации деяния не влечет право на реабилитацию

Реабилитирующим основанием прекращения уголовного дела является

Конституционный Суд РФ опубликовал Определение № 1901-О/2020 по жалобе на ряд норм УПК РФ, регламентирующих вопросы прекращения уголовного дела в связи с декриминализацией.

Повод для обращения в КС

В июле 2017 г. две судебные инстанции частично удовлетворили жалобу Людмилы Кузьминой в порядке ст. 125.

1 УПК РФ о признании незаконным постановления следователя по прекращению уголовного дела в связи с отсутствием состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст.

199 УК РФ, поскольку преступность и наказуемость этого деяния были устранены новым уголовным законом. При этом суды не нашли оснований для применения процедуры реабилитации по рассматриваемому делу.

Во исполнение судебного решения постановление о прекращении дела было отменено, а производство предварительного следствия возобновилось. 21 ноября 2017 г. следствие вновь прекратило уголовное дело по тем же юридическим основаниям, т.е. в связи с декриминализацией деяния.

В связи с этим Людмила Кузьмина оспорила в судебном порядке постановление руководителя следственного органа об отмене постановления о прекращении уголовного дела, постановления следователя о возобновлении предварительного следствия и об установлении срока предварительного следствия, а также о прекращении уголовного дела. Заявительница также просила суд признать наличие оснований для применения процедуры реабилитации. Тем не менее суд оставил без удовлетворения ее жалобу, впоследствии вышестоящие инстанции поддержали его постановление.

В жалобе в Конституционный Суд женщина указала на неконституционность ст. 38 «Следователь», ч. 2 и 3 ст. 125.

1 «Особенности рассмотрения отдельных категорий жалоб», ст. 133 «Основания возникновения права на реабилитацию», ст. 162 «Срок предварительного следствия», а также ч. 2 ст. 211 «Возобновление приостановленного предварительного следствия» УПК РФ.

По мнению заявительницы, спорные нормы в контексте правоприменительной практики предоставляют суду возможность по итогам рассмотрения жалобы подозреваемого на постановление следователя о прекращении уголовного дела (основанием которого является устранение преступности и наказуемости деяния новым уголовным законом) разрешать в соответствующем постановлении вопрос о наличии (отсутствии) оснований для применения процедуры реабилитации без приведения сущностной принципиальной оценки всем исследованным по правилам судебного следствия доказательствам как с точки зрения подтверждения каждого из элементов состава преступления в действиях подозреваемого, так и с точки зрения оправдания подозреваемого.

Оспариваемые законоположения, как считает Людмила Кузьмина, также позволяют суду принимать решение об отсутствии оснований для применения процедуры реабилитации исключительно по причине законности и формальной обоснованности постановления о прекращении уголовного дела без судебной оценки неустранимости сомнений в виновности подозреваемого, исходя из собранных к моменту прекращения уголовного дела доказательств. Кроме того, они позволяют руководителю следственного органа после рассмотрения судом жалобы подозреваемого на постановление следователя о прекращении уголовного дела по причине того, что преступность и наказуемость вменяемого деяния были устранены новым уголовным законом, отменять в инициативном порядке постановление, уже признанное судом незаконным, а следователю – возобновлять только лишь в связи с этим (без наличия иных оснований) уголовное преследование, в том числе применяя меры процессуального принуждения к лицу, в отношении которого судом было установлено, что ранее инкриминируемое ему деяние утратило преступность и наказуемость.

КС не нашел оснований для рассмотрения вопроса по существу

Отказывая в принятии жалобы к рассмотрению, Конституционный Суд отметил, что решение о прекращении уголовного преследования в связи с отсутствием в имевшем место деянии состава преступления в случае, когда преступность и наказуемость этого деяния были устранены новым уголовным законом до вступления приговора в законную силу, констатирует отсутствие таковых по смыслу нового уголовного закона. Соответственно, это не влечет для лица каких-либо уголовно-правовых последствий, напротив, оно направлено на защиту прав последнего и само по себе не может рассматриваться как причинение ему вреда, так как уголовное преследование в отношении подозреваемого, обвиняемого прекращается.

«При этом условием прекращения в отношении лица уголовного дела и уголовного преследования со ссылкой на отсутствие в инкриминируемом ему деянии состава преступления является наличие установленного и подтвержденного в уголовно-процессуальных процедурах, осуществленных в надлежащем процессуальном порядке, самого запрещенного уголовным законом деяния, в связи с совершением которого было возбуждено уголовное дело, что предполагает, по меньшей мере, установление обстоятельств, позволяющих дать этому деянию правильную правовую оценку с учетом доказательств, собранных в зависимости от стадии уголовного судопроизводства и достаточных для выдвижения подозрения или первоначального обвинения. Отсутствие же самого деяния, содержащего признаки преступления, влечет прекращение уголовного дела за отсутствием события преступления (п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК РФ)», – отмечено в определении.

https://www.youtube.com/watch?v=YuYIRDRNWbE

Суд пояснил, что по общему правилу преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния, а временем совершения преступления признается время его совершения независимо от времени наступления последствий (ст. 9 УК РФ).

Следовательно, решение о прекращении уголовного дела в случае, когда до вступления приговора в законную силу преступность и наказуемость соответствующего деяния были устранены новым уголовным законом, фиксирует, с одной стороны, наличие самого деяния, содержавшего признаки преступления, а с другой – отсутствие в таком деянии преступности и наказуемости по смыслу нового уголовного закона. В таком случае прекращение уголовного преследования – хотя и со ссылкой отсутствие в деянии состава преступления – не порождает у подозреваемого или обвиняемого права на реабилитацию.

В связи с этим, разрешая по жалобе лица, подозревавшегося, обвинявшегося в совершении деяния, преступность и наказуемость которого устранены новым уголовным законом, вопрос о законности и обоснованности постановления о прекращении в отношении него уголовного дела и уголовного преследования, суд должен проверить, имело ли место деяние, квалифицировавшееся прежним уголовным законом как преступление, обосновано ли подозрение или обвинение данного лица в его совершении, утратило ли совершенное деяние преступность. Иное, подчеркнул КС, свидетельствовало бы об окончательности и неоспоримости утверждений правоохранителей относительно совершения декриминализованного деяния лицом, уголовное преследование которого прекращено, и о правильности квалификации деяния.

Высшая судебная инстанция пояснила, что суд не вправе вторгаться в вопрос о доказанности вины этого лица, поскольку его невиновность в совершении преступления презюмируется, а виновность может быть установлена лишь в приговоре, вынесенном после рассмотрения уголовного дела по существу.

«Таким образом, лицо, в отношении которого уголовное дело прекращено на досудебной стадии уголовного судопроизводства в связи с устранением новым уголовным законом преступности и наказуемости инкриминируемого ему деяния, не лишено возможности путем обращения в суд реализовать свое право на судебную защиту. Суд же не освобождается от необходимости выяснения позиций сторон по делу и согласно ст.

125.

1 УПК РФ обязан проверить законность и обоснованность данного решения, а также на основании доводов, изложенных в жалобе, законность и обоснованность возбуждения уголовного дела, привлечения лица в качестве подозреваемого, обвиняемого и применения к нему мер процессуального принуждения путем исследования в судебном заседании имеющихся в уголовном деле доказательств, свидетельствующих о фактических обстоятельствах уголовного дела, по правилам, установленным гл. 37 этого же Кодекса», – отметил КС.

Он добавил, что по результатам рассмотрения жалобы судья выносит постановление, содержащее решение либо об удовлетворении жалобы и о признании незаконным постановления о прекращении уголовного дела или уголовного преследования по основаниям, указанным в ч. 2 ст. 24 или ч. 3 ст. 27 данного Кодекса, и о наличии (об отсутствии) оснований для применения процедуры реабилитации, либо об оставлении жалобы без удовлетворения.

Конституционный Суд также указал на недопустимость продолжения в таком случае досудебного производства по уголовному делу и направления его в суд в обычном порядке, предназначенном для решения вопроса об уголовной ответственности обвиняемого, что вело бы к продолжению уголовного преследования за деяние, преступность и наказуемость которого уже устранены.

Адвокаты разошлись в оценке выводов Суда

Адвокат АП Свердловской области Сергей Колосовский назвал абсолютно понятными и правильными выводы КС РФ. По его мнению, необходимость рассмотрения данного вопроса обусловлена последовательным устранением «белых пятен» в правовых конструкциях, связанных с реабилитацией граждан, подвергшихся необоснованному или незаконному уголовному преследованию.

«Законодатель предусматривает ряд нереабилитирующих оснований прекращения уголовного дела – например, принятие акта амнистии или истечение срока давности.

При этом процессуальный закон определяет, что если обвиняемый возражает против прекращения уголовного дела по нереабилитирующим основаниям, то уголовное преследование продолжается в общем порядке и, в конечном счете, суд либо выносит оправдательный приговор с признанием права на реабилитацию, либо выносит обвинительный приговор, исключающий возможность реабилитации, однако освобождает осужденного от наказания», – пояснил он.

Сергей Колосовский отметил, что ситуация, предусмотренная ч. 2 ст. 24 УПК, – декриминализация деяния до вынесения приговора – не укладывалась в описанную логику.

«Очевидно, что после устранения наказуемости деяния новым законом продолжение уголовного преследования становится невозможным в силу хотя бы отсутствия материальных оснований такого преследования – невозможности даже определить обвинение.

Следовательно, декриминализация деяния влечет безусловное прекращение уголовного дела, независимо от позиции потерпевшего», – резюмировал он.

Адвокат добавил, что вышеуказанное основание также являлось нереабилитирующим.

«Поэтому его применение без предоставления обвиняемому возможности судебного оспаривания правомерности уголовного преследования противоречило конституционным гарантиям права каждого на защиту достоинства личности, чести и доброго имени от незаконного и необоснованного уголовного преследования, на обеспечение государством доступа к правосудию и компенсации причиненного ущерба. Именно в связи с выявлением данной коллизии 19 ноября 2013 г. Конституционным Судом было принято Постановление № 24-П, в котором Суд обратил внимание на данные противоречия и указал на обязанность государства обеспечить лицу, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с декриминализацией, право на судебную проверку законности и обоснованности привлечения к уголовной ответственности», – подчеркнул Сергей Колосовский.

По словам эксперта, во исполнение такого постановления КС РФ в 2015 г. в УПК была введена ст. 125.

1, установившая процедуру, в соответствии с которой суд по жалобе лица, уголовное преследование которого прекращено в связи с декриминализацией деяния, проводит судебное следствие в порядке гл. 37 УПК, после чего принимает решение о законности либо незаконности (необоснованности) уголовного преследования и, в зависимости от вывода по данному вопросу, о праве лица на реабилитацию либо об отсутствии такового.

«Поскольку при применении данной нормы, как и любой новеллы законодательства, в правоприменительной практике возникли вопросы, они и были разрешены Конституционным Судом в комментируемом определении, содержание которого логично, понятно и полностью соответствует изложенной выше парадигме.

Оно полностью устраняет все неясности, которые могли бы возникнуть в правоприменительной практике при применении ст. 125.

1 УПК», – подытожил Сергей Колосовский.

Партнер АБ «КРП» Михаил Кириенко отметил, что Конституционный Суд подтвердил невозможность подмены приговора нереабилитирующим решением о прекращении уголовного дела (преследования) на досудебной стадии. «Особенно хотелось бы обратить указание КС РФ, что решением о прекращении “презюмируется невиновность”», – подчеркнул он.

По словам эксперта, выводы Суда относительно вопросов времени совершения преступления, обратной силы уголовного закона и правовых последствия декриминализации для возникновения права на реабилитацию не вызывают сомнений, тем более это вполне устоявшийся подход в правоприменительной практике.

«В свою очередь, судебная оценка решения о прекращении уголовного дела в связи с декриминализацией создает предпосылки “квазиразбирательства”, так как, с одной стороны, суд не может провести полноценное разбирательство с оценкой доказательств, с другой, ему необходимо дать оценку наличия общественно опасного деяния, что явно не одно и то же с установлением причастности конкретного лица, тем более на стадии подозрения», – убежден Михаил Кириенко.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/ks-prekrashchenie-ugolovnogo-presledovaniya-iz-za-dekriminalizatsii-deyaniya-ne-vlechet-pravo-na-reabilitatsiyu/

Последствия прекращения уголовного дела по нереабилитирующим основаниям

Реабилитирующим основанием прекращения уголовного дела является

Ежегодно российские суды прекращают тысячи уголовных дел по так называемым нереабилитирующим основаниям. В нашем очередном материале на сайте «Условка» мы расскажем, какие последствия может повлечь прекращение уголовного преследования по нереабилитирующим основаниям. 

Существование этого института в уголовном судопроизводстве имеет большое значение, поскольку, дает шанс тысячам оступившихся людей выйти из неприятной жизненной ситуации без судимости и наказания, сделав для себя выводы на будущее. 

Какими бывают нереабилитирующие основания прекращения уголовного дела? 

Перечень нереабилитирующих оснований прекращения уголовного дела приводится в УПК РФ. 

    • Примирение сторон. Допускается только по уголовным делам небольшой или средней тяжести, при условии, что виновник не имеет судимости и загладил причиненный потерпевшему вред. В практике органов расследования и суда данное нереабилитирующее основание прекращения уголовного дела является наиболее часто применяемым.
    • Деятельное раскаяние. Данное основание применяется довольно редко. Также, как и в случае с примирением сторон, у обвиняемого не должно быть судимости, а категория совершенного им преступления не должна относиться к тяжким или особо тяжким деяниям. Для того, чтобы заработать «деятельное раскаяние», виновник должен своими активными добровольными действиями способствовать раскрытию преступления (явка с повинной, активная помощь следствию, возмещение ущерба и т.п.)
    • Истечение сроков давности уголовного преследования. Эти сроки прописаны в статье 78 УК РФ и отличаются в зависимости от тяжести преступления. Например, по краже, совершенной с незаконным проникновением в жилище (п. «а» ч. 3 ст. 158 РФ), срок давности составляет 10 лет, а для убийства – 15 лет со дня совершения преступления.
    • Смерть подозреваемого или обвиняемого. Данное основание применяется только в случае получения согласия близких родственников умершего. Если они считают подозреваемого или обвиняемого невиновным, расследование дела должно быть продолжено и окончательное решение в этом случае будет приниматься судом, после полноценного разбирательства.
    • Амнистия. Это основание применяется в тех случаях, когда государство с периодичностью один раз в несколько лет объявляет амнистию, т.е. «прощает грехи» обвиняемым и подсудимым по определенной категории дел. 

Помимо вышеуказанных, в законодательстве есть еще ряд других, «узкоспециализированных» нереабилитирующих оснований прекращения уголовного дела. Например, в статье 28.1 УПК РФ перечислены условия, при которых возможно  прекращение дел по налоговым преступлениям. 

Во всех случаях суть нереабилитирующих оснований при прекращении  уголовного дела заключается в том, что в отношении лица констатируется факт совершения им преступления, однако, уголовное наказание за него не последует вследствие освобождения от уголовной ответственности по нереабилитирующим мотивам (примирение, истечение сроков давности и др.) .

Это важно: гражданину, в отношении которого выносится решение, должны быть разъяснены основания и последствия прекращения уголовного дела по нереабилитирующим основаниям.

Кроме того, в ряде ситуаций, например в случае прекращения уголовного дела в связи со смертью обвиняемого, следователь обязан выяснить у близких родственников умершего, согласны ли они на такое решение, либо настаивают на продолжении расследования и направлении уголовного дела в суд 

Какие последствия влечет прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям? 

После того, как уголовное дело в отношении гражданина прекращено и постановление следователя или суда вступит в законную силу, информация о состоявшемся решении поступает в единую информационную базу данных  МВД, где она хранится в течение неограниченного времени. 

Отметка в базе данных о привлечении гражданина к уголовной ответственности при определенных обстоятельствах может сыграть негативную роль не только в его судьбе, но также и в судьбе его близких родственников. Например, факт привлечения отца к уголовной ответственности может стать препятствием при трудоустройстве детей на работу в спецслужбы, где тщательно проверяется биография всех родственников. 

Помимо этого, нереабилитирующие основания прекращения уголовного дела не освобождают виновника от обязанности возместить ущерб потерпевшему и от возможных судебных исков с его стороны. 

Будет ли судимость при прекращении дела по нереабилитирующим основаниям? 

Прекращение уголовного дела за примирением сторон, за сроком давности и по любым другим нереабилитирующим основаниям не влечет судимости, поэтому, лицо, в отношении которого вынесено такое постановление, будет считаться несудимым.

Источник: https://uslovka.ru/articles/posledstvija-prekraschenija-ugolovnogo-dela-po-nereabilitiruyuschim-osnovanijam.html

Реабилитирующие и нереабилитирующие основания прекращения уголовного дела (уголовного преследования)

Реабилитирующим основанием прекращения уголовного дела является

К реабилитирующим подозреваемого или обвиняемого основаниям относятся:

а) непричастность подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления (п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК). Данное основание применяется в тех случаях, когда факт преступления очевиден и установлен, однако причастность к его совершению конкретного подозреваемого достаточного подтверждения не нашла либо однозначно опровергнута собранными по делу доказательствами.

б) отсутствие события преступления (п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК). Это основание может быть применено в ситуациях, когда:

– установлено отсутствие самого деяния, сообщение о котором послужило поводом для возбуждения уголовного дела (напр., в случае ложного доноса);

– причинение вреда охраняемым уголовным законом правам и интересам не является результатом чьего-либо деяния (напр., повреждение имущества, гибель людей в результате действия стихийных сил природы);

– факт причинения вреда имел место, но был результатом действий самого пострадавшего лица (самоубийство, членовредительство, нарушение правил безопасности).

в) отсутствие состава преступления (п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК). Это основание применяется, когда установлено, что событие, по поводу которого проводилось расследование, имело место, было результатом действия (бездействия) определенного лица, однако преступлением данное деяние не является по одной из следующих причин:

– отсутствует один из элементов состава преступления, например, субъект, когда лицо, совершившее общественно опасные действия, либо не достигло возраста, с которого наступает уголовная ответственность за соответствующее преступление, либо признано невменяемым, либо вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими (в последнем случае речь идет об уголовно-правовом феномене, известном как «возрастная невменяемость» (ч. 3 ст. 20 УК), в случае установления которой ч. 3 ст. 27 УПК предписывает прекращать уголовное преследование за отсутствием состава преступления);

– отсутствуют признаки преступления, например, в силу небольшой общественной опасности усматриваются признаки малозначительного деяния (ч. 2 ст. 14 УК) либо содержатся признаки административного правонарушения;

– установлены обстоятельства, исключающие преступность деяния (вред причинен в состоянии необходимой обороны, крайней необходимости, при задержании преступника, обоснованном риске, при исполнении обязательного приказа или распоряжения, в результате физического или психического принуждения);

– в действиях подозреваемого (обвиняемого) усматривается добровольный отказ от совершения преступления.

Ч. 2 ст. 24 УПК предписывает прекращать уголовное преследование по данному основанию и в случаях, когда преступность и наказуемость деяния устранены новым уголовным законом, вступившим в силу после совершения деяния, но до вступления приговора по делу в законную силу.

В случаях прекращения уголовного дела по реабилитирующим основаниям, предусмотренным п.п. 1 и 2 ч. 1 ст. 24 и п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК, следователь или прокурор принимает предусмотренные гл.

18 УПК меры по реабилитации лица, в отношении которого прекращено уголовное преследование.

Необходимо обратить внимание на то, что реабилитирующие основания носят императивный характер, то есть в случае их установления следователь (дознаватель) обязан принять решение о прекращении производства по делу или уголовного преследования в отношении конкретного лица.

Нереабилитирующие основания прекращения уголовного преследования, связанные с освобождением от уголовной ответственности:

а) истечение сроков давности уголовного преследования (привлечения к уголовной ответственности), предусмотренных ст. 78 УК (п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК);

б) примирение сторон (за исключением уголовных дел, возбуждаемых в порядке частного обвинения) в соответствии со ст. 76 УК (ст. 25 УПК);

в) деятельное раскаяние (ст. 28 УК), включающее в себя в силу прямого указания, содержащегося в ч. 2 ст. 75 УК и в ч. 2 ст. 28 УПК, специальные основания освобождения от уголовной ответственности, предусмотренные нормами Особенной части УК;

г) возмещение в полном объеме ущерба, причиненного бюджетной системе Российской Федерации в результате совершения преступления в сфере экономической деятельности, при наличии оснований для прекращения уголовного преследования, предусмотренных ст. 24 и 27 УПК или ч. 1 ст. 76.1 УК (ст. 28.1 УПК). Данная норма также представляет собой частный случай деятельного раскаяния.

д) амнистия (п. 3 ч. 1 ст. 27 УПК);

е) в отношении несовершеннолетнего с применением принудительных мер воспитательного воздействия (ст. 427 УПК).

Прекращение уголовного преследования по любому из перечисленных оснований возможно лишь при соблюдении следующих условий:

– доказанность в деянии конкретного подозреваемого или обвиняемого состава преступления, то есть достаточность собранных доказательств для привлечения его к уголовной ответственности;

– согласие самого подозреваемого или обвиняемого на прекращение уголовного преследования именно по этому основанию, не дающему права на реабилитацию в порядке, предусмотренном гл. 18 УПК.

Письменное согласие (отсутствие возражений против прекращения дела по одному из указанных оснований) должно быть зафиксировано в материалах уголовного дела и обязательно отражено в постановлении о его прекращении.

Прекращение уголовного дела по основаниям, предусмотренным ст. 25, 28 и 28.1 УПК, в качестве обязательных условий предполагает, помимо перечисленных выше:

– совершение преступления впервые (то есть отсутствие судимости);

– совершение преступления небольшой или средней тяжести (а в случае со ст. 28.1 – одного из преступлений, перечисленных в ч. 1 ст. 76.1 УК);

– получение согласия прокурора (если дело прекращает дознаватель) или руководителя следственного органа (если дело прекращает следователь).

Это связано с тем, что применение большей части перечисленных оснований (за исключением истечения сроков давности и амнистии) является правом, но не обязанностью следователя (дознавателя).

Вместе со своим процессуальным руководителем они оценивают, насколько полно обвиняемый (подозреваемый) в период расследования возместил причиненный преступлением ущерб, насколько действенной была его помощь следствию в установлении всех обстоятельств дела, насколько искренним является его раскаяние в содеянном, а также степень потенциальной общественной опасности личности подозреваемого (обвиняемого).

Таким образом, применение оснований, предусмотренных ст. 25, 28, 28.

1 и 427 УПК, носит диспозитивный характер, то есть предполагает определенную свободу усмотрения правоприменителя, который на данной стадии уголовного процесса выступает еще и в качестве стороны обвинения, решать, продолжать ли уголовное преследование, или отказаться от него, не направляя дело в суд, с учетом позитивного постпреступного поведения подозреваемого, обвиняемого и характеристики его личности.

https://www.youtube.com/watch?v=WkJdKw2isoc

Обязательным формальным основанием для прекращения уголовного дела (уголовного преследования) в связи с примирением с потерпевшим (ст. 25 УПК) является письменное заявление (ходатайство) потерпевшего или его представителя о прекращении уголовного преследования и отсутствии претензий к подозреваемому (обвиняемому) в части причиненного преступлением вреда.

Специальный порядок предусмотрен ст. 427 УПК для прекращения уголовного дела в отношении несовершеннолетнего в связи с применением к нему принудительных мер воспитательного воздействия.

Нереабилитирующие основания прекращения уголовного преследования, связанные с наличием специально предусмотренных уголовно-процессуальным законом особых обстоятельств, препятствующих осуществлению уголовного преследования:

а) смерть подозреваемого или обвиняемого (п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК), за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего;

б) невозможность повторного осуществления уголовного преследования в отношении одного и того же лица по одному и тому же обвинению (наличие в отношении подозреваемого (обвиняемого) вступившего в законную силу приговора суда по тому же обвинению либо определения суда или постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению (п. 4 ч. 1 ст. 27 УПК), а также наличие в отношении подозреваемого (обвиняемого) не отмененного постановления органа дознания, следователя или прокурора о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела (п. 5 ч. 1 ст. 27 УПК));

в) отсутствие заключения суда о наличии признаков преступления в действиях Генерального прокурора РФ или Председателя СК РФ в силу пунктов 2 и 2.1 ч. 1 ст.

448 УПК, либо отсутствие согласия соответственно Совета Федерации, Государственной Думы Федерального Собрания, КС РФ, квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела или привлечение в качестве обвиняемого одного из лиц, обладающего правовым иммунитетом от уголовного преследования, указанных в п.п. 1, 3 – 5 ч. 1 ст. 448 УПК (судьи всех уровней, депутаты Государственной Думы и члены Совета Федерации) (п. 6 ч. 1 ст. 24), а также отказ Государственной Думы Федерального Собрания РФ в даче согласия на лишение неприкосновенности Президента РФ, прекратившего исполнение своих полномочий, и (или) отказ Совета Федерации в лишении неприкосновенности данного лица (п. 6 ч. 1 ст. 27 УПК);

г) примирение потерпевшего с обвиняемым по уголовному делу частного обвинения (ч. 2 ст. 20 УПК) либо отсутствие заявления потерпевшего, если дело может быть возбуждено не иначе, как по его заявлению (п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК).

Последнее основание требует определенной оговорки: вряд ли правильно считать реабилитирующим основанием отсутствие заявления потерпевшего по делу частно-публичного обвинения, поскольку сама возможность в случае подачи заявления потерпевшим осуществления по такому факту уголовного преследования в публичном порядке свидетельствует об объективном наличии объекта уголовно-правовой охраны более значимого, нежели по делам о преступлениях, отнесенных к категории частного обвинения.

Все основания, входящие в эту группу, так же, как и реабилитирующие основания, являются императивными и не предполагают какой-либо свободы усмотрения должностных лиц органов расследования.

Контрольные вопросы:

1. Какова сущность процессуального решения о прекращении уголовного дела?

2. В чем отличие прекращения уголовного дела от прекращения уголовного преследования?

3. Каковы правовые последствия прекращения уголовного преследования в отношении конкретного лица по реабилитирующим и нереабилитирующим основаниям?

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:

Источник: https://zdamsam.ru/b46091.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.