Реабилитация судебная практика

Справка о судебной практике по делам, связанным с признанием права на реабилитацию лиц, необоснованно подвергнутых уголовному преследованию, возмещением причиненного им вреда

Реабилитация судебная практика

Справка подготовлена по заданию Заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации N ОСП-112/10 от 12.05.

2010 по результатам изучения судебных решений по уголовным и гражданским делам, связанным с признанием права на реабилитацию, восстановлением прав и свобод лиц, необоснованно подвергнутых уголовному преследованию, возмещением причиненного им вреда, принятым судами Кемеровской области в 2009 году, кассационной и надзорной практики Кемеровского областного суда, а также данных статистики за указанный период.

Согласно сведениям, предоставленным судами и мировыми судьями области, в 2009 году с признанием права на реабилитацию было оправдано 24 лица по 17 уголовным делам, в том числе 2 лица были оправданы в части предъявленного обвинения. Из общего числа оправданных 11 лиц, привлекались к уголовной ответственности по делам частного обвинения.

Кроме того, в 1 случае право на реабилитацию признано за лицом, в отношении которого прекращено уголовное преследование по реабилитирующему основанию судом надзорной инстанции.

В 2009 году в порядке уголовного судопроизводства (ст. 399 УПК РФ) в пользу 4-х в разное время реабилитированных лиц в возмещение имущественного вреда, причиненного в результате уголовного преследования, в общей сложности взыскано 472252 рубля (данные из таблицы 1 — не приводится).

В порядке гражданского судопроизводства в соответствии со ст. ст. 1069, 1070 ГК РФ судами рассмотрено с вынесением решения 27 заявлений о возмещении ущерба гражданам, имеющим право на реабилитацию в результате необоснованного уголовного преследования, из которых удовлетворено 26 на общую сумму 3060000 рублей (данные из таблицы 2 — не приводится).

Применение статьи 133 УПК РФ

В соответствии с п. 34 ст. 5 УПК РФ реабилитация представляет собой порядок восстановления прав и свобод лица, незаконно или необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, и возмещения причиненного ему вреда.

Согласно ч. 1 ст. 133 УПК РФ право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах.

Исходя из положений ч. 2 ст. 133 УПК РФ право на реабилитацию имеют:

1) подсудимый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор;

2) подсудимый, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения;

3) подозреваемый или обвиняемый, уголовное преследование в отношении которого прекращено по основаниям, предусмотренным:

а) п. п. 1, 2, 5 и 6 ч. 1 ст. 24 УПК РФ:

— отсутствие события преступления;

— отсутствие в деянии состава преступления;

— отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению, за исключением случаев, предусмотренных ч. 4 ст. 20 УПК РФ;

— отсутствие заключения суда о наличии признаков преступления в действиях одного из лиц, указанных в п. п. 2 и 2.1 ч. 1 ст.

448 УПК РФ, либо отсутствие согласия соответственно Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда Российской Федерации, квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела или привлечение в качестве обвиняемого одного из лиц, указанных в п. п. 1 и 3 — 5 ч. 1 ст. 448 УПК РФ;

б) п. п. 1 и 4 — 6 ч. 1 ст. 27 УПК РФ:

— непричастность подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления;

— наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению либо определения суда или постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению;

— наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого неотмененного постановления органа дознания, следователя или прокурора о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела;

— отказ Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации в даче согласия на лишение неприкосновенности Президента Российской Федерации, прекратившего исполнение своих полномочий, и (или) отказ Совета Федерации в лишении неприкосновенности данного лица;

4) осужденный — в случаях полной или частичной отмены вступившего в законную силу обвинительного приговора суда и прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным п. п. 1 и 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ:

— непричастность подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления;

— прекращение уголовного дела по основаниям, предусмотренным п. п. 1 — 6 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, а именно:

— отсутствие события преступления;

— отсутствие в деянии состава преступления;

— истечение сроков давности уголовного преследования;

— смерть подозреваемого или обвиняемого, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего;

— отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению, за исключением случаев, предусмотренных ч. 4 ст. 20 УПК РФ;

— отсутствие заключения суда о наличии признаков преступления в действиях одного из лиц, указанных в п. п. 2 и 2.1 ч. 1 ст.

448 УПК РФ, либо отсутствие согласия соответственно Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда Российской Федерации, квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела или привлечение в качестве обвиняемого одного из лиц, указанных в п. п. 1 и 3 — 5 ч. 1 ст. 448 УПК РФ;

5) лицо, к которому были применены принудительные меры медицинского характера, — в случае отмены незаконного или необоснованного постановления суда о применении данной меры.

При этом в соответствии с ч. 4 ст. 133 УПК РФ названные положения о реабилитации не распространяются на случаи, когда примененные в отношении лица меры процессуального принуждения или постановленный обвинительный приговор отменены или изменены ввиду:

— издания акта об амнистии;

— истечения сроков давности;

— недостижения возраста, с которого наступает уголовная ответственность, или в отношении несовершеннолетнего, который хотя и достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими в момент совершения деяния, предусмотренного уголовным законом;

— принятия закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния.

1. Должно ли признаваться право на реабилитацию:

а) за лицами, в отношении которых прекращено уголовное преследование, отменен или изменен обвинительный приговор ввиду принятия закона, устраняющего преступность или наказуемость совершенного деяния с прекращением дела по пункту 2 части 1 статьи 24 УПК РФ за отсутствием состава преступления (часть 2 статьи 24 УПК РФ).

В соответствии с ч. 2 ст. 24 УПК РФ уголовное дело подлежит прекращению за отсутствием состава преступления, в случае, когда до вступления приговора в законную силу преступность и наказуемость этого деяния были устранены новым уголовным законом.

Как уже отмечалось в ч. 4 ст. 133 УПК РФ предусмотрен запрет на применение положений о реабилитации к случаям, когда примененные в отношении лица меры процессуального принуждения или постановленный обвинительный приговор отменены или изменены, в том числе ввиду принятия закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния.

Позицию законодателя по данному вопросу подтвердил и Конституционный Суд РФ, указав, что в том случае, если новым уголовным законом устраняются преступность и наказуемость какого-либо деяния, то в постановлении о прекращении уголовного дела в связи с отсутствием в деянии состава преступления констатируется невозможность дальнейшего осуществления уголовного преследования в отношении подозреваемого или обвиняемого, хотя ранее выдвигавшиеся против него обвинения и не признаются необоснованными. При этом, выявление в ходе судебного разбирательства оснований для прекращения уголовного дела не освобождает суд от необходимости выяснения позиций сторон по данному делу и исследования представленных ими доводов, что, в свою очередь, обязывает суд не только проверять наличие достаточных для прекращения дела оснований и условий, но и обеспечивать сторонам возможность высказать свою позицию по данному вопросу. Таким образом, положения ч. 2 ст. 24, ч. 4 ст. 133 УПК РФ не препятствуют суду рассмотреть по существу находящееся в его производстве уголовное дело, если до вынесения приговора новым уголовным законом устраняется преступность и наказуемость инкриминируемого обвиняемому деяния, и не лишают обвиняемого права на доступ к правосудию и права на эффективную судебную защиту (определение от 05.11.2004 N 361-О по жалобе Филиппова на нарушение его конституционных прав ч. 2 ст. 24, ч. 4 ст. 133, ст. 239 и п. 1 ст. 254 УПК РФ).

С учетом положений закона и позиции Конституционного Суда можно сделать вывод, что действующая редакция ст. 133 УПК РФ не предполагает, что отмена либо изменение обвинительного приговора на основании ч. 2 ст. 24 УПК РФ влечет за собой реабилитацию лица, в отношении которого осуществлялось уголовное преследование.

При этом, в случае отмены (изменения) приговора апелляционной и кассационной инстанциями вопросов не возникает. Между тем, поскольку в соответствии с ч. 2 ст.

24 УПК РФ производство по уголовному делу прекращается за отсутствием состава преступления, возникает противоречие с положениями п. 4 ч. 2 ст.

133 УПК РФ, предоставляющими право на реабилитацию осужденному в случае полной или частичной отмены приговора за отсутствием состава преступления судом надзорной инстанции;

б) за лицами, в отношении которых прекращено уголовное преследование, отменен или изменен обвинительный приговор по п. 3 части 1 ст. 24 УПК РФ в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности с учетом положений п. 4 части 2 ст. 133 УПК РФ.

Как уже отмечалось, согласно п. 4 ч. 2 ст. 133 УПК РФ положения о реабилитации не распространяются на случаи, когда постановленный в отношении лица обвинительный приговор отменен или изменен ввиду истечения сроков давности.

Исходя из содержания решений Конституционного Суда РФ, в том числе приведенного выше по заявлению Филиппова, следует, что имеются ввиду случаи, когда указанные в ч. 4 ст. 133 УПК обстоятельства возникли как после вступления приговора суда первой инстанции в законную силу, так и до этого момента.

В отличие от прекращения уголовного преследования в соответствии с ч. 2 ст. 24 УПК РФ на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, прекращение такого преследования в связи с истечением срока давности предполагает наличие согласия лица, которое подверглось уголовному преследованию (ч. 2 ст. 27 УПК РФ).

Из этого следует, что лицо, в отношении которого прекращается уголовное преследование в связи с истечением сроков давности, вправе возражать против такого решения и настаивать на продолжении производства по делу с тем, чтобы уголовное дело завершилось решением, влекущим реабилитацию на предусмотренных законом основаниях.

Источник: http://www.ourcourt.ru/kemerovskij-oblastnoj-sud/2010/06/15/940053.htm

О судебной практике применения положений уголовного закона о возложении на осужденных обязанности пройти лечение от наркомании или социальную реабилитацию

Реабилитация судебная практика

Прокуратурой Тверской области проанализирована судебная практика применения положений уголовного закона, регламентирующих возложение на осужденных обязанности пройти лечение от наркомании или социальную реабилитацию в 2017 г.

В указанный период судами области рассмотрено 282 уголовных дела о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов и прекурсоров в отношении 326 лиц, что составляет 4% от общего количества рассмотренных дел.

За совершение указанных преступлений осуждено 320 лиц, принудительные меры медицинского характера применены к 5 лицам. В отношении 1 лица уголовное дело прекращено в связи со смертью подсудимого.

Анализ судебной практики свидетельствует о том, что наиболее распространенными составами преступлений в данной сфере являются незаконные приобретение, хранение, перевозка наркотиков (ст. 228 УК РФ) и незаконный их сбыт (ст. 228.1 УК РФ).

В частности, по ст. 228 УК РФ рассмотрено 135 уголовных дел в отношении 149 лиц, по ст. 228.1УК РФ 130 дел в отношении 158 лиц.

Имеются факты привлечения к уголовной ответственности лиц за незаконное культивированное растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры (ст. 231 УК РФ). За совершение таких преступлений осуждено 8 лиц.

Кроме того, судами области вынесены обвинительные приговоры в отношении 10 лиц, организовавших либо содержащих притоны или систематическое предоставлявших помещения для потребления наркотических средств, психотропных веществ их аналогов (ст. 232 УК РФ).

Также в 2017 году 1 лицу применены принудительные меры медицинского характера за совершение уголовно-наказуемого деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 229 УК РФ (хищение либо вымогательство наркотических средств).

Лица, признанные виновными в совершении вышеуказанных преступлений, осуждаются в основном к реальному лишению свободы – 273 лица (86%). К лишению свободы условно осуждено 30 лиц, к ограничению свободы – 1, к исправительным работам – 2, к обязательным работам – 7, к штрафу – 7.

Наказание, не связанное с реальным лишением свободы, назначается в основном за совершение указанных преступлений, относящихся к небольшой тяжести, в частности, предусмотренных ч. 1 ст. 228 УК РФ и ч. 1 ст. 231 УК РФ.

Вместе с тем следует отметить, что в таких случаях уголовный закон содержит нормы, предусматривающие возложение на осужденных, помимо назначения основного наказания, выполнение определенных обязанностей.

В частности, если лицо признано больным наркоманией, и осуждено к условному лишению свободы либо ему назначено основное наказание в виде штрафа, лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, обязательных работ, исправительных работ или ограничения свободы, суд может возложить на виновного обязанность пройти лечение от наркомании и медицинскую или социальную реабилитацию. При этом контроль за исполнением осужденным этой обязанности будет осуществляться уголовно-исполнительной инспекцией.

Однако, наличие (отсутствие) у лица заболевания наркоманией суд устанавливает на основании заключения эксперта по результатам судебно-психиатрической экспертизы, которое должно содержать вывод о наличии (отсутствии) у лица диагноза «наркомания», а также о том, нет ли медицинских противопоказаний для проведения лечения от такого заболевания.

Практика возложения на виновного обязанности пройти лечение от наркомании и медицинскую или социальную реабилитацию в Тверской области не нашла широкого применения. В 2016 г. данная обязанность судом возложена на 3 осужденных.

Кимрским городским судом Тверской области гражданин осужден за совершение незаконного приобретения и хранения без цели сбыта наркотического средства в значительном размере (ч. 1 ст. 228 УК РФ) к наказанию в виде ограничения свободы на срок 1 год. В соответствии с требованиями ст. 72.1 УК РФ на него возложена обязанность пройти курс лечения от наркомании и медицинскую реабилитацию.

В 2017 г. и истекшем периоде 2018 г. такие решения принимались в единичных случаях.

Пролетарским районным судом г. Твери женщина осуждена по ч. 1 ст. 228 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года, в течение которого она обязана, в том числе пройти лечение от наркомании.

За совершение аналогичного преступления Осташковским городским судом Тверской области к условному лишению свободы осуждены двое местных жителей, на которых также возложена обязанность пройти лечение от наркомании и медицинскую реабилитацию.

Приговоры вступили в законную силу.

Основной причиной, препятствующей суду возложить на осужденного обязанность пройти лечение от наркомании, является отсутствие в материалах уголовного дела судебно-психиатрической экспертизы, а, собранные в ходе предварительного расследования сведения о личности подозреваемого или обвиняемого, свидетельствовали о недостаточности оснований для ее проведения.

Проблемы применения указанных норм уголовного закона явились предметом обсуждения на заседании Научно-консультативного методического совета при прокуратуре Тверской области, по результатам которого органы предварительного расследования ориентированы на принятие дополнительных мер по сбору информации о привлекаемом к уголовной ответственности лице, необходимой для решения вопроса о проведении судебно-психиатрической экспертизы с целью установления наличия либо отсутствия у него заболевания наркоманией.
 

Посмотреть новость на региональном сайте Прокуратуры

Источник: https://genproc.gov.ru/smi/news/regionalnews/news-1365082/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.