Разжигание ненависти и вражды к социальной группе

Понятие социальной группы в статье 282 УК РФ

Разжигание ненависти и вражды к социальной группе


Статья 282 УК РФ устанавливает ответственность за «возбуждение ненависти либо вражды, а также унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе».

Пока ст. 282 УК РФ предусматривала ответственность за возбуждение только национальной, расовой или религиозной вражды, у следственных работников не было затруднений с идентификацией самих специальных групп.

Понятия расы, нации, религии достаточно четко определены в современной науке. Эти явления знакомы и хорошо наблюдаемы в действительности. Трудности начались с момента вступления в силу новой редакции статьи 282 УК РФ, введенной Федеральным законом от 8 декабря 2003 г.

№ 162-ФЗ, которая фактически была дополнена новым понятием — «социальная принадлежность», а само название статьи стало звучать максимально неопределенно: «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства».

Таким образом, ряд хорошо знакомых специальных групп (нация, раса, религиозная группа) пополнился новым видом — «социальной группой» [8].

Под понятием «социальный» в большинстве энциклопедических словарей обычно понимается «общественный, относящийся к жизни людей и их отношениям в обществе» [5], в то время как под группой подразумевается «совокупность людей, объединенных общностью интересов, профессии, деятельности и т. п». [8].

Понятие социальной группы не предусмотрено законом, что в свою очередь приводит к разногласиям не только среди ученых, но и в судебной практике. Так, профессор А. В.

Петрянин считает, что «социальная группа» — это группа, отличающаяся от посягателей по признакам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной принадлежности, что и явилось причиной противоправного (преступного) поведения; «экстремистская мотивация» — полное отрицание оппонентов (потерпевших) по признакам их политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной принадлежности, выражающееся в посягательствах или уничтожении оппонентов в процессе совершения преступлений экстремистской направленности [9]. Таким образом, А. В. Петрянин вводит обязательный признак для квалификации ст. 282 УК РФ — отличие приверженности к определенным группам посягателей и потерпевших от преступления. С другой стороны, М. А. Осадчий считает, что ст. 282 УК РФ предусматривает ответственность за возбуждение негатива к отдельному лицу на основе практически любой групповой принадлежности [8].

На практике вопрос о приверженности к социальной группе обычно ставится перед специалистами и экспертами. Так, научно-исследовательский экспертный центр по изучению проблем экстремизма Санкт-Петербургского государственного университета в комплексном исследовании специалистов от 02.09.

2010 № 81/10 (03–08) утверждает, что под социальными группами понимаются такие группы людей, являющиеся структурной частью современного общества, которые выделяются по признакам, формирующим и определяющим цивилизационно-культурные особенности конкретной личности, его индивидуальность.

К ним относятся признаки языка, происхождения, религиозной принадлежности, а также признаки расы, национальности и пола. Все эти признаки имеют и дополнительную особенность — они являются неизменяемыми для человека, присущими ему от рождения (раса, национальность, происхождение, пол, религиозная конфессия).

Религиозно-конфессиональный признак относится к категории неизменяемых на том основании, что он является устойчивым, этнически (национально) закрепленным и получаемым, как правило, при рождении [4].

Как представляется, тезис о том, что национальность и религиозный признак являются неизменяемыми напрямую противоречит ст. ст. 26 и 28 Конституции РФ, которые позволяют свободно выбирать религиозные и иные убеждения, а также определять и указывать свою национальную принадлежность [16].

Аналогичные вопросы возникают на практике с отнесением профессий к социальным группам. Так, 07.06.2008 Сыктывкарский городской суд республики Коми вынес обвинительный приговор Терентьеву С. С.

, который совершил действия, направленные на возбуждение ненависти и вражды, а также на унижение достоинства группы лиц по принадлежности к социальной группе — сотрудникам милиции [12]. С другой стороны, Костромской Суд оправдал Р.

Замураева, указав, что «социальная группа предполагает наличие внутренней организации, общих целей деятельности, формы социального контроля, определенную сплоченность, общность интересов и т. д» [11].

Чиновников и милиционеров (полицейских) нельзя считать социальными группами, поскольку их общность целей и внутренняя организация строится на профессиональных отношениях.

Также, следственное управление Следственного комитета РФ по Санкт-Петербургу прекратило уголовное преследование в отношении Воротникова и Николаева.

Спустя год после возбуждения дела следствие не нашло признаков преступления, предусмотренного пунктом «б» части 1 статьи 213 УК РФ, в действиях активистов, которые обвинялись в переворачивании милицейских машин во время акции «Дворцовый переворот» в сентябре 2010 года.

Следствие пришло к выводу, что Воротникова и Николаева нельзя привлечь к уголовной ответственности за хулиганство по мотивам ненависти и вражды в отношении какой-либо социальной группы, поскольку «в настоящее время не существует единого мнения по поводу того, относятся ли сотрудники милиции к категории отдельной социальной группы».

Это решение, основанное на мнении независимых экспертов и прецедентных решениях российских судов, является крайне важным для правоприменительной практики и защиты прав гражданских активистов от неправомерных преследований.

Изначально следственные органы были склонны в этом деле интерпретировать статью 213 УК РФ в рамках антиэкстремистского законодательства и строить обвинение исходя из мотива ненависти к социальной группе.

Однако, ряд правозащитников и экспертов с самого начала поставили правомерность подобного подхода под сомнение указывая, что отсутствие твердого определения социальной группы — как в законе, так и в научном дискурсе — нередко приводит к произвольному толкованию этого понятия [10].

В зарубежной социологии существует множество разных определений понятия «социальная группа». Наиболее корректное понятие социальной группы, на взгляд автора, дает Р. Мертон (автор теории социального напряжения): «…

совокупность людей, которые определенным образом взаимодействуют, осознают свою принадлежность к группе и считаются ее членами с точки зрения других людей» [2]. Приведенное определение, как верно замечает А. А.

Цыбелов, содержит оба необходимых элемента: объективный (реальное взаимодействие людей) и субъективный (самоидентификация индивида как члена определенной группы, а также такое его восприятие другими людьми) [15]. В отличии от понятий, которые предлагают А. В. Петрянин и М. А. Осадчий, вариант Р.

Мертона является более конкретным и не расходится с судебной практикой: для квалификации деяния по ст.282 УК РФ не имеет значения принадлежность посягателя к той или иной социальной группе, она выступает лишь косвенным подтверждением наличия экстремистского мотива.

Конституционный Суд РФ в своем определении от 22 апреля 2010 года № 564-О-о указал, что содержащаяся в статье 282 УК РФ норма направлена на охрану общественных отношений, гарантирующих признание и уважение достоинства личности независимо от каких-либо физических или социальных признаков, устанавливает уголовную ответственность не за любые действия, а только за те, которые совершаются с прямым умыслом, направленным на возбуждение ненависти или вражды, унижение достоинства человека или группы лиц, в связи с чем неопределенности не содержит и сама по себе не может рассматриваться как нарушающая конституционные права заявителя [7]. Однако, изложенные выше примеры показывают, что вопрос о критериях выделения социальных групп применительно к рассматриваемой норме УК РФ (как и ряда других норм) остается недостаточно определенным, что создает условия для произвольного применения закона.

Можно сказать, что уголовное право в целом нуждается в конкретизации норм и уменьшении количества «открытых перечней» в понятиях для исключения их двоякой трактовки. В данном вопросе стоит поддержать точку зрения С. М.

Оленникова в том, что самой лучшей гарантией защиты от чрезмерного использования репрессивных ресурсов уголовного права являются понятные всем, четко определенные и не допускающие двусмысленностей формулировки самого закона [6].

По мнению автора, следует заменить абстрактное понятие социальной группы на конкретный перечень групп, интересы которых действительно нуждаются в защите со стороны государства. Проанализировав материалы судебной практики по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 280, 282, 282.1, 282.

2 УК РФ, в том числе справки по результатам их обобщения отдельными судами [14], можно определить, что, помимо прямо выделенных в ст.

282 УК РФ признаков пола, расы, национальности, языка, происхождения и отношения к религии, наиболее часто в теории и на практике к социальным группам относят сообщества людей, объединенных по признакам возраста, территории проживания, состояния здоровья, сексуальной ориентации, профессии, гражданства, имущественного положения, членства в общественных организациях.

На основании изложенного, предлагается включить упомянутый перечень в качестве описания признака состава преступления, предусмотренного ст. 282 УК РФ, дополнив последнюю примечанием следующего содержания:

«Примечание. Под социальной группой в данной главе, а равно в статьях 63, 105, 111, 112, 115, 116, 117, 119, 213, 214 настоящего Кодекса понимается группа людей, объединенных по признакам возраста, территории проживания, состояния здоровья, сексуальной ориентации, профессии, гражданства, имущественного положения, членства в общественных организациях».

Литература:

  1. Агапов П. В. Организация экстремистского сообщества: проблемы квалификации и доказывания: пособие / под ред. В. В. Меркурьева. — Академия Генеральной прокуратуры России. — М.: Издательство Проспект, 2015. — 224 с.
  2. Борисов А. Ф. Социология: Учебник для юридических вузов / Борисов А. Ф., В. П. Сальникова, С. В. Степашина. — СПб.: Издательство Лань, 2000. — 416 с.
  3. Борисов С. В. Преступления экстремистской направленности: проблемы законодательства и правоприменения: диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук: 12.00.08 / Сергей Викторович Борисов — М., 2012. — 484 с.
  4. Комплексное исследование специалистов от 02 сентября 2010 г. № 81/10 (03–08) [Электронный ресурс] // Петербургская интернет-газета «Фонтанка»: Интернет-газета. — URL: http//:www.fontanka.ru/mm/items/2010/9/16/0029/issledovanie.doc.
  5. Ожегов С. И. Словарь русского языка / Под ред. Н. Ю. Шведовой. — М.: Издательство «Советская Энциклопедия», 1984. — 944 с.
  6. Оленников С. М. Пределы ограничения свободы слова средствами уголовного права: проблемы законодательной конструкции статьи 282 УК РФ / С. М. Оленников. // Адвокат. — 2010. — № 2. — С. 77–85.
  7. Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 22 апреля 2010 года № 564-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Замураева Романа Владимировича на нарушение его конституционных прав положением части первой статьи 282 Уголовного кодекса Российской Федерации» [Электронный ресурс] // Информационно-правовое обеспечение «Гарант» — URL: http://base.garant.ru/1795310/
  8. Осадчий М. А. Использование лингвистических познаний в расследовании преступлений, предусмотренных статьей 282 Уголовного кодекса РФ / М. А. Осадчий [Электронный ресурс] // Право и безопасность. — 2007. — № 3–4 (24–25). — URL: http://dpr.ru/pravo/pravo_21_17.htm
  9. Петрянин А. В. Противодействие преступлениям экстремистской направленности: уголовно-правовой и криминологический аспекты, автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук: 12.00.08 / Алексей Владимирович Петрянин — М., 2014. — 50 с.
  10. Полиция — не социальная группа. Уголовное дело в отношении активистов арт-группы «Война» закрыто [Электронный ресурс]: Сайт // Информационно-аналитический центр «Сова». — URL: http://www.sova-center.ru/misuse/news/counteraction/2011/10/d22788.
  11. Приговор Свердловского районного суда г. Костромы от 01 ноября 2010 г. № 1–32/2010 // Архив Свердловского районного суда г. Костромы.
  12. Приговор Сыктывкарского городского суда Республики Коми от 7 июля 2008 г. № 1–396/08 // Архив Сыктывкарского городского суда Республики Коми.
  13. Справка обобщения судебной практики по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 280, 282, 282.1, 282.2 УК РФ, а также об иных преступлениях, совершенных по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти, или вражды, либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы за 2010 год // Архив Верховного Суда Удмуртской Республики.
  14. Справка по результатам обобщения судебной практики по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 280, 282, 282.1, 282.2 УК РФ, а также иных преступлениях экстремистской направленности, рассмотренным в 2013 году // Архив Советского районного суда города Владикавказа Республики Северная Осетия — Алания.
  15. Цыбелов А. А. некоторых криминообразующих признаков состава преступления, предусмотренного ст. 136 УК РФ / А. А. Цыбелов [Электронный ресурс] // Юридическая научная библиотека издательства «Спарк». — 2008. — URL: http://www.lawlibrary.ru/article2081397.html.
  16. Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 г.: по сост. на 21 июля 2014 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2014. – № 31. – ст. 4398.

Основные термины(генерируются автоматически): социальная группа, УК РФ, возбуждение ненависти, группа, религиозная принадлежность, внутренняя организация, какая-либо социальная группа, Николаев, судебная практика, уголовная ответственность.

Источник: https://moluch.ru/archive/147/41165/

Эксперт по уголовному праву Алексей Добрынин об изменениях 282-й статьи

Разжигание ненависти и вражды к социальной группе

Эксперт по уголовному праву, партнер коллегии адвокатов Pen & Paper Алексей Добрынин рассказывает, почему рано радоваться обновленной «антиэкстремистской» 282-й статье

AP/TASS

В третьем чтении принят президентский законопроект о внесении изменений в ст. 282 УК РФ — возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства. Принят молниеносно. Как, впрочем, обычно и бывает с президентскими инициативами. Все выдохнули, ведь речь идёт о частичной декриминализации 282 ст. УК РФ, которую так долго ждали.

Но руки потирать рано.

Конечно же, положительные моменты там есть — с них и начнём.

В соответствии с президентским законопроектом, уголовная ответственность по части 1 статьи 282 УК за действия, направленные на возбуждение ненависти и вражды, совершенные без квалифицирующих признаков, будет наступать только в том случае, если лицо ранее привлекалось к административной ответственности за аналогичное деяние.

Как следует из пояснительной записки к законопроекту, цель внесения изменений — «гуманизация законодательства путем исключения случаев привлечения к уголовной ответственности за деяния, совершенные однократно и не представляющие серьезной угрозы для основ конституционного строя и безопасности государства».

Из положительного здесь то, что теперь, прежде чем возбудить уголовное дело по ч. 1 ст. 282 УК РФ по признакам разжигания ненависти либо вражды, следственные органы должны понимать, что перед ними субъект, который совсем недавно (в течение года, как установил законодатель) был привлечён к административной ответственности за аналогичное действие.

Соответственно, с учётом ст. 10 УК РФ, которая говорит об обратной силе уголовного закона, все лица, в отношении которых сегодня возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст.

282 УК РФ, либо уже отбывающие наказание, либо его отбывшие, но имеющие непогашенную судимость, должны быть освобождены от уголовного преследования путём прекращения уголовного дела по реабилитирующим основаниям.

И это прекрасно. На этом мощные плюсы принятого закона заканчиваются. Начинаются не менее мощные минусы. Последних больше.

Итак, что не так.

Все последние сумбурные законодательные годы законотворец шел творить преимущественно в сторону утяжеления уголовной ответственности по ст. 282 УК РФ.

До 2012 года максимальная санкция за это преступление была до двух лет лишения свободы. Затем законодатель увеличил ее до четырех лет. Потом — до пяти лет лишения свободы.

Параллельно доработал диспозицию нормы с указанием на то, что уголовная ответственность наступает не только за действия, совершенные публично или с использованием СМИ, но также с использованием сети Интернет.

После этого, как мы все знаем и с ужасом наблюдаем, правоохранительные органы не стали долго ждать.

Центр «Э» незамедлительно возбудился, и в сети Интернет начали находить информацию, имеющую признаки экстремизма и представляющую (здесь важно выделить), по мнению следственных органов, особую угрозу основам конституционного строя и безопасности государства. Затем предсказуемо последовали аресты.

В результате такой уголовной репрессии сложилась практика привлечения к уголовной ответственности пользователей социальных сетей, ставящих «лайки», делающих репосты статей, фотографий или сохраняющих на своих страницах в социальных сетях картинки, видеоролики и прочий мусорный контент, в котором люди, называющие себя экспертами и имеющие соответствующие дипломы, каким-то чудесным образом обнаруживают сплошь и рядом признаки разжигания розни.

Но на этом практика правоприменения ст. 282 не остановилась, а пошла дальше. Одним из квалифицирующих признаков части первой указанной статьи является «социальная группа», в отношении которой были совершены действия, направленные на разжигание ненависти или вражды.

Законодатель не раскрыл понятие социальной группы, применительно к диспозиции этой нормы. Зато судебно-следственная практика сразу разобралась, что к этой группе надо относить депутатский корпус, а также правоохранительные органы.

А действия тех, кто критикует власть, квалифицировать по ч. 1 ст. 282.

Возвращаясь к недостаткам принятого вчера закона стоит постулировать: диспозиция нормы, определяющая действия лиц, направленные на разжигание ненависти или вражды по отношению к определенной в статье категории людей или социальных групп, за что наступает уголовная ответственность, так и осталась нераскрытой, более того, стала размытой и неопределенной. То есть критерии, разграничивающие административный проступок от уголовно-наказуемого, так в статье и не появились. Чем такая правовая неопределенность заканчивается на практике, мы уже знаем.

Таким образом с принятием этого законопроекта правовые основания привлечения к уголовной ответственности тех же пользователей социальных сетей по сути остались неизменны.

Немного усложнилась процедура: законодатель ввёл так называемую административную преюдицию по отношении к уголовным делам, возбуждаемым по ч. 1 ст. 282 УК РФ.

Теперь в случае повторного административного правонарушения за разжигание ненависти или вражды лицо, допустившее такой административный проступок в течение одного года, будет привлекаться к уголовной ответственности.

Смысл административной преюдиции в том, что одно и то же деяние одновременно содержит признаки как административного правонарушения, так и преступления. Такой подход, конечно же, неверен как с точки зрения доктрины уголовного права, так и формальной логики.

Повторные правонарушения, за которые предусмотрена административная ответственность, должны влечь за собой более строгую, но, все же административную ответственность.

Так как субъект правоотношений продолжает совершать одни и те же действия, имеющие одну и ту же степень общественной опасности и влекущие за собой привлечение к административной ответственности. В случае с ч. 1 ст. 282 УК РФ законодатель сделал наоборот.
Действия лица остались прежними, то есть подпадающими под регулирование административного кодекса. Но, так как они совершены во второй раз, ответственность для лица теперь наступает уголовная.

То есть степень общественной опасности совершенного проступка остаётся прежней, а вот ответственность за него будет уголовная. Так и происходит криминализация личности. Увы, при помощи государства.

Если законодатель остановится в попытках найти критерии разграничения уголовной ответственности по ч. 1 ст. 282 УК РФ и административной ответственности за те же действия, то, учитывая, с какой скоростью росли уголовные дела по ст. 282, следственным органам не составит труда наработать практику привлечения к административной ответственности за разжигание ненависти или вражды.

А затем, принимая во внимание вчерашние изменения, снова продолжат возбуждать уголовные дела по ч. 1 ст. 282 УК РФ.

А что ещё им остаётся делать, когда в стране в принципе отсутствует уголовно-правовая политика?

Возбуждать, возбуждать и возбуждать.

А нам защищать людей.

Источник: https://snob.ru/entry/169980/

Кого надо судить за разжигание по 282-й

Разжигание ненависти и вражды к социальной группе

Автор Александр Олегович Русин — публицист и блогер. Союз народной журналистики (Новосибирск)

Есть в УК РФ статья № 282 — возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства. По этой статье периодически судят журналистов, блогеров и представителей непарламентской оппозиции за различные резкие высказывания.

Статья удобная, потому что усмотреть разжигание, возбуждение или унижение можно в любой резкой фразе. Вот вчера Антону Носику впаяли крупный штраф по этой статье за то, что слишком разошелся год назад, приветствуя операцию ВКС РФ в Сирии и написал, что надо выбомбить всю страну. И Носик далеко не первый, кому впаяли эту статью за резкий текст.

Но мне почему-то кажется, что по этой статье судят не тех, кого следует.

Да, Носик и другие осужденные по 282-й высказывались резко, это правда.
Но разве они вызвали какую-то новую ненависть к кому-то, которой не было до них?

Разве Носик или другие осужденные по 282-й вызвали какую-то вражду, которой не существовало до их высказывания или вывели эту вражду на какой-то новый уровень?

А теперь обратите внимание на Украину:

Еще 3 года назад жители Украины относились к России и русским безо всякой ярко выраженной вражды. Были, конечно, бандеровцы, которые уже много лет относятся к нам враждебно, но их было не так уж много, меньше процента от населения страны.

А что имеем на данный момент?

Половина Украины, если не больше, относится к России откровенно враждебно, многие при этом относятся с ненавистью не только к России как к государству, но и к русским как к нации.

Налицо резкий рост враждебности.

А откуда взялся этот рост?

Народ сам внезапно начал ненавидеть другой народ? Нет, ничего подобного внезапно не случается. Рост враждебности на Украине по отношению к России и русским — это результат целенаправленного разжигания ненависти и вражды, то есть ровно то, что и прописано в 282-й статье.

Причем имело место не просто разжигание вражды в виде неосторожного резкого высказывания, а велась целенаправленная политика по разжиганию межнациональной розни. На протяжении длительного времени. С применением различных средств массовой информации. С использованием служебного положения.

Группой лиц по предварительному сговору.

Читаем статью 282:

1.

Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично или с использованием средств массовой информации либо информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети «Интернет».

2. Те же деяния, совершенные: а) с применением насилия или с угрозой его применения; б) лицом с использованием своего служебного положения;

в) организованной группой.

Вот все, что указано в обеих пунктах статьи — все имело место.

Возбуждение ненависти было? Было. Вспоминаем кричалки «москаляку на гиляку», призывы Тимошенко расстреливать русских из атомного оружия и все прочее.

Унижение достоинства было? Было. Вспоминаем ярлык «колорады». Это чистой воды унижение достоинства по признакам национальности, языка, происхождения, принадлежности к социальной группе.

Было совершено публично? Да, было. И еще как публично. На всю Украину транслировалось. И на Россию тоже, что характерно. С использованием средств массовой информации, в том числе сети Интернет.

Насилие было? Было. Угрозы применения насилия были? Были.

И все это с использованием служебного положения, огранизованной группой, по предварительному сговору, причем на протяжении длительного времени.

Налицо вся 282-я статья, целиком.

Вот и сравните деяние Носика, прочитав текст которого никто никого убивать не побежал и призывы к бомбардировке Сирии тоже на улице хором не скандировал и детельность украинских «партнеров» Кремля, которая привела к реальному разжиганию вражды между двумя многомиллионными народами. Началось в виде вражды украиского народа по отношению к России и русским, что вызвало ответную реакцию и дошло до вполне реальной войны с тысячами погибших и раненых, десятками тысяч беженцев и разрушениями, которые не поддаются никакому учету.

Так кого надо судить за разжигание по 282-й?

Судить надо Порошенко, Тимошенко, Яценюка, Авакова, Турчинова и всех прочих организаторов майдана. То есть большую часть украинских партнеров Кремля. Не ручки им пожимать, а судить по 282-й. Хотя бы даже заочно.

А еще надо очень внимательно посмотреть, какую роль в разжигании ненависти между русскими и украинцами сыграло руководство России и российские телеканалы.Майдан по российским каналам показывали? Показывали.

Скачущую толпу, кричащую «москаляку на гиляку» показывали? Показывали? Вызвали тем самым ненависть по отношению к украинцам? Вызвали.

Заметьте, что показали толпу из нескольких десятков тысяч вышедших на майдан, но вызвали тем самым ненависть по отношению ко всем украинцам, хотя на майдан выходил от силы 1%, а половина населения Украины вообще ни в каком виде это не поддерживала.

Налицо опять же возбуждение ненависти и вражды по признакам национальности, языка, происхождения, принадлежности к социальной группе. Совершенная с применением средств массовой информации, с использованием служебного положения, организованной группой лиц.

Так что руководство ВГТРК тоже можно привлекать.

Кстати, унижение достоинства тоже было. Определение «укроп» в эфире Вестей звучало? Звучало.

Можно привлекать.

И еще можно проверить высказывания Жириновского насчет Украины и украинцев. Есть такое подозрение, что он за последние три года тоже кое-чего наговорил.

Но самое главное — надо задуматься о том, а не привела ли политика Кремля к возбуждению вражды между народами России и Украины?

Что-то мне подсказывает, что российское руководство тоже приложилось к возбуждению вражды. И приложилось нехило.

Вот и думайте, кого на самом деле по 282-й надо судить…

Источник

Вернуться на главную

*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)

Источник: https://rusrand.ru/actuals/kogo-nado-sudit-za-razjiganie-po-282-y

Состав преступления по 282 статье о возбуждении ненависти либо вражды а равно унижении человеческого достоинства

Разжигание ненависти и вражды к социальной группе

Экстремизм (статья 282 УК РФ) – один из наиболее обсуждаемых видов правонарушения в наши дни. Последствия, к которым приводит разжигание межнациональной розни, не указываются в 282 статье УК РФ, однако о них знает чуть ли не каждый.

В различных государствах существуют свои методы борьбы с теми, кто совершает данное деяние. Все они сводятся к наказанию, которое предусмотрено уголовными кодексами различных стран. Уменьшение количества пропаганды в обществе – основная задача современного законодательства.

Почему в УК РФ экстремизм считается наиболее опасным преступлением, каковы меры наказания, применяемые в РФ и иных странах?

Многоканальная бесплатная горячая линияЮридические консультации по уголовному праву. Ежедневно с 9.00 до 21.00Москва и область: +7 (495) 662-44-36Санкт-Петербург: +7 (812) 449-43-40

Весьма серьёзным и опасным деянием, которое вносит хаос в современное общество и последствия которого действительно необратимы, является разжигание межнациональной розни.

В Википедии можно найти массу информации о данном правонарушении и о том, как его трактуют в различных странах.

Например:

  • в соответствии со статьёй 161 УК Украины «Нарушение равноправия граждан в зависимости от их расовой, национальной принадлежности или отношения к религии», наказание за совершённые деяния может варьироваться от штрафа до лишения свободы на десять лет.
  • в Казахстане данное правонарушение регулирует статья 174 «Возбуждение социальной, национальной, родовой, расовой, сословной или религиозной розни», причём в данной статье также отмечают тот факт, что распространение информации посредством аудиозаписей в сети и при помощи иных средств коммуникации также наказуемо.
  • в Уголовном кодексе Германии данное правонарушение регулирует статья 130. Она гласит следующее: в случае возникновения общественных беспорядков, если они являются следствием действий, направленных на оскорбление или возбуждение националистической неприязни, виновник может получить наказание в виде пяти лет заключения.
  • Верховный суд Нидерландов на этот счёт высказался следующим образом: важны не намерения совершающего данное злодеяние, а форма, которую оно приняло.

В этой стране и ряде других стран Европы важно именно то, что сказано, а не то, для чего это сказано.

Законодательство РФ мало отличается от европейского в данном случае.

Пленум Верховного суда СССР определил следующее: основной задачей действий, направленных на возбуждение вражды, является создание взаимного непонимания и недоверия между людьми, которые относятся к разным социально-демографическим группам. Создание негативного образа нации, её устоев и культуры неизбежно приводит к возникновению в обществе стереотипов и мнительности.

В Российской Федерации разжигание межнациональной розни (282 статья УК РФ) наказывается следующим образом:

  • штраф (300–500 тысяч рублей);
  • принудительные работы (1–4 года);
  • заключение под стражу (2–5 лет).

Если злодеяние было совершенно группой людей, в том числе с применением насилия, или теми, кто для совершения правонарушения воспользовался своим положением на службе, статья Уголовного кодекса РФ 282 предусматривает следующие меры наказания для подсудимого по данному делу:

  • штраф (300–600 тысяч рублей);
  • принудительные или исправительные работы (2–5 лет);
  • лишение свободы (3–6 лет).

Кроме этого, совершивший данное преступление не сможет впоследствии занимать ряд должностей в течение трёх последующих лет (например, если совершивший был военнослужащим).

Как и в случае с иными правонарушениями, совершение злодеяния группой лиц наказывается суровее.

В некоторых случаях унижение чести и достоинства личности регулирует Кодекс об административных правонарушениях Российской Федерации. Действия, попадающие под статью 5.

61 КоАП РФ (Оскорбление), не приводят к массовым беспорядкам и разладу в обществе, поэтому ихне определяют как серьёзное уголовное преступление. Под оскорблением в данном контексте подразумевают обычное унижение личности или достоинства, которое происходит в грубой форме.

Для этого могут применяться средства массовой информации, к примеру, Интернет. Закон предусматривает следующие виды наказания для подследственного:

  1. Штраф (обычные граждане: 1–3 тысячи рублей, лица, занимающие высокие должности: 10–30 тысяч рублей, юридические лица: 50–100 тысяч рублей).
  2. При публичном оскорблении лица штраф увеличивается (обычные граждане: 3–5 тысяч рублей, лица, занимающие высокие должности: 30–50 тысяч рублей, юридические лица: 100–500 тысяч рублей).
  3. Если некое авторитетное лицо допускает совершение публичного оскорбления, взимаемый с него штраф становится следующим (должностные лица: 10–30 тысяч рублей, юридические лица: 30–50 тысяч рублей).

Основная разница между оскорблением, совершение которого регулирует Кодекс об административных правонарушениях, и разжиганием межнациональной розни состоит в том, что второе приводит к более серьёзным последствиям. Результатом подобных действий может стать возникновение общественных конфликтов и противостояний. Поэтому закон предусматривает разные меры наказания за совершение данных злодеяний.

Любой гражданин Российской Федерации имеет право подать заявление в местный правоохранительный орган, если он владеет информацией относительно кого-либо, кто занимается деятельностью, направленной на экстремизм, а также того, кто состоит в контакте с людьми, которые занимаются экстремизмом.

Источник: https://ugolovnoe.com/pravo/kodeks/ekstremizm-statya-282-uk-rf

Состав преступления ст.282 УК РФ «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства», отграничение от иных действий

Разжигание ненависти и вражды к социальной группе
В своих публикациях я уже обращал внимание на проблемы связанные с квалификацией конкретных составов преступлений и отграничения их от иных составов преступлений, а также от действий содержащих признаки преступления, но не являющихся таковым.

  В данной статье я хочу на примере одного уголовного дела, где я участвовал по назначению в период предварительного следствия, обратить внимание на то как предвзятая оценка фактических обстоятельств дела привела, по моему мнению, к ошибке в объекте преступного посягательства и незаконному уголовному преследованию.   К сожалению, мой доверитель не внял моим доводам в его защиту, полностью признал вину и согласился на особый порядок. В суде ему назначили другого защитника и он был осужден, хотя имелись все основания для оправдания или прекращения дела за деятельным раскаянием, о чем я  ему говорил неоднократно.  

Объект преступления, предусмотренного ст. 282 УК РФ

 

В науке «Уголовное право» детально разработано учение об объекте преступного посягательства. В чем суть рассказывать не стану, но для правильного понимания дальнейшего изложения рекомендую прочитать небольшую статью «Виды объектов преступления». 

 

Диспозиция ст. 282 УК РФ сформулирована следующим образом: «Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично или с использованием средств массовой информации».

  На первый взгляд кажется, что непосредственным объектом преступного посягательства являются права человека и гражданина. Давайте попробуем разобраться, так ли это?   Данное преступление размещено в Главе 29 УК РФ «Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства». Таким образом, родовым объектом преступного посягательства в преступлениях Главы 29 является основы конституционного строя и безопасность государства.   Давайте попробуем для начала разобраться в вопросе о том, что такое «основы конституционного строя» поскольку это важно для правильной квалификации. Впрочем и «безопасность государства» тоже непосредственно связана с посягательством на основы конституционного строя.   Согласно ст.16 Конституции РФ положения главы 1 Конституции РФ составляют основы конституционного строя. Собственно это ясно и из самого названия этой главы, которая содержит в себе всего 16 статей (статьи с 1 по 16 включительно).   Анализ положений главы 1 Конституции РФ позволяет сделать ввод, что применительно к ст. 282 УК РФ подходят лишь ст. 2 Конституции РФ и ч.5 ст.13 Конституции РФ.  

Теперь давайте представим, как следователь должен описать преступное деяние по ст. 282 УК РФ, чтобы конкретно указать на объект преступления, который мы выявили выше. При этом будем помнить о том, что непосредственный объект относится к родовому объекту как часть к целому (вспоминаем круги Эйлера из курса Логики).

  Фактически следователю потребуется в обвинении, при описании объективной стороны состава преступления, с указанием на объект состава преступления, конкретизировать, как и какие действия обвиняемого посягнули на обязанность государства защищать права человека (ст. 2 Конституции РФ) или же указать, что обвиняемый создал и/или участвовал в  общественном объединении, которое преследует цели, запрещенные в ч. 5 ст.13 Конституции РФ.  

Отграничение ст.282 УК РФ от оскорбления (ранее ст. 130 УК РФ, ныне ст. 5.61 КоАП РФ)

  Поскольку выше мы выяснили, что непосредственным объектом в ст. 282 УК РФ являются не сами права гражданина и человека, а обязанность государства по защите этих прав, то теперь нам будет легче отграничить это преступление от иных действий.   В качестве примера, применительно к этому делу, следует рассмотреть объект преступного посягательства в ст.130 УК РФ с отягчающим наказание обстоятельством, предусмотренным п.«Е» ч.1 ст. 63 УК РФ – оскорбление по мотивам национальной ненависти или вражды.   Следует пояснить, что ст.130 УК РФ декриминализована и перенесена в ст. 5.61 КоАП РФ (Федеральный закон от 07.12.2011 г. № 420-ФЗ). Однако из приложенного к статье постановления о привлечении в качестве обвиняемого видно, что инкриминируемые моему подзащитному действия были им совершены 2 сентября 2011 года, т.е. в период действия ст.130 УК РФ.   Родовым объектом оскорбления являлись права личности, что следует из наименования Раздела 7 УК РФ. Видовым объектом являлось право на защиту чести и личного достоинства, что следует из названия Главы 17 УК РФ.   Из диспозиции ст.130 УК РФ видно, что непосредственный объект преступного посягательства полностью совпадает с видовым объектом, указанным выше.   Мотивы преступления подлежат доказыванию на основании ст.73 УПК РФ. Кроме того мотивы могут учитываться при назначении наказания, если они предусмотрены в качестве квалифицирующего признака или обстоятельства, отягчающего наказание.   Таким образом, перед правоприменителем стоит задача, исходя из фактических обстоятельств дела, определить, на какой объект было направлено преступное посягательство: на личность или на обязанность государства по защите личности.   При этом высказывания оскорбительного характера с использованием уничижительных характеристик личности по национальному признаку, являются обязательным признаком для квалификации по ст. 282 УК РФ, а для ст.130 УК РФ факультатувным, т.е. дополнительным и не обязательным признаком.  

Представляет интерес мнение ученых юристов (коллектив под редакцией С.А. Разумова) комментирующих ст.282 УК РФ: «В этой связи необходимо отделять случайные эмоциональные проявления недовольства от принципиальной позиции, например, политика или представителя той организации, к которой принадлежит то или иное лицо». 

Таким образом, оскорбление лица по национальному признаку может быть ошибочно квалифицированно по ст. 282 УК РФ.  

Что же совершил мой подзащитный?

Источник: https://pravorub.ru/cases/18596.html

Что не так со смягчением 282-й статьи. Почему радоваться рано?

Разжигание ненависти и вражды к социальной группе

Эксперт по уголовному праву, партнер коллегии адвокатов Pen & Paper Алексей Добрынин рассказывает, почему рано радоваться обновленной «антиэкстремистской» 282-й статье.

В третьем чтении принят президентский законопроект о внесении изменений в ст. 282 УК РФ — возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства. Принят молниеносно. Как, впрочем, обычно и бывает с президентскими инициативами. Все выдохнули, ведь речь идёт о частичной декриминализации 282 ст. УК РФ, которую так долго ждали.

Но руки потирать рано.

Конечно же, положительные моменты там есть — с них и начнём.

В соответствии с президентским законопроектом, уголовная ответственность по части 1 статьи 282 УК за действия, направленные на возбуждение ненависти и вражды, совершенные без квалифицирующих признаков, будет наступать только в том случае, если лицо ранее привлекалось к административной ответственности за аналогичное деяние.

Как следует из пояснительной записки к законопроекту, цель внесения изменений — «гуманизация законодательства путем исключения случаев привлечения к уголовной ответственности за деяния, совершенные однократно и не представляющие серьезной угрозы для основ конституционного строя и безопасности государства».

Из положительного здесь то, что теперь, прежде чем возбудить уголовное дело по ч. 1 ст.

282 УК РФ по признакам разжигания ненависти либо вражды, следственные органы должны понимать, что перед ними субъект, который совсем недавно (в течение года, как установил законодатель) был привлечён к административной ответственности за аналогичное действие. Соответственно, с учётом ст. 10 УК РФ, которая говорит об обратной силе уголовного закона,

все лица, в отношении которых сегодня возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 282 УК РФ, либо уже отбывающие наказание, либо его отбывшие, но имеющие непогашенную судимость, должны быть освобождены от уголовного преследования путём прекращения уголовного дела по реабилитирующим основаниям.

И это прекрасно. На этом мощные плюсы принятого закона заканчиваются. Начинаются не менее мощные минусы. Последних больше.

Итак, что не так.

Все последние сумбурные законодательные годы законотворец шел творить преимущественно в сторону утяжеления уголовной ответственности по ст. 282 УК РФ.

До 2012 года максимальная санкция за это преступление была до двух лет лишения свободы. Затем законодатель увеличил ее до четырех лет. Потом — до пяти лет лишения свободы.

Параллельно доработал диспозицию нормы с указанием на то, что уголовная ответственность наступает не только за действия, совершенные публично или с использованием СМИ, но также с использованием сети Интернет.

После этого, как мы все знаем и с ужасом наблюдаем, правоохранительные органы не стали долго ждать.

Центр «Э» незамедлительно возбудился, и в сети Интернет начали находить информацию, имеющую признаки экстремизма и представляющую (здесь важно выделить), по мнению следственных органов, особую угрозу основам конституционного строя и безопасности государства. Затем предсказуемо последовали аресты.

В результате такой уголовной репрессии сложилась практика привлечения к уголовной ответственности пользователей социальных сетей, ставящих «лайки», делающих репосты статей, фотографий или сохраняющих на своих страницах в социальных сетях картинки, видеоролики и прочий мусорный контент, в котором люди, называющие себя экспертами и имеющие соответствующие дипломы, каким-то чудесным образом обнаруживают сплошь и рядом признаки разжигания розни.

Но на этом практика правоприменения ст. 282 не остановилась, а пошла дальше. Одним из квалифицирующих признаков части первой указанной статьи является «социальная группа», в отношении которой были совершены действия, направленные на разжигание ненависти или вражды.
Законодатель не раскрыл понятие социальной группы, применительно к диспозиции этой нормы. Зато судебно-следственная практика сразу разобралась, что к этой группе надо относить депутатский корпус, а также правоохранительные органы. А действия тех, кто критикует власть, квалифицировать по ч. 1 ст. 282.

Возвращаясь к недостаткам принятого вчера закона стоит постулировать: диспозиция нормы, определяющая действия лиц, направленные на разжигание ненависти или вражды по отношению к определенной в статье категории людей или социальных групп, за что наступает уголовная ответственность, так и осталась нераскрытой, более того, стала размытой и неопределенной. То есть

критерии, разграничивающие административный проступок от уголовно-наказуемого, так в статье и не появились. Чем такая правовая неопределенность заканчивается на практике, мы уже знаем.

Таким образом с принятием этого законопроекта правовые основания привлечения к уголовной ответственности тех же пользователей социальных сетей по сути остались неизменны. Немного усложнилась процедура: законодатель ввёл так называемую административную преюдицию по отношении к уголовным делам, возбуждаемым по ч. 1 ст. 282 УК РФ.

Теперь в случае повторного административного правонарушения за разжигание ненависти или вражды лицо, допустившее такой административный проступок в течение одного года, будет привлекаться к уголовной ответственности.

Смысл административной преюдиции в том, что одно и то же деяние одновременно содержит признаки как административного правонарушения, так и преступления. Такой подход, конечно же, неверен как с точки зрения доктрины уголовного права, так и формальной логики.

Повторные правонарушения, за которые предусмотрена административная ответственность, должны влечь за собой более строгую, но, все же административную ответственность.

Так как субъект правоотношений продолжает совершать одни и те же действия, имеющие одну и ту же степень общественной опасности и влекущие за собой привлечение к административной ответственности. В случае с ч. 1 ст. 282 УК РФ законодатель сделал наоборот.
Действия лица остались прежними, то есть подпадающими под регулирование административного кодекса. Но, так как они совершены во второй раз, ответственность для лица теперь наступает уголовная.

То есть степень общественной опасности совершенного проступка остаётся прежней, а вот ответственность за него будет уголовная. Так и происходит криминализация личности. Увы, при помощи государства.

Если законодатель остановится в попытках найти критерии разграничения уголовной ответственности по ч. 1 ст. 282 УК РФ и административной ответственности за те же действия, то,

учитывая, с какой скоростью росли уголовные дела по ст. 282, следственным органам не составит труда наработать практику привлечения к административной ответственности за разжигание ненависти или вражды.

А затем, принимая во внимание вчерашние изменения, снова продолжат возбуждать уголовные дела по ч. 1 ст. 282 УК РФ.

А что ещё им остаётся делать, когда в стране в принципе отсутствует уголовно-правовая политика?

Возбуждать, возбуждать и возбуждать.

А нам защищать людей.

Источник: http://xn----ctbsbazhbctieai.ru-an.info/%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8/%D1%87%D1%82%D0%BE-%D0%BD%D0%B5-%D1%82%D0%B0%D0%BA-%D1%81%D0%BE-%D1%81%D0%BC%D1%8F%D0%B3%D1%87%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5%D0%BC-282-%D0%B9-%D1%81%D1%82%D0%B0%D1%82%D1%8C%D0%B8-%D0%BF%D0%BE%D1%87%D0%B5%D0%BC%D1%83-%D1%80%D0%B0%D0%B4%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D1%82%D1%8C%D1%81%D1%8F-%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%BE/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.