Разграничение преступления по субъективной стороне

Разграничение преступлений по субъективной стороне посягательства

Разграничение преступления по субъективной стороне

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Размещено на http://www.allbest.ru/

Разграничение преступлений по субъективной стороне посягательства

Введение

Институт соучастия в преступлении обоснованно признается одним из наиболее сложных в уголовном праве. На протяжении многих лет ему уделялось большое внимание в науке уголовного права, однако до настоящего времени вопрос о понятии соучастия нельзя назвать окончательно решенным.

Еще в 1902 году видный русский ученый профессор Н.С. Таганцев писал, что учение о соучастии находится в хаотическом состоянии Черняев В.Ю. О Н. Таганцеве и его дневнике // Звезда. – 1998. – № 9. – С. 126-129.. Более чем через 80 лет профессор Ф.Г.

Бурчак констатирует, что вопрос о понятии соучастия, несмотря на многочисленную литературу, относится к числу спорных. Почти каждый автор, касавшийся проблемы соучастия, предлагал свое, пусть немного да отличающееся от других определение соучастия Бурчак Ф.Г. Учение о соучастии по советскому уголовному праву – 14 с..

Вместе с тем нельзя не отметить, что современная преступность в России характеризуется ростом числа преступлений, совершаемых в соучастии.

Особую опасность для общества представляет организованная преступность, поскольку в структуре общества действуют организованно, сплоченно и целенаправленно криминальные объединения, которые препятствуют осуществлению не только уголовно правовой, но и социально-экономической политики государства.

Зачастую в совершении преступления участвуют не одно, а несколько лиц.

Такая преступная деятельность представляет собой повышенную общественную опасность, поскольку объединение усилий нескольких лиц в значительной мере облегчает совершение преступлений, создает условия для их совершения, а также для сокрытия следов преступления.

Нельзя не отметить с криминологической точки зрения и тот факт, что совместное совершение преступления устраняет затруднения и колебания у отдельных лиц и, получая поддержку и помощь со стороны других соучастников, они укрепляют в себе решимость совершить преступление.

Актуальность темы.

Значительное количество преступлений совершается в соучастии, что обусловливает их повышенную опасность. Некоторой категории преступлений свойственна тенденция к увеличению доли преступлений, совершаемых в соучастии.

Преступления, совершаемые в соучастии, имеют свои социальные и правовые особенности. Отличительные юридические признаки преступлений, совершаемых в соучастии, позволяют выделить их в самостоятельный уголовно-правовой институт.

Уголовный кодекс трактует соучастие как умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления.

Преступления, совершённые в соучастии, обладают значительной большей общественной опасностью, они характеризуются более чёткой подготовкой, продуманностью действий по сокрытию его следов, значительным физическим и моральным вредом.

Цель данной работы:

– раскрыть сущность соучастия в совершении преступления.

Задачи данной работы:

– дать определение понятия соучастия в преступлении;

– охарактеризовать соучастников преступления по видам;

– показать формы и виды соучастия в преступлении.

Предмет исследования.

Участие в одном и том же преступлении двух и более лиц, совместность их участия в преступлении; умышленный характер деятельности соучастников.

Метод исследования.

При написании данной работы были применены следующие научные методы: метод эмпирического исследования, метод синтеза и анализа, метод теоретического исследования, сравнительно-правовой, исторический и др.

В ходе написания данной контрольной работы были использованы работы Иванова Н.Г., Здравомыслова Б.В., Панченко П.Н., Игнатова А.Н., Жалинского А.Э., Красикова Ю.А., Кудрявцева В.Н., Ветрова Н.И., Ляпунова Ю.И., Рарога А.И., Галиакбарова Р.Р., Наумова А.В., и многих других.

Структура работы. Работа состоит из: введения, двух глав, двух задач, заключения, и списка используемой нормативной и научно-учебной литературы.

1. Разграничение преступлений по субъективной стороне посягательства

Обязательным признаком субъективной стороны является вина. Лицо подлежит уголовной ответственности только за те действия (бездействие), наступившие опасные последствия, установлена его вина (ст.5УК). Факультативными являются мотив и цель, эмоциональное состояние.

Под мотивом преступления принято понимать осознанное побуждение, которым руководствовалось лицо при совершении преступления. Иначе говоря, это источник действия, его внутренняя движущая сила, обусловленные потребностями и интересами побуждения, которые вызывают у лица решимость совершить преступление.

Потребности, присущие человеку, могут быть интеллектуальными, моральными, эстетическими и др.

Преступление – это форма выражения и объективизация мотивов преступления; в свою очередь, мотив позволяет понять подлинный характер правомерного или противоправного поведения.

Безмотивными некоторые неосторожные преступления могут быть названы лишь условно – в случаях, когда деяние лишено сознательного волевого контроля.

Такая ситуация возможна при совершении преступлений в форме преступной небрежности, когда сознанием и волей лица не контролируется поведение при условии, что лицо должно было (объективный критерий небрежности) и могло (субъективный критерий) контролировать свое поведение.

В юридической литературе высказано мнение, что и при преступной небрежности имеется мотив преступления, который скрывается в установке личности, в ее интеллектуально-волевом, эмоциональном, практическом компонентах.

Мотивы можно классифицировать по тяжести преступлений на антисоциальные, асоциальные, псевдо социальные, протосоциальные. К антисоциальным мотивам относятся: политические корыстные, корыстно-насильственные. К асоциальным мотивам, которые являются менее опасными, относятся, например, эгоистичные, анархо-индивидуалистические и т.д.

Под псевдосоциальными мотивами следует понимать мотивы, обусловленные интересами отдельных социальных групп, противоречащие уголовно-правовым нормам, интересам отдельных личностей и общества в целом.

Такие мотивы формируются: на основе ложного товарищества, что может привести к агрессивно-насильственным столкновениям; на основе ложной корпоративности, которая может обусловить совершение экономических преступлений, преступлений против правосудия и т. д.

Формирование просто социальных мотивов преступлений заключается в перерастании социально одобряемых мотивов поведения в социально-негативные мотивы преступления (например, при совершении преступления с превышением пределов необходимой обороны; при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление). К таким мотивам относятся месть, ревность, которые формируются скоротечно в условиях конфликтной ситуации и характеризуются повышенной эффективностью. Одни мотивы являются типичными для умышленных преступлений, другие – для преступлений неосторожных, а некоторые могут быть свойственны как неосторожным, так и умышленным преступлениям. Так, корысть, месть, ревность, хулиганские побуждения, карьеризм и т.д. являются, как правило, мотивами умышленных деяний, но они же могут быть и мотивами неосторожных преступлений. Последним, в свою очередь, свойственны такие мотивы, как хвастовство, молодечество, эгоизм и др.

Наше законодательство всегда уделяло большое внимание оценке мотива преступления. В соответствии со ст. 73 УПК РФ мотив признается обстоятельством, подлежащим доказыванию; описательная часть обвинительного заключения и приговора должна преступления (ст. 220 УПК) Статья 220. Обвинительное заключение уголовно процессуального кодекса..

Мотив преступления учитывается при решении вопроса (его классификации), квалификации назначении вида размера наказания. На квалификацию влияют те мотивы, которые предусмотрены в качестве обязательного признака субъективной стороны тех или иных преступлений описанных в Особенной части УК.

При назначении наказания, при решении вопроса о привлечении к уголовной ответственности или освобождении от нее необходимо учитывать мотивы, которые отнесены к обстоятельствам, смягчающим и отягчающим (ст. 61 ст63 УК). В психологии под целью принято понимать то будущее, которого желает человек и которого он стремится достичь в результате своей деятельности.

Цель объединяет в себе представление о желаемом будущем и к нему. Цель преступления – это представление о желаемом результате, к достижению которого стремится виновный, совершая уголовно-противоправное деяние.

Мотив и цель, являясь компонентами вины, имеют много общего, и порой их трудно отличить. Цель носит как бы временный характер и к тому же должна быть реальной, т. е. ее достижение при определенных становится возможным. Цель преступления может быть обязательным признаком субъективной стороны, а может находиться за пределами состава того или иного вида преступления.

Отсутствие в поведении лица цели, если она является обязательным признаком, означает отсутствие субъективной стороны, а, следовательно, и оснований для привлечения к уголовной ответственности.

Если цель не является признаком субъективной стороны, ее установление способствует выявлению степени социальной запущенности личности виновного, что учитывается при индивидуализации ответственности и наказания.

Цели, как и мотивы, должны устанавливаться во всех случаях совершения не только умышленных, но и неосторожных преступлений. При легкомыслии цель не охватывает преступного последствия, так как виновный уверен, что оно не наступит. Целью в некоторых случаях легкомыслия является предотвращение возможного преступного последствия.

При небрежности преступное последствие не осознается лицом, и, следовательно, оно не может участвовать в целеполагании, но сами деяния не только мотивированы, но и целенаправленны.

Цель отличается от мотива преступления тем, что она определяет направленность действий, это представление о результате, к достижению которого лицо стремится, мотив же – это то, чем лицо, совершая преступление.

В зависимости от содержания цели могут быть самыми разнообразными: наживы, причинения ущерба личности или обществу, сбыта и т.д. Наряду с мотивами и целью необходимо также учитывать лица совершившего преступление.

В психологии и философии выделяют четыре основные формы эмоциональных состояний, которые различаются силой и продолжительностью. Это чувство, аффект, страсть, настроение. Под чувством принято понимать одну из форм отражения действительности, выражающую субъективное отношение человека к удовлетворению его потребностей, к соответствию или несоответствию чего-либо его представлениям.

Аффект – это очень сильное кратковременное чувство, связанное с двигательной реакцией или с полной неподвижностью (оцепенение – форма реакции). Страсть – это сильное и продолжительное чувство.

Настроение – равнодействующая многих чувств. Это состояние отличается длительностью, устойчивостью и служит фоном, на котором протекают все остальные психические процессы. Далеко не все эмоции имеют уголовно-правовое значение, не все могут быть составным компонентом субъективной стороны преступления.

Уголовное право учитывает лишь те из них, которые сопровождают процесс подготовки и осуществления преступного деяния. Какими бы по форме ни были эмоциональные состояния по поводу уже совершенного преступления, они не могут быть компонентами его субъективной стороны.

Чаще всего уголовное право обращается к аффекту.

Аффект в уголовном праве – это сильное душевное волнение, поведением потерпевшего.

При аффекте психика человека выходит из обычного состояния, волнение тормозит сознательную, интеллектуальную деятельность, в известной степени нарушает избирательный момент в мотивации поведения, затрудняет самоконтроль, лишает возможности всесторонне взвесить последствия своих деяний. В состоянии аффекта способность человека отдавать отчет в своих действиях, а также руководить ими в значительной степени понижена, что является одним из оснований для признания, совершенного в таком состоянии преступления менее тяжким по сравнению с преступлением, совершенным при спокойном состоянии психики. Однако состояние аффекта не исключает самоконтроля, сознательного поведения, способности руководить своими поступками.

Источник: https://revolution.allbest.ru/law/00596316_0.html

§ 2. разграничение преступлений • Уголовное право России, Кудрявцев Владимир Николаевич, 1999

Разграничение преступления по субъективной стороне

Необходимым условием правильной квалификации преступления является хорошее знание уголовного законодательства и, в частности, четкое понимание различий между отдельными нормами Особенной части Уголовного кодекса. Ведь для квалификации совершенного деяния из нескольких статей УК надо, как правило, выбрать только одну.

А отсюда следует, что нужно уметь безошибочно проводить разграничительную линию между различными составами преступлений, предусмотренными УК. Трудность здесь состоит в том, что многие составы преступлений сходны между собой и не сразу можно определить, по какой уголовно-правовой норме надлежит квалифицировать совершенное деяние.

Если сравнить все составы преступлений, предусмотренные в Уголовном кодексе, то по количеству сходных признаков между ними можно выделить три основных случая:

а) составы не имеют между собой ни одного общего признака (кроме вменяемости субъекта преступления). Например, у составов причинения смерти по неосторожности (ст. 109) и угона транспортного средства (ст.

166) различны все признаки объекта, объективной, субъективной стороны и субъекта (кроме вменяемости).

Разграничение таких составов не представляет трудности, да оно и не требуется в практической работе, потому что совершенное преступление нельзя отнести одновременно к столь разным уголовно-правовым нормам;

б) составы имеют несколько общих признаков. В таком соотношении находятся, например, составы кражи чужого имущества (ст. 158) и похищения человека (ст. 126). Объекты этих преступлений различны: в первом случае это собственность, во втором — личная свобода. Субъекты совпадают, в том числе по возрасту.

Частично совпадают способ действия (похищение человека может быть и тайным) и форма вины (умысел). Но далее снова различия: по предмету посягательства и по субъективной стороне (при похищении человека корыстная цель не обязательна).

И в этих случаях разграничение преступлений не представляет собой сложности, так как оно может быть проведено по нескольким признакам состава;

в) составы имеют все общие признаки, кроме одного, который и является разграничительным. Так, кража отличается от грабежа лишь способом действий (тайное хищение или открытое). Объект, субъект, предмет посягательства, субъективная сторона у всех видов хищения чужого имущества, как известно, одинаковые.

Именно подобные случаи и вызывают при квалификации преступлений наибольшие трудности. Такие составы легко смешать, особенно если единственный разграничительный признак определен недостаточно четко.

Анализ действующего уголовного законодательства показывает, что составы последней разновидности в нем встречаются достаточно часто: более чем для половины норм УК можно указать один, два и более смежных составов.

Примерно 30\% составов различаются между собой двумя-тремя признаками и свыше 15\%—четырьмя и более. Есть «уникальные» составы, для которых трудно указать смежные нормы (например, нарушение ветеринарных правил — ст.

249 или неправомерный доступ к компьютерной информации — ст. 272).

Рассмотрим теперь основные приемы разграничения преступлений по отдельным элементам состава.

По объекту преступления разграничение составов связано в первую очередь с определением места соответствующего состава в системе Особенной части УК. Как уже отмечалось, эта система построена в основном по объекту посягательства, и, когда составы преступлений расположены в разных главах, это свидетельствует о различии их объектов.

Однако это не является решением вопроса о разграничении преступлений, которые предусмотрены в одном и том же разделе или главе. По родовому объекту их не разграничишь.

Для того же чтобы судить об их непосредственных объектах, необходимо обратиться к предмету преступного посягательства, который большей частью назван в диспозиции уголовно-правовой нормы (например, «чужое имущество», «оружие» и др.), а также к признакам объективной стороны состава — действию и вредным последствиям.

Например, из текста ст.

285 УК (злоупотребление должностными полномочиями), которая предусматривает в качестве вредных последствий «существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства», нетрудно сделать вывод, что это преступление посягает на нормальную деятельность органов государственной власти и интересы государственной службы. Это и будет непосредственным объектом данного преступления.

Еще одна трудность при разграничении по объекту преступления связана с тем, что некоторые деяния посягают не на один, а на несколько объектов. Например, многие транспортные преступления посягают не только на безопасность движения и эксплуатации транспорта (основной объект), но и на жизнь и здоровье людей (дополнительный объект).

И подобных составов преступлений много. В таких случаях необходимо отграничить указанные преступления от тех, где основным объектом будут жизнь и здоровье людей (преступления против личности).

Но коль скоро объекты совпадают, возникает необходимость использовать другие разграничительные признаки (например, признаки объективной стороны).

Разграничение преступлений по объективной стороне является менее сложным, главным образом потому, что признаки, действия (бездействия) и вредных последствий обычно подробно описаны в статье УК. Совпадение признаков действия (бездействия) в нескольких составах все же возможно и оно встречается не так уж редко, но в таком случае «выручает» различие в последствиях.

В качестве примера можно указать на три смежных преступления: умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111), умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью (ст. 112) и умышленное причинение легкого вреда здоровью (ст. 115).

Способ действия (бездействия) во всех трех случаях может быть одним и тем же, разграничиваются эти составы только по характеру последствий, что и отражено в их названиях.

По субъекту преступления разграничение преступлений также не представляет больших трудностей. Разграничительных линий здесь три: возраст (наступление уголовной ответственности с 14 или с 16 лет), признаки специального субъекта и прежняя судимость.

Специальные субъекты характерны для многих преступлений: это должностные лица, работники транспорта, предприниматели, сотрудники правоохранительных органов, военнослужащие и т.д. Наличие специального субъекта часто помогает верно определить и объект преступления.

Например, если преступление может быть, согласно УК, совершено только военнослужащим, то оно, надо полагать, посягает на интересы военной службы.

Что касается прежней судимости, то она упоминается только в тех частях статей УК, где предусмотрены отягчающие обстоятельства. Поэтому указанный признак не помогает отграничить основной состав от смежных и может служить лишь вспомогательным средством разграничения уголовно-правовых норм.

Разграничение по субъективной стороне преступления является достаточно сложным. Признаки субъективной стороны далеко не всегда упоминаются в статьях Особенной части УК.

Кроме того, некоторые из них являются факультативными (мотив, цель) и есть не во всех конкретных проявлениях того или иного деяния.

Неслучайно большинство ошибок при квалификации преступлений связано как раз с неверным определением признаков субъективной стороны.

Основной разграничительный признак субъективной стороны — это форма вины (умысел или неосторожность). По этому критерию легко различить многие из тех преступлений, которые имеют одинаковые объективные признаки и один и тот же объект, например умышленное убийство и лишение жизни по неосторожности, умышленное и неосторожное тяжкое телесное повреждение и т.п.

Понятно, что по этому признаку невозможно отграничить преступления, при совершении которых допустима любая форма вины (например, во многих статьях о нарушениях различных правил).

Надо заметить, что новый УК существенно облегчил квалификацию неосторожных преступлений, поскольку в соответствии со ст. 24 УК эта форма вины стала теперь прямо указываться в соответствующих статьях.

Правда, это требование не проведено в Кодексе достаточно последовательно.

При одной и той же умышленной вине многие преступления можно разграничить между собой по мотиву и (или) цели преступника. Так, п. «б» ч. 2 ст. 105 предусматривает умышленное убийство в связи с осуществлением потерпевшим служебной деятельности или выполнением общественного долга. А ст.

277 устанавливает ответственность за посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля. В чем разница между этими статьями? Прежде всего в объекте преступного посягательства: при убийстве это жизнь человека, во втором случае — конституционный строй, безопасность государства и также жизнь.

Для разграничения надо обратиться к субъективной стороне: в ст. 277 предусмотрен не только умысел на лишение жизни, но и особая цель преступления: прекращение государственной или иной политической деятельности потерпевшего — либо особый мотив: месть за указанную деятельность.

Если, при прочих равных условиях, эти цель или мотив будут установлены, налицо ст. 277, а не ст. 105 У К.

Разграничение составов преступлений вовсе не обязательно производить в той последовательности, которой мы придерживались в тексте.

Его можно начинать с любого элемента состава в зависимости от таких практических соображений, как наличие тех или иных доказательств по делу, простота установления именно данного признака в первую очередь и др.

Важно подчеркнуть главное: не может быть забыт ни один элемент состава, ни один признак, иначе разграничение окажется неполным и потому ошибочным.

При расследовании и судебном рассмотрении уголовного дела разграничение составов преступлений не осуществляется изолированно от установления фактических обстоятельств дела. То и другое сочетается во времени, чередуется и взаимно влияет друг на друга. Разграничение составов не самоцель, а необходимый этап в квалификации преступления и применении уголовного закона к преступнику.

Источник: https://uchebnik.biz/book/275-ugolovnoe-pravo-rossii/8--2-razgranichenie-prestuplenij/

Разграничение по субъективной стороне

Разграничение преступления по субъективной стороне

1. Субъективная сторона преступления, говоря в самой общей форме, представляет собою отражение (возможность отражения) в сознании субъекта объективных признаков содеянного и характеризует отношение к ним субъекта1.

Отсюда следует, что если одно преступление по объективным признакам отличается от другого, то непременно различна и их субъективная сторона.

Но даже и в случаях совпадения двух или нескольких преступлений по объекту, объективной стороне и субъекту они всегда имеют различные признаки субъективной стороны, так как в противном случае речь шла бы не о нескольких, а об одном и том же преступлении.

Представляя собой своеобразную “модель” объективной стороны состава в психике субъекта, субъективная сторона различных преступлений имеет неодинаковое “предметное содержание” и может иметь различную форму2.

Эти качества субъективной стороны, тонко передающей особенности различных преступлений, определяют ее большое значение при разграничении преступлений.

Правильное понимание содержания субъективных признаков того или иного преступления позволяет с высокой степенью точности квалифицировать совершенное деяние.

Изучение судебной и прокурорской практики свидетельствует о том, что большинство ошибок в квалификации преступлений происходит либо из-за непонимания субъективных признаков составов, либо по причине неглубокого их выяснения на предварительном следствии или в суде.

По данным Я.М. Трайнина, из всего числа отмененных и измененных приговоров областных судов и определений кассационных инстанций около 21% были отменены или изменены из-за неправильного определения признаков субъективной стороны3.

Уголовное право придает одинаково важное значение признакам как объективной, так и субъективной стороны состава преступления.

___________

1 См.: Лекшас И. Вина как субъективная сторона преступного деяния. М., 1958. С. 48; Сергеева Т.Л. Вопросы виновности и вины в практике Верховного Суда СССР. С. 51—54; Дагель П. С. Проблемы вины в советском уголовном праве//Ученые записки ДГУ. Вып. 21.4. 1. Владивосток, 1968. С. 31.

2 Под “предметным содержанием” мы понимаем описание того, к чему определяется психическое отношение лица, а под формой — специфику отражения (умысел, неосторожность, наличие цели, мотива и т. д.);

3 См.: Брайнин Я.М, Уголовный закон и его применение, С. 170.

Переоценка объективной стороны состава в ущерб субъективным признакам приводит к так называемому объективному вменению; наоборот, переоценка субъективной стороны связана с возложением ответственности не за общественно опасные действия, а за “опасные мысли”, “голый умысел” или опасное состояние. И то и другое извращает задачи борьбы с преступностью и ведет к нарушениям законности.

Правильное соотношение объективных и субъективных признаков состава преступления предполагает их соответствие друг другу. Правильное понимание значения признаков субъективной стороны для квалификации содеянного помогает выработать те категории, по которым разграничиваются преступления применительно к их субъективной стороне.

Основной элементарный критерий разграничения преступлений по субъективной стороне — это форма виновности. По атому-критерию легко разграничить многие из тех преступлений, которые имеют одинаковые объективные признаки: убийство и причинение смерти по неосторожности; умышленное и неосторожное причинение вреда здоровью; умышленное и неосторожное уничтожение или повреждение имущества и т. д.

Естественно, что отграничить по этому признаку невозможно такие преступления, при совершении которых допустима любая форма вины (например, разглашение государственной тайны, нарушение правил международных полетов, нарушение правил охраны труда).

Как определить, предусматривает ли тот или иной состав преступления вину умышленную или неосторожную либо допускает любую из этих форм? Выше уже указывалось, что уяснить это можно различными путями.

Форма виновности может быть: а) прямо указана в законе (убийство, то есть “умышленное причинение смерти”); б) вытекать из смысла употребленных терминов (“самовольная” отлучка) или в) из указаний закона на мотив, цель или заведомость, что характеризует умышленное преступление, либо г) следовать из систематического толкования закона1.

Как справедливо указывал А.Н. Трайнин, “умолчание о форме вины не снимает вопроса о вине, а лишь требует тщательного выяснения мысли законодателя для

___________

1 См.: Никифоров Б.С. Применение общего определения умысла к нормам Особенной части УК//Советское государство и право. 1966. № 7. С. 117);

Дагель П. С. Проблемы вины в советском уголовном праве. С. 153.

установления необходимой для данного состава формы вины”1.

В УК 1996 года, как известно, введено новое правило: деяния, совершенные только по неосторожности, признаются преступлениями лишь в тех случаях, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК (ст. 24 ч. 2). Указание на неосторожную вину содержится не менее чем в тридцати статьях УК. Правило, содержащееся в части 2 ст.

24, конечно, существенно облегчает квалификацию таких деяний по признакам субъективной стороны. Но не надо забывать, что вместе с тем многие преступления могут быть совершены как умышленно, так и по неосторожности, а другие — только умышленно.

Разница между теми и другими в большинстве случаев в УК не обозначена и решать вопрос о форме вины в этих случаях приходится каждый раз путем толкования закона.

При этом возникает и вопрос о существовании составов, предусматривающих преступления, совершаемые с “двойной” или “смешанной” формой вины.

Как правило, форма вины в составе едина, поскольку в соответствии с законом она определяется в материальных составах отношением лица к общественно опасным последствиям, а в формальных — к своим общественно опасным действиям.

Если преступное деяние (действие или бездействие) вызывает одно последствие, то отношение к нему может характеризоваться умыслом либо неосторожностью, а следовательно, и преступление в целом следует признать совершенным у мышление или по неосторожности.

“Смешанной” формы вины тут быть не может.

Это обстоятельство было ясно подчеркнуто, например, постановлением Пленума Верховного Суда СССР от 6 октября 1970 г. “О судебной практике по делам об автотранспортных преступлениях”, где говорилось, что преступления, предусмотренные ст. ст.

211, 2112, 213, 252, “должны рассматриваться как совершенные по неосторожности, поскольку субъективную сторону этих деяний определяет неосторожное отношение лица к возможности наступления общественно опасных последствий при нарушении им правил безопасности движения или эксплуатации транспортных средств”2.

____________

1 Трайнин А.Н. Общее учение о составе преступления. С. 206.

2 Бюллетень Верховного Суда СССР. 1970. № 6. С.

Понятно, что нарушение самих правил безопасности движения или эксплуатации транспорта может быть как осознанным, так и неосознанным (при наличии возможности и обязанности это осознавать).

Однако разное психическое отношение к нарушению правил не меняет неосторожности как формы виновности в данном преступлении, не превращает ее в смешанную вину и не является признаком, разграничивающим смежные преступления.

Иное положение имеется в тех случаях, когда “формальный” состав по своей конструкции предусматривает совершение двух действий или “материальный” состав — наступление двух (нескольких) последствий.

При подобной конструкции состава вина не обязательно должна быть “смешанной”. Например, предусмотренные ст. 142 два действия — заведомо неправильный подсчет избирателей и последующее заведомо неправильное установление результатов выборов — оба совершаются умышленно.

Однако не исключены и иные случаи. Так, состав оставления погибающего военного корабля командиром (ст. 345) включает два деяния виновного: а) невыполнение до конца своих служебных обязанностей и б) оставление корабля.

При этом первое действие может быть как умышленным, так и неосторожным, второе же совершается только с прямым умыслом1.

В целом это преступление нельзя назвать умышленным, так как один из его элементов не всегда осознаётся субъектом; его нельзя назвать и неосторожным, поскольку существенные его элементы предполагают умышленную вину. К такому преступлению понятие смешанной вины вполне применимо.

Другой случай — преступление с двумя последствиями (например, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть2).

___________

Источник: https://studopedia.ru/9_212867_razgranichenie-po-sub-ektivnoy-storone.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.