Разглашение конфиденциальной информации судебная практика

Содержание

Судебная практика по спорам о защите персональных данных

Разглашение конфиденциальной информации судебная практика

Защита персональных данных в России стремительно набирает обороты. СМИ и интернет-операторы вынуждены доказывать в судах, что размещенная информация является достоверной и не нарушает права граждан или организаций. В обзоре судебной практики – дела по защите персональных данных бизнесменов и простых граждан.

Конституционный Суд РФ решил, что норма “О персональных данных”, согласно которой операторы и иные лица, получившие доступ к персональным данным, обязаны не раскрывать третьим лицам и не распространять персональные данные без согласия субъекта персональных данных, не противоречит Конституции РФ.

В Конституционный Суд РФ с жалобой на несоответствие Конституции РФ статьи 7 Федерального закона от 27 июля 2006 года N 152-ФЗ “О персональных данных”, согласно которой операторы и иные лица, получившие доступ к персональным данным, обязаны не раскрывать третьим лицам и не распространять персональные данные без согласия субъекта персональных данных, если иное не предусмотрено федеральным законом, обратилась гражданка. Заявительнице было отказано в предоставлении данных на третьих лиц, которые ранее являлись ее коллегами в образовательном учреждении. Гражданка сочла, что эта норма противоречит части 4 статьи 29 Конституции РФ, поскольку позволяет правоприменительным органам отказывать в предоставлении информации, необходимой для защиты нарушенных прав гражданина.

Конституционный Суд определением от 26 мая 2016 г. N 1158-О отказал гражданке в принятии жалобы к рассмотрению.

Судьи отметили, что КС РФ уже неоднократно указывал, что в понятие “частная жизнь” включается только та область жизнедеятельности человека, которая относится к отдельному лицу, касается только его и не подлежит контролю со стороны общества и государства, если носит непротивоправный характер.

Поэтому ограничение на раскрытие и распространение информации, относящейся к персональным данным, направлено на обеспечение разумного баланса конституционно-защищаемых ценностей. В связи с этим оспариваемая заявительницей норма закона не может рассматриваться как нарушающее ее конституционные права в указанном в жалобе аспекте.

Федеральная служба по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций может прекратить деятельность средства массовой информации, если были установлены факты распространения материалов, содержащих персональные данные, и другие систематические нарушения требований закона, допущенные редакцией издания. Так решил Верховный суд РФ.

За нарушение требований статьи 4 и опубликование редакцией газеты “Лабинские вести” материалов, которые содержали персональные данные несовершеннолетней гражданки, а именно фамилии, имени, сведений о школе, в которой обучается несовершеннолетняя, без ее согласия и согласия ее законного представителя, а также ряда других статей с персональными данными несовершеннолетних, Управление Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций вынесло письменное предупреждение о недопустимости распространения через средство массовой информации сведений, составляющих специально охраняемую законом тайну, главному редактору СМИ газеты “Лабинские вести”. Однако, главный редактор не отреагировала на это предупреждение и продолжала публиковать персональные данные граждан без их согласия. Поэтому Управление Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций обратилось в Краснодарский краевой суд с исковым заявлением о прекращении деятельности газеты “Лабинские вести”.

Решением суда первой инстанции исковое заявление Управления Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций было удовлетворено и деятельность газеты прекращена. В качестве апелляционной инстанции в этом процессе Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации. В определении Верховного Суда РФ от 24.06.

2015 N 18-АПГ15-7 судьи не нашли оснований для отмены решения суда первой инстанции. Причиной для такого решения послужил тот факт, что в силу статьи 4 не допускается использование средств массовой информации для разглашения сведений, составляющих государственную или иную специально охраняемую законом тайну.

Новелла статьи 16 данного закона определяет, что основанием для прекращения судом деятельности средства массовой информации являются неоднократные нарушения редакцией требований данного закона. Такие нарушения должны происходить не менее, чем в течение двенадцати месяцев.

Как это происходило в спорной ситуации, по поводу чего регистрирующий орган делал письменные предупреждения учредителю и главному редактору. Кроме того, судьи отметили, что по нормам статьи 3 такими данными признается любая информация, которая относится к прямо или косвенно определенному субъекту персональных данных.

К этим сведениям, в частности, относятся фамилия, имя, отчество, год, месяц, дата и место рождения, адрес, семейное, социальное, имущественное положение, образование, профессия, доходы и другая информация. В соответствии с требованиями закона обработка персональных данных может осуществляться только с письменного согласия в письменной форме субъекта персональных данных.

Поэтому, редакция, получившая доступ к персональным данным, должна обеспечить конфиденциальность персональных данных путем их обезличивания. Объективных доказательств того, что у редакции газеты были исключительные обстоятельства для распространения персональных данных в связи с защитой общественных интересов судами получено не было.

Нарушение установленного законом порядка сбора, хранения и использования информации о гражданах подлежит административному наказанию.

Однако у покупателя в магазине при возврате товара кассир обязан проверить паспорт и заполнить финансовую документацию, в соответствии с требованием законодательства.

Верховный суд РФ, что такие действия не являются нарушением закона о защите персональных данных.

В отношении торгующей организации постановлением прокуратуры было возбуждено дело об административном правонарушении, предусмотренном статьей 13.11 КоАП РФ. Данное нарушение выразилось в том, что в магазине организации в ходе проверки на предмет соблюдения законодательства о персональных данных было установлено, что организация осуществляет обработку персональных данных физических лиц путем сбора, систематизации, накопления, хранения, уточнения (обновления, изменения), извлечения, использования, передачи. При этом осуществляемая организацией обработка персональных данных покупателей не подпадает под исключения, установленные в статье 22 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 152-ФЗ “О персональных данных”. Проверка была проведена по заявлению гражданина, который изъявил желание вернуть товар в магазине “Покупочка”. При этом ему было предложено заполнить в обязательном порядке заявление, в котором необходимо указывать персональные данные для возврата денежных средств, при наличии чека. В силу статьи 5 Федерального закона “О персональных данных” истребование персональных данных является избыточным. На основании этого организация была привлечена мировым судьей к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного статьей 13.11 КоАП РФ в виде предупреждения. Однако организация свою вину не признала и обжаловала решение мирового судьи.

Вышестоящие судебные инстанции согласились с выводами мирового судьи о наличии в действиях общества состава данного административного правонарушения. Однако Верховный суд РФ, куда обратилась с жалобой организация, постановлением от 15 июня 2016 г. N 25-АД15-3 отменил все принятые по делу судебные акты и признал организацию невиновной.

Судьи отметили, что в соответствии с законом о персональных данных обработка персональных данных должна осуществляться с соблюдением принципов и правил, предусмотренных законодательством. Обработка персональных данных осуществляется с согласия субъекта персональных данных на обработку его персональных данных.

Однако, по нормам покупатель вправе отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар денежной суммы. Постановлением Правительства РФ от 19 января 1998 г.

N 55 утверждены Правила продажи отдельных видов товаров, согласно которым которых покупатель вправе возвратить приобретенный товар продавцу и получить уплаченную за него денежную сумму.

При этом, продавец обязан соблюдать Положение о порядке ведения кассовых операций с банкнотами и монетой Банка России на территории Российской Федерации, утвержденное Банком России от 12 октября 2011 г. N 373-П (утратило силу с 1 июня 2014 года в связи с изданием Указания Банка России от 11 марта 2014 г. N 3210-У).

В соответствии с которым, порядок ведения кассовых операций в целях организации на территории РФ наличного денежного обращения предусматривает выдачу наличных денег кассиром непосредственно получателю, указанному в расходном кассовом ордере, только при предъявлении им паспорта или другого документа, удостоверяющего личность в соответствии с требованиями законодательства Российской Федерации. Исходя из этих норм, ситуация с возвратом денег покупателю из кассы организации на основании его письменного заявления с указанием фамилии, имени, отчества и данных документа, удостоверяющего личность, не противоречит требованиям законодательства. Истребование указанных персональных данных избыточным не является. Поэтому отсутствуют основания для привлечения организации к административной ответственности.

Федеральная антимонопольная служба имеет право наказать организацию за отказ предоставить по запросу документы, которые содержат персональные данные физических лиц. Так решил Верховный суд РФ.
По заявлению гражданина о нарушении требований законодательства о рекламе, Федеральная антимонопольная служба направила в адрес организации запрос с требованием предоставить сведения о владельце абонентского номера, с которого гражданину поступали смс-сообщения, содержащие рекламную информацию о доставке суши. Организация письменно отказала Управлению ФАС в предоставлении запрашиваемых сведений, сославшись на нормы , а также требования Федерального закона от 27.07.2006 N 152-ФЗ “О персональных данных”. На основании этого отказа Управление ФАС составило протокол об административном правонарушении и вынесло постановление о привлечении организации к административной ответственности по статье 19.8 КоАП с назначением административного штрафа в размере 20 тысяч рублей. Организация сочла данное постановление незаконным и обратилась в арбитражный суд с исковым заявлением о его отмене.

Суды всех инстанций пришли к выводу о правомерном отказе организации представить запрашиваемую УФАС информацию. Суды исходили из того, что запрошенная информация относится к категории ограниченного доступа, представление такой информации не является обязательным без согласия физических лиц.

Кроме того сама ФАС и ее территориальные органы не относятся к органам, уполномоченным осуществлять оперативно-розыскную деятельность. При этом ни Закон о рекламе, ни Закон об оперативно-розыскной деятельности не содержат прямого указания на полномочие ФАС запрашивать у операторов связи сведения об абонентах – физических лицах.

Однако Верховный суд РФ в постановлении от 13 августа 2015 г. N 302-АД15-5169 с такими выводами нижестоящих судов не согласился. Судьи напомнили, что ФАС, в соответствии со статьей 33 Закона о рекламе, осуществляет государственный контроль за соблюдением законодательства Российской Федерации о рекламе, в пределах своих полномочий.

В том числе, предупреждает, выявляет и пресекает нарушения физическими или юридическими лицами законодательства Российской Федерации о рекламе, а также возбуждает и рассматривает дела по признакам нарушения законодательства РФ о рекламе.

Из этого следует, что антимонопольному органу предоставлено право запрашивать документы без каких-либо ограничений по составу и объему необходимой информации. При этом антимонопольным органом могут быть запрошены только документы, имеющие отношение к нарушению законодательства о рекламе и касающиеся деятельности определенных лиц.

Неисполнение этих требований влечет за собой ответственность виновных лиц в соответствии с Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях.

При этом гарантией соблюдения установленной законом защиты персональных данных является статья 35 закона о рекламе, которой установлена обязанность ФАС по соблюдению коммерческой, служебной и иной охраняемой законом тайны, а также ответственность антимонопольного органа и его сотрудников за разглашение таких сведений. Из этого следует, что требование управления ФАС о представлении документов организацией соответствовало действующему законодательству, а отказ организации в представлении истребуемых документов является неправомерным.

Если журналист не получил согласия гражданина на публикацию информации о нем и фотографии в СМИ, то он нарушил закон и должен компенсировать гражданину моральный вред. Так решил Санкт-Петербургский городской суд.

Гражданин обратился в районный суд Санкт-Петербурга с исковым заявлением к ЗАО “Издательский дом “Комсомольская правда” о признании незаконным распространение газетой “Комсомольская правда” персональных данных, а также его личного изображения.

Кроме того гражданин просил взыскать с редакции газеты компенсацию морального вреда и опубликовать в ближайшем планируемом выпуске газеты “Комсомольская правда” опровержение.

Причиной для такого обращения в суд послужил тот факт, что газета “Комсомольская правда”, зарегистрированная как электронное средство массовой информации в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций опубликовала в сети интернет статью. В этой статье содержалось интервью журналиста с гражданином с размещением его личной фотографии.

В статье упоминаются сведения о личной жизни гражданина, по большей части не соответствующие действительности, а также его персональные данные. Поскольку, гражданин уверен, что не давал такого интервью, не принимал какого-либо участия в размещении статьи, а также не давал кому-либо разрешения на опубликование своего изображения, в том числе, в данной газете, он обратился в суд.

Источник: https://ppt.ru/news/138028

Что российские суды думают про NDA (соглашение о конфиденциальности) — Право на vc.ru

Разглашение конфиденциальной информации судебная практика

Полезно знать тем, кто иногда подписывает NDA по российскому праву.

Всем привет! Меня зовут Василий Агатеев, я работаю юристом в Buzko Legal, где нам приходится иногда отвечать на вопросы клиентов: «А работают ли вообще NDA в России». И в этой небольшой подборке из пяти кейсов я рассмотрю пару аспектов. Кстати, на нашем сайте вы можете скачать шаблон NDA и пример положения о коммерческой тайне в составе пакета юридических документов для стартапов.

Предоставление доступа к личному кабинету может расцениваться в качестве нарушения NDA

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 31.10.2018 № С01-843/2018 по делу № А56-92673/2016

Требование: о признании нарушения соглашения о конфиденциальности и взыскании штрафа.

Решение: иск удовлетворен, взыскан штраф в размере 400 тыс. рублей.

Истец являлся правообладателем программно-аппаратного комплекса. На основании договора он произвел установку оборудования, а также оказал ответчику услуги процессинга, но ответчик не произвел оплату оказанных услуг и предоставил доступ к системе истца неограниченному кругу лиц.

В период действия договора процессинга ответчик разместил на своем сайте активную кнопку «Попробуйте. Поработайте с личным кабинетом в демо-режиме», которая предоставляла доступ неограниченному кругу лиц к личному кабинету ответчика, созданному в системе истца.

Соглашением была предусмотрена ответственность за разглашение конфиденциальной информации в виде штрафа в размере 400 тыс. рублей.

Ссылаясь на это обстоятельство, что предоставление доступа неопределенному кругу лиц к своему личному кабинету ответчика в системе истца, нарушает условия соглашения о конфиденциальности, истец обратился в суд с требованием о взыскании с ответчика штрафа в сумме 400 тыс. рублей.

Суды признали действия по доступу неопределенного круга лиц к личному кабинету ответчика нарушением условий соглашения и взыскали 400 тыс. рублей в пользу истца.

Суд также указал, какие условия NDA являются существенными:

  • определение самой конфиденциальной информации;

  • определение прав и обязанностей сторон по охране режима коммерческой тайны;
  • определение срока неразглашения конфиденциальной информации.

Если эти условия не согласованы, то соглашение считается незаключенным.

В трудовых отношениях соглашение о неразглашении не является гражданско-правовым договором, а потому взыскание штрафов неправомерно*

Апелляционное определение Московского городского суда от 14.05.2019 по делу № 33-20378/2019

Требование: о взыскании денежных средств (штрафа в размере 500 тыс. рублей) с бывшего работника КБ «ЛОКО-Банк» (АО) за нарушение бывшим сотрудником банка условий соглашения о конфиденциальности.

Решение: в удовлетворении требований банка отказано, так как последний не доказал причинение бывшим сотрудником прямого действительного ущерба в результате виновных действий.

*Установленный в NDA штраф за разглашение не является безусловным основанием для взыскания суммы штрафа с сотрудника, т.к. ст. 192 ТК РФ содержит исчерпывающий перечень дисциплинарных взысканий, среди которых штраф не предусмотрен.

Между банком и его сотрудником был заключен NDA, согласно которому сотрудник обязуется не разглашать и не использовать в коммерческих целях, а также в интересах третьих лиц конфиденциальную информацию в период исполнения трудовых обязанностей и после увольнения. При этом в случае нарушения обязательств, предусмотренных NDA, работник выплачивает банку штраф в размере 500 тыс. рублей.

Банк обратился в суд и проиграл в первой и второй инстанциях.

Объявление на vc.ru Отключить рекламу

В силу ст. 233 ТК РФ материальная ответственность стороны трудового договора наступает за ущерб, причиненный ею другой стороне этого договора в результате ее виновного противоправного поведения (действий или бездействия).

Каждая из сторон трудового договора обязана доказать размер причиненного ей ущерба. Согласно ст. 238 ТК РФ работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб.

Неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с работника не подлежат.

Согласно п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16.11.2006 № 52 «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю» в спорах о возмещении ущерба работником, работодатель обязан доказать:

  • отсутствие обстоятельств, исключающих материальную ответственность работника;
  • противоправность поведения (действия или бездействие) причинителя вреда;

  • вину работника в причинении ущерба;
  • причинная связь между поведением работника и наступившим ущербом;
  • наличие прямого действительного ущерба;
  • размер причиненного ущерба;
  • соблюдение правил заключения договора о полной материальной ответственности.

Согласно ст. 247 ТК РФ до принятия решения о возмещении ущерба конкретными работниками работодатель обязан провести проверку для установления размера причиненного ущерба и причин его возникновения. Для проведения такой проверки работодатель имеет право создать комиссию с участием соответствующих специалистов.

Апелляционный суд указывал, что суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении исковых требований, верно исходил из того, что истцом (банком) в порядке ст. 56 ГПК РФ не представлено доказательств причинения прямого действительного ущерба в результате виновных действий бывшего сотрудника.

Полное возмещение ущерба за неправомерное использование конфиденциальной информации с работника возможно только в случае, если на него распространяется полная материальная ответственность

В продолжение предыдущего раздела отметим, что в случае нарушения NDA нет каких-то особенностей в вопросах взыскания возмещения ущерба работодателями с сотрудников.

Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 13.06.2018 № 33-23/2018

Требование: о возмещении материального ущерба с сотрудника банка за злоупотребление правом в трудовых правоотношениях с банком (истцом).

Решение: требование о взыскании материального ущерба удовлетворено.

Сотрудник банка (ответчик), злоупотребив своими должностными полномочиями, используя конфиденциальную информацию, устанавливал выгодные для клиента банка (родственницы ответчика) и убыточные для банка (истца) курсы покупки-продажи валюты. В результате этого банку, в лице филиала в Санкт-Петербурге, был причинен имущественный ущерб на сумму свыше 6 млн. рублей. С сотрудником было заключено соглашение о неразглашении, которое является дополнительным к трудовому договору.

По общему правилу, предусмотренному ст. 241 ТК РФ во взаимосвязи со ст. 233 ТК РФ, работник несет материальную ответственность за ущерб, причиненный по его вине, в пределах своего среднего месячного заработка, если иное не предусмотрено ТК РФ или иными федеральными законами.

Исключением из этого правила является полная материальная ответственность работника, предусмотренная ч. 1 ст. 242 ТК РФ, в соответствии с которой работник обязан возмещать причиненный работодателю прямой действительный ущерб в полном размере.

Так, в соответствии со ст. 243 ТК РФ материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба возлагается на работника в случае умышленного причинения ущерба (п. 3).

Судом также установлено, что обслуживание материальных ценностей является основанием для заключения договора о полной материальной ответственности в соответствии с Перечнем должностей, замещаемых работниками, с которыми работодатель может заключить договор о полной материальной ответственности.

Суд удовлетворил требования с учетом результатов судебной бухгалтерской экономической экспертизы в размере 4 647 412 рублей 29 копеек.

Отказ в предоставлении участнику общества запрошенных им документов возможен при наличии одновременно двух условий

Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 04.09.2018 № Ф08-7148/2018 по делу № А63-23435/2017

Требование: обязать участника общества (ответчика) заключить соглашение о неразглашении информации перед получением заверенных копий документов о финансово-хозяйственной деятельности общества.

Решение: требование общества (истца) оставлено без удовлетворения.

Суды установили, что между истцом (обществом) и ответчиком (участником общества) имеется неразрешенный корпоративный конфликт, в связи с чем общество настаивает на необходимости предварительного заключения с ответчиком договора о конфиденциальности.

Как известно, участник общества имеет право требовать любые имеющиеся у общества документы, которые связаны с деятельностью этого общества.

В силу п. 1 ст. 9 Федерального закон от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее – Закон № 14-ФЗ) участники общества с ограниченной ответственностью обязаны не разглашать конфиденциальную информацию о деятельности общества.

Согласно п. 11 ст. 5 ФЗ «О коммерческой тайне» режим коммерческой тайны не может быть установлен лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, в отношении сведений, обязательность раскрытия которых или недопустимость ограничения доступа к которым установлена иными федеральными законами.

По смыслу названных норм, существуют следующие возможности применения мер для обеспечения прав корпорации на сохранение конфиденциальной информации:

  • разработка положений устава корпорации о порядке предоставления информации;
  • разработка и принятие внутренних документов корпорации о предоставлении информации;
  • отказ акционеру (участнику) в предоставлении информации, если установлено, что требование о предоставлении информации заявлено с намерением причинить вред корпорации.

Общество в кассационной жалобе также указало, что согласно п. 5 ст. 50 Закона № 14-ФЗ обязанность заключения договора о нераспространении информации с обществом возникает у участника в связи с его обращением с требованием о предоставлении доступа к документам общества. Суд кассационной инстанции данный довод отклонил.

В соответствии с п. 15 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.01.

2011 «О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров о предоставлении информации участникам хозяйственных обществ» (далее – Информационное письмо № 144), в случае, если документы, которые требует предоставить участник хозяйственного общества, содержат конфиденциальную информацию о деятельности общества, в том числе коммерческую тайну, общество, прежде чем передать соответствующие документы и (или) их копии, может потребовать выдачи расписки, в которой участник подтверждает, что предупрежден о конфиденциальности получаемой информации и об обязанности ее сохранять.

Таким образом, конфиденциальная информация должна быть маркирована в качестве конфиденциальной, и в случае указания участником в требовании на необходимость предоставления документов, содержащих конфиденциальную информацию, срок исполнения обществом обязанности по предоставлению таких документов будет исчисляться не ранее чем с момента подписания между обществом и участником договора (соглашения) о конфиденциальности по форме, принятой в обществе (п. 5 ст. 50 Закона № 14-ФЗ). Такого указания требование ответчика не содержит, специальные требования к порядку предоставления участнику общества информации о его деятельности уставом общества не предусмотрены.

Также общество ссылалось на наличие в действиях ответчика признаков недобросовестности. Согласно абз. 4 п. 1 Информационного письма № 144 суд может отказать в удовлетворении требования участника, если будет доказано наличие в его действиях злоупотребления правом.

Так, о злоупотреблении участником правом на информацию может свидетельствовать:

  • то, что участник, обратившийся с требованием о предоставлении информации, является фактическим конкурентом хозяйственного общества (либо его аффилированным лицом);
  • запрашиваемая информация носит характер конфиденциальной, относится к конкурентной сфере и ее распространение может причинить вред коммерческим интересам общества.

Отказ в предоставлении участнику общества запрошенных им документов возможен при наличии одновременно двух вышеназванных условий.

Таким образом, суды установили, что возложение обязанности на ответчика заключить соглашение о конфиденциальности, является необоснованным, поскольку:

  • ответчик является участником общества;
  • какие-либо ограничения в виде порядка или условий доступа к документации уставом общества не установлены;
  • доказательства отнесения информации, содержащейся в истребуемой документации, к коммерческой тайне общество не представило;
  • факт недобросовестного поведения ответчика, как участника общества не подтвержден, правомерность интереса истца в получении информации о деятельности общества не опровергнута.

За незаконное получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую тайну, предусмотрена уголовная ответственность

Ответственность предусмотрена ст. 183 УК РФ – незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну. Стоит отметить, что предметом данного преступления является именно коммерческая тайна в смысле Федерального закона от 29 июля 2004 г. № 98-ФЗ «О коммерческой тайне».

Источник: https://vc.ru/legal/126229-chto-rossiyskie-sudy-dumayut-pro-nda-soglashenie-o-konfidencialnosti

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.