Равенство перед законом означает

Сравнительное уголовное право

Равенство перед законом означает

⇐ Принципы уголовного права

Принцип равенства всех людей перед законом является, как указывалось выше, общеправовым конституционным и международно-правовым принципом. В частности, он закреплен в ст. 26 Международного пакта о гражданских и политических правах.

Обеспечение равноправия было одним из главных лозунгов буржуазных революций. В феодальную эпоху каждое сословие имело отдельный правовой статус, и это неравенство ярко проявлялось в сфере уголовного права и правосудия. В частности, для каждого сословия существовали свои виды наказаний, соответствующие их статусу.

В настоящее время рассматриваемый принцип почти во всех странах закреплен на конституционном уровне, поэтому его воспроизведение в уголовном законе, как правило, признается излишним.

В УК РФ (ст.

4) принцип равенства граждан перед законом сформулирован следующим образом: «Лица, совершившие преступления, равны перед законом и подлежат уголовной ответственности независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств». Аналогичные формулировки содержатся в УК других стран СНГ, а также Монголии.

Принцип равенства граждан перед законом имеет наибольшее количество исключений из всех других принципов уголовного права.

Прежде всего, исключение из принципа равенства перед законом составляют несовершеннолетние, которые пользуется особым (льготным) уголовно-правовым режимом.

Для них уголовным законом предусмотрены более мягкие наказания и дополнительные основания освобождения от уголовной ответственности и наказания. Поэтому не случайно в формулировке ст.

4 УК РФ нет упоминания о возрасте как признаке различий.

Рядом преимуществ пользуются женщины. Причем если некоторые их таких преимуществ имеют естественное обоснование (отсрочка исполнения наказания для беременных и женщин, имеющих малолетних детей), то другие никак не связаны с особенностями женского пола (например, неприменения смертной казни к женщинам).

Во многих странах уголовный закон предусматривает различные льготы для лиц пожилого возраста (например, неприменение к ним смертной казни).

Декларативным выглядит и заявление о равноправии независимо от должностного положения. В настоящее время как в России, так и в зарубежных странах имеется целый ряд так наз.

«спецсубъектов», уголовное преследование которых невозможно в силу иммунитета (президентского, парламентского, судейского). При этом в некоторых случаях иммунитет носит абсолютный характер, что представляет собой своего рода «индульгенцию» на преступления.

Однако, с другой стороны, совершение преступления лицом с использованием своего служебного положения может влечь повышенное наказание.

В этой связи в российской уголовно-правовой науке высказывается мнение, что данный принцип характеризуется специфическим уголовно-правовым содержанием.

А именно, равенство проявляется только в одном: в том, что все лица, совершившие преступления, независимо от указанных в ст. 4 УК РФ характеристик, равным образом, т.е. одинаково подлежат уголовной ответственности.

Вместе с тем этот принцип не означает их равной ответственности и наказания, т. е. равных пределов и содержания уголовной ответственности и наказания.

Такая трактовка рассматриваемого принципа вызывает, однако, серьезные сомнения.

Некоторые различия между людьми (возрастные, половые, должностные) определяют не только различный объем уголовной ответственности, но сам факт ее наступления или ненаступления.

Например, в России несовершеннолетние в возрасте от 14 до 16 лет подлежат уголовной ответственности только в случае совершения отдельных деяний, перечень которых установлен в Уголовном кодексе.

Скорее, можно говорить об ограниченном применении принципа равноправия в уголовном праве: принцип равенства граждан перед законом применяется здесь в той мере, в которой это не противоречит принципам справедливости и гуманизма, а также с иными изъятиями, допускаемыми международным и конституционным правом.

В отдельных странах законодатель попытался отразить в тексте уголовного закона вышеуказанную специфику содержания уголовно-правового принципа равенства перед законом.

Так, УК Эфиопии, провозглашая в ч. 1 ст. 4 принцип равноправия как общее правило, в ч.

2 той же статьи устанавливает для него определенные изъятия и ограничения: «Не должно делаться никаких различий в отношении преступников, кроме случаев, предусмотренных настоящим Кодексом, касающихся иммунитетов, установленных международным и конституционным правом, или относящихся к тяжести преступления или степени вины, возраста, обстоятельств или особых личных характеристик виновного и общественной опасности, которую он представляет».

Весьма интересно сформулирован уголовно-правовой принцип равенства перед законом также в УК Вьетнама. Здесь в качестве общего правила провозглашается, что все лица, виновные в совершении преступления, равны перед законом независимо от их пола, национальности, убеждений, религиозной или социальной принадлежности.

Одновременно оговаривается, что закон строго наказывает организаторов преступлений, тех, кто оказывает сопротивление органам правопорядка, занимается преступной деятельностью систематически или путем совершения агрессивных действий, опасных рецидивистов, совершает преступления путем злоупотребления служебным положением, в составе организованных банд, в виде преступного промысла или с умышленным причинением тяжких последствий. С другой стороны, указывается на мягкость уголовного закона в отношении тех, кто явился с повинной, выдал своих соучастников, искупил вину хорошими поступками, раскаялся и добровольно возместил причиненный ущерб.

Здесь в одной статье сформулировано то, что во всех других уголовных законодательствах только подразумевается: уголовно-правовой принцип равенства перед законом действует за вычетом (или с учетом) множества факторов и обстоятельств, определяющих степень общественной опасности конкретного лица, совершившего преступного деяние, а также самого преступного деяния.

Как точно было отмечено в одном из курсов российского уголовного права, «учет тяжести содеянного, личности виновного и всех других индивидуальных особенностей конкретного случая, предписываемый принципом справедливости, служит тому чтобы преодолеть известный формализм, заложенный в принципе юридического равенства граждан перед законом».

В современном уголовном праве неоднократно поднимался вопрос о соответствии принципу равенства перед законом института рецидива. В Казахстане и России этот вопрос был исследован органами конституционного правосудия.

В Постановлении Конституционного Совета Республики Казахстан от 26 июня 2003 г.

№ 9 указывается: «Равенство перед законом при определении уголовной ответственности означает, что субъекты преступления должны нести одинаковую уголовную ответственность за одни и те же деяния, с учетом как смягчающих, так и отягчающих обстоятельств.

Средством обеспечения формального равенства в уголовном праве выступает состав преступления, который может быть простым, квалифицированным и со смягчающим обстоятельством.

В уголовном праве, в качестве квалифицирующих признаков могут быть признаны лишь те обстоятельства, которые характеризуют содеянное, либо одновременно преступление и личность виновного, т.е. обстоятельства, проявившиеся в содеянном.

Корыстный мотив, присущий личности, проявляется во вновь совершенном деянии, и такое суждение принципиально применимо к понятию рецидива, в том числе и в отношении специального.

Поэтому конституционный принцип равенства всех перед законом и судом не нарушается.

Таким образом, по мнению Конституционного Совета, квалифицирующий признак «лицо, ранее два или более раз судимое за хищение либо вымогательство», указанный в рассматриваемых статьях УК, не противоречит содержанию пункта 1 статьи 14 Конституции Республики Казахстан и ранее принятым постановлениям Конституционного Совета Республики Казахстан по этому вопросу».

В целом аналогичную позицию занял Конституционный Суд РФ в своем Постановлении от 19 марта 2003 г. № 3-П.

При этом он указал: «Наличие в уголовном законодательстве различных форм учета прежней судимости при определении ответственности лица за вновь совершенное преступление, в том числе при неоднократности или рецидиве преступлений, во всяком случае не означает возможность двойного учета одних и тех же обстоятельств одновременно как при квалификации преступлений, так и при назначении наказания, поскольку иное противоречило бы и конституционному принципу равенства всех перед законом и судом в сфере уголовно-правовых отношений» (1.4. Постановления).

Безусловным отступлением от принципа равенства перед законом является применение амнистии и помилования, поскольку этими актами отдельно взятые категории лиц или конкретные лица произвольно ставятся в привилегированное положение по отношению ко всем остальным осужденным (или привлеченным к уголовной ответственности) гражданам.

Поэтому использование указанных институтов может быть оправдано только исключительными обстоятельствами: например, амнистия политических заключенных после падения антидемократического режима или помилование лица, несправедливо осужденного в иностранном государстве, т.е. когда имеет место восстановление попранной справедливости, а не демонстрация «гуманности» за счет прав других граждан.

В связи с вышесказанным интересно отметить, что в Польше в 2002 году Конституционный Суд признал неконституционной налоговую амнистию как нарушающую один из основных принципов Конституции — равенства всех граждан перед законом.

Вопрос о равенстве перед законом может вставать и в связи с различиями в семейном статусе. Например, в Японии Верховный суд в порядке осуществления конституционного контроля признал неконституционной ст. 200 Уголовного кодекса, предусматривавшую повышенную санкцию за отцеубийство (на том основании, что указанная статья противоречит конституционной норме о равноправии).

Для западных обществ в последние годы особое значение приобрела проблема тендерного равноправия, борьба за утверждение которого подчас приводит к любопытным изменением в уголовном праве.

В частности, во все большем числе стран традиционный состав изнасилования как бы растворяется в универсальном («гендерно нейтральном») составе насильственного «сексуального проникновения», в котором пол виновного и потерпевшего не имеет значения.

Таким образом, новые формулировки уголовных законов «закрывают глаза» на естественные биологические различия между мужчиной и женщиной. Напротив, страны СНГ и многие развивающиеся государства сохраняют приверженность традиционной концепции изнасилования как насильственного полового сношения с женщиной естественным путем.

В Японии принципом равенства перед законом (в части тендерного равноправия) была обусловлена декриминализация супружеской измены со стороны жены (ст. 183 УК) в 1947 году.

Определенную специфику имеет понимание принципа равноправия в странах, где действует мусульманское деликтное право.

Прежде всего, здесь (по общему правилу) нормы шариата распространяются только на мусульман, в то время как все иные лица несут ответственность на основании светских уголовных законов.

Далее, в мусульманском праве ценность женщины (в прямом и переносном смысле) меньше ценности мужчины.

В качестве наглядного примера можно привести ст.

42 УК Йемена, основанного на нормах шариата: ««Выкуп за кровь», выплачиваемый за женщин, должен составлять половину суммы, выплачиваемой за мужчин; однако компенсация за телесные повреждения, нанесенные женщинам, такая же, как и мужчинам — до тех пор, пока эта компенсация не достигнет трети от полной компенсации за мужчин, сверх этого должна выплачиваться половина суммы, положенной за мужчин».

Источник: https://isfic.info/sravn/gran14.htm

Статья 1.4 КОАП РФ. Принцип равенства перед законом

Равенство перед законом означает

1. Лица, совершившие административные правонарушения, равны перед законом.

Физические лица подлежат административной ответственности независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Юридические лица подлежат административной ответственности независимо от места нахождения, организационно-правовых форм, подчиненности, а также других обстоятельств.

2. Особые условия применения мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении и привлечения к административной ответственности должностных лиц, выполняющих определенные государственные функции (депутатов, судей, прокуроров, сотрудников Следственного комитета Российской Федерации и иных лиц), устанавливаются Конституцией Российской Федерации и федеральными законами.

3.

Особые условия применения мер административной ответственности в отношении являющихся субъектами малого и среднего предпринимательства лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, и юридических лиц, а также руководителей и иных работников указанных юридических лиц, совершивших административные правонарушения в связи с выполнением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций (далее – их работники), устанавливаются настоящим Кодексом.

См. все связанные документы >>>

Комментируемая ст. 1.4 КоАП РФ устанавливает принцип равенства всех перед законом. Принцип равенства всех перед законом провозглашает, что лица, совершившие административные правонарушения, равны перед законом (ч. 1 ст. 1.4 КоАП РФ).

Законодательство об административных правонарушениях, основываясь на принципе равенства перед законом (ст. 1.4 КоАП РФ), не может предусматривать каких-либо исключений для отдельных категории лиц, которые не могут быть привлечены к административной ответственности наряду с другими субъектами административных правонарушений в случае их совершения.

При этом согласно ч. 1 ст. 1.4 КоАП РФ:

а) физические лица подлежат административной ответственности независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств.

Физические лица подлежат привлечению к административной ответственности в случае, если к моменту совершения административного правонарушения они достигли возраста 16 лет (ч. 1 ст. 2.3 КоАП РФ).

Физические лица могут быть привлечены к административной ответственности в качестве должностных лиц. При этом должностное лицо подлежит административной ответственности в случае совершения им административного правонарушения в связи с неисполнением либо ненадлежащим исполнением своих служебных обязанностей (ст. 2.4 КоАП РФ).

Лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, совершившие административные правонарушения, несут административную ответственность как должностные лица, если КоАП РФ не установлено иное (ст. 2.4 КоАП РФ);

б) юридические лица подлежат административной ответственности независимо от места нахождения, организационно-правовых форм, подчиненности, а также других обстоятельств.

Юридические лица подлежат административной ответственности за совершение административных правонарушений в случаях, предусмотренных статьями раздела II КоАП РФ или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях.

В случае если в статьях разделов I, III, IV, V КоАП РФ не указано, что установленные данными статьями нормы применяются только к физическому лицу или только к юридическому лицу, данные нормы в равной мере действуют в отношении и физического, и юридического лица, за исключением случаев, если по смыслу данные нормы относятся и могут быть применены только к физическому лицу (ч. 1, ч. 2 ст. 2.10 КоАП РФ).

Согласно ч. 2 ст. 1.4 КоАП РФ особые условия применения мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении и привлечения к административной ответственности должностных лиц, выполняющих определенные государственные функции (депутатов, судей, прокуроров и иных лиц), устанавливаются Конституцией Российской Федерации и федеральными законами.

Особенности данной процедуры закреплены в Федеральном законе от 8 мая 1994 г. “О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации”; Законе РФ от 26 июня 1992 г. N 3132-1 “О статусе судей в Российской Федерации”; Законе РФ от 17 января 1992 г. N 2202-1 “О прокуратуре Российской Федерации”.

Депутаты Государственной Думы и члены Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации могут быть привлечены к административной ответственности при наличии согласия на это соответствующей палаты Федерального Собрания.

Судьи могут быть привлечены к административной ответственности в 10-дневный срок по представлению Генерального прокурора РФ по решению судебной коллегии в составе трех судей.

В соответствии с п. 18 ст. 29 Федерального закона от 12 июня 2002 г.

N 67-ФЗ “Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации” член избирательной комиссии (комиссии референдума) с правом решающего голоса не может быть подвергнут административному наказанию, налагаемому в судебном порядке, без согласия прокурора субъекта Российской Федерации.

Частью 3 ст. 1.

4 КоАП РФ допускается наличие особых условий применения мер административной ответственности в отношении являющихся субъектами малого и среднего предпринимательства лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, и юридических лиц, а также руководителей и иных работников указанных юридических лиц, совершивших административные правонарушения в связи с выполнением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций.

Так, ч. 1 ст. 4.1.

1 КоАП РФ предусмотрена возможность замены наказания в виде административного штрафа предупреждением юридическим лицам, являющимся субъектами малого и среднего предпринимательства, за впервые совершенное административное правонарушение, выявленное в ходе осуществления государственного контроля (надзора), муниципального контроля, в случаях, если за него не предусмотрено административное наказание в виде предупреждения, при условии, что ответственность за совершенное административное правонарушение не установлена нормами, перечисленными в части 2 данной статьи, и при наличии обстоятельств, предусмотренных ч. 2 ст. 3.4 КоАП РФ.

То есть из буквального содержания вышеуказанных норм следует, что наказание в виде административного штрафа может быть заменено только при наличии совокупности приведенных в этой норме условий и только к субъектам малого и среднего предпринимательства.

Источник: https://RuLaws.ru/koap/Razdel-I/Glava-1/Statya-1.4/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.