Распространение сведений о заболевании

Осторожно, врачебная тайна! Судебная практика

Распространение сведений о заболевании

В связи с участившимися судебными процессами по поводу соблюдения медицинскими учреждениями законодательства о врачебной тайне, необходимо напомнить, что закон «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» содержит в себе четкое определение данного термина, а также устанавливает исчерпывающий перечень условий, при которых врачебная тайна подлежит разглашению. Данный перечень не подлежит расширительному толкованию, то есть не позволяет врачу самостоятельно определять ситуации и субъектов для разглашения информации, относящейся по закону к врачебной тайне. 

Напомним, что врачебную тайну составляют сведения о факте обращения гражданина за оказанием медицинской помощи, состоянии его здоровья и диагнозе, иные сведения, полученные при его медицинском обследовании и лечении. Любые из перечисленных сведений без письменного разрешения пациента или его законного представителя даже в случае смерти пациента не могут быть разглашены лицами, которым они стали известны при обучении, исполнении трудовых, должностных, служебных и иных обязанностей, за исключением случаев, установленных законом. А закон устанавливает лишь ограниченный перечень случаев, допускающих разглашение информации без согласия, а именно:

  1. в целях проведения медицинского обследования и лечения гражданина, который в результате своего состояния не способен выразить свою волю;
  2. при угрозе распространения инфекционных заболеваний, массовых отравлений и поражений;
  3. по запросу органов дознания и следствия, суда в связи с проведением расследования или судебным разбирательством, по запросу органов прокуратуры в связи с осуществлением ими прокурорского надзора, по запросу органа уголовно-исполнительной системы в связи с исполнением уголовного наказания и осуществлением контроля за поведением условно осужденного, осужденного, в отношении которого отбывание наказания отсрочено, и лица, освобожденного условно-досрочно; (см. текст в предыдущей редакции)
  4. в случае оказания медицинской помощи несовершеннолетнему для информирования одного из его родителей или иного законного представителя;
  5. в целях информирования органов внутренних дел о поступлении пациента, в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что вред его здоровью причинен в результате противоправных действий;
  6. в целях проведения военно-врачебной экспертизы по запросам военных комиссариатов, кадровых служб и военно-врачебных (врачебно-летных) комиссий федеральных органов исполнительной власти, в которых федеральным законом предусмотрена военная и приравненная к ней служба;
  7. в целях расследования несчастного случая на производстве и 
  8. профессионального заболевания, а также несчастного случая с обучающимся во время пребывания в организации, осуществляющей образовательную деятельность; (см. текст в предыдущей редакции)
  9. при обмене информацией медицинскими организациями, в том числе размещенной в медицинских информационных системах, в целях оказания медицинской помощи с учетом требований законодательства Российской Федерации о персональных данных;
  10. в целях осуществления учета и контроля в системе обязательного социального страхования;
  11. в целях осуществления контроля качества и безопасности медицинской деятельности в соответствии с настоящим Федеральным законом.

Информация о состоянии здоровья должна предоставляться пациенту или его представителю лично лечащим врачом или другими медицинскими работниками, принимающими непосредственное участие в медицинском обследовании и лечении. 

Законодательство предоставляет врачу выбор субъектов для сообщения информации о состоянии здоровья пациента лишь в случае неблагоприятного прогноза развития заболевания.

При этом информация должна сообщаться в деликатной форме гражданину или его супругу (супруге), одному из близких родственников (детям, родителям, усыновленным, усыновителям, родным братьям и родным сестрам, внукам, дедушкам, бабушкам), если пациент не запретил сообщать им об этом и (или) не определил иное лицо, которому должна быть передана такая информация. Данная статья закона, однако, тоже четко ограничивает круг лиц, которым врач может передать сведения о неблагоприятном прогнозе. 

Таким образом, работник медицинского учреждения прежде, чем сообщать информацию, отнесенную законом к врачебной тайне, должен убедиться, что данное лицо имеет законные полномочия для получения таких сведений: 

  • представитель должен иметь доверенность, либо пациент в медицинских документах должен письменно указать лица, которым можно передать информацию, либо лицо должно быть законным представителем несовершеннолетнего; 
  • сообщать сведения в правоохранительные, судебные органы, органы прокуратуры и иные перечисленные в законе государственные органы необходимо либо по их письменному официальному запросу, либо официально обращаясь, если есть основания полагать, что в отношении лица было совершено преступление;
  • в случаях неблагоприятного прогноза болезни врач может сообщить это пациенту или, если пациент прямо не запретил, его супругу (супруге) или одному из близких родственников. При этом круг близких родственников четко поименован и не допускает сообщения таких сведений кому-либо еще, например, работодателю.

Примеры судебных разбирательств по нарушению законодательства в области требований к соблюдению врачебной тайны от 11.08.2014 г.

1. По информации прокуратуры Ленинского района г.Уфы, проведена проверка соблюдения законодательства о врачебной тайне в Республиканском наркологическом диспансере № 1.

В ходе проверки выяснено, что врач-нарколог, работающий в вышеназванном наркологическом диспансере, несмотря на запрет, установленный Федеральным законом «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» о том, что разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, не допускается без письменного согласия пациента, по просьбе своего знакомого выдал ему справку о диагнозе постороннего лица, состоящего на тот момент на учете в наркологическом кабинете. Впоследствии данный документ был использован для обоснования доводов жалобы о ненадлежащем исполнении родительских обязанностей.

В отношении врача-нарколога было возбуждено административное дело по ст. 13.14 КоАП РФ (разглашение информации с ограниченным доступом), по результатам рассмотрения которого он оштрафован на 4,5 тыс. рублей. В связи с выявленным фактом правонарушения с врачом-наркологом прекращены трудовые отношения.

2.По информации, опубликованной Омским областным судом, изменено решение районного суда о взыскании с БУЗОО «Медико-санитарная часть №4» компенсации морального вреда в пользу омича. Выплата составит 300 000 рублей.  

Гражданин И. обратился в суд с иском к медицинскому учреждению о взыскании компенсации морального вреда. В январе 2014 года от рака умерла его супруга.

Летом 2012 года она проходила диспансеризацию в МСЧ №4, но результатов исследований так и не получила.

В конце 2012 года состояние женщины резко ухудшилось, она обратилась за помощью в «Евромед» – у нее была диагностирована раковая опухоль 4 стадии. 

Истец полагает, что заболевание можно было выявить на ранней стадии, тогда была бы эффективна операция – то есть во время прохождения диспансеризации. Однако супруга не была информирована об опасности для здоровья, ей не сообщили о результатах проведенных исследований. 

Прокуратурой Октябрьского округа г. Омска была проведена проверка, в ходе которой в действиях должностных лиц «МСЧ №4» выявлены нарушения законодательства о здравоохранении. Ответчиком нарушено право на охрану здоровья и информацию о состоянии здоровья. 

Истец И. просил взыскать с ответчика 2 000 000 рублей – в счет компенсации морального вреда. Представитель ответчика требований не признал, указав на принятие медицинским учреждением всех возможных мер для информирования супруги И.

о состоянии ее здоровья. Результаты исследований занесены в региональную компьютерную базу данных для передачи в поликлинику по месту жительства И., сама супруга И.

неоднократно вызывалась для дальнейшего прохождения исследований – по телефону и через работодателя.  

Судом первой инстанции в пользу истца взысканы 55 000 рублей компенсации морально вреда, а также 200 рублей – в доход местного бюджета.  

В апелляционной жалобе БУЗОО «МСЧ №4» просит решение суда отменить, ссылаясь на извещение работодателя супруги И. о том, что она нуждается в дополнительном обследовании. Это подтверждается детализаций звонков с телефонного номера МСЧ №4 на телефонный номер работодателя И. 

Прокурор Октябрьского округа просит решение суда изменить, увеличить размер компенсации морального вреда.

В соответствии с п. 5 ч. 5 ст. 19 ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» пациент имеет право на получение информации о своих правах и обязанностях, состоянии своего здоровья, выбор лиц, которым в интересах пациента может быть передана информация о состоянии его здоровья. В силу положений ст.

22 названного закона в случае неблагоприятного прогноза развития заболевания информация должна сообщаться в деликатной форме гражданину или его супругу (супруге), одному из близких родственников, если пациент не запретил сообщать им об этом. Из материалов дела следует, что подобные попытки должностными лицами МСЧ №9 не предприняты.

Доказательств запрета сообщать кому-либо информацию о здоровье супруги И. не представлено. Судом первой инстанции данный факт оставлен без внимания.  

Решение Октябрьского районного суда изменено. В пользу истца И. с БУЗОО «МСЧ № 4» положено взыскать 300 000 рублей компенсации морального вреда. 

Источник: https://MedSpecial.ru/news/1/21168/

Когда наступает уголовная ответственность за собирание или распространение сведений, составляющих врачебную тайну?

Распространение сведений о заболевании

Уголовную ответственность (в отличие от дисциплинарной и административной ответственности) влечет не только незаконное разглашение врачебной тайны, но и незаконное собирание составляющих ее сведений, а также совершение подобных действий  не только лицом, обязанным хранить врачебную тайну, но и любым иным лицом, на которое такая обязанность законом не возложена.

Ответственность за совершение этих действий предусмотрена в рамках ст.137 Уголовного кодекса РФ «Нарушение неприкосновенности частной жизни».

Диспозиция этой нормы формулируется следующим образом: «Незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия либо распространение этих сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации» (ч.1), совершение тех же деяний лицом с использованием своего служебного положения (ч.2).

В этой норме нет прямого упоминания о сведениях, составляющих врачебную тайну. Это означает, что лицу, изобличенному в сборе и (или) разглашении сведений о состоянии здоровья человека,  при квалификации его деяния по ст.

137 УК РФ будет предъявлено обвинение в незаконном собирании и (или) распространении сведений, составляющих не врачебную, а личную тайну гражданина. К личной тайне относятся сведения, которые не подлежат оглашению, по мнению самого лица, которого они касаются.

К таким сведениям граждане обычно относят и данные об их обращении в медицинское учреждение, о состоянии здоровья, диагнозе, проводимом лечении.

Личную тайну в контексте ст.137 УК РФ не могут составлять ранее опубликованные сведения либо оглашенные иным способом. Лицо поэтому не может нести ответственность за распространение конфиденциальной информации, которая ему стала известна, например, из новостных передач радио или телевидения, опубликованных мемуаров и т.д.

Собирание сведений может производиться любым способом: тайно, под благовидным предлогом или открыто путем ознакомления с документами в учреждениях и других местах; путем бесед с родственниками, опроса соседей, сослуживцев лица, его лечащего врача и других осведомленных лиц; получения информации из иных источников различными способами, включая обман, насилие, шантаж, похищение, дачу взятки, нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, нарушения неприкосновенности жилища, тайны следствия (в таких случаях содеянное должно дополнительно квалифицироваться соответственно по ст.291, 138 или 139, 310 УК РФ); путем направления нелегитимных запросов в диспансеры, больницы, страховые компании. Оно может выражаться в приобретении, копировании документов или других материальных носителей конфиденциальной информации, в подслушивании, подсматривании, в проведении аудиозаписи, фото-, видеосъемки, в том числе с использованием специальных технических средств для негласного получения информации при отсутствии на это лицензии (в последнем случае действия виновного квалифицируются по совокупности ст.137 и 1381 УК РФ), и пр.

Так, приговором Ленинского районного суда г. Омска от 27 августа 2012 г. (дело № 1-563/2012) Крыловецкий М.А. был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.137 и ст.1381 УК РФ.

Крыловецкий, работая инженером в больнице и находясь с администрацией в конфликтных отношениях, вручную в кустарных условиях произвел два специальных технических средства для негласного получения видео- и аудиоинформации; затем вмонтировал их в корпус датчиков пожарной сигнализации в кабинетах главного врача больницы и его заместителя по медицинской части с целью получения сведений о частной жизни сотрудников. Более полугода Крыловецкий собирал сведения, составляющие личную и семейную тайну указанных лиц, без их согласия.

Подсудимый пояснил, что, просматривая видеофайлы, сохранял лишь те, в которых речь шла о нарушениях в больнице, в частности о наличии в стационаре «мертвых душ», а также в которых обсуждался его конфликт с администрацией. Его целью был сбор компрометирующих главного врача и его зама сведений для того, чтобы с их  стороны прекратились необоснованные нападки в его адрес.

Потерпевший ВАЛ (главный врач больницы) суду показал, что ему позвонила его заместитель МЕА и сказала, что к ней в кабинет зашел инженер Крыловецкий  с сообщением, что в её кабинете по инициативе правоохранительных органов велась видеосъемка, и передал флеш-карту, на которой были видеофайлы с разговорами, а на двух она была в обнаженном виде. Позже  выяснилось, что на флеш-карте  имелись файлы с записями и из его кабинета. ВАЛ пояснил, что в его кабинете и в кабинете заместителя  проходят серьезные переговоры, ведется прием посетителей по личным вопросам, которые не всегда могут быть достоянием гласности. В кабинете заместителя проходят также консультации больных, что является врачебной тайной. В своем кабинете он  ведет также телефонные переговоры со своими  близкими, в них обсуждаются его личные и семейные тайны, которые не подлежат разглашению. В тот период времени он, кроме того, договаривался о встречах с посторонними женщинами, и содержание этих разговоров, безусловно, относится к его личной тайне.

Из показаний потерпевшей МЕА следовало, что в период, когда в ее кабинете велась видеосъемка, она обсуждала свои проблемы со здоровьем с врачом–гинекологом, а также пластическим хирургом, оговаривая детали  предстоящих операций.

В своем кабинете она  регулярно вела прием больных, обсуждала личные вопросы с членами своей семьи. В ходе суточных дежурств она проводила в своем кабинете гигиенические процедуры, находясь в обнаженном виде.

Все указанные сведения, по мнению МЕА, составляют ее семейную и личную тайну, которую нарушил Крыловецкий. То, что подсудимый имел возможность наблюдать за ней в обнаженном виде, задевает ее честь и достоинство как заместителя руководителя больницы и как женщины.

В связи с причиненными ей нравственными страданиями она просит взыскать с подсудимого в качестве компенсации 1 млн. руб.

Как указал суд в своем приговоре, исходя из смысла закона предметом преступления, предусмотренного ст. 137 УК РФ, являются сведения о частной жизни лица, составляющие его личную или семейную тайну.

Частную жизнь составляют те стороны жизни человека, которые он в силу своей свободы не желает делать достоянием других.

таких сведений может быть различным: они могут касаться привычек данного лица, физических недостатков, духовной жизни, семейных и интимных взаимоотношений, имущественного и профессионального положения.

Доводы Крыловецкого о том, что, осуществляя запись в кабинетах ВМА и МЕА, он не преследовал цели собирать сведения о семейной и личной тайне указанных лиц, а намеревался собрать сведения, компрометирующие их с профессиональной точки зрения, суд счел несостоятельными и не влияющими на установленный факт незаконного собирания сведений о частной жизни ВАЛ и МЕА, составляющих их личную и семейную тайну. Доводы подсудимого также опровергаются его же показаниями, согласно которым он просматривал и прослушивал все видеозаписи, чтобы выбрать интересующие его фрагменты. Указанные доводы опровергнуты и тем, что на фрагментах видеозаписей, которые Крыловецкий передал МЕА, была отдельная папка с  записями осуществления ею гигиенических процедур в обнаженном виде, которые не относятся к осуществлению МЕА служебной деятельности.

С учетом смягчающих вину обстоятельств (раскаяние подсудимого в содеянном, отсутствие уголовного прошлого, наличие на иждивении малолетнего ребенка), данных о его личности, характеризующейся удовлетворительно, суд посчитал, что достижение в отношении Крыловецкого целей наказания возможно без изоляции его от общества, и определил ему наказание в виде 250 часов обязательных работ с взысканием в пользу потерпевшей МЕА 20000 рублей в счет компенсации морального вреда.

В данном деле получил подтверждение факт незаконного собирания различного рода информации, составляющей личную тайну, в том числе сведений, составляющих врачебную тайну заместителя главного врача МЕА, при том, что такой задачи подсудимый изначально, по-видимому, для себя не ставил.

Осталось при этом не ясным, имелись ли среди записанных на флеш-карте разговоров  те, которые можно было бы отнести к сведениям, составляющим врачебную тайну пациентов данной больницы, которые являлись на консультацию в кабинет заместителя главного врача МЕА, или чьи медицинские документы и состояние здоровья могли быть предметом обсуждения в кабинетах руководителей больницы без присутствия пациентов. То обстоятельство, что среди потерпевших по данному делу пациенты больницы не фигурируют, не означает, что сведения, относящиеся к их врачебной тайне, не были зафиксированы скрытыми камерами подсудимого и не стали ему известны. Вероятно, вследствие отсутствия огласки пациенты остались в неведении относительно нарушения их прав.

Источник: https://sudmedrmpc.ru/kogda-nastupaet-ugolovnaya-otvetstvennost-za-sobiranie-ili-rasprostranenie-svedenij-sostavlyayushhix-vrachebnuyu-tajnu/

У меня коронавирус. как сделать, чтобы соседи не узнали о моей болезни?

Распространение сведений о заболевании

Я очень боюсь коронавируса, но еще больше боюсь, что о моем заболевании узнают посторонние люди.

Имеют ли право медицинские работники без моего ведома прямо или косвенно рассказывать, чем я болею? Если об этом узнают мои соседи, меня могут выселить из съемной квартиры, и мне будет сложно найти новую. Сейчас в соцсетях очень много информации о заболевших, есть даже карты городов с указанием адресов инфицированных. Это вообще законно?

Можно ли упоминать меня или моих близких в новостях в связи с заболеванием или рассказывать о смерти родственников?

Как от этого защититься?

Наталья

Если коротко, врачебная тайна — это информация о частной жизни человека. За ее разглашение и врачи, и рядовые граждане могут заплатить крупный штраф или лишиться свободы.

Объясню, какую информацию о здоровье разглашать можно, а какую нельзя. И расскажу, какая ответственность ждет тех, кто такую информацию распространяет. Это относится и к ситуации с коронавирусом, и к любому заболеванию у любого человека.

Закон говорит, что разглашать врачебную тайну без согласия пациента нельзя. А его согласие в любом случае должно быть письменным. Но не стоит путать такое согласие с информированным добровольным согласием на медицинское вмешательство, которое обязательно подписывают при поступлении в медицинское учреждение. Это совершенно разные документы.

Поскольку закон федеральный, не получится сослаться на его незнание. От ответственности это не освободит.

Имейте в виду, что закон защищает даже права умерших: информация о причинах смерти и диагнозе разглашению не подлежит. Правда, после смерти человека его родственники сами могут распорядиться такой информацией, как посчитают нужным. Могут оставить все в секрете или рассказать всем. А вот информация о самом факте смерти может быть общедоступной — нарушения тут нет.

Объясняем сложное простым языкомРазбираем законы, которые касаются вас и ваших денег. Раз в месяц присылаем письма с самым важным

Предоставление сведений, составляющих врачебную тайну, без согласия гражданина или его законного представителя возможно в строго оговоренных в законе случаях.

Разберемся с каждым подробно.

Идет судебное разбирательство. Передавать информацию о заболевании можно по запросам в органы дознания и следствия, в суд, прокуратуру, органы уголовно-исполнительной системы. Но ни суд, ни прокуратура, ни следствие, к которым эта информация попала, передавать ее в другие органы без согласия больного права не имеют.

Пациент собирается в армию или на госслужбу.

Можно передавать информацию о заболеваниях людей для проведения военно-врачебной экспертизы по запросам военных комиссариатов, кадровых служб и военно-врачебных комиссий федеральных органов исполнительной власти. Тут все просто: кто отправил запрос, тот ответ на него и получает. Соответственно, ему и хранить все эти сведения в тайне.

Обмен документами между медиками. Данные о заболеваниях можно передавать в другие медицинские организации, например при переводе пациента из одной больницы в другую. Или другим врачам, но только если это необходимо для лечения. А еще их можно передавать в органы социального и медицинского страхования — для учета и контроля за работой медиков.

Проще всего объяснить на примере.

Допустим, кто-то разместил в соцсетях пост: «Один из наших соседей заразился коронавирусом. Граждане, будьте осторожны!» Это не нарушение. Ни конкретный человек, ни адрес его проживания не указаны, а значит, и права этого человека не нарушены. Призыв к осторожности, возможно, даже окажется кому-то полезным и удержит от желания нарушить режим самоизоляции без веского повода.

Но если в посте будет написано, что Петр Васильевич Иванов из квартиры 22 дома 19 по улице Строителей заболел коронавирусом, то это уже нарушение закона.

Если Петр Васильевич не давал своего согласия на публикацию такой информации, придется отвечать.

Иванов может подать заявление в полицию с просьбой привлечь виновных к уголовной или административной ответственности. Или иск в суд с требованием о возмещении ущерба.

Отвечать за разглашение придется в первую очередь работнику больницы, то есть медсестре. Но и соседка нарушила закон. Она тоже несет ответственность за разглашение сведений о частной жизни.

Ответственность и для медиков, и для рядовых граждан предусмотрена одной статьей уголовного кодекса.

Для соседей в данном случае возможна уголовная ответственность по части 1 статьи 137 УК РФ. Сведения об обращении за медицинской помощью уже сами по себе информация о частной жизни. За ее распространение без согласия гражданина, в том числе в соцсетях, публичных выступлениях и СМИ, возможно наказание от штрафа в размере до 200 000 Р до лишения свободы на срок до двух лет.

Если эту информацию разглашают медицинские работники, отвечать придется по той же статье 137 УК РФ, только по части 2. Санкции там немного строже — от штрафа в размере от 100 000 до 300 000 Р до лишения свободы на срок до четырех лет.

Еще врачей иногда привлекают к административной ответственности по статье 13.14 КоАП РФ. Санкция по ней — штраф в размере от 500 до 1000 Р для граждан и от 4000 до 5000 Р для должностных лиц. Решения в таких случаях часто принимают в пользу пациентов.

Пример из суда. Сотрудница полиции неоднократно обращалась в скорую помощь в связи с заболеванием. Сотрудник скорой сообщил о заболевании ее руководству, хотя своего разрешения на это женщина не давала. Она обратилась в суд и потребовала взыскать с сотрудника скорой помощи компенсацию морального вреда — 250 000 Р.

Сотрудник скорой в суде заявил, что руководствовался благородными побуждениями. При таком заболевании ухудшается работа головного мозга, а значит, руководители пациентки должны знать об этом факте.

И вообще, она сама должна была сообщить о заболевании, но не сделала этого. Но суд с ним не согласился. Какими бы ни были мотивы, по закону медик обязан хранить врачебную тайну.

А раз не сохранил, пусть возмещает ущерб в размере 25 000 Р и расходы на уплату госпошлины 200 Р.

Любая карта, на которой отмечены заболевшие, не нарушает закон до того момента, пока невозможно сопоставить отметку на ней с конкретным лицом или местом его жительства.

Если на карте указано число заболевших в области или городе, нарушений нет. Не будет нарушением даже указание числа заболевших на конкретной улице или в многоквартирном доме.

Но допустим, на карте указано число заболевших в частном доме, где живет всего одна семья, или в старой двухэтажке с парой подъездов, где все жильцы друг друга знают. В этом случае ни о какой конфиденциальности сведений не может идти речи, а значит, это будет считаться разглашением медицинской тайны.

Да, имеют право знать, но не более того, что им позволяет закон. Вот пример. При выявлении инфицированного человека в обязательном порядке проверяют его контакты. И сообщать этим контактным лицам, что они летели в одном самолете с зараженным, можно. А вот назвать этого зараженного нельзя.

Правила простые:

  1. Эпидемия не отменяет ни одного закона, связанного с сохранением врачебной тайны. Поэтому не рассчитывайте получить информацию о здоровье госпитализированного родственника по телефону: врачи не имеют права разглашать ее таким образом.
  2. Если вам стала известна информация о чьем-то заболевании, не торопитесь делится этим со всем миром. Возможно, это и заболевшему жизнь облегчит, и вас от уголовной ответственности убережет.
  3. Если столкнулись с такой информацией в открытом доступе, не помогайте в ее распространении. Репост — это тоже нарушение закона. Лучше сообщите об этом в Роскомнадзор или администрацию соцсетей.
  4. Каждый сам решает, разглашать ли информацию о своем здоровье. И разрешение для врачей на такое разглашение должно быть только письменным.
  5. Если окружающие узнали о вашем заболевании, пишите заявление о привлечении виновных к ответственности.

Если у вас есть сложные вопросы о законах, личных финансах, дорогих покупках или семейном бюджете, пишите. На самые интересные вопросы ответим в журнале.

Источник: https://journal.tinkoff.ru/ask/covid-secret/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.