Распространение персональных данных в сми

Сми vs роскомнадзор. как сделать журналистский материал и не нарушить закон о персональных данных?

Распространение персональных данных в сми

Имена, фамилии, должности, фотографии – неотъемлемые элементы публикаций СМИ. Они же – персональные данные граждан, защищаемые законом. На публикацию каких личных сведений в СМИ обращает внимание Роскомнадзор, какие данные относятся к персональным, в каких случаях журналист может использовать их без разрешения, а в каких нет – рассказываем в Карточках АНРИ.

* Карточки подготовлены по материалам вебинаров, проведенных юристами Михаилом Хохолковым и Светланой Кузевановой в рамках проекта Альянса независимых региональных издателей (АНРИ) с использованием гранта Президента РФ на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.

Персональные данные (ПД) − это любая информация, прямо или косвенно относящаяся к физическому лицу, с помощью которой он может быть идентифицирован.

Закрытого перечня таких данных не существует – к ним относят любые сведения, по которым можно идентифицировать человека: ФИО, паспортные данные, ИНН, СНИЛС, место работы и должность, сведения об образовании, имуществе и здоровье, cookie в браузере пользователя, семейное и социальное положение, а также изображение человека вкупе с другими данными. Для определения того, могут ли сведения идентифицировать человека важны скорее не сами данные, а их совокупность.

Редакции СМИ имеют дело с персональными данными, когда (1) распространяют сведения в журналистских материалах; (2) выступают операторами данных и занимаются их обработкой (например, данных своих сотрудников или подписчиков).

Здесь мы рассказываем о первом случае использования персональных данных.

С 2006 года в России действует закон «О персональных данных». В 2017 году внесены поправки в статью 13.11 КоАП РФ, предусматривающую ответственность за нарушение законодательства о персональных данных: выделены семь видов таких нарушений и увеличен размер штрафов до 75,000 рублей по отдельным составам.

Контроль защиты ПД осуществляет Роскомнадзор, который имеет довольно широкие полномочия и может составлять протоколы об административных правонарушениях.

Ведомство самостоятельно определяет, являются ли распространяемые сведения персональными данными. В случае выявления нарушения РКН выносит редакции предупреждение.

После двух предупреждений в течение года Роскомнадзор имеет право обратиться в суд с иском о прекращении деятельности СМИ.

Абсолютно любые действия, совершаемые с персональными данными, называются их обработкой (сбор, хранение, распространение).

Закон закрепляет принципы обработки:

– Законное и справедливое основание обработки ПД.

Подразумевается, что работать с данными можно либо с согласия субъекта ПД, либо без согласия – в случаях, предусмотренных законом.

– Соответствие цели и объема данных.

Подразумевается, что содержание и объем публикуемых данных должны соответствовать цели публикации.

Например, если журналист готовит материал о пропавшем человеке, не нужно давать о нем избыточную информацию (скажем, об отношениях с родственниками).

В расследовании не всегда нужно публиковать сканы документов – часто достаточно упоминания о том, что документ имеется. Публикуемые личные данные должны «работать» на конкретные факты и отвечать общей идее материала.

Роскомнадзор в своей практике не относит к персональным данным ФИО или фото сами по себе, поэтому их можно публиковать без получения разрешения (при соблюдении требований ст. 152.2. Гражданского кодекса РФ). А вот фото вкупе с именем и/или должностью уже считаются персональными данными.

– Срок хранения данных.

Требование удалять данные после того, как достигнута «цель обработки» трудно применимо к журналистике. Но иногда применимо: если речь идет, например, о распространении ориентировок о розыске несовершеннолетнего. После того, как ребенок нашелся, онлайн-медиа следует удалить с сайта информацию, содержащую персональные данные.

Понятно, что получить у героя публикации согласие на публикацию ПД невозможно, если статья носит разоблачительный характер.

В законе есть оговорки, позволяющие публиковать данные без согласия человека:

  1. При распространении общественно-значимой информации.
  2. При осуществлении профессиональной деятельности журналиста.
  3. Если персональные данные общедоступны (картотеки судебных дел, государственные реестры) либо сам субъект ранее сделал их общедоступными. Подпадают ли под это условие сведения из соцсетей – спорный вопрос. 
  4. Если персональные данные содержатся в документах, подлежащих обязательному опубликованию в соответствии с федеральным законом: например, декларации чиновников о доходах.

Однако в законе указано, что перечисленные случаи не должны нарушать «права и свободы субъекта персональных данных». Из-за отсутствия четкого определения, какие права и свободы можно нарушить, Роскомнадзор очень широко трактует данную оговорку.

Закон допускает обработку ПД без согласия субъекта ПД для достижения общественно значимых целей (п. 7 ст. 6 152-ФЗ «О персональных данных»). Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2010 г.

№16 «О практике применения судами закона «О СМИ» относит к общественным интересам не любой интерес, а потребность общества в обнаружении и раскрытии угрозы демократическому правовому государству и гражданскому обществу, общественной безопасности, окружающей среде.

Роскомнадзор самостоятельно не определяет наличие или отсутствие в публикации общественно значимых целей, поэтому журналисту стоит позаботиться о собственном обосновании общественного интереса и корреляции с этим интересом публикуемых личных данных, взятых, например, из Instagram конкретного чиновника.

Согласие на обработку ПД может быть получено в письменной либо иной форме, позволяющей подтвердить факт его получения. Такие формы согласия, как электронные письма, переписка в мессенджере, видео, аудиозапись, допустимы, но ненадежны.

Закон «О персональных данных» устанавливает случаи, когда письменное согласие является обязательным:

– создание общедоступных источников информации (справочников, адресных книг и т.д.);

– использование специальных категорий данных (раса, национальность, политические взгляды, религиозные или философские убеждения, состояние здоровья, интимная жизнь);

– использование биометрических данных (фото- и видеоизображения, отпечатки пальцев, ДНК);

– трансграничная передача ПД в некоторые страны (те, которые не обеспечивают «адекватную» защиту персональных данных, по мнению Роскомнадзора);

– если обработка данных порождает юридические последствия.

Требования к письменной форме согласия установлена законом и должна обязательно содержать (ч. 4 ст.

9 ФЗ «О персональных данных): ФИО, адрес субъекта или его представителя, данные паспорта; наименование или ФИО и адрес оператора, получающего согласие субъекта ПД; цель обработки ПД; перечень ПД, на обработку которых соглашается человек; наименование или ФИО, адрес третьего лица, которому передают ПД; перечень действий с ПД, на совершение которых дается согласие; срок, в течение которого действует согласие, а также способ его отзыва; подпись субъекта ПД.

Среди персональных данных выделяют «чувствительные» категории – специальные данные и биометрические данные. Для них предусмотрен еще более строгий порядок обработки.

Специальные ПД – это указание на расу, национальность, политические взгляды, религиозные и философские убеждения, состояние здоровья, интимную жизнь, судимость. Обработка таких сведений допускается только при наличии письменного согласия человека – кроме случаев, когда «чувствительные» данные общедоступны, и случаев, предусмотренных трудовым, пенсионным или страховым законодательством.

Биометрические ПД – это сведения, характеризующие физиологические и биологические особенности человека, с помощью которых можно установить его личность. Роскомнадзор к таким данным относит отпечатки пальцев, радужную оболочку глаза, анализы ДНК, рост, вес, а также фото и видеоизображение человека.

Фотография сама по себе не является ПД, однако если рядом с ней есть указание на имя и фамилию и/или должность, и вкупе эти сведения позволяют идентифицировать человека, то фото в данном случае будет «биометрическим ПД».

Кроме того, публикуя портретное фото, журналисту нужно помнить о праве на изображение. Об этом мы писали в серии Карточек об авторском праве.

Журналисты много работают с государственными общедоступными реестрами: картотеками судебных решений, ЕГРЮЛ, декларациями чиновников и т.п., часто совмещая в одной публикации сведения из разных источников.

Тут нужно помнить о возможных рисках – пока, к счастью, теоретических. В п. 3 ст.

5 ФЗ «О персональных данных» говорится, что «не допускается объединение баз данных, содержащих ПД, обработка которых осуществляется в целях, несовместимых между собой».

Непонятно, насколько такая позиция может быть применима к профессиональной деятельности журналиста, чья прямая обязанность – использовать разные источники при поиске информации на общественно значимую тему.

Юристы расходятся во мнениях, являются ли соцсети общедоступными источниками информации.

Во-первых, трудно сказать, относятся ли соцсети к общедоступным источникам персональных данных по смыслу статьи 8 152-ФЗ «О персональных данных», в которой говорится: «В целях информационного обеспечения могут создаваться общедоступные источники персональных данных (в том числе справочники, адресные книги)». Вряд ли соцсети можно отнести по аналогии к справочникам.

Во-вторых, в законе ничего не говорится о том, можно ли свободно обрабатывать данные, которые человек сам опубликовал в соцсетях. По этому поводу нет ни разъяснений Роскомнадзора, ни судебной практики.

Позиции юристов:

Михаил Хохолков: соцсети не относятся к общедоступным источникам информации, следовательно, нельзя обрабатывать размещенные там данные без согласия человека лишь на том основании, что он сам их опубликовал.

Светлана Кузеванова:публикация данных человеком о самом себе в социальных сетях или блоге делает их доступными для неограниченного круга лиц. Соответственно, журналисты вправе их распространять без письменного согласия субъекта на основании п. 10 ст. 6 152-ФЗ.

Если вы используете данные из соцсетей, сохраните доказательства того, что они были распространены самим пользователем (сделайте скриншот).

При публикации информации о детях, их фотографий всегда необходимо письменное согласие родителей (опекуна).

Писать о детях-жертвах преступлений нужно особенно осторожно. Согласно ст.

4 закона «О СМИ», запрещается публиковать в СМИ и Интернете информацию о несовершеннолетнем, пострадавшем в результате противоправных действий (бездействия), включая ФИО, фото- и видеоизображения такого несовершеннолетнего, его родителей и иных законных представителей, дату рождения, аудиозапись голоса, место жительства или место временного пребывания, место учебы или работы, иную информацию, позволяющую прямо или косвенно установить личность несовершеннолетнего.

Исключения составляют случаи, когда распространение такой информации происходит в целях нужно для защиты прав и интересов несовершеннолетнего. Условия использования ПД в такой ситуации указаны в ст. 41 закона «О СМИ» – их можно распространять только с письменного согласия родителя (опекуна) ребенка.

Если несовершеннолетнему исполнилось 14 лет, нужно получить два согласия: подростка и его родителей (опекуна). Если получить согласие невозможно, либо если законный представитель является подозреваемым или обвиняемым в совершении противоправных действий, допустимо использовать данные без согласия.

Те же условия действуют в ситуации, когда речь идет о несовершеннолетнем, совершившим преступление (административное правонарушение или антиобщественное действие) либо подозреваемым в его совершении.

Публикации о детях-жертвах сексуальных преступлений допускаются только в целях расследования преступления, установления лиц, причастных к совершению преступления, розыска пропавших несовершеннолетних. И только в объеме, необходимом для достижения указанных целей (ст. 41 закона «О СМИ»).

Публиковать такую информацию нужно в том объеме, в каком ее предоставляют правоохранительные органы. Не нужно публиковать избыточную информацию, например, писать о жизни ребенка с родителями или отношениях с одноклассниками.

Кроме того, распространять эту информацию можно лишь в период проведения оперативно-розыскных мероприятий.

Как только ребенок найден, следует ограничиться информацией, что «пропавший мальчик нашелся», и удалить информацию о розыске с сайта и из соцсетей.

Постарайтесь сохранять скриншоты ориентировок и писем правоохранительных органов – они страхуют СМИ от возможных претензий.

СМИ могут публиковать данные о подозреваемом или обвиняемом в преступлении (имя, фамилия, возраст, место преступления) в том объеме, в котором ее предоставляют официальные источники – следственные органы, прокуратура или МВД.  Не забывайте про скриншоты пресс-релизов, поскольку правоохранительные органы часто меняют или удаляют ранее распространенную информацию.

Редакция СМИ не несет ответственности за распространение ПД из официальных сообщений госорганов, информационных агентств, официальных ответах на журналистский запрос, материалах пресс-служб, правоохранительных органов и других организаций, интервью и публичных выступлений должностных лиц, а также если сведения являются дословным воспроизведением информации из другого СМИ.

Однако всегда следует проводить «тест на избыточность» распространяемых персональных данных и соответствие их целям публикации.

Итого, журналисту необходимо заручиться согласием субъекта данных либо соблюсти одно из четырех условий свободного использования ПД:

– распространение общественно-значимой информации,

– осуществление законной профессиональной деятельности журналиста,

– использование общедоступных данных,

– использование данных, обязательных к раскрытию.

Причем эти условия не должны нарушать «права и свободы субъекта персональных данных». Каждую публикацию нужно проверять на «избыточность», то есть следить, чтобы содержание и объем персональных данных соответствовали цели материала.

Источник: https://anri.org.ru/2018/05/22/smi-vs-roskomnadzor-kak-sdelat-zhurnalistskij-material-i-ne-narushit-zakon-o-personalnyh-dannyh/

Судебная практика по спорам о защите персональных данных

Распространение персональных данных в сми

Защита персональных данных в России стремительно набирает обороты. СМИ и интернет-операторы вынуждены доказывать в судах, что размещенная информация является достоверной и не нарушает права граждан или организаций. В обзоре судебной практики – дела по защите персональных данных бизнесменов и простых граждан.

Конституционный Суд РФ решил, что норма “О персональных данных”, согласно которой операторы и иные лица, получившие доступ к персональным данным, обязаны не раскрывать третьим лицам и не распространять персональные данные без согласия субъекта персональных данных, не противоречит Конституции РФ.

В Конституционный Суд РФ с жалобой на несоответствие Конституции РФ статьи 7 Федерального закона от 27 июля 2006 года N 152-ФЗ “О персональных данных”, согласно которой операторы и иные лица, получившие доступ к персональным данным, обязаны не раскрывать третьим лицам и не распространять персональные данные без согласия субъекта персональных данных, если иное не предусмотрено федеральным законом, обратилась гражданка. Заявительнице было отказано в предоставлении данных на третьих лиц, которые ранее являлись ее коллегами в образовательном учреждении. Гражданка сочла, что эта норма противоречит части 4 статьи 29 Конституции РФ, поскольку позволяет правоприменительным органам отказывать в предоставлении информации, необходимой для защиты нарушенных прав гражданина.

Конституционный Суд определением от 26 мая 2016 г. N 1158-О отказал гражданке в принятии жалобы к рассмотрению.

Судьи отметили, что КС РФ уже неоднократно указывал, что в понятие “частная жизнь” включается только та область жизнедеятельности человека, которая относится к отдельному лицу, касается только его и не подлежит контролю со стороны общества и государства, если носит непротивоправный характер.

Поэтому ограничение на раскрытие и распространение информации, относящейся к персональным данным, направлено на обеспечение разумного баланса конституционно-защищаемых ценностей. В связи с этим оспариваемая заявительницей норма закона не может рассматриваться как нарушающее ее конституционные права в указанном в жалобе аспекте.

Федеральная служба по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций может прекратить деятельность средства массовой информации, если были установлены факты распространения материалов, содержащих персональные данные, и другие систематические нарушения требований закона, допущенные редакцией издания. Так решил Верховный суд РФ.

За нарушение требований статьи 4 и опубликование редакцией газеты “Лабинские вести” материалов, которые содержали персональные данные несовершеннолетней гражданки, а именно фамилии, имени, сведений о школе, в которой обучается несовершеннолетняя, без ее согласия и согласия ее законного представителя, а также ряда других статей с персональными данными несовершеннолетних, Управление Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций вынесло письменное предупреждение о недопустимости распространения через средство массовой информации сведений, составляющих специально охраняемую законом тайну, главному редактору СМИ газеты “Лабинские вести”. Однако, главный редактор не отреагировала на это предупреждение и продолжала публиковать персональные данные граждан без их согласия. Поэтому Управление Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций обратилось в Краснодарский краевой суд с исковым заявлением о прекращении деятельности газеты “Лабинские вести”.

Решением суда первой инстанции исковое заявление Управления Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций было удовлетворено и деятельность газеты прекращена. В качестве апелляционной инстанции в этом процессе Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации. В определении Верховного Суда РФ от 24.06.

2015 N 18-АПГ15-7 судьи не нашли оснований для отмены решения суда первой инстанции. Причиной для такого решения послужил тот факт, что в силу статьи 4 не допускается использование средств массовой информации для разглашения сведений, составляющих государственную или иную специально охраняемую законом тайну.

Новелла статьи 16 данного закона определяет, что основанием для прекращения судом деятельности средства массовой информации являются неоднократные нарушения редакцией требований данного закона. Такие нарушения должны происходить не менее, чем в течение двенадцати месяцев.

Как это происходило в спорной ситуации, по поводу чего регистрирующий орган делал письменные предупреждения учредителю и главному редактору. Кроме того, судьи отметили, что по нормам статьи 3 такими данными признается любая информация, которая относится к прямо или косвенно определенному субъекту персональных данных.

К этим сведениям, в частности, относятся фамилия, имя, отчество, год, месяц, дата и место рождения, адрес, семейное, социальное, имущественное положение, образование, профессия, доходы и другая информация. В соответствии с требованиями закона обработка персональных данных может осуществляться только с письменного согласия в письменной форме субъекта персональных данных.

Поэтому, редакция, получившая доступ к персональным данным, должна обеспечить конфиденциальность персональных данных путем их обезличивания. Объективных доказательств того, что у редакции газеты были исключительные обстоятельства для распространения персональных данных в связи с защитой общественных интересов судами получено не было.

Нарушение установленного законом порядка сбора, хранения и использования информации о гражданах подлежит административному наказанию.

Однако у покупателя в магазине при возврате товара кассир обязан проверить паспорт и заполнить финансовую документацию, в соответствии с требованием законодательства.

Верховный суд РФ, что такие действия не являются нарушением закона о защите персональных данных.

В отношении торгующей организации постановлением прокуратуры было возбуждено дело об административном правонарушении, предусмотренном статьей 13.11 КоАП РФ. Данное нарушение выразилось в том, что в магазине организации в ходе проверки на предмет соблюдения законодательства о персональных данных было установлено, что организация осуществляет обработку персональных данных физических лиц путем сбора, систематизации, накопления, хранения, уточнения (обновления, изменения), извлечения, использования, передачи. При этом осуществляемая организацией обработка персональных данных покупателей не подпадает под исключения, установленные в статье 22 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 152-ФЗ “О персональных данных”. Проверка была проведена по заявлению гражданина, который изъявил желание вернуть товар в магазине “Покупочка”. При этом ему было предложено заполнить в обязательном порядке заявление, в котором необходимо указывать персональные данные для возврата денежных средств, при наличии чека. В силу статьи 5 Федерального закона “О персональных данных” истребование персональных данных является избыточным. На основании этого организация была привлечена мировым судьей к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного статьей 13.11 КоАП РФ в виде предупреждения. Однако организация свою вину не признала и обжаловала решение мирового судьи.

Вышестоящие судебные инстанции согласились с выводами мирового судьи о наличии в действиях общества состава данного административного правонарушения. Однако Верховный суд РФ, куда обратилась с жалобой организация, постановлением от 15 июня 2016 г. N 25-АД15-3 отменил все принятые по делу судебные акты и признал организацию невиновной.

Судьи отметили, что в соответствии с законом о персональных данных обработка персональных данных должна осуществляться с соблюдением принципов и правил, предусмотренных законодательством. Обработка персональных данных осуществляется с согласия субъекта персональных данных на обработку его персональных данных.

Однако, по нормам покупатель вправе отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар денежной суммы. Постановлением Правительства РФ от 19 января 1998 г.

N 55 утверждены Правила продажи отдельных видов товаров, согласно которым которых покупатель вправе возвратить приобретенный товар продавцу и получить уплаченную за него денежную сумму.

При этом, продавец обязан соблюдать Положение о порядке ведения кассовых операций с банкнотами и монетой Банка России на территории Российской Федерации, утвержденное Банком России от 12 октября 2011 г. N 373-П (утратило силу с 1 июня 2014 года в связи с изданием Указания Банка России от 11 марта 2014 г. N 3210-У).

В соответствии с которым, порядок ведения кассовых операций в целях организации на территории РФ наличного денежного обращения предусматривает выдачу наличных денег кассиром непосредственно получателю, указанному в расходном кассовом ордере, только при предъявлении им паспорта или другого документа, удостоверяющего личность в соответствии с требованиями законодательства Российской Федерации. Исходя из этих норм, ситуация с возвратом денег покупателю из кассы организации на основании его письменного заявления с указанием фамилии, имени, отчества и данных документа, удостоверяющего личность, не противоречит требованиям законодательства. Истребование указанных персональных данных избыточным не является. Поэтому отсутствуют основания для привлечения организации к административной ответственности.

Федеральная антимонопольная служба имеет право наказать организацию за отказ предоставить по запросу документы, которые содержат персональные данные физических лиц. Так решил Верховный суд РФ.

По заявлению гражданина о нарушении требований законодательства о рекламе, Федеральная антимонопольная служба направила в адрес организации запрос с требованием предоставить сведения о владельце абонентского номера, с которого гражданину поступали смс-сообщения, содержащие рекламную информацию о доставке суши. Организация письменно отказала Управлению ФАС в предоставлении запрашиваемых сведений, сославшись на нормы , а также требования Федерального закона от 27.07.2006 N 152-ФЗ “О персональных данных”. На основании этого отказа Управление ФАС составило протокол об административном правонарушении и вынесло постановление о привлечении организации к административной ответственности по статье 19.8 КоАП с назначением административного штрафа в размере 20 тысяч рублей. Организация сочла данное постановление незаконным и обратилась в арбитражный суд с исковым заявлением о его отмене.

Суды всех инстанций пришли к выводу о правомерном отказе организации представить запрашиваемую УФАС информацию. Суды исходили из того, что запрошенная информация относится к категории ограниченного доступа, представление такой информации не является обязательным без согласия физических лиц.

Кроме того сама ФАС и ее территориальные органы не относятся к органам, уполномоченным осуществлять оперативно-розыскную деятельность. При этом ни Закон о рекламе, ни Закон об оперативно-розыскной деятельности не содержат прямого указания на полномочие ФАС запрашивать у операторов связи сведения об абонентах – физических лицах.

Однако Верховный суд РФ в постановлении от 13 августа 2015 г. N 302-АД15-5169 с такими выводами нижестоящих судов не согласился. Судьи напомнили, что ФАС, в соответствии со статьей 33 Закона о рекламе, осуществляет государственный контроль за соблюдением законодательства Российской Федерации о рекламе, в пределах своих полномочий.

В том числе, предупреждает, выявляет и пресекает нарушения физическими или юридическими лицами законодательства Российской Федерации о рекламе, а также возбуждает и рассматривает дела по признакам нарушения законодательства РФ о рекламе.

Из этого следует, что антимонопольному органу предоставлено право запрашивать документы без каких-либо ограничений по составу и объему необходимой информации. При этом антимонопольным органом могут быть запрошены только документы, имеющие отношение к нарушению законодательства о рекламе и касающиеся деятельности определенных лиц.

Неисполнение этих требований влечет за собой ответственность виновных лиц в соответствии с Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях.

При этом гарантией соблюдения установленной законом защиты персональных данных является статья 35 закона о рекламе, которой установлена обязанность ФАС по соблюдению коммерческой, служебной и иной охраняемой законом тайны, а также ответственность антимонопольного органа и его сотрудников за разглашение таких сведений. Из этого следует, что требование управления ФАС о представлении документов организацией соответствовало действующему законодательству, а отказ организации в представлении истребуемых документов является неправомерным.

Если журналист не получил согласия гражданина на публикацию информации о нем и фотографии в СМИ, то он нарушил закон и должен компенсировать гражданину моральный вред. Так решил Санкт-Петербургский городской суд.

Гражданин обратился в районный суд Санкт-Петербурга с исковым заявлением к ЗАО “Издательский дом “Комсомольская правда” о признании незаконным распространение газетой “Комсомольская правда” персональных данных, а также его личного изображения.

Кроме того гражданин просил взыскать с редакции газеты компенсацию морального вреда и опубликовать в ближайшем планируемом выпуске газеты “Комсомольская правда” опровержение.

Причиной для такого обращения в суд послужил тот факт, что газета “Комсомольская правда”, зарегистрированная как электронное средство массовой информации в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций опубликовала в сети интернет статью. В этой статье содержалось интервью журналиста с гражданином с размещением его личной фотографии.

В статье упоминаются сведения о личной жизни гражданина, по большей части не соответствующие действительности, а также его персональные данные. Поскольку, гражданин уверен, что не давал такого интервью, не принимал какого-либо участия в размещении статьи, а также не давал кому-либо разрешения на опубликование своего изображения, в том числе, в данной газете, он обратился в суд.

Источник: https://ppt.ru/news/138028

Защита персональных данных и СМИ. Обязательные требования Федерального закона «О персональных данных»

Распространение персональных данных в сми

Защита персональных данных и СМИ.

Обязательные требования Федерального закона «О персональных данных».

Свободный доступ граждан к информации ограничивается правом каждого отдельного человека на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени. 

Охрана личной жизни поддерживается всеми правовыми документами: нормами международного права, Конституцией РФ, уголовным, гражданским, специализированным законодательством.

Права и свободы – оговорены в Конституции, во всем массиве российского законодательства и в том числе в законе о персональных данных.

Принятие Федерального Закона от 27 июля 2006 г. N 152-ФЗ «О персональных данных» направлено на реализацию конституционных положений, закрепляющих право каждого на неприкосновенность частной жизни и свободу информации.

В законе используются следующие основные понятия:

1) персональные данные – любая информация, относящаяся к прямо или косвенно определенному или определяемому физическому лицу (субъекту персональных данных);

2) оператор – государственный орган, муниципальный орган, юридическое или физическое лицо, самостоятельно или совместно с другими лицами организующие и (или) осуществляющие обработку персональных данных, а также определяющие цели обработки персональных данных, состав персональных данных, подлежащих обработке, действия (операции), совершаемые с персональными данными;

3) обработка персональных данных – любое действие или совокупность действий, совершаемых с использованием средств автоматизации или без использования таких средств с персональными данными, включая сбор, запись, систематизацию, накопление, хранение, уточнение,  извлечение, использование, передачу (распространение, предоставление, доступ), обезличивание, блокирование, удаление, уничтожение персональных данных;

4) распространение персональных данных – действия, направленные на раскрытие персональных данных неопределенному кругу лиц;

5) предоставление персональных данных – действия, направленные на раскрытие персональных данных определенному лицу или определенному кругу лиц;

Основными задачами Роскомнадзора, как уполномоченного органа по защите прав субъектов персональных данных, являются в том числе:

– обеспечение контроля и надзора за соответствием обработки персональных данных требованиям законодательства Российской Федерации в области персональных данных;

– ведение реестра операторов, осуществляющих обработку персональных данных, а также проверка сведений, содержащихся в уведомлении об обработке персональных данных;

– рассмотрение обращений субъектов персональных данных, а также принятие в пределах своих полномочий решений по результатам их рассмотрения.

В соответствии с ч. 1 ст. 22 Федерального закона оператор до начала обработки персональных данных обязан уведомить Уполномоченный орган о своем намерении осуществлять обработку персональных данных. Операторы, осуществляющие обработку персональных данных, обязаны направить в Уполномоченный орган уведомление об обработке персональных данных.

По состоянию на апрель 2015 года 10 редакций районных газет, являющихся юридическими лицами, а так же Культурно-досуговый центр Красночетайского района не подали уведомлений об обработке персональных данных.

Из числа подавших ранее уведомления об обработке персональных данных, 10 редакций не предоставили информационные письма о внесении изменений в Реестр операторов, осуществляющих обработку персональных данных.

Одним из важных моментов в части соблюдения требований закона «О персональных данных» является публикация на официальных сайтах печатных изданий (районных газет) документа, определяющего политику в отношении обработки персональных данных, и сведений о реализуемых требованиях к защите персональных данных, а так же обеспечение возможности доступа к указанному документу с использованием средств соответствующей информационно-телекоммуникационной сети. В первую очередь это необходимо, когда редакции СМИ используют сеть «Интернет» на своих официальных сайтах для общения с читателями, или получения обращений своих читателей, граждан по различным вопросам, в том числе на нарушения их прав и законных интересов, путем заполнения регистрационных форм при отправлении обращения, с указанием персональных данных обратившегося (Ф. И.О., контактный телефон, адрес местожительства, электронной почты и т. д.).

Актуальность вопросов защиты прав субъектов персональных косвенно подтверждается результатами рассмотрения обращений граждан по вопросам, связанным с нарушением их прав и законных интересов как субъектов персональных данных.

Журналист собирает, обрабатывает и распространяет информацию, включающую и те самые персональные данные, о которых идет речь.

Ст. 6 закона о персональных данных оператору предоставлено право обрабатывать ПД при условии получения согласия субъекта ПД на такую обработку. Субъект ПД должен принять решение о предоставлении своих ПД и дать согласие на их обработку своей волей и в своем интересе.

В некоторых случаях обработка ПД может происходить без предварительного согласия на то субъекта ПД.

В частности, в случае, когда обработка персональных данных необходима для осуществления профессиональной деятельности журналиста и (или) законной деятельности средства массовой информации при условии, что при этом не нарушаются права и законные интересы субъекта персональных данных.

Другой пункт закона («согласие не требуется… если обработка персональных данных осуществляется в целях исполнения договора») не мешает вам вести электронную базу подписчиков СМИ, которым вы сами доставляете газету.

В соответствии со ст. 41 закона «О СМИ»  редакция не вправе разглашать в распространяемых сообщениях и материалах сведения, предоставленные гражданином с условием сохранения их в тайне.

За нарушение данной обязанности о сохранении в тайне конфиденциальной информации установлена ответственность. Статья 13.14 КоАП РФ предусматривает ответственность за разглашение информации с ограниченным доступом.

Редакция не вправе разглашать в распространяемых сообщениях и материалах сведения, прямо или косвенно указывающие на личность несовершеннолетнего, совершившего преступление либо подозреваемого в его совершении, а равно совершившего административное правонарушение или антиобщественное действие, без согласия самого несовершеннолетнего и его законного представителя.

Редакция не вправе разглашать в распространяемых сообщениях и материалах сведения, прямо или косвенно указывающие на личность несовершеннолетнего, признанного потерпевшим, без согласия самого несовершеннолетнего и (или) его законного представителя.

Закон о СМИ регламентирует обязанности журналиста относительно распространения информации о частной жизни людей: «Журналист обязан получить согласие (за исключением случаев, когда это необходимо для защиты общественных интересов) на распространение в СМИ сведений о личной жизни гражданина от самого гражданина или его законных представителей» (п. 5 ст. 49).

И именно фактор общественного, а не частного интереса и должен стать определяющим в ситуации, когда журналист принимает решение о публикации тех или иных материалов, содержащих сведения о приватной жизни людей. При осуществлении профессиональной деятельности журналист обязан уважать права, законные интересы, честь и достоинство граждан и организаций.

В последнее время случаи распространения в районных средствах массовой информации сведений, содержащих персональные данные граждан (списки должников (собственников жилых помещений) за услуги ЖКХ, списки уклонистов от службы в вооруженных силах России, публикации, содержащие персональные данные граждан, по итогам различных проверок), стали крайне редкими, но имеют место быть.

По итогам рассмотрения обращений граждан управлением в 2014 году было выявлено распространение персональных данных граждан путем их опубликования в СМИ:

В районной газете «Канаш» были опубликованы в статье «Госжилинспекция Чувашии сообщает и разъясняет» сведения (Ф. И.О., местожительство), полученные от государственного органа и содержащие персональные данные граждан.

Тем самым обеспечив доступ неограниченного круга лиц к персональным данным физических лиц, а действия сотрудников редакции вступили в противоречие с требованиями ч. 1 ст. 6, ст.

7 Федерального закона -ФЗ «О персональных данных».

Редакция газеты не представила доказательств, подтверждающих, что опубликованные (распространенные) сведения о физических лицах, сделаны общедоступными субъектами персональных данных.

Нарушение установленного законом порядка использования или распространения информации о гражданах (персональных данных) в соответствии со ст.13.11 КоАП РФ влечет предупреждение или наложение административного штрафа. На основании ст.28.4 КоАП РФ, дела об административных правонарушениях, предусмотренных ст.13.11 КоАП РФ, возбуждаются прокурором.

Для принятия мер административного воздействия в отношении СМИ г. Канаш материалы по обращению были направлены Управлением в прокуратуру Чувашской Республики.

Канашской межрайонной прокуратурой было возбуждено административное дело в отношении главного редактора газеты «Канаш», вынесено представление об устранении и недопущении впредь выявленных нарушений, а также о привлечении корреспондента газеты к дисциплинарной ответственности.

«Субъект персональных данных принимает решение о предоставлении своих персональных данных и дает согласие на их обработку своей волей и в своем интересе…» А почему человек захочет давать информацию СМИ о себе, какой ему в этом интерес? Это просто. Публичным людям это дает популярность, общественный авторитет, повышает рейтинг. Политики, бизнесмены готовы платить за материалы о себе – и не только во время предвыборных кампаний. Имидж – это одно из слагаемых успеха и бизнеса, и политики.

Но в журналистском арсенале есть не только и не столько положительные материалы, но и критика, расследования, разоблачения. Журналисты расследуют служебную деятельность и решения чиновников, критикуют органы власти, финансово-промышленные группы, разоблачают коррупцию.

Здесь всегда встает вопрос, на что готовы пойти конкретные СМИ при публикации подобных материалов, какую цену они готовы заплатить за отстаивание интересов общества и конкретных людей.

Если они уверены в своей правоте, то готовы судиться и с конкретными людьми, и с целыми структурами.

Что может изменить в этой ситуации закон о персональных данных? Понятно, что герой коррупционного скандала не даст согласие на публикацию своей фамилии «своей волей и в своем интересе».

К своим искам о защите чести и достоинства, о клевете или о защите деловой репутации он прибавит иск о нарушении прав субъекта персональных данных.

Это только еще один возможный риск при «осуществлении профессиональной деятельности журналиста».

Закон не содержит прямых ограничений для журналистов, но в правоприменительной практике, возможны ситуации, когда некоторые ограничения могут возникнуть. Будем надеяться, что правоприменительная практика все же будет развиваться в благоприятном для прессы направлении.

Таким образом, закон и этические нормы профессии журналиста за то, чтобы не публиковать сведения, касающиеся частной сферы. Как сказал один известный политик, «человек должен иметь свое личное пространство, куда можно войти только по приглашению».

Источник: https://pandia.ru/text/80/351/78915.php

Федеральный закон «О персональных данных» и деятельность СМИ: проблемы, проверки, нарушения

Распространение персональных данных в сми

Сегодня «новости в газетах, статьи, телевизионные сюжеты, являются конечным продуктом в той технологической цепочке, которая начинается с работы журналиста на своем персональном компьютере и заканчивается электронным архивом готового продукта, доступным многим, в том числе через Интернет».

В связи с этим нормы, касающиеся персональных данных, распространяются на всю эту технологическую цепочку. Обозначившаяся в последние годы тенденция превалирования на рынке СМИ «электронных изданий» создает качественно новую ситуацию.

Появившиеся технологии позволяют теперь идентифицировать потребителей (подписчиков), а это напрямую связано с вопросами обработки персональных данных субъектов [1].

Возникает сразу два вопроса. Являются ли СМИ операторами персональных данных? Необходимо ли редакции направлять уведомление о своем намерении осуществлять обработку персональных данных в Уполномоченный орган по защите прав субъектов персональных данных (Роскомнадзор)?

На первый вопрос ответ однозначно будет ДА. Во-первых, любая редакция, как минимум, обрабатывается данные своих сотрудников, внештатных корреспондентов. Почти во всех редакциях (особенно крупных СМИ) хранятся базы данных «интересных» и «полезных» людей, героев публикаций. В них зачастую фигурируют не только служебные контакты, но и мобильный, домашний телефон, адрес проживания.

Во-вторых, уже упомянутые нами подписчики. Сегодня чаще всего функции по привлечению подписчиков и организации подписной компании выполняет сторонняя организация, нанятая редакцией по договору.

Но, согласно нормам Федерального закона «О персональных данных», оператором персональных данных все равно является редакция, так как именно она определяет в этом случае «цели обработки персональных данных, состав персональных данных, подлежащих обработке, действия, совершаемые с персональными данными» (пункт 2 статьи 3).

Конечно, издания стремятся исключить из баз подписчиков информацию, позволяющую идентифицировать субъекта персональных данных, и если с электронными СМИ это, в большинстве случаев, возможно, то в отношении печатных СМИ, где рассылка изданий осуществляется на конкретный адрес и конкретному гражданину, это чаще всего нереально.

Если же мы будем говорить о пользователях кабельных каналов, то они оформляют подключение через заключение договора, где фигурируют и паспортные данные абонента.

Теперь о том, что касается уведомления. Можно пытаться оперировать различными статьями, которые позволяют избежать выполнения этого «формального» шага.

Например, говорить о том, что данные сотрудников обрабатываются в соответствии с трудовым законодательством, что данные подписчиков обрабатываются с целью выполнения договора, стороной которого является субъект персональных данных.

Но в последнем случае для того, чтобы не подавать уведомление, персональные данные подписчиков должны не распространяться, не передаваться третьим лицам без согласия субъекта, а самое главное – использоваться ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО для исполнения указанного договора.

Однако, как нам кажется, все-таки не стоит тратить время, чтобы избежать неизбежного, так как практика проведения контрольно-надзорных мероприятий уже доказала, что непредставление уведомления в Роскомнадзор – одно из наиболее типичных нарушений, на которое при проверке СМИ обращают внимание сотрудники этого ведомства. Также как и на неполноту и недостоверность сведений, содержащихся в данном документе.

21 января 2011 года. Оренбургская область. Проверка редакции газеты «Светлый путь» по жалобе одного из читателей.

В ходе проверки фактов, изложенных в обращении, были выявлены нарушения редакцией газеты «Светлый путь» части 1 статьи 22 ФЗ «О персональных данных».

По данному факту в отношении юридического лица ГУП Оренбургской области «Редакция Переволоцкой районной газеты «Светлый путь» составлен административный протокол по ст. 19.7 КоАП РФ, который направлен на рассмотрение в суд [2]. 

25 апреля 2022 года. Приморский край. Плановая выездная проверка Муниципального унитарного предприятия Редакция телепрограмм «Тихоокеанское телевидение» г. Фокино. (МУП РТ «ТТВ» г. Фокино).

Обработка персональных данных осуществляется с нарушением требований части 3 статьи 22 Федерального закона от 27.07.

2006 № 152-ФЗ «О персональных данных» – в регистрирующий орган представлено уведомление об обработке персональных данных с неполными или недостоверными сведениями.

По факту нарушения законодательства о персональных данных составлен протокол об административном правонарушении по ст. 19.7 КоАП РФ, который направлен для рассмотрения мировому судье судебного участка № 67 г. Фокино Приморского края. Выдано предписание об устранении выявленного нарушения. В настоящее время нарушение, указанное в предписании устранено[3].

Какие же «льготы» и привилегии (если можно так выразиться) дает закон «О персональных данных» журналистам, осуществляющим свою профессиональную деятельность? Для начала определимся, что Закон Российской Федерации от 27 декабря 1991 года №2124-1 «О средствах массовой информации» содержит определение понятия «журналист», связывая его деятельность с официально зарегистрированным средством массовой информации [1]:

«…под журналистом понимается лицо, занимающееся редактированием, созданием, сбором или подготовкой сообщений и материалов для редакции зарегистрированного средства массовой информации, связанное с ней трудовыми или иными договорными отношениями либо занимающееся такой деятельностью по ее уполномочию (статья 2)». 

Источник: https://club.cnews.ru/blogs/entry/federalnyj_zakon_o_personalnyh_dannyh_i_deyatelnost_smi_problemy_proverki_narusheniya

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.