Раскрытое преступление это

К вопросу о понятии и содержании

Раскрытое преступление это

Не смотря на то, что в законодательстве, регламентирующем деятельность органов уголовной юстиции, а также в юридической литературе и практике правоохранительной деятельности, термин «раскрытие преступлений» используется уже давно и достаточно часто, в правовых актах официального разъяснения этому понятию и его содержанию нет. Ученые же, говоря о «раскрытии преступлений», либо также не дают его определения, либо их мнения по этому поводу не однозначны.

Сидоров А.С.

В своем выступлении на расширенном заседании Коллегии МВД России по итогам работы органов внутренних дел в 2009 году Президент Российской Федерации Д.А. Медведев обозначил ряд приоритетных задач, которые стоят перед МВД. В первую очередь Дмитрий Медведев затронул проблему раскрываемости преступлений.

«Несмотря на принимаемые меры, в год раскрывается лишь каждое второе преступление. Не раскрытыми остаются более 1,3 миллиона преступлений, из них каждое четвертое — это тяжкое и особо тяжкое», — сообщил он. По данным Президента РФ, не установлены виновные в совершении более чем 2 тысяч убийств и покушений на убийства, 760 тысяч краж и более 124 тысяч грабежей.

Поэтому, по мнению Президента, раскрываемость должна оставаться одним из базовых критериев работы милиции [1].

Подводя итоги работы органов внутренних дел в 2010 году на расширенном заседании Коллегии МВД России, министр Р.Г. Нургалиев также констатировал, что каждое второе тяжкое и особо тяжкое преступление, в том числе убийства и разбойные нападения, в России остается нераскрытым[2].

Думается, что ни у кого не вызывает сомнения, что статистика, о которой говорили Президент и глава ныне уже полицейского ведомства, связана с таким понятием, как «раскрытие преступлений».

Однако, не смотря на то, что в законодательстве, регламентирующем деятельность органов уголовной юстиции, а также в юридической литературе и практике правоохранительной деятельности, термин «раскрытие преступлений» используется уже давно и достаточно часто, в правовых актах официального разъяснения этому понятию и его содержанию нет. Ученые же, говоря о «раскрытии преступлений», либо также не дают его определения, либо их мнения по этому поводу не однозначны.

Как отмечал А.М. Донцов, результаты раскрытия преступлений – важный показатель эффективности работы правоохранительных органов, уяснение сущности раскрытия преступлений становится задачей не только теоретической, но и представляющей большой практический интерес [3]. С этим мнением нельзя не согласиться.

Отметим, что идея определения понятия и содержания «раскрытия» преступлений не нова. Около тридцати лет назад И.Ф. Герасимов и Л.Я. Драпкин выдвинули идею формирования «общей теории раскрытия преступлений» [4].

Почти одновременно с идеей формирования этой теории И.Ф. Пантелеев предложил считать криминалистику «наукой о раскрытии преступлений» [5].

Возьмем на себя смелость утверждать, что невозможно перечислить все существующие на сегодняшний день научные труды и учебные издания, в названии либо в тексте которых встречается термин «раскрытие преступлений». Однако чтобы показать масштабность его использования в имеющейся литературе, позволим обратить внимание читателей лишь на такое известное специалистам авторитетное издание, как «Вестник криминалистики».

Так, например, в библиографическом указателе литературы по криминалистике, составленном профессором А.Г.

Филипповым, видим, что некоторые разделы носят название научных трудов, в которых кроме расследования преступлений речь идет и об их раскрытии: «Использование специальных познаний в раскрытии и расследовании преступлений»; «Нетрадиционные методы раскрытия и расследования преступлений»; «Организация раскрытия и расследования преступлений» и т.д.[6]

То же самое касается и статей, публикуемых в «Вестнике криминалистики».

Так, в одном из последних номеров журнала А.Л. Протопопов в одной из своих статей рассуждает о нетрадиционных методах раскрытия и расследования преступлений [7]. В другой своей статье он констатирует, что «раскрытие и расследование убийств находятся на неудовлетворительном уровне» [8].

О.В. Маслов на страницах «Вестника» сообщает о результатах изучения практики «раскрытия и расследования разбоев в ряде регионов Центрального федерального округа России за 2004-2008 гг.» [9].

В выпуске 1(29) «Вестника криминалистики» представлена информация о том, что в своем докладе в ходе Межвузовского научного семинара «Проблемы нераскрытых преступлений прошлых лет», состоявшегося 13 ноября 2008 г. в Академии управления МВД России, профессор В.П. Лавров отметил проблемы, с которыми связано раскрытие и расследование преступлений прошлых лет [10].

Мы внимательно прочитали все вышеуказанные статьи, но ни в одной из них не нашли авторского либо иного толкования термина «раскрытие преступлений».

Это касается не только всех вышеуказанных статей, опубликованных в «Вестнике криминалистики» и других научных трудов, но и учебных изданий, в том числе и некоторых учебников «Криминалистики».

Так, например, авторы учебника «Криминалистика» под редакцией А.Г. Филиппова определяют общую задачу науки криминалистики, как обеспечение быстрого и полного раскрытия и расследования преступлений, предотвращение и пресечение преступных посягательств [11].

В этом же учебнике представлены криминалистические аспекты общих положений самостоятельного раздела криминалистики – «Организация раскрытия и расследования преступлений» [12].

Однако, к сожалению, и здесь авторы учебника не дали понятия раскрытия преступлений, не показали свое видение содержания данного вида деятельности правоохранительных органов.

В тех же редких случаях, когда авторы учебников и научных работ пытаются определить рассматриваемое понятие и его содержание, их точки зрения расходятся.

Одни авторы полагают, что преступление можно считать раскрытым, когда установлено лицо, которое, по мнению должностных лиц правоохранительных органов, совершило преступление.

Так, например, Л.М. Володина пишет: «В науке уголовного процесса и в криминалистике достаточно четко прослеживается разграничение понятий расследования и раскрытия преступления. Раскрытие преступления рассматривается большинством ученых и практиков как основная задача расследования, связанная с установлением лица, совершившего преступление» [13].

Позиция других ученых сводится к тому, что для раскрытия преступления недостаточно установить предполагаемого преступника, нужно предъявить ему обвинение. В этой связи можно привести точку зрения А.Н.

Халикова, который считает, что раскрытие преступлений есть ни что иное, как установление в ходе расследования возбужденного уголовного дела лиц (лица), совершивших преступление.

Указанная работа путем проведения ОРМ осуществляется с момента обнаружения преступления и возбуждения уголовного дела до момента установления преступника и предъявления ему обвинения в совершении конкретного деяния» [14].

Еще одна точка зрения по рассматриваемому вопросу обозначена в главе 17 «Расследование преступлений по горячим следам» учебника «Криминалистика» под редакцией А.Ф. Волынского.

В ней разъясняется, в частности, что «преступление может быть учтено как раскрытое в случаях окончания дела производством с утверждением прокурором обвинительного заключения и направлением дела в суд» [15].

Таким образом, авторы учебника полагают, что преступление раскрыто тогда, когда лицу не только предъявлено обвинение в его совершении, но и уголовное дело направлено в суд.

Некоторые авторы обращают внимание на неоднозначность рассматриваемого понятия.

К примеру, В.Ф. Статкус отмечает наличие двух вариантов понимания содержания деятельности по раскрытию преступлений практическими работниками.

С позиции работников дознания (уголовного розыска) преступление предлагается считать раскрытым, если был установлен и задержан подозреваемый.

С позиции предварительного следствия преступление признается раскрытым после того, как проведено расследование и прокурор утвердил обвинительное заключение [16].

Имеются и не совсем определенные позиции по рассматриваемому вопросу. Это, в частности, касается учебника «Криминалистика» под редакцией Н.П. Яблокова, авторы которого все «раскрытые» преступления делят на несколько групп:

  1. не полностью раскрытые, когда установлены существенные для разрешения дела фактические обстоятельства, а также лицо, совершившее преступление, которому может быть предъявлено обвинение;
  2. полностью раскрытые на стадии предварительного расследования, когда составлено обвинительное заключение по делу и оно утверждено прокурором;
  3. окончательно раскрытые, когда приговор суда вступил в законную силу [17].

При всем уважении к авторам указанного учебника, хотелось бы отметить, что их суждение по поводу разделения «раскрытых» преступлений на некие группы не совсем корректно.

Как представляется, в данном случае правильнее было бы вести речь не о делении «раскрытых» преступлений на группы по критериям полноты и окончательности раскрытия, а о разделении деятельности по раскрытию преступлений на этапы в зависимости от задач, стоящих перед лицами, в обязанность которых входит осуществление этой деятельности.

Вместе с тем, анализируя имеющиеся среди ученых и практиков взгляды на понятие и содержание раскрытия преступлений необходимо учитывать следующее.

Как известно, предварительное расследование предъявлением обвинения не заканчивается, оно продолжается для проверки правильности обвинения, получения новых доказательств, в том числе и показаний самого обвиняемого. В ходе расследования обвинение может не подтвердиться.

Тогда следователь обязан будет прекратить уголовное преследование в отношении обвиняемого. В этом случае преступление останется нераскрытым, т.к. лицо, его совершившее не установлено, и вина его не доказана.

Поэтому нельзя считать, что предъявление обвинения равнозначно признанию виновным.

Но даже если дальнейшее расследование не изменит фактической стороны обвинения, все равно нет ни каких оснований считать, что раз доказательства достаточны для предъявления обвинения, то они достаточны и для признания виновным.

Как совершенно справедливо отмечает В.М. Савицкий, знак равенства между обвиняемым и виновным – самая страшная ошибка в организации и осуществлении правосудия [18].

Данная позиция согласуется с положением статьи 49 Конституции Российской Федерации, которая гласит: «Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлено вступившим в законную силу приговором суда».

Думается, что для выработки единого правильного подхода к определению понятия и содержания раскрытия преступлений, необходимо прислушаться к мнению тех ученых и практиков, которые полагают, что преступление не может считаться раскрытым в связи с тем, что установлен лишь предполагаемый преступник, ему предъявлено обвинение либо даже составлено обвинительное заключение (обвинительный акт), утвержденное прокурором, и дело направлено в суд. Оно будет раскрыто лишь тогда, когда конкретное лицо признано виновным в совершении этого преступления приговором суда, вступившим в законную силу.

Учитывая вышеизложенное, решение проблемы неоднозначности понимания деятельности по раскрытию преступлений и ее цели видится в следующем.

1. Необходимо незамедлительно определить понятие раскрытия преступления на законодательном уровне.

Для этого целесообразно включить в статью 5 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации пункт, содержащий определение раскрытия преступлений следующего содержания: «Раскрытие преступлений – это деятельность органов дознания, предварительного расследования и суда, направленная на установление лица (лиц), совершившего деяние, запрещенное уголовным законом, а также обстоятельств, связанных с совершенным преступлением, подлежащих доказыванию в установленном настоящим Кодексом порядке. Преступление считается раскрытым, когда лицо признано виновным в совершении преступления вступившим в законную силу приговором суда».

2. В связи с тем, что, не раскрыв преступления, нельзя приступать к решению остальных задач уголовного судопроизводства, перечисленных в статье 6 УПК РФ, часть 1 данной статьи должна быть дополнена пунктом, определяющим, что одним из назначений уголовного производства является полное раскрытие преступлений.

3. Как представляется, совершенно прав В.Ф. Статкус, который полагает, что в законодательстве необходимо установить правило, согласно которому на уровне государственной статистики преступление следует считать раскрытым только после вынесения приговора суда.

По его мнению, введение этого правила должно привести к тому, что оперативно-розыскные службы будут стремиться устанавливать подозреваемого, а дознаватели и следователи – доказать его вину, а не гоняться за «палочками», так как, если итогом их совместной деятельности не будет приговор суда, преступление в государственной статистике не будет считаться раскрытым [19].

Учитывая, что в большинстве дел по преступлениям сотрудников милиции, рассмотренных в судах в последние годы, мотивация преступников заключалась в том, чтобы «побыстрее раскрыть преступление, т.к.

нужно повысить статистику» [20], при исключении из предлагаемого дополнения в статью 6 УПК РФ задачи быстрого раскрытия преступлений, как это было при определении задач советского уголовного судопроизводства в статье 2 УПК РСФСР (с учетом установления принципа разумности сроков уголовного судопроизводства – статья 6-1 УПК РФ), предложение В.Ф.

Статкуса позволит значительно снизить число преступлений, совершаемых сотрудниками органов внутренних дел в ходе решения стоящих перед ними задач.

Источник: https://advokatsidorov.ru/ponyatie-i-soderzhanie-raskrytiya-prestuplenij.html

Раскрыть преступление – это как пройти сложный лабиринт

Раскрытое преступление это

30 Сентября 2015 11:04

Оперуполномоченный по особо важным делам  Александр Терешкин в уголовном розыске служит более 10 лет. За многие годы службы в оперативном подразделении майор полиции раскрыл массу сложных и громких преступлений.

Отмечает, что скрупулезность и внимательность к мелочам позволяет сыщикам найти такую  зацепку, которая в дальнейшем помогает распутать весь криминальный клубок.

Почему преступники иногда возвращаются на место преступления,  и зачем сыщики выезжают за пределы области, в преддверии профессионального праздника рассказывает оперуполномоченный Терешкин.

– Александр Владимирович, в действительности,  работа уголовного розыска в силу ее специфики, скрыта от посторонних глаз. Как правило, оперативники не выдают всех методов и способов раскрытия того или иного преступления. Расскажите, кто такой сотрудник уголовного розыска и чем он занимается?

– Для начала скажу, что в этой службе нет случайных людей. Ежедневно сотрудники уголовного розыска сталкиваются с преступным миром, а это убийства, грабежи, разбои. И во всех случаях есть потерпевшие.

Человек, и в частности оперативник, может ко всему привыкнуть, кроме одного – людское горе. Поэтому, помимо основных профессиональных качеств, мы должны оставаться неравнодушными к чужой боли.

Кстати, равно как и быть смелыми, ведь выезжая на места происшествия, никогда не знаешь, что тебя там ждет.

Если говорить о конкретной задаче, которая стоит перед сотрудником уголовного розыска, то в целом  к ней относится осуществление оперативно-разыскной деятельности, направленной на предупреждение и раскрытие преступлений. Также это  оперативное сопровождение расследования уголовных дел, то есть оказание помощи следователю, дознавателю и другим службам.  

 Александр Владимирович, Вы отметили, что в розыске нет случайных людей. Сейчас вы работаете в отделе по раскрытию тяжких и особо тяжких преступлений против личности Управления уголовного розыска УМВД. Как Вы пришли в этот отдел?

– Вообще служить в органы внутренних дел начал в 2000 году, с подразделения патрульно-постовой службы полиции. Отработав «на улице»  2 года, перешел в уголовный розыск УВД г. Благовещенска, в отдел по раскрытию преступлений, связанных с угонами мото и автотранспорта.

После возглавил это отделение. А в 2011 году перевелся в Управление уголовного розыска. На нас, как на сотрудников Управления, возложена такая обязанность, как оказание практической помощи коллегам из районов области.

К примеру, если в каком – то из населенных пунктов произошло резонансное преступление, и для его раскрытия необходимы наши знания и опыт, то мы организовываем командировки.

Анализируем информацию, составляем в голове определенную картину: что, как произошло, какое орудие использовал злодей, какой мотив и так далее. Планируем дальнейшие действия, проводим определенные мероприятия.

– От чего всегда отталкивается сотрудник уголовного розыска, работая на месте происшествия?

– Первым делом мы осматриваем место преступления. Как показывает практика, в большинстве случаев преступления против личности, например, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью или убийство, совершает кто-то из знакомых потерпевшего. Поэтому сразу устанавливается круг его общения, и работа начинается.

Кстати, бывает, что убийца сразу же возвращается на место преступление, и даже если там уже работает следственно-оперативная группа. Он может интересоваться, что тут произошло, или просто наблюдать. Сложно объяснить, зачем он это делает, возможно, так он хочет узнать, что стало с его жертвой.

Но на таких «наблюдателей» у оперативника глаз уже наметан, и зачастую безошибочно может его определить. 

– А что чаще всего становится мотивом  преступления?

По статистике, убийства совершаются чаще всего на бытовой почве. Выпили, что-то не поделили, завязалась драка, а так как это происходит дома, на кухне, то люди начинают хвататься за  ножи, табуретки и так далее.

В основном это совершается вечером или ночью, после работы, когда друзья, соседи собираются отдохнуть от  рабочего дня. Один из свежих примеров. Произошло в июле этого года в Возжаевке. Между гражданами возник конфликт, один из них взял металлическую палку, нанес своему оппоненту несколько ударов.

От полученных травм мужчина скончался, а злодей скрылся с места происшествия. По оперативной информации стало известно, что подозреваемый, скрываясь от правосудия, выехал в Хабаровск.  Сотрудники уголовного розыска оперативно установили его местонахождение, и для поимки злодея была организована служебная командировка.

Задержали его в съемной квартире. Сейчас он находится в благовещенском СИЗО, ему предъявлено обвинение за совершение данного преступления.

– Знаем, что на Вашем счету есть не один десяток раскрытых «громких» убийств. Расскажите об одном из них.

В прошлом году мы задержали группу лиц, которая совершила убийство мужчины. Преступление произошло за Благовещенском, в районе свалки. Перед этим они вместе с потерпевшим распивали алкогольные напитки, произошел конфликт, и четверо молодых людей решают избить пятого, и увозят его за город.

В результате от нанесенных травм мужчина скончался. Тело преступники закопали. Работая по этому делу, мы вышли на след каждого из участников преступления. Все были задержаны. При этом, выяснилось, что за ними тянулся целый криминальный шлейф: кражи, угоны.

Все они осуждены и отбывают наказание в местах лишения свободы.

– Что сразу обнаружит на месте происшествия глаз профессионала, но не увидит простой гражданин?

– Любая мелочь может стать отправной точкой. Сдвинутая мебель, нарушен порядок вещей в комнате, или, наоборот, идеальная чистота – все может вызвать подозрения. Мы должны быть предельно внимательными, скрупулезны и дотошны.

От того, как мы соберем первоначальный материал, улики, произведем осмотр места происшествия, будет зависеть весь дальнейший ход расследования дела. Раскрытие преступления можно сравнить с лабиринтом: надо очень постараться, чтобы найти выход из него.

Бывает, запутываешься, попадаешь в тупик, и поэтому возвращаешься к началу, ищешь, что было упущено. И лучшая награда за свой труд – это когда видишь благодарность потерпевших и их родных.

5 октября исполняется 97 лет со дня образования службы уголовного розыска. 

Пресс-служба УМВД России по Амурской области. 

Источник: https://28.xn--b1aew.xn--p1ai/news/item/6553578

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.