Работа со спецконтингентом

Психологическая служба в уголовно-исполнительной системе

Работа со спецконтингентом

Пенитенциарная психология – это область знаний, которая изучает психологические методы работы со спецконтингентом и сотрудниками службы уголовно-исполнительной системы (далее УИС). Исправительная (пенитенциарная – от лат.

«poenitentiarius» – покаянный, исправляемый) психология изучает психологические основы ресоциализации – восстановления утраченных социальных связей и качеств личности, необходимых для нормальной жизнедеятельности в обществе.

Прежде, чем начинать описывать работу психологов в службе уголовно-исполнительной системы, приведем выдержку из письма. Несовершеннолетний осужденный пишет брату:

«Дорогой братишка, психологи проводят с нами занятия, обучают, как управлять своими эмоциями, как разрешать конфликтные ситуации без кулаков, как устраиваться на работу. Мы проигрываем трудные ситуации, которые могут встретиться на свободе. . Вот только поможет ли в реальной жизни Пока не знаю… ».

Должность тюремного психолога в СССР стали вводить в 70-е годы прошлого века в воспитательных колониях для несовершеннолетних. В конце 80-х в порядке эксперимента были созданы две психологические лаборатории (по четыре-пять специалистов в каждой) во взрослых исправительных учреждениях.

Начиная с 1992 года, такие лаборатории стали создаваться на регулярной основе в исправительных учреждениях всех субъектов РФ. Сегодня в УИС России работает уже 3,5 тыс. психологов. Среди причин, обусловивших появление психологической службы в пенитенциарной системе, отметим две главные.

Первая – изменение уголовно-исполнительной политики, постепенный переход от идеи возмездия, кары к идее исправления, возвращения в общество законопослушных граждан. Второе обстоятельство, способствовавшее становлению психологической службы, – значительный прогресс практической психологии.

Эта служба имеет четкую иерархическую структуру. Основная масса психологов (до 90%) работает непосредственно в исправительных учреждениях и следственных изоляторах. Здесь созданы психологические лаборатории по два-три психолога в каждой.

Это соответствует средней нагрузке 368 человек на специалиста, хотя в соответствии с нормативом на одного психолога должно приходиться 300 осужденных и сотрудников в исправительных колониях и 100 – в воспитательных (для несовершеннолетних).

В аппаратах управлений территориальных органов УИС введена должность начальника психологической службы, а в крупных субъектах Федерации созданы психологические группы, отделения.

Они, в частности, занимаются подбором психологических кадров, руководят деятельностью психологов в подразделениях, изучают, обобщают и распространяют положительный опыт, отвечают за развитие психологической службы в данном субъекте.

В каждом территориальном органе УИС введены должности психологов и в таких структурных подразделениях службы, как отделы специального назначения (обеспечивают общественный порядок, прежде всего при осложнении оперативной обстановки, групповых эксцессах и т. п.

); управления по конвоированию (осуществляют этапирование осужденных); отделы охраны.

Имеются психологические службы и в образовательных учреждениях ФСИН России, в органе УИС имеются также центры психодиагностики при военно-врачебных комиссиях, через которые проходят все кандидаты, поступающие на службу во ФСИН.

В 2001 году в 12 территориальных органах УИС были созданы межрегиональные психологические лаборатории (МПЛ), ведущие научноприкладные исследования.

Это своего рода полигоны, где в реальных условиях апробируются новые отечественные и зарубежные психотехнологии.

МПЛ также оказывают помощь территориальным органам в решении проблем, относящихся к области психологии, организуют стажировку психологов.

Вершина организационной пирамиды – отдел психологической службы ФСИН России.

Его основные функции: стратегическое планирование; нормативно-правовое и научно-методическое обеспечение психологических служб УИС; координация их деятельности; обеспечение нормального функционирования и развития системы подготовки, переподготовки и повышения квалификации пенитенциарных психологов; контроль; взаимодействие с психологическим сообществом.

Психологическая работа с заключенными ведется по трем основным направлениям: психологическая диагностика, изучение личности; психологическая профилактика деструктивных явлений в среде осужденных; психологическая коррекция личности и поведения.

Необходимость в психологической диагностике осужденного возникает во многих случаях, в обязательном порядке она проводится по прибытии осужденного в исправительное учреждение и размещении его в карантине (изолированном от других отделений участке).

Изучение личности осужденных в карантине – одна из важнейших функций психолога-практика. По результатам этой работы составляется научно обоснованный прогноз поведения человека в местах лишения свободы.

Психолога интересуют прежде всего ценностные установки осужденного; мотивы и обстоятельства совершенного преступления; отношение к содеянному, жертве, наказанию; социальный статус и социальное окружение; контактность, эмоциональность, способность приспособиться к новой обстановке; волевые качества; уровень психического развития и интеллекта; психическое состояние осужденного, его планы и намерения; отклонения от нормы, такие как жестокость, агрессивность.

На каждого обследованного в карантине составляется краткая психологическая характеристика и рекомендации по организации процесса исполнения наказания. Эти характеристики учитываются при распределении осужденных по отрядам.

Психологов, как правило, привлекают для проведения диагностики осужденного и когда решается вопрос об изменении условий его содержания (условно-досрочном освобождении, переводе в колонию- поселение или предоставлении права передвижения без конвоя).

Это чрезвычайно ответственное мероприятие, поскольку между психологическими свойствами осужденного и его поведением нет жесткой связи. К тому же здесь очень многое зависит от ситуативных факторов.

Поэтому, составляя прогноз поведения человека, важно хорошо представлять себе условия, в которых ему предстоит оказаться.

Главное в деятельности психологической службы – оказание психологической помощи осужденным Широкое распространение в исправительных учреждениях получили методы групповой психологической коррекции.

Как пишет признанный авторитет в области социальной психологии Курт Левин, «…легче изменить индивидуумов, собранных в группу, чем изменить каждого из них в отдельности».

Помимо коррекции, другая важнейшая задача пенитенциарного психолога – помочь осужденному адаптироваться к условиям неволи.

Отдельное и важное направление работы психологической службы – психологическое сопровождение сотрудников УИС. Это и профессионально-психологический отбор кандидатов на службу, и оказание помощи новым сотрудникам в период адаптации, и психологическая помощь персоналу, повышение его психологической грамотности, мониторинг социально-психологического климата в коллективе и многое другое.

Работа в УИС – это постоянное взаимодействие с весьма специфическим человеческим материалом. Поэтому психологическая служба отвечает за то, чтобы все сотрудники уголовно-исполнительной системы, независимо от должности, обладали неким базовым уровнем психологической подготовки.

Чтобы успешно выполнять свои обязанности, работник пенитенциарного учреждения должен быть как минимум знаком с особенностями поведения осужденных (в том числе этническими и возрастными), личностными причинами противоправного поведения, тюремной субкультурой, методами профилактики и снятия стресса, разрешения конфликтных ситуаций – и это далеко не полный перечень. Еще очень важно для сотрудника службы УИС иметь сильную внутреннюю мотивацию, так зарплата у пенитенциарного психолога небольшая и идти в УИС для того, чтобы заработать много денег- не очень хорошая идея. Надо просто любить свою работу и быть преданным ей до конца.

Работа в пенитенциарных учреждениях – это нелегкий, но очень интересный и познавательный труд. Именно здесь можно получить бесценный опыт как рабочий, так и жизненный.

Вернуться к статье “Профессия психолог“

Источник: https://5psy.ru/chitaem-knigi/psihologicheskaya-slujba-v-ugolovno-ispolnitelnoi-sisteme.html

Педагогические аспекты общения сотрудников уголовно-исполнительной системы с осужденными, содержащимися в исправительных учреждениях

Работа со спецконтингентом


Современная ситуация, складывающаяся в сфере исполнения уголовных наказаний, связанных с лишением свободы, диктует серьезные требования к педагогическим навыкам и умениям сотрудников уголовно-исполнительной системы, которые позволят им корректно и тактично воздействовать на осужденных и заключенных под стражу, создавая необходимые предпосылки для исправления и формирования правопослушного поведения. В статье нашли отражение общие положения выстраивания педагогического общения сотрудников УИС со спецконтингентом и ключевые принципы их взаимоотношений.

Ключевые слова: спецконтингент, осужденные, сотрудники уголовно-исполнительной системы, исправительное учреждение, педагогический такт, гуманизм, уважение.

Гуманизация судебной практики и уголовно-исполнительной политики закономерно повлекла за собой рост числа назначенных уголовных наказаний, не связанных с лишением свободы, что, с одной стороны не может не приветствоваться, поскольку в местах лишения свободы условия для исправления осужденных оставляют желать лучшего. Статистика свидетельствует о снижении числа лиц, впервые осужденных к лишению свободы: в 2015 году их было 194310, в 2016–192421, в 2017–185718. Количество осужденных к лишению свободы вторично также снижается: в 2015 году — 131300 человек, в 2016–125218, в 2017–115944 [4].

С другой стороны, эта ситуация имеет обратную сторону медали, выражающуюся в концентрации в местах лишения свободы лиц, к которым в силу общественной опасности совершенных преступлений, личностных, криминологических особенностей суд не может назначить уголовное наказание мягче чем лишение свободы.

Сегодня в местах лишения свободы приходится констатировать активное противодействие сотрудникам администрации исправительных учреждений со стороны, так называемых, «воров в законе», авторитетов уголовной среды, лидеров и активных участников группировок осужденных отрицательной направленности.

Эти лица негативно относятся к сотрудникам уголовно-исполнительной системы (далее — УИС), проводимым режимным и иным мероприятиям, неадекватно воспринимают усилия по их исправлению и возвращению в общество.

Особая опасность данных категорий осужденных заключается в их систематической планомерной деятельности по распространению норм и традиций криминальной субкультуры среди основной массы лиц, отбывающих наказание, формированию у них враждебного отношения к общепринятым нормам человеческого общежития, искажению и подмене истинных ценностей и идеалов.

Изложенное прогнозируемо влечет необходимость концентрации усилий сотрудников всех служб и подразделений учреждений и органов УИС, направленных на противодействие пенитенциарной преступности, которая в последнее время имеет тенденцию к эскалации.

Так, начиная с 2014 года число преступлений, совершенных осужденными в исправительных колониях, постепенно растет: в 2014 году в исправительных колониях допущено 754 преступления, в 2015–838, в 2016–851, в 2017–875. К сожалению, наблюдается рост числа убийств: с 10 случаев в 2016 году до 14 фактов в 2017.

Число побегов осужденных из исправительных колоний увеличилось с 101 случая в 2016 году до 106 в 2017 [3, 4].

Полагаем, что такая ситуация предъявляет повышенные требованию к профессиональной подготовленности сотрудника УИС, который должен в своей деятельности использовать не только юридические, но и педагогические знания, умения и навыки, создающие необходимый базис для полноценной реализации правоохранительной и пенитенциарной функций в УИС.

Однако следует признать, что педагогические ресурсы сотрудников уголовно-исполнительной системы в полной мере еще не исследованы.

Очевидно, что механическая фиксация преступной деятельности, формальное бездушное проведение оперативно-розыскных, режимных и воспитательных мероприятий не позволят подобрать ключ к потайным комнатам человеческой души, изломы которой у лиц, в свое время, преступивших закон весьма причудливы.

Сотрудник УИС должен понять первоистоки преступного поведения, увидеть в человеке не преступника, а индивида со своими ценностями, переживаниями, ожиданиями, дать понять ему, что любой человек — это, прежде всего уникальная личность, которая имеет право на ошибку.

Такое отношение к осужденным закономерно будет способствовать постепенному формированию у них образа сотрудника УИС, как человека, который может помочь и поддержать в трудной ситуации, для которого показатели служебной деятельности не превалируют над общечеловеческими нравственными ценностями.

Важно помнить, что соблюдение этикета и проявление такта — это не просто обязательный элемент общения, но неотъемлемая составная часть духовной культуры личности, непременное условие положительных результатов делового общения и авторитета уголовно-исполнительной системы в целом [2].

Педагогический такт сотрудника УИС предполагает на только умение понимать и оценивать ситуацию, но и проявлять чувство меры при выборе и применении средств и форм воздействия на осужденных.

Только в этом случае сотрудник может предупредить ситуацию, создавшую неудобство, неловкость у окружающих, в том числе и осужденных, и предупредит назревающий конфликт во взаимоотношениях. Чтобы развить чувство такта, сотруднику нужно мысленно ставить себя на место другого человека с тем, чтобы понять, как его действия воспринимаются окружающими.

Такт сотрудника исправительного учреждения (далее: ИУ) основан на принципе, который сформулирован еще А. С. Макаренко: как можно больше требовательности к осужденному, как можно больше уважения к нему. Тактичность, руководимая чувством и разумом, проявляется как в поступках, так и словах сотрудника ИУ.

Тактичный сотрудник не демонстрирует своей неприязни к осужденному, даже если он является нарушителем режима или имеет какие-либо физические и психические недостатки.

Недостатки и слабости осужденного, которые не вредят процессу исправления и перевоспитания, не раскрываются перед другими осужденными.

Сотрудник УИС также не проявляет чрезмерной симпатии к отдельным осужденным, в том числе к осужденным из числа актива, так как этим он как бы противопоставляет осужденных. Нельзя давать осужденным легкомысленных обещаний, заранее зная, что выполнить их невозможно.

Нужно помнить, что умение тактично общаться с осужденными приходит не сразу и требует: — спокойствия, но ни в коем случае не равнодушия в общении; — оперативности в принятии решения в конкретной педагогической ситуации.

При этом должна отсутствовать торопливость и необоснованность в выборе форм и методов воздействия; — сдержанности в любых, особенно конфликтных, ситуациях, но не безразличия к исходу конфликта и судьбе осужденного; — вдумчивости и решительности при пресечении неправильных действий осужденных; — вежливости при общении с осужденными в сочетании с настойчивостью и в соответствии с предписаниями закона и норм морали.

Наличие ярко выраженных властных полномочий также может отражаться на специфике общения со спецконтингентом. К сожалению, во взаимоотношениях сотрудников УИС с осужденными нередки грубость, невежливость, бестактность, демонстрация своего превосходства и т. д.

Усугубляет ситуацию убежденность ряда сотрудников УИС в том, что осужденные — это «отбросы общества», они совершили преступление и теперь должны получить по заслугам, т. е. их должны постоянно наказывать, причем чем больше, тем лучше.

Возможно, доля истины в этом есть, но уже давно ученые всего мира пришли к выводу, что одной лишь карой человека воспитать, исправить нельзя, наоборот, в таких условиях он лишь ожесточается и начинает мстить.

Поэтому в последнее время так много внимания уделяется изучению психологии, педагогике, этим обусловлено и перманентное реформирование уголовно-исполнительной системы в нашей стране.

Представляется, что организация повседневной служебной деятельности сотрудника УИС должна опираться на ряд взаимосвязанных принципов, реализация которых обеспечит формирование и развитие у осужденных необходимой ответственности, личностных качеств, которые будут укреплять у них установку на исправление, соблюдение требований закона и общепринятых правил человеческого общежития [1].

Первый принцип — гуманности. Гуманность во взаимоотношениях должна проявляться во всех сферах деятельности ИУ. Даже при задержании нарушителя режима сотрудникам предписывается быть сдержанными. Гуманность во взаимоотношениях должна проявляться не только в уважении прав осужденных, но и в создании подлинно человеческих условий, необходимых для исправления и перевоспитания осужденных.

Разумеется, уважение прав осужденных не говорит о том, что сотрудник уважает его как личность. Естественно, здесь имеются известные пределы, и это вполне закономерно. Уважение проявляется в вежливом и внимательном отношении участников этих взаимоотношений друг к другу.

Если осужденные обязаны быть вежливыми с сотрудниками, беспрекословно выполнять их указания, то сотрудники должны умело сочетать высокую требовательность с тактичным отношением к каждому осужденному. Таким образом, сотрудникам ИУ, наряду с уважением и вниманием в их взаимоотношениях с осужденными, необходимо быть доброжелательными, вежливыми и одновременно требовательными.

В качестве следующего необходимо выделить принцип уважения и соблюдения прав и интересов осужденных, акцента на общечеловеческие ценности при общении с ними.

данного принципа целесообразно раскрывать посредством смещения акцента с карательно-запретительных методов в работе с осужденными на психолого-педагогические, что может быть достигнуто путем: повышения дифференциации применения дополнительных ограничений и льгот осужденным в рамках имеющихся правоограничений, сопровождающих процесс исполнения наказаний; обеспечения гуманизации дисциплинарной практики; расширения взаимодействия со средствами массовой информации, общественными и благотворительными организациями, что позволит сформировать объективный положительный образ уголовно-исполнительной системы для обывателя.

Особое место занимает принцип создания ситуаций выбора в процессе отбывания наказания. В данном контексте под выбором мы понимаем реализацию осужденным возможности предпочтительного варианта проявления поведенческой активности.

Полагаем, что формирование ситуаций выбора должно осуществляться с учетом определенных условий: наличие нескольких векторов витальной активности; предоставление лицу определенной свободы выбора; ситуации выбора должны опираться на имеющийся индивидуальный опыт осужденного; наличие у осужденного готовности к выбору адекватной просоциальной поведенческой стратегии; целесообразность использования ситуации выбора относительно конкретного осужденного.

Таким образом, взаимоотношения сотрудника УИС со спецконтингентом должны быть основаны на психолого-педагогических базисах, в которых находят внешнее выражение моральные и этические нормы служебного поведения.

Литература:

  1. Белослудцев В. И. Основные направления воспитательной работы деятельности органов, исполняющих наказания // Вестник Шадринского государственного педагогического института. 2009. № 3 (3). С. 91–95.
  2. Жаворонкова О. М. Деловое общение // Известия Волгоградского государственного технического университета. Серия: Новые образовательные системы и технологии обучения в вузе. 2006. № 8. С. 117–118.
  3. Овчинников О. М. Ювенальная пенитенциарная преступность: современное состояние и перспективы ее оперативно-розыскного преодоления // Молодой ученый. 2015. № 12 (92). С. 607–609.
  4. Характеристика лиц, содержащихся в исправительных колониях для взрослых. URL: http://фсин.рф/statistics/ (дата обращения: 01.02.2019).

Основные термины(генерируются автоматически): осужденный, уголовно-исполнительная система, лишение свободы, сотрудник, взаимоотношение, исправительное учреждение, последнее время, принцип, ситуация, человеческое общежитие.

Источник: https://moluch.ru/archive/244/56388/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.