Процессуальные решения следователя

Статья 38 Уголовно-процессуального кодекса РФ в новой редакции с Комментариями и последними поправками на 2020 год

Процессуальные решения следователя

1.

Руководитель следственного органа уполномочен: 1) поручать производство предварительного следствия следователю либо нескольким следователям, а также изымать уголовное дело у следователя и передавать его другому следователю с обязательным указанием оснований такой передачи, создавать следственную группу, изменять ее состав либо принимать уголовное дело к своему производству; 2) проверять материалы проверки сообщения о преступлении или материалы уголовного дела, отменять незаконные или необоснованные постановления следователя ; 2.1) отменять по находящимся в производстве подчиненного следственного органа уголовным делам незаконные или необоснованные постановления руководителя, следователя (дознавателя) другого органа предварительного расследования ; 3) давать следователю указания о направлении расследования, производстве отдельных следственных действий, привлечении лица в качестве обвиняемого, об избрании в отношении подозреваемого, обвиняемого меры пресечения, о квалификации преступления и об объеме обвинения, лично рассматривать сообщения о преступлении, участвовать в проверке сообщения о преступлении ; 4) давать согласие следователю на возбуждение перед судом ходатайства об избрании, о продлении, об отмене или изменении меры пресечения либо о производстве иного процессуального действия, которое допускается на основании судебного решения, лично допрашивать подозреваемого, обвиняемого без принятия уголовного дела к своему производству при рассмотрении вопроса о даче согласия следователю на возбуждение перед судом указанного ходатайства ; 5) разрешать отводы, заявленные следователю, а также его самоотводы; 6) отстранять следователя от дальнейшего производства расследования, если им допущено нарушение требований настоящего Кодекса; 7) отменять незаконные или необоснованные постановления нижестоящего руководителя следственного органа в порядке, установленном настоящим Кодексом; продлевать срок предварительного расследования; 9) утверждать постановление следователя о прекращении производства по уголовному делу, а также об осуществлении государственной защиты; 10) давать согласие следователю, производившему предварительное следствие по уголовному делу, на обжалование в порядке, установленном частью четвертой статьи 221 настоящего Кодекса, решения прокурора, вынесенного в соответствии с пунктом 2 части первой статьи 221 настоящего Кодекса; 11) возвращать уголовное дело следователю со своими указаниями о производстве дополнительного расследования; 12) осуществлять иные полномочия, предусмотренные настоящим Кодексом.

2. Руководитель следственного органа вправе возбудить уголовное дело в порядке, установленном настоящим Кодексом, принять уголовное дело к своему производству и произвести предварительное следствие в полном объеме, обладая при этом полномочиями следователя или руководителя следственной группы, предусмотренными настоящим Кодексом .

3. Указания руководителя следственного органа по уголовному делу даются в письменном виде и обязательны для исполнения следователем. Указания руководителя следственного органа могут быть обжалованы им руководителю вышестоящего следственного органа.

Обжалование указаний не приостанавливает их исполнения, за исключением случаев, когда указания касаются изъятия уголовного дела и передачи его другому следователю, привлечения лица в качестве обвиняемого, квалификации преступления, объема обвинения, избрания меры пресечения, производства следственных действий, которые допускаются только по судебному решению, а также направления дела в суд или его прекращения. При этом следователь вправе представить руководителю вышестоящего следственного органа материалы уголовного дела и письменные возражения на указания руководителя следственного органа .

4.

Руководитель следственного органа рассматривает в срок не позднее 5 суток требования прокурора об отмене незаконного или необоснованного постановления следователя и устранении иных нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе досудебного производства, а также письменные возражения следователя на указанные требования и сообщает прокурору об отмене незаконного или необоснованного постановления следователя и устранении допущенных нарушений либо выносит мотивированное постановление о несогласии с требованиями прокурора, которое в течение 5 суток направляет прокурору .

5.

Полномочия руководителя следственного органа, предусмотренные настоящей статьей, осуществляют Председатель Следственного комитета Российской Федерации, руководители следственных органов Следственного комитета Российской Федерации по субъектам Российской Федерации, по районам, городам, их заместители, а также руководители следственных органов соответствующих федеральных органов исполнительной власти (при соответствующих федеральных органах исполнительной власти), их территориальных органов по субъектам Российской Федерации, по районам, городам, их заместители, иные руководители следственных органов и их заместители, объем процессуальных полномочий которых устанавливается Председателем Следственного комитета Российской Федерации, руководителями следственных органов соответствующих федеральных органов исполнительной власти (при соответствующих федеральных органах исполнительной власти) .

Источник: https://system-bryansk.ru/ugolovnyj-process/sledovatel-upk.html

Процессуальными решениями

Процессуальные решения следователя

ПОНЯТИЕ И СИСТЕМА СЛЕДСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИИ.

СООТНОШЕНИЕ СЛЕДСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ С ИНЫМИ

ПРОЦЕССУАЛЬНЫМИ ДЕЙСТВИЯМИ, ИНЫМИ СПОСОБАМИ

СОБИРАНИЯ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ, РОЗЫСКНЫМИ И

ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНЫМИ МЕРАМИ,

Процессуальными решениями

Собирание доказательств в российском уголовном судопроизводстве осуществляется дознавателем, следователем, прокурором и судом путем следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством (ч. 1 ст. 86 УПК).

Предварительное расследование осуществляется после принятия реше­ния о возбуждении уголовного дела, т.е.

после того как установлены доста­точные данные, указывающие на признаки преступления (основания к воз­буждению уголовного дела), поэтому, в отличие от проверки сообщений о преступлениях, деятельность в ходе предварительного расследования сопря­жена со значительными элементами государственного принуждения.

Отсюда следственные действия, ограниченный круг которых в исключительных слу­чаях (осмотр места происшествия, освидетельствование, назначение экспер­тизы) может осуществляться на стадии возбуждения дела, на стадии предва­рительного расследования составляют основное содержание способов соби­рания доказательств.

Итак, следственные действия – основной (хотя и не единственный) спо­соб собирания доказательств на стадии предварительного расследования.

Законодатель не дает четкого понятия следственных действий. Опреде­ление этой категории можно вывести посредством анализа ряда норм дей­ствующего уголовно-процессуального законодательства. О следственных дей­ствиях речь идет в п. 10 ст. 5 УПК, где дается понятие неотложных следствен­ных действий, в п. 32 ст. 5 УПК, определяющем понятие процессуальных дей­ствий, в ст.

38 УПК (Полномочия следователя), ст. 83 УПК (Протоколы след­ственных действий и судебного заседания как источники доказательств), ст. 86 (Собирание доказательств), ст. 152 УПК (в части производства следствен­ных действий не по месту производства предварительного следствия), ст. 157 УПК (Неотложные следственные действия), ст. 164 УПК (Общие правила про­изводства следственных действий), ст.

165 УПК (Судебный порядок получе­ние разрешения на производство следственного действия), ст. 166 УПК (Про­токол следственного действия), и некоторых других нормах уголовно-процес­суального законодательства.

Главы 24-27 УПК посвящены процессуальной регламентации некоторых действий, в ходе которых формируются доказатель­ства (осмотр, освидетельствование, следственный эксперимент, обыск, вы­емка, предъявление для опознания и др.).

Учеными до настоящего времени не выработано однозначного и бесспор-

ного понятия следственных действий. Посредством глубоких научных иссле­дований удалось выработать два основных взгляда на содержание понятия “следственные действия”. Первый – рассмотрение следственных действий в широком смысле, т.е.

следственным является любое действие, осуществля­емое следователем (дознавателем) на основе уголовно-процессуального за­конодательства.

Сущность второго подхода состоит в понимании следствен­ного действия как действия, предусмотренного уголовно-процессуальным законом и направленного на получение доказательств, т.е. как действия по­знавательного характера1.

Следует отметить, что ранее действовавшее уголовно-процессуальное законодательство (УПК РСФСР 1960 г.), предоставляло более широкую базу для неоднозначного толкования рассматриваемого понятия. Так, формули­ровка ряда норм УПК РСФСР (ст. 211, 311 и др.

) позволяла предполагать, что следственными действиями являются любые процессуальные действия сле­дователя (дознавателя), прокурора как направленные на собирание доказа­тельств, так и иные.

Новое уголовно-процессуальное законодательство по­зволяет более уверенно утверждать, что следственными действиями явля­ются лишь предусмотренные УПК действия, направленные на получение до­казательств. Согласно п. 32 ст. 5 УПК следственные действия наряду с судеб­ными являются лишь частью процессуальных.

Неотложные следственные действия также связываются законодателем с обнаружением и фиксацией следов преступления, а также доказательств, требующих незамедлительного закрепления, изъятия и исследования (п. 10 ст. 5 УПК). В соответствии с п. 3 ч. 2 ст.

38 УПК следователь самостоятельно принимает решения о производ­стве следственных и иных процессуальных действий (за исключением случа­ев, когда требуется согласие или санкция прокурора, а также судебное реше­ние), что свидетельствует о возможности осуществления следователем не только следственных действий. Статья 164 УПК (Общие правила производ­ства следственных действий) также дает основание рассматривать в каче­стве следственных действий лишь действия, направленные на собирание доказательств.

При этом следует иметь в виду, что термин “собирание доказательств” является условным. Следователь, дознаватель, прокурор и суд не собирают доказательства, существующие в готовом виде. Доказательств нет до тех пор, пока компетентное должностное лицо не выполнит всё предусмотренные за­коном действия по получению и фиксации сведений о фактах, т.е. не облечет сведения в процессуальную форму.

Следственные действия всегда являются действиями процессуальны­ми, т.е. предусмотренными уголовно-процессуальным законом. Законодатель (п. 32 ст. 5 УПК) определяет процессуальные действия как следе тонные, су-

1 См., об этом: Шейфер С.А. Следственные действия. Система и прОЦ«< I у.шьная фор­ма. М.,2001. С. 5 и др.

дебные или иные действия, предусмотренные УПК. Таким образом, не все процессуальные действия являются следственными. Ряд процессуальных (предусмотренных уголовно-процессуальным законом) действий не имеют непосредственной направленности на собирание доказательств и по этому признаку не относятся к числу следственных.

Так, основным назначением некоторых процессуальных действий является предоставление возможности реализовать права участникам судопроизводства (разъяснение прав участ­никам уголовного судопроизводства – ч. 1 ст. 11 УПК, назначение лица пере­водчиком – ст.

59 УПК, предъявление для ознакомления материалов дела потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, обвиняемому, защитнику – ст. 215-218 УПК и др.), другие процессуальные действия могут быть направлены на обеспечение нормального хода производства по делу (принятие дела к производству – ст.

156 УПК, соединение уголовных дел – ст. 153 УПК, выделение уголовных дел ст. 154 УПК и др.).

Вместе с тем, некоторые процессуальные действия могут иметь назна­чением формирование доказательств, однако при этом, следственными не являются. Согласно ст.

86 УПК собирание доказательств осуществляется в ходе уголовного судопроизводства дознавателем, следователем, прокурором и судом путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных уголовно-процессуальным законом.

Иначе говоря, позна­вательная направленность, направленность на собирание доказательств при­суща не только следственным, но и иным процессуальным действиям.

Обра­тившись к уголовно-процессуальному законодательству, можно сделать вы­вод, что сведения о фактах могут быть вовлечены в сферу уголовно-процес­суальных отношений и стать доказательствами посредством таких действий как требование, поручение, запрос должностного лица, осуществляющего производство по делу (ч. 4 ст.

21 УПК); принятие предметов и документов, представленных подозреваемым, обвиняемым, потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком и их представителями, а также защитником (ч. 2 и 3 ст. 86 УПК), требование производства документальных проверок и ревизий (ч. 1 ст. 144 УПК).

Однако в отличие от действий, предусмотренных главами 24-27 УПК, законодатель не предусмотрел процессуального порядка их производства.

Детальная процессуальная регламентация уголовно-процес­суальной деятельности (процессуальная форма) является важнейшей уголов­но-процессуальной гарантией, позволяющей добиваться решения задач уго­ловного судопроизводства наиболее оптимальными способами при условии обеспечения прав и свобод личности, участвующей в уголовно-процессуаль­ных отношениях. Поскольку уголовно-процессуальная деятельность во мно­гом связана с ущемлением прав и свобод (в том числе и конституционных) человека, процедура применения государственного принуждения в этих слу­чаях должна быть обязательно урегулирована федеральным законом. Отсут­ствие в законе детальной процедуры производства некоторых процессуаль­ных действий свидетельствует об ограниченной возможности применения в

ходе этих действии государственного принуждения.

Таким образом, предусмотренная уголовно-процессуальным законом процедура производства следственных действий и, как следствие сопряжен­ность последних с возможностью применения государственного принужде­ния, отличает следственные действия от иных процессуальных способов со­бирания доказательств.

Возможность применения государственного принуждения при производ­стве следственных действий не следует понимать упрощенно. При производ­стве некоторых следственных действий государственное принуждение состав­ляет часть процедуры получения доказательств (принудительный осмотр жилища, обыск, выемка, освидетельствование и др.

), другие следственные действия сопряжены с государственным принуждением лишь в части органи­зации следственного действия.

Так, например, проверка показаний на месте, следственный эксперимент, предъявление для опознания обеспечиваются государственным принуждением в части явки участников судопроизводства (привод), угрозой ответственности за невыполнение процессуальных обязан­ностей и др.

Наряду с термином “следственные действия” законодатель употребляет понятие “розыскные меры”, “розыскные действия” (п. 38 ст. 5, ч. 1 ст. 152, ч. 4 ст. 157). К сожалению, формулировки законодателя не позволяют дать ука­занным понятиям однозначное толкование.

Согласно п. 38 ст. 5 УПК розыскные меры – меры, принимаемые дозна­вателем, следователем, а также органом дознания по поручению дознавате­ля, следователя для установления лица, подозреваемого в совершении пре­ступления. Вряд ли верно, что розыскные меры определяются как применяе­мые только для установления лица, подозреваемого в совершении преступ­ления.

Розыскные меры – любые действия, направленные на розыск живых лиц, животных, предметов, документов, а также трупов. При этом правильнее вести речь о розыске уже установленных объектов. На наш взгляд, законода­тель без достаточных и объективных оснований ограничивает содержание розыскных мер лишь действиями, направленными на установление подозре­ваемого. Кроме того, по смыслу п. 38 ст.

5 УПК розыскными действиями мо­гут быть и следственные и иные процессуальные действия, а если рассмат­ривать вопрос еще более широко, то и действия, предусмотренные иными отраслями права (оперативно-розыскные, административные и иные меры).

Следственные действия могут рассматриваться как розыскные действия (меры), если их целью является поиск определенных объектов (живые лица, предметы, документы, животные, трупы), однако розыскные действия гораз­до более широкое понятие, чем следственные действия. В этой связи не впол­не корректной представляется формулировка ч. 1 ст.

152 УПК, где указывает­ся, что в случае необходимости производства следственных или розыскных действий не по месту производства предварительного расследования следо­ватель вправе произвести их лично либо поручить производство этих дей-

ствий соответственно следователю или органу дознания, который обязан вы­полнить поручение в срок не позднее 10 суток. Указанная норма дает основа­ние полагать, что следственные и розыскные действия самостоятельные и непересекающиеся понятия. Такой же (вряд ли верный вывод) можно сде­лать и анализируя ч. 4 ст. 157 УПК.

Согласно этой норме после направления уголовного дела, по которому производство предварительного следствия обя­зательно, прокурору орган дознания может производить по нему следствен­ные действия и оперативно-розыскные мероприятия только по поручению следователя.

Однако в случае направления прокурору уголовного дела, по которому не обнаружено лицо, совершившее преступление, орган дознания обязан принимать розыскные и оперативно-розыскные меры для установле­ния лица, совершившего преступление, уведомляя следователя о результа­тах.

Вряд ли законодатель позволяет органу дознания в последнем случае производить следственные действия по делу, не находящемуся у данного органа в производстве.

Действия, которые обязан осуществлять орган дозна­ния в случае передачи прокурору уголовного дела, по которому не обнаруже­но лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, не могут быть не только следственными, но и вообще процессуальными. В этой связи понят­но, когда некоторые авторы, комментируя уголовно-процессуальное законо­дательство, указывают на возможность проведения без поручения следова­теля по делам, по которым не установлено виновное лицо лишь оперативно-розыскных мероприятий1.

Принципиальная разница между следственными и оперативно-розыск­ными действиями. Согласно п. 361 ст.

5 УПК результаты оперативно-розыск­ной деятельности – сведения, полученные в соответствии с Федеральным законом “Об оперативно-розыскной деятельности” о признаках подготавли­ваемого, совершаемого или совершенного преступления, лицах подготавли­вающих, совершающих или совершивших преступление и скрывшихся от ор­ганов дознания, следствия или суда. Таким образом, оперативно-розыскные мероприятия осуществляются на основании иной нормативной базы (законо­дательство об оперативно-розыскной деятельности, ведомственные норма­тивные акты), иными субъектами (должностные лица, осуществляющие пред­варительное расследование не могут осуществлять по делу оперативно-ро­зыскные мероприятия), по порядку производства (следственные действия обеспечиваются рядом процессуальных гарантий, одной из которых является процессуальная форма, установленная законом уровня не ниже федераль­ного). Как следствие, различное значение имеют результаты следственных и оперативно-розыскных действий. В ходе следственных действий формиру­ются доказательства. Сведения, полученные в порядке, предусмотренном законом об оперативно-розыскной деятельности, сами по себе доказатель

Источник: https://poisk-ru.ru/s6961t13.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.