Процессуальные ошибки в уголовном деле

Самая полная инструкция по судебным и следственным ошибкам чтобы для того чтобы избежать уголовной ответственности

Процессуальные ошибки в уголовном деле
Юридическая энциклопедия “МИП” » Инструкции » по судебным и следственным ошибкам

Опыт нашей команды по судебным и следственным ошибкам чтобы для того чтобы избежать уголовной ответственности более 20 лет. Руководитель практики Захарова Е.А. Записаться на удаленную консультацию

Статья написана бывшим сотрудником аппарата прокуратуры РФ, младшим советником юстиции Сафроновым С.В.

Как бывший сотрудник уголовно-судебного отдела государственных обвинителей аппарата прокуратуры города Москвы, поддержавшего обвинение более чем по 1500 уголовным делам различных категорий, изучившего более 2000 уголовных дел перед направлением в суд на предмет следственных ошибок, предлагаю вам ознакомиться с сутью моей бывшей работы, уголовного процесса в целом, а также остановиться на ряде типичных ошибок, допускаемых следователями (дознавателями) в ходе производства предварительного расследования по уголовным делам.

После этого поговорим про вынесение судами незаконных и необоснованных приговоров, рассмотрим примеры.

Попробую изложить все простым языком, несильно углубляясь в тонкости юридической терминологии, чтобы было намного понятнее, что я хочу сказать.

Итак, всем известно, что УПК РФ устанавливает на всей территории РФ состязательный порядок уголовного судопроизводства. Что это значит? В процессе участвует две стороны – сторона обвинения, которая выступает против обвиняемого, и сторона защиты (в гражданском процессе, для сравнения, участвуют истец и ответчик).

Сторону обвинения представляет прокурор (помощник прокурора, заместитель прокурора), потерпевший, а сторону защиты – подсудимый и его адвокат. Адвокат, выступая как представитель подсудимого и его доверитель, подтверждает свои полномочия ордером и адвокатским удостоверением.

Каждая сторона во время судебного разбирательства представляет суду свои доказательства, заявляет отводы (самоотводы) участникам судебного процесса, протесты.

Обеспечение явки свидетелей (неявка свидетеля не рассматривается как отказ от дачи показаний) осуществляется государственным обвинителем, который, как правило, оформляет поручение следователям и сотрудникам оперативных подразделений.

 По окончании судебного процесса судья делает вывод о виновности или невиновности подсудимого, а также о правильности квалификации его деяний органами следствия и о наказании за совершенное преступление. Принятое судом решение может быть обжаловано в суде высшей инстанции.

Как показывает моя практика, если дело доведено до суда, подсудимый будет осужден в 90% случаев.

И лишь 10% остается на то, что в суде могут всплыть так называемые «подводные камни» (изменятся обстоятельства, истекут сроки давности, убеждения в виновности подозреваемого могут поменяться в силу собранных адвокатом доказательств, приглашение нового свидетеля и т.п.), и дело будет прекращено либо подсудимый будет оправдан.

Таким образом, напрашивается вывод – чтобы обвиняемый мог по максимуму обезопасить себя от возможного наказания и последующей судимости, добиться смягчения наказания, необходимо приложить максимум усилий в ходе предварительного расследование уголовного дела, то есть до суда.

Нужно заключить типовой договор (соглашение) с адвокатом на оказание юридической помощи, который включает в себя следующие примерные разделы, регулирующие отношения адвоката и клиента: предмет и порядок выполнения соглашения, срок действия соглашения, порядок его расторжения.

В содержании договора указываются дополнительные условия. оговоренные при заключении соглашения, адреса и реквизиты сторон. Услуги адвоката оплачиваются непосредственно при заключении соглашения.

Если адвокат участвует в уголовном процессе по назначению суда (а не по договору), то процессуальные издержки ему возмещаются.

И работа защитника должна начинаться не с момента возбуждения дела в отношении подзащитного, а уже в ходе проведения предварительной процессуальной проверки в порядке ст.ст. 144 – 145 УПК РФ.

Данная проверка заключается в собирании органом предварительного расследования различных данных (документов, вещей, опросов лиц, розыска свидетелей, потерпевших, пострадавших и т.д.

), на основании которых будет сделан вывод о необходимости возбуждения уголовного дела либо об отказе в возбуждении и непричастности подзащитного к инкриминируемому деянию.

Поэтому, в ходе данной проверки подозреваемому нужно давать пояснения только в присутствии защитника. Так вы сможете избежать давления со стороны органов следствия, которое имеет место при расследовании многих уголовных дел.

В некоторых случаях, когда доказательства практически отсутствуют, есть смысл воспользоваться ст. 51 Конституции РФ и вообще отказаться давать какие-либо пояснения.

По крайней мере, до консультации с вашим защитником не стоит давать пояснения по поводу даже явных недоразумений, исключающих ваше участие в конфликте, в результате которого возбуждено уголовное дело. 

Как показывает моя практика, порядка 30 процентов уголовных дел возбуждается именно на первичных показаниях потенциального подозреваемого. Особенно если человек ранее не попадал в подобную ситуацию и теперь ему нанесли визит сотрудники полиции, он обязательно растеряется.

Испытав психологическое давление (угрозы, оскорбления, клевета, шантаж, предложение сотрудничать со следствием, обещания не привлекать к ответственности и т.д.), человек принимает решение сознаться в преступлении, даже которого не совершал, но к которому привлекается как подозреваемый.

В будущем отказаться от показаний, изменить их очень сложно, а доказать факт применения незаконных методов расследования со стороны сотрудников полиции практически невозможно.

Именно поэтому, при возникновении такой непредвиденной ситуации как проведение в отношении вас процессуальной проверки незамедлительно обращайтесь за помощью к адвокату.

Это должен быть не начинающий адвокат, который недавно как студент защитил диплом и прошел преддипломную практику, услуги которого стоят недорого, а опытный адвокат, довольно известный, который может быть и не защищал знаменитостей и общественных деятелей, не имеет в своей практике так называемых “громких” дел, но который имеет обширную юридическую практику. Услуги опытного адвоката платные и гонорар немаленький, но нанимать стоит все же опытного правоведа, потому что качество оказываемых им услуг (защита обвиняемого в суде) намного выше. Узнать, сколько стоят услуги адвоката Вы можете посмотрев прейскурант с указанием цен (прайс-лист) на сайте адвокатского бюро. Стоит отметить, что нанятый Вами адвокат должен иметь узкую специализацию: это должен быть именно адвокат по уголовным делам, а не автоюрист/автоадвокат, адвокат по ДТП, семейный адвокат или адвокат по экономическим преступлениям. В данной ситуации — это крайне важно. Специфика ведения уголовных дел в судах общей юрисдикции и дел, касающихся  хозяйственной деятельности предприятий, в арбитраже различна.

Допуск адвоката в уголовное судопроизводство возможен с момента задержания подозреваемого, заключения под стажу или предъявления обвинения. Все необходимые процессуальные действия до возбуждения уголовного дела должны пройти под контролем вашего адвоката, который осуществляет сопровождение клиента и добивается прохождения данного этапа без нарушений закона.

Теперь рассмотрим ситуацию, когда уголовное дело уже возбуждено.

Начинается предварительное расследование с вынесения следователем постановления о возбуждении уголовного дела (далее – ВУД). Сразу оговоримся, что в случае несогласия с вынесенным постановлением последнее может быть обжаловано лицу, осуществляющему руководство следственного органа, прокурору либо в суд. Именно постановлением о ВУД открывается первая страничка уголовного дела.

Теперь рассмотрим типичные ошибки из моей практики, которые я и мои коллеги выявляли в этом процессуальном документе и которые могут повлиять на дальнейшую судьбу уголовного дела.

Так, часто следователь забывает ставить в документе дату и время его вынесения (либо ставится неверно), неправильно определяет квалификацию деяния, выносит постановление от имени другого лица, что являются грубейшими нарушениями.

  • 1) Неверное указание времени вынесения постановления повлекло его отмену прокурором.

Источник: https://advokat-malov.ru/voprosyi-i-otvetyi/instrukcii/po-sudebnym-i-sledstvennym-oshibkam.html

Техническая ошибка по уголовному делу в разъяснении Верховного суда РФ

Процессуальные ошибки в уголовном деле
15.04.2011 ТЕХНИЧЕСКАЯ ОШИБКА ПО УГОЛОВНОМУ ДЕЛУ В РАЗЪЯСНЕНИИ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ

Высшая судебная инстанция России сделала серьезное внушение людям в мантиях: явно небрежно сформированные материалы уголовных дел необходимо возвращать в прокуратуру в порядке положений ст. 237 УПК РФ. Этого разъяснения давно с нетерпением ждали представители стороны защиты в уголовном процессе.

Никто не вправе упрекать судью за строгое следование букве закона, ведь на кону, ни много ни мало, судьба конкретного человека.

На примерах конкретных уголовных дел Верховный суд РФ в последнем обзоре судебной практики указал, какие процессуальные решения следует принимать, когда обвинение сформировано “на скорую руку”. Основополагающая установка от высшей судебной инстанции – подобное нельзя игнорировать.

Одним из основных поводов для привлечения внимание к таким нарушениям стало дело гражданки, которая, по утверждению стороны обвинения, намеревалась подыскать убийц собственной матери.

В случае, если обвинение обоснованно, наказание должно быть неотвратимым и суровым.

Основной функцией суда и является тщательное, доскональное изучение и рассмотрение материалов, предоставленных стороной обвинения, с целью установить виновность либо невиновность.

Но даже внутреннее убеждение не может позволить следователю забывать о процессуальной стороне дела, о юридической и элементарной технической культуре процессуального производства.

Как судьям разбираться в таком деле, если процессуальные документы, имеющие силу доказательств, составлены небрежно? Как разъяснили в Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда России по уголовному делу вышеуказанной гражданки, основанием для возвращения уголовного дела прокурору судом, в том числе, явилось то обстоятельство, что ссылки на конкретные тома и листы уголовного дела не соответствовали реальной действительности.

В составленном следователем обвинительном заключении содержалось утверждение о некоторых исключительно важных и основных доказательствах, которые, как выяснилось в стадии рассмотрения дела судом первой инстанции, в материалах дела попросту отсутствовали. Следователь предлагал суду поверить ему на слово, так как в противном случае следовало бы считать, что он их банально выдумал.

Вероятно, и скорее всего, следователю просто не хватило времени или профессионализма, чтобы грамотно и в соответствии с нормами УПК РФ выполнить свою работу, либо доказательства были утеряны вследствие преступной халатности и следователь пытался скрыть указанный факт, не обращая на него внимания: ни своего, ни непосредственного руководителя, ни прокурора. Только суд 1-й инстанции, которому уголовное дело поступило на рассмотрение, смог разобраться и заметить это существенное несоответствие.

Утрата доказательств органом следствия

Например, согласно содержанию обвинительного заключения вещественными доказательствами по этому делу были признаны два листа бумаги с составленными обвиняемой собственноручными записями.

Как утверждал следователь, в одной из записок “неблагодарная” (по мнению государственного обвинения) дочь своей рукой написала инструкции подысканным ею преступникам: где проживает ее мать, где именно работает, где особенно часто и преимущественно бывает, какой у нее сложился бытовой график.

Второй документ, как утверждал горе-следователь, был ее распиской в которой она обязалась уплатить долг в размере тридцать тысяч рублей за оказанную ей услугу – убийство собственной матери. На первый взгляд, доказательства неопровержимые. Их следовало бы изучить самым внимательным образом, но сделать это оказалось затруднительно.

Как утверждал следователь в обвинительном заключении, указанные документы должны находиться в сформированных материалах этого же уголовного дела – в конкретном томе и на конкретном листе дела.

Но когда рассматривающий дело судья открыл для изучения нужную страницу, то обнаружил, что там содержится только постановление о приобщении к уголовному делу указанных расписок и записей в качестве вещественных доказательств.

А это, как говорится, две большие разницы: само доказательство и лишь сведения о таковом.

Упомянутых бумаг федеральный судья в деле не обнаружил: ни на указанных страницах, ни в материалах уголовного дела вообще.

Да и в целом составленное следователем и утвержденное прокурором обвинительное заключение содержало в себе множество противоречий. Поэтому судьей было принято решение о возвращении уголовного дела, говоря обывательским языком, на доработку. И такие решения должны приниматься в каждом подобном случае.

Прокуратура, как представитель государственного обвинения, пыталась постановление судьи обжаловать.

В кассационной представлении государственный обвинитель указывал, что все якобы допущенные следователем ошибки – “технические”, их возможно исправить непосредственно в процессе. Однако Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ назвала все эти доводы-оправдания необоснованными.

В данном случае речь идет о существенных для дела обстоятельствах – ключевых доказательствах, допустимость которых в порядке ст.

75 УПК РФ оспаривалась стороной защиты в суде 1-й инстанции”, – говорится в определении.

Суд, обоснованно признал выявленные нарушения существенными, неустранимыми, препятствующими рассмотрению дела судом, и принял легитимное решение о возвращении уголовного дела прокурору.

Плачевность ситуации в том, что в последнее время документы с ошибками, опечатками в материалах большинства уголовных дел буквально преобладают над процессуальными документами, составленными без нарушений. Можно, конечно, обвинять за такое положение вещей, в том числе, и постоянно развивающиеся информационные технологии.

Кем-то точно подмечено, что компьютер способствует потере концентрации и внимания порой даже у настоящих профессионалов. Однако, правовую дисциплину и процессуальную грамотность в правоохранительных структурах, регламентируемые уголовно-процессуальным законодательством, никто для них не отменял.

Так называемый обвинительный уклон, по мнению многих юристов и практиков, и научных светил, как раз и начинается с того, что суды “закрывают глаза” на подобные “технические” оплошности.

Один раз не усмотрел нарушения и не принял процессуальных мер за допущенную следствием ошибку, второй раз “закрыл глаза” на недостатки, не признав их существенными и грубыми, и в конце-концов такое попустительство порождает системную проблему – безответственность и уверенность в собственной безнаказанности.

Какое количество якобы незначительных технических ошибок трансформировалось в ошибки судебные, сейчас невозможно установить.

Потому высший орган судебной власти страны еще раз обратил внимание на давно требовавшую огласки проблему. При этом грубо ошибаются не только расследовавшие уголовные дела следователи, но и специалисты, которым по долгу службы не допустимо ошибки допускать – судебные эксперты.

Техническая ошибка в заключении судебного эксперта

Судебная коллегия Верховного суда привела в пример уголовное дело, когда в заключениях произведенных судебно-медицинских экспертиз, как выяснилось, оказались банально перепутаны данные потерпевших – их фамилии.

Как по одному из уголовных дел утверждало государственное обвинение, обвиняемый совершил убийство двух лиц. Судебные эксперты-медики, исследовав тела, не удостоверились в личностях потерпевших, не установили, где кто, и в выводах заключения каждому из них приписали чужую причину смерти.

“В заключении судебной медицинской экспертизы в отношении каждого потерпевшего были указаны те телесные повреждения, которые фактически были обнаруженные экспертами при исследовании на теле другого, и, соответственно, была указана причина смерти одного из них, в качестве причины смерти другого, – говорится в определении судебной коллегии, “- и “наоборот”.

Но храм правосудия не то место, где можно без последствий так “жонглировать” с фамилиями потерпевших и причиной их смерти.

И в этом случае уголовное дело правомерно было в порядке ст. 237 УПК РФ возвращено утвердившему обвинительное заключение прокурору – для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Основание отмены приговора или техническая ошибка

Адвокат по уголовным делам Московской коллегии адвокатов Владимир Романов полагает, что “выход в свет” указания Верховного Суда, к сожалению, не будет означать, что все судьи всех судов России станут беспрекословно его исполнять.

Ведь и раньше обзоры судебной практики высшего судебного органа периодически публиковались в СМИ и систематически передавались в суды всех уровней для использования на практике.

Пленумом Верховного Суда РФ принимались постановления по конкретным категориям уголовных дел, по конкретным процессуальным ситуациям. Как свидетельствует реальность – этого было недостаточно.

Причем, указанные рекомендации не выполнялись не только нижестоящими судами, но и судьями Верховного Суда, рассматривавшими доводы надзорных жалоб.

Как правило, по надзорной жалобе, состоящей из 20 пунктов о грубых нарушениях УПК РФ, допущенных органами предварительного расследования и нижестоящими судами и подкрепленных ссылками на постановления Пленума ВС РФ, приходит “отписка” объемом 1-2 страницы.

Судьи высшего судебного органа, которым по статусу положено обосновывать и мотивировать, ограничиваются дежурными фразами: нарушений не установлено, допущена техническая ошибка … не утруждая себя подробным анализом и убеждением заявителя в том, что он ошибается и его требования необоснованны. Такова судебная “тактика” уголовного судопроизводства.

Как раз с такой “скрытности” и начинаются слухи о коррупции в судебной системе. Сложно представить, что все судьи России станут вдруг внимательными и чуткими к нарушениям, допущенным стороной обвинения и судом. Остается только в это верить …

Результат деятельности адвоката по уголовным делам напрямую зависит от соблюдения судьями не только норм уголовно-процессуального законодательства, но и рекомендаций высшего судебного органа страны, основанных на реальной судебной практике.

Символично, что указанное постановление Верховного Суда было принято 06 апреля 2011 года, а 07 апреля по одной из моих надзорных жалоб было принято решение об отказе в истребовании дела.

Ситуация, предложенная мной к исследованию судом, в чем-то схожа с указанной выше: для экспертного исследования следователем предоставлена женская куртка, исследуется пиджак, о котором в уголовном деле нет ни единого упоминания и именно на нем обнаружена кровь потерпевшего, а в выводах указано, что кровь обнаружена на женской куртке.

Это лишь одно из 15 указанных мной подобных нарушений.

Получается, что на одном этаже ВС РФ указания дают, а на другом их грубо игнорируют. Чего же стоит ожидать от судей, которые практикуют за пределами здания Верховного Суда, а тем более, не в Москве” – добавил защитник.

Полный список новостей»

Источник: https://www.advokat-romanov.com/main/%20news?id=20

Технические ошибки следствия прощать нельзя: Верховный суд РФ

Процессуальные ошибки в уголовном деле

Твиты пользователя @Prisonlife_ru

  • ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ ФО
  • ПРИВОЛЖСКИЙ ФО
  • СЕВЕРО-ЗАПАДНЫЙ ФО
  • СЕВЕРО-КАВКАЗСКИЙ ФО
  • СИБИРСКИЙ ФО
  • УРАЛЬСКИЙ ФО
  • ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ФО
  • ЮЖНЫЙ ФО
  • Даже в объемных делах непростительны “технические ошибки”, из-за них неграмотному прокурору придется везти дело назад.
    Высшая судебная инстанция сделала серьезное внушение людям в мантиях: небрежно составленные уголовные дела надо возвращать в прокуратуру, и это правильно.
    Никто не должен наказывать судью за буквоедство, ведь решается, ни много ни мало, судьба человека.На конкретных примерах Верховный суд России показал в свежем обзоре судебной практики, как надо поступать, когда обвинение подготовлено тяп-ляп. установка от высокой инстанции – нельзя закрывать глаза на такое.Одним из поводов для разъяснения стало дело некой гражданки Б., которая, по мнению обвинения, пыталась нанять убийц для собственной матери.Если слова обвинения – правда, прощать такое нельзя. Суд для того и нужен, чтобы досконально разобраться в деле. Но человеческая правота не дает следователю права забывать о правоте юридической и элементарной культуре делопроизводства.Как разобраться в деле, если материалы составлены неряшливо? Как рассказали в Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда, ссылки на тома и листы уголовного дела не соответствовали действительности. В обвинительном заключении говорилось о каких-то доказательствах, которые, как выяснилось, в материалах дела отсутствовали. Либо следователь предлагал верить ему на слово, либо попросту выдумал доказательства. Скорее всего, ему банально не хватило времени или профессионализма, чтобы грамотно выполнить свою работу.Например, согласно обвинительному заключению, вещественными доказательствами по делу были два листа с записями обвиняемой. Как заверял следователь, в одной из бумаг “неблагодарная” (по мнению обвинения) дочь своей рукой написала подсказки потенциальным преступникам: где живет ее мать, где работает, где часто бывает, какой у нее график.Другая бумага, как утверждал следователь, была распиской Б. в том, что она обязуется уплатить долг в размере 30 тысяч рублей за оказанную ей услугу – убийство матери. Вроде бы доказательства сильные. К ним надо бы пристально присмотреться, однако сделать это оказалось невозможно.Обвинительное заключение указывало, что такие документы находятся в материалах дела – первом томе на листе дела № 165. Но когда судья открыл нужную страницу, увидел, что там находится постановление о приобщении к уголовному делу этих листов в качестве вещественных доказательств. А это, как говорится в народе, две большие разницы.Упомянутых бумаг судья в деле так и не нашел.Да и в целом обвинительное заключение содержало немало противоречий. Поэтому суд вернул дело, говоря простым языком, на доработку. И так должно быть с каждым.В свою очередь прокуратура пыталась опротестовать такое решение.В кассационной инстанции обвинитель заявил, мол, все ошибки – технические, их легко исправить прямо в процессе. Однако Верховный суд назвал эти доводы несостоятельными.- В данном случае речь идет о значимых для дела доказательствах, допустимость которых оспаривалась защитой в суде первой инстанции, – говорится в документе Верховного суда России. – Суд, обоснованно признав нарушения существенными, правомерно возвратил уголовное дело прокурору.Подробности – в определении № 4-О10-164. Беда в том, что в последнее время ошибки, опечатки в материалах уголовных дел стали буквально общим местом. “Благодарить” за это надо в том числе и информационные технологии. Давно подмечено, компьютер расслабляет порой даже завзятых профессионалов. Хотя дисциплину и грамотность в правоохранительных органах никто не отменял.Пресловутый обвинительный уклон, по мнению многих экспертов, как раз и начинается с того, что суды прощают следствию такие вот “технические” помарки. Здесь не стал придираться за ошибку, там закрыл глаза на помарки, а в итоге упустил что-то важное.Сколько грамматических ошибок переросло в ошибки судебные, можно ли подсчитать?Поэтому высшая судебная инстанция еще раз обратила внимание на проблему. Причем ошибаются не только следователи, но и люди, которые, казалось бы, по определению должны быть эталоном грамотности – судебные эксперты.Верховный суд привел в пример дело, когда в актах судебно-медицинских экспертиз оказались перепутаны фамилии потерпевших.Некий обвиняемый К. убил двух человек, они фигурируют в обзоре как М. и А. Судебные эксперты, исследовав трупы, не разобрались, где кто, в итоге каждому приписали чужую смерть.- В акте судебно-медицинской экспертизы в отношении М. указаны телесные повреждения, фактически обнаруженные экспертом на теле А., и, соответственно, указана причина смерти А. как причина смерти М., – говорится в документе высшей судебной инстанции, – и наоборот.Но суд не то место, где можно так “шутить” с фамилиями и смертями.Дело было возвращено прокурору – для устранения препятствий его рассмотрения судом. Определение № 58-О10-81.Кстати, по данным Судебного департамента при Верховном суде России, судами областного звена всего за полгода было возвращено прокурорам в порядке статьи 237 Уголовно-процессуального кодекса 93 дела, это примерно 5 процентов от общего числа оконченных производством дел. Иными словами, каждое двадцатое дело, прибывшее в региональный суд, было невозможно рассматривать по причине его плохой подготовки.А районные суды вернули прокурорам за то же время почти 7 тысяч уголовных дел.

    Российская газета №5448
    06.04.2011

    ПОДЕЛИТЬСЯ НОВОСТЬЮ

    Интересное в сети

    Загрузка. Пожалуйста, подождите…

    Источник: http://prisonlife.ru/analitika/902-tehnicheskie-oshibki-sledstviya-proschat-nelzya-verhovnyy-sud-rf.html

    Причины ошибок в уголовном судопроизводстве

    Процессуальные ошибки в уголовном деле

    Стремление свести к минимуму допускаемые в уголовно-процессуальной деятельности ошибки обязывает исследователя рассмотреть причины этих ошибок[171].

    Правоведы, чьи научные труды были связаны с проблемами качества предварительного расследования, его недостатками, допускаемыми нарушениями законности, всегда каким-то образом касались вопросов о причинах низкого качества следствия, об условиях, которые способствуют этим недостаткам, нарушениям законов и т.п.

    О причинах ошибок, особенно судебных, высказывается С.А. Пашин, один из авторов современной судебной реформы в России и инициаторов введения суда присяжных. По его мнению, в Российской Федерации со стороны судейского руководства проводится авторитарная кадровая политика, делающая судью зависимым, прежде всего, от председателя суда.

    Положиться на внутрисудебные механизмы выявления ошибок, то есть пересмотр приговоров вышестоящими инстанциями, можно лишь при условии независимости судей, их профессиональной, нравственной и культурной компетентности. В идеале суд должен быть инструментом гражданского общества, а не государства.

    Данные условия в России, где суд встроен во властную вертикаль, не выполняются. Отсутствуют и другие действенные механизмы выявления и исправления судебных ошибок; судебный надзор ненадежен и выборочен.

    Незначительное количество из числа допускаемых в России судебных ошибок исправляются благодаря настойчивости заинтересованных лиц, усилиям правозащитников и решениям Европейского Суда по правам человека[172].

    В.И. Власов по-своему рассматривает причины следственных ошибок, называя среди них следующие:

    а) низкий уровень деловых качеств следователя;

    б) отсутствие должных политических, моральных, а также некоторых специальных, необходимых для профессии следователя качеств, их недостаточное развитие;

    в) организационные недостатки, перегрузки в работе следователя.

    Кроме того, он выделяет условия, способствующие совершению следственных ошибок:

    – недостатки в осуществлении прокурорского надзора;

    – недостатки участия адвокатов в предварительном расследовании[173].

    Однако это лишь беглый взгляд на сложную проблему причин следственных ошибок в уголовном судопроизводстве.

    Множество причин, каждая из которых в отдельности, безусловно, правильная, выделяют Л.Д. Калинкина и А.А. Ширванов, изучавшие существенные нарушения уголовно-процессуального закона[174].

    На наш взгляд, наиболее полно, логично и научно обоснованно дана характеристика причин следственных ошибок в исследованиях, проведенных в 80-е годы учеными-процессуалистами ВНИИ Генеральной прокуратуры СССР, которые ранжировали все многообразие этих причин по схеме – «дело – следователь – следственный аппарат»[175]:

    непосредственные причины, которые характеризуют недостатки в расследовании конкретных дел (первый уровень причин);

    причины следственных ошибок, связанные с деятельностью следователя: с личностью следователя (субъективные причины) и условиями, в которых осуществляется данная деятельность (объективные причины) – эти субъективные и объективные причины составили второй уровень причин, или «причины причин первого уровня»;

    факторы, обуславливающие причины первого и второго уровней и связанные с условиями деятельности органов предварительного расследования в целом в России (третий уровень причин).

    Классификация причин следственных ошибок по схеме – «дело – следователь – следственный аппарат» позволяет глубоко их исследовать, а, самое главное, научно обосновать рекомендации по нейтрализации действия данных причин.

    Проведенное в конце 80-х – начале 90-х годов исследование ВНИИ Генеральной прокуратуры СССР причин следственных ошибок не потеряло своей актуальности. Более того, по схеме – «дело – судья – судебная система» можно и нужно, на наш взгляд, рассматривать и анализировать причины судебных ошибок.

    Актуальной является данная еще в конце прошлого столетия А.Б. Соловьевым, М.Е. Токаревой, А.Г. Халиулиным, Н.А.

    Якубович образная характеристика ситуации в стране, в которой функционирует следственный аппарат и судебная система: «Нельзя не учитывать, что в последние годы в связи с изменением социально-экономического строя, перераспределением собственности, обнищанием значительной части населения серьезно изменилась криминальная обстановка в стране. Эти годы характеризуются появлением новых, представляющих значительную общественную опасность, трудных для раскрытия и расследования преступлений в экономике и банковской сфере, размахом коррупции и организованной преступности, широким использованием в преступной деятельности оружия и технических средств, распространенностью насилия по отношению к участникам уголовного судопроизводства»[176].

    Рост и усложнение структуры преступности, многократное повышение профессионализма, технической оснащенности, вооруженности преступников и их сообществ только в последние годы стали получать относительно адекватную реакцию со стороны государства.

    В России создана новая полиция, в том числе военная; упразднены и переданы в ведение МВД госнаркоконтроль и миграционная служба; сформирована национальная гвардия; функционирует новое, вне структуры прокуратуры, следственное ведомство – Следственный комитет Российской Федерации.

    Среди обсуждаемых новелл – движение к созданию единого следственного ведомства в России; реформа ФСБ: предполагается создание на базе этой службы Министерства безопасности, включающего в себя, помимо структур ФСБ, Службу внешней разведки и Федеральную службу охраны; и др.

    Улучшается бытовое, материально-техническое и кадровое обеспечение судов и правоохранительных органов.

    В то же время нельзя признать во всем положительной деятельность судов и правоохранительных органов в целом.

    Ошибки в их деятельности обусловлены целым комплексом обстоятельств, без выяснения и нейтрализации которых нельзя надеяться на серьезное улучшение качества и повышение эффективности предварительного расследования и судебного разбирательства по уголовным делам.

    В контексте многоуровневого подхода к анализу причин ошибок в настоящем исследовании мы без излишней детализации обозначим эти причины, останавливаясь лишь на тех из них, которые, на наш взгляд, заслуживают особого внимания, так как полные характеристики и анализ всех причин следственных и судебных ошибок не являются предметом нашего исследования и заслуживают отдельной глубинной научной разработки.

     «Первый уровень» – непосредственные причины ошибок характеризуют недостатки по уголовным делам.

    Непроведение или ненадлежащее проведение необходимых следственных (судебных) или иных процессуальных действий.

    Игнорируя требования уголовно-процессуального законодательства и криминалистические рекомендации методик расследования отдельных видов преступлений, следователи не всегда в необходимых случаях проводят по уголовному делу судебные экспертизы, проверки показаний на месте, приобщают вещественные доказательства и документы, ненадлежащим образом проводят осмотры места происшествия, первоначальные допросы подозреваемых и свидетелей и др.

    Следует обратить внимание, что в настоящее время, практически, две трети уголовных дел рассматривается судами в порядке особого судопроизводства.

    Соответственно, судебное следствие по этим делам не проводится.

    Таким образом, в полном объеме выявить ошибки предварительного расследования проблематично, и в результате этого не исключается латентность следственных ошибок по делам, рассмотренным в особом порядке.

    По делам, где судебное следствие присутствует, не всегда допрашиваются в суде необходимые участники процесса, так как суд очень часто в последнее время оглашает в суде показания свидетелей и потерпевших, данные ими на предварительном расследовании; стороны и суд, практически, не проявляют инициативы и не исследуют вещественные доказательства (они не доставляются из камер хранения вещественных доказательств, особенно это характерно для уголовных дел о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств) и т.д.

    Существенные недостатки в планировании, организации расследования уголовных дел, в выдвижении и проверке версий.

    К сожалению, как и в прежние годы по значительному количеству уголовных дел ход расследования представлен следующей картиной: «поверхностные, лишенные логической связи, непоследовательные первоначальные действия; порой своего рода штурмовщина, когда в течение дня протоколы допросов составляют одновременно несколько следователей и работников дознания, порой неоправданные паузы, когда в течение нескольких дней по делу ничего не предпринимается; противоречия, возникающие в материалах дела, своевременно не устраняются; свидетели, явно необходимые в первый же день, допрашиваются гораздо позже, когда они уже многого не помнят и т.д.

    Встречается и другое. В результате энергичных первоначальных следственных действий или благодаря стечению обстоятельств, быстро обнаружен подозреваемый. Казалось бы, следствие на прямом пути к истине. Но тут расследование утрачивает темп и активность, с большим интервалом выполняются третьестепенные следственные действия.

    И вот обвиняемый свои показания изменяет, появляются свидетели, подтверждающие алиби, всплывают версии, ранее не учтенные, а теперь уже не поддающиеся проверке, и путь расследования, сначала казавшийся таким надежным, превращается в трясину.

    Причина подобных осложнений и неудач в недостатках планирования и организации расследования»[177].

    Изучение протоколов судебных заседаний показывает, что и планирование судебного производства имеет явные дефекты, так как, подчас, судебные заседания многократно откладываются и переносятся по различным причинам, безусловно, достаточно часто не зависимым от суда (занятость адвокатов в других процессах, неявка свидетелей и др.), свидетели допрашиваются по нескольку раз и т.п. А ведь четкая организация судебного разбирательства по уголовному делу способствовала бы уменьшению количества ошибок, которые допускаются судом.

    Дата добавления: 2018-11-24; просмотров: 237;

    Источник: https://studopedia.net/10_45104_prichini-oshibok-v-ugolovnom-sudoproizvodstve.html

    Виды судебных ошибок в уголовном процессе

    Процессуальные ошибки в уголовном деле

    Существующие нормы Уголовного кодекса позволяют в достаточной степени квалифицировать совершённые преступные действия, определить степень виновности, избрать меру наказания. В то же время статистика показывает, что лица, совершающие преступления, во многих случаях, не в состоянии оценить фактическую меру ответственности, ошибаясь в характеристиках содеянного.

    Многоканальная бесплатная горячая линияЮридические консультации по уголовному праву. Ежедневно с 9.00 до 21.00Москва и область: +7 (495) 662-44-36Санкт-Петербург: +7 (812) 449-43-40

    Уголовно-правовое значение ошибки

    Ошибка в уголовном праве – представляет собой неверную оценку лицом, совершающим противоправные действия, сопутствующих обстоятельств, которые их характеризуют и определяют степень опасности для общества, или их юридическое значение.

    Специалисты, изучая теоретические основы уголовного права, в том числе и зарубежного, до настоящего времени не могут прийти к единому мнению об упорядочении видов ошибок.

    [bold]Предлагаются различные варианты, их анонс представлен следующими оценками:[/bold]
    • действий по степени опасности для общества;
    • сопровождающим преступное деяние обстоятельствам;
    • факторам юриспруденции (правовые ошибки);
    • по предметности (юридической или фактической);
    • обстоятельств возникновения (извинительная или иная);
    • степени значения (существенная или нет);
    • социальной и психологической характеристике.

    Интерес к определению и квалификационным подходам со стороны правового научного социума объясняется тем, что характеристики определённой ошибки могут существенно влиять на выяснение субъективности совершённых преступных действий.

    Одновременно, положения статьи 5 УК РФ закрепили принцип, в соответствии с которым, лицо может преследоваться уголовным правом за действия (бездействие), содержащие опасность для общества или приведшие к опасным общественным последствиям, после установления признаков вины. Оценке подлежит не только физические действия, но активность психологического характера и субъективное суждение об обстоятельствах преступления.

    Исходя из этого, сегодня принята за основу классификация не только разделяющая мнения большинства теоретиков права, но и практически применяемая – в зависимости от ошибочного мнения лица о трактовке признаков преступления. Она использует понятия юридической и фактической ошибки в уголовном праве.

    Юридическая ошибка

    Неправильная оценка лицом, совершившим преступные действия правовых последствий и их сущности, носит название – юридическая ошибка.

    [bold]В правовой практике следующие виды ошибок такого характера подразделяются следующим образом:[/bold]
    1. Оценка уголовно-правового запрещения. Лицо, совершающие определённые действия неверно оценило их классификацию. Считало, что по нормам уголовного права они не подлежат наказанию, а по закону являются преступлением. Это не вписывается в схему обстоятельств, исключающих умышленную вину. Они не считаются непониманием общественной опасности производимых действий, служить оправданием уголовно-наказуемому деянию не могут.
    2. Мнимое преступление. Кратко представляет собой неправильную оценку совершённых лицом действий, классифицируя их как преступление, но законом к таковым они не относятся. В таких случаях в действиях отсутствуют признаки опасности для общества, не усматривается преступность деяния, поэтому уголовное преследование исключается. Пример: не может считаться уголовно-наказуемым деянием «похищение» подлежащих утилизации и выброшенных покрышек от колёс машины из-за их длительного срока службы (отсутствует объект посягательств).
    3. Неверная оценка последствий юридического характера. Лицо, совершившее преступные действия, не смогло провести их правильную квалификацию, а именно: вид, срок наказания, объем материальной ответственности за деяние. Подобные ошибки не оказывают влияния на определение вины, а также предусмотренную законом ответственность.

    Наличие ошибочных суждений, может в той или иной степени оказать влияние на квалификационные признаки совершённых преступных действий тем, что они являются субъективными объектом, определяющим волевые и мыслительные характеристики

    Фактическая ошибка

    К этой классификации ошибок относят неверную оценку лица действительного содержания признаков, представляющих предмет и объективную сторону преступных действий. Её разделяют на существенную и не являющуюся таковой. При существенности ошибки (юридически значимых признаков преступления) происходит корректировка характера деяния и меры ответственности за произведённые действия.

    [bold]К таким ошибкам относят:[/bold]
    1. Ошибка в объекте посягательств. Объект в отношении которого нанесён ущерб, ошибочно признан виновником целью преступных действий, но фактически он отличен от являющегося мотивацией преступления. Например: преступник проник в аптечный магазин, чтобы украсть лекарства, содержащие наркотический компонент. Таблицей препаратов не располагал. Ошибся и фактически украл иной препарат. Квалифицируя данное преступление, учитывают, что оно было доведено до конца, а умысел свидетельствует о покушении на наркотические препараты. Таким образом, лицо подлежит уголовной ответственности именно за покушение на кражу лекарств, содержащих наркотики. При вскрытии данных ошибок квалификация проходит к каждому случаю индивидуально.
    2. Ошибочное определение личности пострадавшего. Предметом ошибки является причинение вреда лицу, не являющемуся определённой заранее жертвой преступления. Такая ошибка не вносит поправок в виновность и квалификационные качества преступления, если предполагаемая жертва не относится к разряду особенных признаков преступления. Например: несовместимые с жизнью повреждения получило частное лицо, а намерения предполагали совершить преступление в отношении государственного деятеля, с целью прекращения выполнения им полномочий.
    3. Выбор средства для преступного действия. Сутью ошибки представлено использования для преступления иного, чем запланированного способа или предмета его совершения. При уголовно-правовой квалификации учитывается, совершалось ли преступление «ничтожными средствами» (для убийства использовались молитвы, обряды) или заменён предмет преступления (кухонный нож на кинжал).
    4. Причинно-следственная связь. Для квалификации преступления ничтожно осознание преступником связи между его действием (например, удар ножом человека) и наступление последствий (смерть потерпевшего). Ошибка может учитываться только при наличии психических расстройств у преступника, установленных определённых законном, путём.

    В настоящее время уголовное законодательство страны не имеет разделов, закрепляющих определение и значащую роль ошибки.

    Но обсуждение норм уголовного законодательства и работа по внесению поправок касается, в том числе возможности включения этих положений в будущем.

    Примеры из практики

    Практика производства дел по уголовно-наказуемым деяниям свидетельствует о том, что их квалификация производится с учётом совокупности обстоятельств, включая признаки ошибок, например:

    1. Разновидность ошибочного суждения об объекте преступления. Гражданин А даёт взятку руководителю частной компании (гражданин Б), предполагая, что она окажется в руках представителя власти (сотрудника государственных структур) – преступление будет классифицироваться как взятка должностному лицу по 291 статье УК.
    2. Гражданин С. украл у гражданина Ц. огнестрельное оружие, считая преступлением кражу. Но ошибочно не оценил ответственность за посягательства на общественную безопасность. Этот факт можно отнести к юридической ошибке и ответственность на него будет возложена по статье 226 УК.
    3. Гражданин И., пугая гражданина Ю., приставил к нему огнестрельное оружие, будучи уверенным, что оно без патронов. После нажатия на спусковую скобу был произведён выстрел, нанесший тяжёлое ранение. Это может означать, что ошибка оценки обстоятельств исключает умысел на убийства, а является следствием халатного отношения. Гражданин И. был привлечён к ответственности за вину по неосторожности.
    4. Граждане К. и Л. возвращались из кафе, где распивали спиртные напитки. По пути повздорили. Гр. К. нанёс Л. множественные ранения шилом в область головы и шеи. Уверенный в том, что он совершил убийство, для его сокрытия бросил Л. в озеро. Проведённая экспертиза судебным врачом показа, что смерть Л. наступила от попадания воды в лёгкие. Гражданин К. осуждён за преднамеренное убийство. Налицо ошибка неправильного восприятия причин и последствий события.

    Одной из задач судопроизводства по уголовным делам является гарантия законности принятых решений и соблюдение норм права.

    Исключение проблемы выявления ошибки на любом этапе процессуальных действий позволяет принять своевременные меры к её устранению в виде изменения меры пресечения, прекращения производства уголовного дела, вынесение оправдательного приговора судом.

    Источник: https://ugolovnoe.com/pravo/kodeks/oshibki

    Поделиться:
    Нет комментариев

      Добавить комментарий

      Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.